После дождя

По́сле дождя́ — момент времени, когда любой дождь, будь он затяжной или кратковременный, заканчивается и возобновляется нормальный процесс жизни, а также занятия и дела, прерванные дождём. Момент окончания дождя часто воспринимается как эмоциональный подъём и обновление в природе или жизни, «омытой» атмосферной влагой.

Май. После дождя

В афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

В тот же день начались допросы и казни, и вокруг Саратова, словно грибы после дождя, вырастали виселицы.[1]

  Андрей Зарин, «Кровавый пир», 1901
  •  

После дождя выползут улитки,
мы их с кустов соберем...[2]

  Илья Эренбург, «Дождик гадкий идет да идет...», 1913
  •  

Сладко после дождя теплая пахнет ночь...[3]

  Владислав Ходасевич, «Сладко после дождя теплая пахнет ночь...», 8 января 1918
  •  

А когда вышли после дождя, они увидели невероятное. Прибрежная полоса была усыпана металлическими деньгами старой чеканки.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том первый), 1991

После дождя в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Вот умерло срубленное дерево, оно вянет, гниет, но в то же самое мгновение пополняется новой жизнью. Под гниющей корой неведомо откуда явились и копошатся тысячи червей, муравьев; все это суетится, лазает, точит, ест мертвеца, тащит в свой дом, строится, устраивает муравьиные кучи, растаскивает его по мельчайшим частям, как у бобыля шапку, полушубок, и, глядишь, нет дерева, а есть что-то другое, и не мертвое, а живое; дерево рассыпалось, и на том месте, где оно лежало, по всей его длине, вырос крепкий мох, разнообразный, красивый, и в нем после хорошего «грибного дождя» (для грибов бывает особенный грибной дождь) ― масса грибов, которые через день по появлении жарятся на сковороде в сметане[5]

  Глеб Успенский, «Крестьянин и крестьянский труд», 1880
  •  

Активная мирооценка легко достигает степени энтузиазма, у поэтов можно найти иногда яркое выражение такого переживания. Например, среди прекрасных «Легенд» Аннунцио, ― произведение, которое искупает все прегрешения этого богато одаренного и изломанного писателя, ― имеется описание прогулки вдоль реки в июльский вечер после дождя. Настроение передано изумительно. Всходит луна, с криком носятся ласточки. С холма далеко видны поля и течение серебристой реки. И вдруг своеобразное откровение касается души поэта...[6].

  Анатолий Луначарский, «Самоубийство и философия», 1907
  •  

В новом русском городе Львове наблюдалось необычайное явление ― шел «чёрный дождь». На светлых одеждах оставались после дождя черные пятна сажи. Причина этого вероятно, в том, что ветры нагнали большие массы дыма.[7]

  — газета «Всеобщая маленькая свободолюбивая Петроград», май 1915
  •  

Вот эти-то дожди и размывают глубокие каньоны, превращая горное плато в ряд разбросанных амб. Затем потоки устремляются в ущелья, захватывают там гниющие отбросы, червей, звериный помёт, перегной и несут эту зеленоватую грязь в Голубой Нил и приток Нила — Атбар. После того как ливень вычистит эту гниль, прорвав плотину камышей, задержавших в своих зарослях воду и ил, дожди начинают размывать красноватые горные породы, и вода в Ниле становится красная как кровь. Горе путнику, который будет застигнут ливнями в ущелье или на дне долины.

  Александр Беляев, «Амба», 1929
  •  

Надо думать, поселок Мел был на редкость чистый, весь белый и прибранный, и над ним постоянно висели облака и тучи, беременные меловыми дождями, и когда они выпадали, поселок становился еще белее и чище, то есть совсем белым, как свежая простыня в хорошей больнице. Что же касается больницы, то она и была тут хорошая и большая. В ней болели и умирали шахтёры, больные особой болезнью, которую в разговоре друг с другом называли меловой.[8]

  Саша Соколов, «Школа для дураков», 1976
  •  

В одном из притоков Иртыша близ города Куломзино группа мальчиков удила рыбу. Вдруг поднялся сильный ветер, набежали тучи, и начался дождь. Зная, что летом это ненадолго, ребята попрятались в укрытия. А когда вышли после дождя, они увидели невероятное. Прибрежная полоса была усыпана металлическими деньгами старой чеканки. Дети, конечно, собрали все это и отнесли учителю, который объяснил ученикам, что действительно это старинные монеты, их принесло сюда ветром. Видимо, где-то был скрыт клад в нетвердую почву, которая размывалась водой, осадками, а когда поднялся вихрь, содержимое клада унесло в воздух. Там, где ребята рыбачили, сила ветра, наверное, ослабла и с неба посыпались деньги.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том первый), 1991
  •  

Летний дождь проходит быстро. Прогромыхав, гроза уходит, и над умытой, просветлевшей землей снова появляется солнце. Но потоки дождевой воды продолжают свою разрушительную работу. И там, где залегают известняк, гипс, каменная соль, возникают гигантские подземные «дворцы», похожие на сказочные. К чему это приводит? … В 1980 году в Америке, в штате Луизиана, в буквальном смысле на глазах у всех исчезло большое озеро, по которому ходили даже суда.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Вход в норку краб тщательно закрывает пробкой из листьев. Но с приходом сезона дождей, после первого же сильного ливня, красные крабы, как по команде, выходят из нор и начинают свое путешествие. Они текут (иначе не скажешь) бесконечным потоком к морю, заполняя собой все вокруг. Человек, увидевший такое зрелище впервые, бывает просто поражён.[9]

  Борис Силкин, Евгений Солдаткин, «Зеленая планета. В каменном лесу», 1997
  •  

Во вторник жители ХТЗ с удивлением обнаружили лужи зеленого цвета — последствие утреннего дождя. Люди терялись в догадках…
По предположению начальника лаборатории Инны Лагутиной, появление необычных осадков связано с сезоном: в Харькове каждую весну обнаруживают цветные лужи — зеленые или желтые. Пыльца распускающихся растений с юга переносится на огромные расстояния и смешивается с дождевой водой.
Действительно, подобные явления происходят по всему миру.[10]

  — «Вечерний Харьков», Зелёный дождь, 2008

После дождя в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Итак, в четверг утром я мазался всякой дрянью, наклал камфоры в уши, отобедал рано и лег спать в кислейшем настроении духа. Но Томсон, всегда имеющий привычку приезжать чёрт знает в какое время, извлек меня из опочивальни, и мы поехали. Вся дорога совершилась в час, после дождливого, серого дня вечер стоял теплый и солнечный.[11]

  Александр Дружинин, Дневник, 1845
  •  

После тихого дождя ночью к утру сделалось тихо, сыро и довольно тепло, т. е. мягко. Вчера целый день дул безумный ветер, так что и растворить окон нельзя было; зато третьяго дня целый день была тишина. Тишина на Волге, затруднившая плавание тяжелых судов, отразившая в воде оба берега!.. Как хорошо это было, некогда мне было только сознательно насладиться этим; чувствовал только, что хорошо, и боялся предаться этому чувству, а то бы к черту пошли и маклера, и магистрат, и дума…[12]

  Иван Аксаков, Письма к родным, 1856
  •  

Синяя, с огненными краями туча грозно висит над колокольней. Ветер хлопает потемневшими верхами палаток и балаганов, раздувает ленты. Пустеет, суетится, разбегается потревоженная дождем и грозою ярмарка. А все чаще и быстрее носятся над землею ласточки, громче и страшнее гремит приближающийся гром. Вся ярмарка, краснеясь сарафанами, стоит под деревьями. Но быстро, как начался, проходит и кончается летний дождь. Яркая радуга, упершись одним концом в реку, еще серо-молочную от дождя, широким полотенцем раскидывается над ярмаркой, над колокольней. И опять, точно умывшись и повеселев, собирается, оживленнее прежнего шумит народ, а над обмытой, с катящимися мутными ручьями землею по-прежнему падают и свистят стрижи.[13]

  Иван Соколов-Микитов, «Детство», 1953
  •  

Я видел кукушку. Говорят, это к счастью, хотя у меня тут же начались всякие мелкие неприятности. Это было в лесу, что слева от высоковольтной, после внезапного дождя, промочившего меня до нитки. Я подходил к поляне, где прежде находилось озерцо, давно уже пересохшее, и вдруг услышал небывало отчетливое, ясное, не из чащи, не из-за деревьев, а в чистом, звонком просторе кукование. Оно было как приветствие солнцу, вновь наполнившему лес и засверкавшему в каждой капле. И тут я увидел кукушку совсем близко от себя.[14]

  Юрий Нагибин, «Дневник», 1975
  •  

«Из тюбиков, оставленных на траве, стали выползать, растекаться размягченные краски. Трава засияла, промытая, обновленная, как после дождя. Пятна солнечной пижмы, небесные цветы вероники проявились среди зелени. Нарастала дивная легкость, тело теряло вес, не тяготило, обособлялось, всплывало… Воздух становился текучим, все незаметно сдвигалось с места…»[15]

  Марк Харитонов, Стенография конца века. Из дневниковых записей, 1982
  •  

Но вот однажды пришла зима, и с неба начал падать ледяной дождь, который мы до того ни разу не видели. Он падал весь день и всю ночь, а потом враз перестал, и все ветки всех деревьев ― клёнов, катальпы, ликвидамбара, не говоря уж о дубах и каштанах, ― превратились в роскошные хрустальные рогульки, и обрушились на провода, и перерезали их, и во всем штате Нью-Джерси отключилось электричество, и жизнь умерла. Американский дом, сделанный из двух слоев картона с небольшим расстоянием между слоями (проект Ниф-Нифа) остывает примерно за час-полтора; температура внутри дома сравнивается с температурой внешнего мира. Снаружи минус пять и внутри минус пять, кричи не кричи. Сортир, конечно же, не работает, вода из крана не идет ― это же все держится на электричестве. То же происходит у всех ваших соседей, например, у магазинов и кафе. Купить горячей еды или хотя бы питья, считай, не у кого.[16]

  Татьяна Толстая, «Ураган над Нью-Йорком», 2012

После дождя в беллетристике и художественной литературеПравить

 
Исаак Левитан. «После дождя. Плёс», 1889
  •  

Но вот дождь становится мельче; туча начинает разделяться на волнистые облака, светлеть в том месте, в котором должно быть солнце, и сквозь серовато-белые края тучи чуть виднеется клочок ясной лазури. Через минуту робкий луч солнца уже блестит в лужах дороги, на полосах падающего, как сквозь сито, мелкого прямого дождя и на обмытой, блестящей зелени дорожной травы. Чёрная туча также грозно застилает противоположную сторону небосклона, но я уже не боюсь её. Я испытываю невыразимо отрадное чувство надежды в жизни, быстро заменяющее во мне тяжёлое чувство страха. Душа моя улыбается так же, как и освежённая, повеселевшая природа. Василий откидывает воротник шинели, снимает фуражку и отряхивает её; Володя откидывает фартук; я высовываюсь из брички и жадно впиваю в себя освежённый, душистый воздух. Блестящий, отмытый кузов кареты с важами и чемоданами покачивается перед нами, спины лошадей, шлеи, вожжи, шины колёс ― всё мокро и блестит на солнце, как покрытое лаком. С одной стороны дороги ― необозримое озимое поле, кое-где перерезанное неглубокими овражками, блестит мокрой землёю и зеленью и расстилается тенистым ковром до самого горизонта; с другой стороны ― осиновая роща, поросшая ореховым и черемушным подседом, как бы в избытке счастия стоит, не шелохнётся и медленно роняет с своих обмытых ветвей светлые капли дождя на сухие прошлогодние листья. Со всех сторон вьются с весёлой песнью и быстро падают хохлатые жаворонки; в мокрых кустах слышно хлопотливое движение маленьких птичек, и из середины рощи ясно долетают звуки кукушки.[17].

  Лев Толстой, «Отрочество», 1854
  •  

Он приподнял шторку у окна и, поглядев за реку, увидел, что небо закрыто черными тучами и капают редкие капли дождя. На темном небе порою реяли безгромные молоньи. Савелий набожно перекрестился: это был дождь, прошеный и моленый им прошедшим днем на мирском молебне. В этом дожде старик видел как бы знамение, что Бог его еще слушает, и он, не отходя от окна, тут же склонился головою на руку и уснул, убаюканный сильно разошедшимся дождем. Между тем дождь кончился; ночное небо очистилось, и начинается день св. Мефодия Песношского, день, которому Ахилла придавал великое значение, велев матери протопопице записать у себя на память.[18]

  Николай Лесков, «Божедомы», 1868
  •  

Дождливый летний день. Я люблю в такую погоду бродить по лесу, особенно когда впереди есть тёплый уголок, где можно обсушиться и обогреться. Да к тому же летний дождь ― тёплый. В городе в такую погоду ― грязь, а в лесу земля жадно впитывает влагу, и вы идёте по чуть отсыревшему ковру из прошлогоднего палого листа и осыпавшихся игл сосны и ели. Деревья покрыты дождевыми каплями, которые сыплются на вас при каждом движении. А когда выглянет солнце после такого дождя, лес так ярко зеленеет и весь горит алмазными искрами. Что-то праздничное и радостное кругом вас, и вы чувствуете себя на этом празднике желанным, дорогим гостем.[19]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Приёмыш», 1893
  •  

В середине августа, после дождей, наступили холодные, ясные дни. Особенно холодно бывало ночью. Ни ветерка, поредевшие деревья стоят, опустив листья, круглая луна равнодушно смотрит с морозного неба.[20]

  Зинаида Гиппиус, «Ближе к природе», 1896
  •  

Внизу ― церковный двор, мощенный камнем, красная крыша сторожки в углу ограды и береза у железных ворот… Хорошо глядеть на все это сверху ― видеть у себя под ногами верхушку березы! С высоты все кажется красивее, меньше; двор после весенних дождей стал бел, опрятен, между его высохшими плитами пробивается первая травка, а верхушка березы закудрявилась легкими, прозрачными кружевами зелени, необыкновенно нежной и свежей. И как тепло! Выйдет солнце из-за облака ― чувствуешь на лице горячую ласку света.[21]

  Иван Бунин, «Над городом», 1900
  •  

Сквозь стекла ресторана они смотрели, как дождь падал на белесое море, которое казалось светлее неба, но в сердце Виктора был такой же радостный ветер и трепетание, как и в тот счастливый день. Он даже искал искусственных аналогий, чтобы объяснить в благоприятную сторону все внешние явления; он говорил:
— Этот дождь похож на весенний: после него всё распускается, всё получает новую жизнь: листья, цветы, трава!
— Вы — ужасный фантазёр, Виктор. Откуда вы знаете, что это именно такой дождь, как вам хочется? А может быть, он — грибной и после него пойдут только мухоморы.[22].

  Михаил Кузмин, «Напрасные удачи», 1908
  •  

Впрочем, у него и ноги дрожали, и лоб стал мокрым от внезапной испарины. Он только что ощутил под своими руками ее тонкую, послушную, женственную талию, так дивно расширяющуюся к стройным бёдрам, он почувствовал на своей груди упругое и податливое прикосновение ее крепких высоких девических грудей и услышал запах ее тела ― тот радостный пьяный запах распускающихся тополевых почек и молодых побегов черной смородины, которыми они пахнут в ясные, но мокрые весенние вечера, после мгновенного дождя, когда небо и лужи пылают от зари и в воздухе гудят майские жуки. Так начался для Возницына этот год любовного томления, буйных и горьких мечтаний, единиц и тайных слез.[23]

  Александр Куприн, «Леночка», 1910
  •  

Девятого ходили перед вечером, после дождя, в лес. Бор от дождя стал лохматый, мох на соснах разбух, местами висит, как волосы, местами бледно-зелёный, местами коралловый. К верхушкам сосны краснеют стволами, — точно озарённые предвечерним солнцем (которого на самом деле нет). Молодые сосенки прелестного болотно-зелёного цвета, а самые маленькие — точно паникадила в кисее с блестками (капли дождя). Бронзовые, спаленые солнцем веточки на земле. Калина. Фиолетовый вереск. Чёрная ольха. Туманно-синие ягоды на можжевельнике.

  — «Устами Буниных», 12 августа 1912 года
  •  

Под лавкой беседуют, военные пустяки. А утро ― в розовых облаках, ― с деревьев капают капли, дождь прошёл, светло, благоуханно.

  Борис Пильняк, «Простые рассказы», 1923
  •  

Шинели пахнут родным кислым потом, как отцова рубаха когда-то пахла… Кружится голова у Петьки, тошнотой наливается грудь, а в сердце, как жито майское после дождя, цветет радость. Чья-то рука приподняла шинель, нагнулось к Петьке безусое обветренное лицо, улыбка ползет по губам.
― Живой, дружище? А сухари потребляешь? Суют Петьке в непослушный рот жеваные сухари, колючими варежками трут обмерзшие Петькины пальцы.[24]

  Михаил Шолохов, «Путь-дороженька», 1925
  •  

...мелкий грибной дождь сонно сыплется из низких туч. Лужи от этого дождя всегда теплые. Он не звенит, а шепчет что-то свое, усыпительное, и чуть заметно возится в кустах, будто трогает мягкой лапкой то один лист, то другой. Лесной перегной и мох впитывают этот дождь не торопясь, основательно. Поэтому после него начинают буйно лезть грибы ― липкие маслята, желтые лисички, боровики, румяные рыжики, опёнки и бесчисленные поганки. Во время грибных дождей в воздухе попахивает дымком и хорошо берет хитрая и осторожная рыба ― плотва.[25]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

И Дмитрий Алексеевич, вдохнув успокаивающий запах ее духов, почувствовал вдруг утреннюю легкость в душе. Он выпрямился, посмотрел на Надю.
― Да… ― сказал он и оцепенел, ничего не думая, отдаваясь чувству легкости. Все в нем было как после сильного дождя с градом.[26]

  Владимир Дудинцев, «Не хлебом единым», 1956
  •  

Город открылся путникам сразу ― свежий, словно вымытый обильным и быстрым вечерним дождем, первым в эту весну. Небо мгновенно очистилось, под теплыми лучами солнца заблистали шатровые и луковичные крыши, маковки церквей, вспыхнули цветасто расписанные башенки с позолоченными и посеребренными львами, единорогами и орлами вместо флюгеров; в прозрачном воздухе весело зеленела листва огромных, на десятины раскинувшихся боярских садов, а в тишине подмосковной рощи явственно послышался далекий, разноголосый, звучный перебор московских колоколов…[27]

  Юрий Герман, «Россия молодая» (часть вторая), 1952
  •  

Повеселившись немного, коротышки снова занялись делом, а некоторые отправились в лес за грибами, потому что после дождя обычно бывает много грибов. Незнайка в лес не пошел, а, усевшись возле беседки на лавочке, принялся читать книжку.

  Николай Носов, «Незнайка в Солнечном городе», 1958
  •  

Только что прошел дождь, тот вечерний, теплый, желанный дождь, от которого хорошеет земля. Он не растекается бурными ручьями, не оставляет луж, не размывает дорог. Спорый и трудолюбивый, он глубоко уходит в землю и долго живет у самых корней, заботливо питая их в сухие, скудные дни. «Дождь-кормилец, радельный дождичек!» — так говорила о нем когда-то бабушка. Омытые и напоенные им деревья расправили посвежевшие ветви, тихо отдыхали во влажном безветрии и щедро отдаривали запахами. Крутой, бодрящий настой мокрого смородинника был так крепок в воздухе, что хоть бери его губами, как грозди крупных, темноблестящих ягод. Сладостный и острый аромат тополя, чуть банное дыхание березы и робкий запах молодой травы ― все смешивалось в живительном воздухе. Каждый вдох становился радостью.[28]

  Галина Николаева, «Битва в пути», 1959
  •  

Луна над лесом и туманом всходила близкая и красная. Но лето держалось, держалось, пылило и пекло, пока наконец вчера не прошел обильный дождь с градом, после которого сразу придвинулась осень, объявились вдруг первые желтые листья, красно-коричнево загорелись глухие дороги, заросшие подорожником. Три дня назад шел Кудрявцев днем этой же дорогой, и лён ― рыжий, с шоколадным отливом поверху ― звенел под ветром сухим, шелестящим звоном. А теперь лен уже вытеребили, и на дороге, когда шли осиново-березовым леском, пахло баней и марганцовкой, а возле льна пахло мокрым бельем.[29]

  Юрий Казаков, «В тумане», 1959
  •  

Земля под сапогом скрипела и пружинила, как старый матрац, ― это лежали листья, сверху лёгкие, хрупкие, отличные один от другого и в смерти, а под ними засохшие уж годы назад, соединённые в одну хрусткую слитную коричневую массу ― пепел от той жизни, что взрывала почки, шумела в грозу, блестела на солнце после дождей.[30]

  Василий Гроссман, «Жизнь и судьба» (часть 2, глава 25), 1960
  •  

― Да, в ту ночь я у приятеля задержался. Помню, большая гроза была. С ливнем. А когда дождь кончился, я домой пошел. И еще помню ― на горе, в монастыре, одиннадцать пробило.
«Одиннадцать пробило», ― повторил я машинально в полудремоте вслед за стариком. И, уже не слушая его, дорисовал в своем воображении захолустный ночной городок после дождя: когда ливень кончился, наверное, сразу же небо очистилось от туч; умытые дождем звезды стали большими и начали пристально смотреть на мокрые крыши заснувшего городка. Вот смолк последний, одиннадцатый удар колокола; и еще тише стало кругом, но совсем ясно слышно, как на деревьях, в палисадниках, скатываясь и падая с листа на лист, постукивают тяжелые капли.[31]

  Владимир Брагин, «В стране дремучих трав», 1962
  •  

Как раз в эти дни нас застиг в поле дождь. Он наскочил стремительно и внезапно. Это был буйный степной ливень с градом. Воздух загудел, земля вмиг покрылась вспученными, кипящими лужами. <...> Я не сошел с плуга и сидел под дождём, смывая с себя грязь. Единственное, что я постарался уберечь от воды, это блокнот с кое-какими записями и выписками из прочитанных книг. Я сунул блокнот за голенище.
Дождь кончился сразу, будто его рукой сняло. И тотчас же распахнулось небо, сияющее бездонной прозрачной бирюзой. Оно было словно продолжением той красоты и чистоты, которую являла собой раздольная степь, омытая весенним щедрым ливнем. Беспредельные анархайские просторы раздвинулись еще шире, стали еще привольнее. Через весь небосклон пролегла над Анархаем радуга.[32]

  Чингиз Айтматов, «Верблюжий глаз», 1962
  •  

Только что прошел дождь, короткий, буйный, окатный, из нечаянно подвернувшейся по-летнему единственной тучи, а уже опять солнце, поляны дымятся, с деревьев и кустов капает набрякшими, тяжелыми каплями, там и там по траве, как жучки, катятся росинки, в реке еще плавают пузыри, ходит пена ― все чисто и азартно блестит, пахнет остро, свежо, звенит от птиц и стекающей воды. Земля, опьяненная дождем, раскрылась, распахнулась догола, дышит утомленно, с наслаждением, небо над ней снова глубокое, ясное, голубое. Она не старуха ― нет, она еще в девках, и все вокруг нее молодо, ярко, красиво. Она бредет вдоль берега по теплой, парной после дождя реке, загребая ногами воду и оставляя за собой волну, на которой качаются и лопаются пузырьки.[33]

  Валентин Распутин, «Последний срок», 1970
  •  

Но жили вот, не томились тягостной работой наломился до посиненья, в бане десять потов спустил и опять как новый гривенник. И все три дня бусил дождь, пакостный ситничек: наплывет откуда-то из-за гор легкий туманец, словно костёр развели, потом засинеет по-над головою, бурак налетит с ветром, выполощет землю торопливо, нахлестом, а после долго не может успокоиться морось, такая касть, пылит и пылит. Приплавишься к берегу, чтоб под ёлкой схорониться, в пояс чертоломная таежная трава, и сразу насквозь мокр, будто выкупался, и уже не рад, что полез в жирную поросль. Все кругом каплет, нигде схорону-затулья, и одному бы Бурнашову пропасть тут, прямая погибель.[34]

  Владимир Личутин, «Любостай», 1987
  •  

Я выпила еще стакан красного и вышла. В огороде, после теплого июльского дождя, все сияло и пёрло из черной земли. Здесь царил порядок, как на небесах или в добровольческой армии. Зелёные, подтянувшись, стояли в рядах с зелеными, красные объединялись с красными, белые толпились и пенились белым. А за воротами, в канаве, царил гражданский лохматый беспорядок лопухов, крапивы и чертополоха.[35]

  Марина Палей, «Евгеша и Аннушка», 1990
  •  

Ничего не изменилось, и ей, казалось, стало даже легче. Острота первого года разлуки прошла, и боль отступила внутрь, затаилась, и давала себя знать только по ночам, когда по крыше барабанил теплый июльский дождь, и она не могла уснуть и думала о нем. Но по утрам, когда солнце разгоняло тучи и начинались ежедневные дела, она была почти спокойна. Она даже рассмеялась, обнаружив на кухне лужу после сильного ночного дождя.[36]

  Борис Левин, «Инородное тело», 1994
  •  

Да, что-то помню, конечно, помню, как женщина раскрыла и сложила свой зонт, и в его черных складках, должно быть, и исчез ливень из той точки, в которой мы находились, как улетучивается из пространства мелодия ― несколько алмазных синкоп еще сорвалось с краев запирающегося на латунную пряжку перепончатого неба. Вслед за отливом красок с небосвода тишина стала сочиться из всех пор стоявших стеною, вперемешку с собственными тенями, растений. После дождя они дышали открытыми ртами, как дети во сне. Вот проплыла замшевая мята с крестовидными веточками, вдруг дико взглядывала на меня ромашка, невнятное бормотание пастушьей сумки с истончившейся на цветках желтизной перемежалось пламенным восклицанием мака, щитковидные соцветия тысячелистника проносили в своих мелких корзинках белый и розовый аромат, между ними вился фиолетовый чабрец, и трепет этих оттенков был похож на колебание длинной струны…[37]

  Ирина Полянская, «Прохождение тени», 1996
  •  

Однажды рано утром над Простоквашино прошёл кислотный дождь. И там, куда попадали капли дождя, всё становилось белым! И трава, и коровы. <...>
― Дядя Фёдор, ― говорит кот Матроскин, ― пусть Шарик фоторужьём сфотографирует это безобразие. И фотографию мы пошлём в центральную газету. А потом будем всё раскрашивать.
А пока они фотографировали, пришёл один противный мальчик Макарка – племянник почтальона Печкина. И раскрасил телёнка Гаврюшу в зелёный цвет.
Гаврюша рассердился и загнал безобразника на крышу. <...>
А в газете заметка получилась. И фотография бесцветная была напечатана.
Журналист Шариков писал:
«Пока мы не научимся совать носом директоров фабрик в бочку с кислотой для обесцвечивания, с природой ничего не наладится».
С тех пор кислотные дожди над деревней Простоквашино больше не шли. И только зимой Простоквашино было белым. Да и то не бесцветным, а цветным.

  Эдуард Успенский, «Кислотный дождь над Простоквашино», 2002
  •  

― Потом?.. Помню только, с неба лило как из ведра и улица в размытых пятнах фонарей, из конца в конец пустая… Когда очнулся, оказалось, стою на балюстраде, а внизу машинки, такие маленькие-маленькие, меньше игрушечных, и кто-то с нечеловеческой силой тянет меня назад. И что удивительно, дождь кончился, а на террасе, куда меня стащила Крыся, большая лужа. Лежу я в ней распростертый и смотрю на звёзды, а Крыська навалилась сверху, прижала к камням телом, целует и ревёт белугой[38]

  Николай Дежнев, «Принцип неопределенности», 2009
  •  

Вишневые плотные глотки́ с терпким привкусом чужой жизни, она отпивала, пила и чувствовала, как он входит в нее с каждым глотком, входит хозяином, и уже она не своя, не Ко́лина, а полностью и совершенно его. И испытывала от этого восторг, сотканный из сырого воздуха после июльского дождя, радужные капли дрожат на листьях — от этого распахнувшегося и за створкой створка, дальше уже спокойней, уже тише, бесконечного, оказывается! доверия, доверчивости, отвечая на его ми-бемольный малой октавы шёпот только “да-да-да”. И во все глаза смотрела на первого и единственного своего. <...>
Уточки в пестрых коричневых одежках стремительно приближались к мосткам, расталкивая лапами листья, плыли по ровной синеве неба и облакам. Тёте стало вдруг жаль, что Теплого нет рядом, что он не видит уток, не жует горбушку… Но сожаление кольнуло и тут же растаяло — в подвижном золоте дня. После недели дождей, ночных заморозков и испуганно натянутых шапок в Москву, уже второй раз за эту осень, возвратилось лето. Пусть листья все летели и летели на землю, а в воздухе и небе стояла какая-то особенная осенняя пустота и ясность, было солнечно и почти жарко. Август заглянул в гости в середину октября.[39]

  Майя Кучерская, «Тетя Мотя», 2012

После дождя в поэзииПравить

  •  

Один меж них приметил я цветок,
Как будто перл, покинувший восток,
На нем вода блистаючи дрожит,
Главу свою склонивши, он стоит,
Как девушка в печали роковой:
Душа убита, радость над душой;
Хоть слезы льет из пламенных очей,
Но помнит всё о красоте своей.[40]

  Михаил Лермонтов, «Вечер после дождя», 1830
  •  

Замерли грома раскаты. Дождем окропленное поле
После грозы озарилось улыбкой румяного солнца.
Заревом пышет закат. Золотисто-румяные тучи
Ярко горят над вершиной кудрявого леса.
Спят неподвижные ивы, обвеяны негой вечерней.
О, как хорош этот воздух, грозой и дождем освеженный!
Как ему рады повсюду, куда он проник, благодатный!
Видел я в полдень вот этот цветок темно-синий: от жару
Грустно свернув лепестки, он клонился к земле раскаленной;
Вот он опять развернулся и держится прямо на стебле.
Солнце-художник покрыло его золотистою краской,
Светлые капли, как жемчуг, горят на головке махровой;
Крепко прильнула к нему хлопотливо жужжащая пчелка,
Сок ароматный сбирая. А как забелелася ярко
Гречка расцветшая, чистой омытая влагой от пыли![41]

  Иван Никитин, «Вечер после дождя», май 1854
  •  

Смотри, как хорошо! Умчалась буря
И снова даль небес роскошно-высока…
Лишь кое-где в сияющей лазури
Еще последние клубятся облака…
Как прихотливо-ярко освещенье!
Вот длинный ряд заплаканных берёз
Блестит, горит, при каждом дуновеньи
Роняя бриллианты светлых слез…
Цветы, оправившись, как будто живы
Играют радугой в забрызганной траве
Как хорошо, как чудно, как красиво
И здесь, внизу, и там, в широкой синеве![42]

  Виктор Гофман, «После дождя», 1903
  •  

На клёнах молодых еще слезой сверкает
Роса весеннего дождя.
Еще весенний гром далеко громыхает,
На запад отходя.
Обрызганный цветник стыдлив и ароматен,
Смежил цветы табак.
Между настурций он как снег меж алых пятен,
И ждет вечерний мрак.
Еще светло. Но тень длиннее и длиннее,
Вечерняя заря
Роняет косо луч… И длинная аллея
Прияла отблеск янтаря.[43]

  Константин Фофанов, «После дождя», 1903
  •  

Ветер печальный,
Многострадальный,
С лаской прощальной
Ветви клоня,
Свеял хрустальный
Дождь на меня. <...>
Ливень весенний
Смолк. Без движений
Первые тени
В тихой дали.
Час примирений
С миром земли![44]

  Валерий Брюсов, «Вечер после дождя», 10 мая 1905
  •  

Дождик гадкий идет да идет,
из дождевой кадки через край течет.
После дождя выползут улитки,
мы их с кустов соберем,
у каждой улитки рожки как нитки
и, чтоб прятаться, ― дом.[2]

  Илья Эренбург, «Дождик гадкий идет да идет...», 1913
  •  

Сладко после дождя теплая пахнет ночь.
Быстро месяц бежит в прорезях белых туч.
Где-то в сырой траве часто кричит дергач.[3]

  Владислав Ходасевич, «Сладко после дождя теплая пахнет ночь...», 8 января 1918
  •  

Все реже, реже влажный звон;
кой-где светлеет небосклон;
отходят тучи грозовые,
жемчужным краем бороздя
просветы пышно-голубые,
и падают лучи косые
сквозь золотую сеть дождя.[45]

  Владимир Набоков, «После грозы», 4 июля 1918
  •  

И вот, в гипнотической этой отчизне
Ничем мне очей не задуть.
Так после дождя проползают слизни
Глазами статуй в саду.[46]

  Борис Пастернак, «Зеркало», 1919
  •  

И если где прольются слезы, ―
Всех помирю, войдя!
Я ― иволга, мой голос первый
В лесу, после дождя.[47]

  Марина Цветаева, «И если где прольются слезы...» (из цикла «Четверостишия»), 1920
  •  

Над головой голубое небо.
Под ногами зеленая земля.
После дождя как пахнут тополя.
Хлеба, сухого черного хлеба.[48]

  Вера Меркурьева, «Над головой голубое небо..., 15 июля 1920
  •  

Проходит мимо яблонь,
смородины густой
с попутчицей случайной
учитель молодой.
Не зная, кто такая,
он полпути молчал
и тросточкой кленовой
по яблоням стучал.
Потом разговорились.
Но, подступив стеной,
дождь зашумел по листьям
и хлынул проливной.
Они под клён свернули;
его листва густа,
но падает сквозь листья
тяжёлая вода.
Накрылись с головою
Они одним плащом,
и девушка прижалась
к его груди плечом…
Идет в район машина.
Водителю смешно:
стоят, накрывшись, двое,
а дождь прошел давно.[49]

  Степан Щипачёв, «По дороге в совхоз», 1939
  •  

После дождя всегда приходит радуга,
Раскрашивая капельки воды.
Ведь в лучшее всегда нам верить надо бы,
После любой случившейся беды.

  — Алекс Грант,«После дождя», 2002

После дождя в песняхПравить

  •  

Бывает всё на свете хорошо, —
В чем дело, сразу не поймёшь, —
А просто летний дождь прошёл,
Нормальный летний дождь.[50]

  Геннадий Шпаликов, «Бывает все на свете хорошо...» (из фильма «Я шагаю по Москве») 1964
  •  

Дождь порой на чьи-то слёзы похож,
Только горечи в его каплях нет.
И земля с волненьем ждёт каждый дождь
С той поры, как существует белый свет.
После дождя
Светлого и долгого,
После дождя
Тёплого и доброго,
После дождя
Щедрого и звонкого
Приходят чудеса.
После дождя
Деревья распускаются,
После дождя
Люди улыбаются,
После дождя
Влюблённые встречаются,
Синеют небеса
После дождя.

  Михаил Рябинин, музыка Оскара Фельцмана, «После дождя» (песня стала популярной в исполнении Стаса Намина и группы «Цветы»), 1980
  •  

Ну ладно пока,
Мне в облака.
Я знаю о том,
Что будет потом.
После дождя, я.
Алою водой,
На кухне не напиться.
Я дышал тобой,
Но знаешь нам пора проститься.
Солнце, отпусти меня.
Ну ладно пока,
Мне в облака.
Я знаю о том,
Что будет потом.
После дождя, я.[51]

  — группа KIT-ай,«После дождя», 2009

ИсточникиПравить

  1. А. Е. Зарин. Кровавый пир: Роман, Мордовцев Д. Л. За чьи грехи? Повесть. — М.: Современник, 1994 г.
  2. 2,0 2,1 И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  3. 3,0 3,1 Ходасевич В.Ф. Стихотворения. Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  4. 4,0 4,1 4,2 В. А. Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 1. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  5. Успенский Г.И. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. — Москва, ГИХЛ, 1995 г.
  6. А. В. Луначарский. Собрание сочинений в восьми томах [Редкол.: Н. И. Анисимов (гл. ред.) и др.]. — М.: Художественная литература, 1963 г.
  7. газета «Всеобщая маленькая свободолюбивая» (Петроград) от 21 мая 1915 года. — Иностранные известия.
  8. Саша Соколов, «Школа для дураков». — СПб: Симпозиум, 2001 г.
  9. Борис Силкин, Евгений Солдаткин. Зеленая планета. В каменном лесу — М.: «Вокруг света», №12, 1997 г.
  10. РИА «Новости», Лариса Ильич: зелёный дождь в Харькове. Материал от 26.03.2008.
  11. А. В. Дружинин. «Полинька Сакс». Дневник. — М.: «Правда», 1989 г.
  12. И. С. Аксаков. Письма к родным (1849-1856). Серия «Литературные памятники». Москва, «Наука», 1994
  13. И. С. Соколов-Микитов. На теплой земле. — Л. О.: Советский писатель, 1978 г.
  14. Юрий Нагибин, Дневник. — М.: «Книжный сад», 1996 г.
  15. М. С. Харитонов. Стенография конца века. Из дневниковых записей. — М.: Новое литературное обозрение, 2002 г.
  16. Т. Н. Толстая. Ураган над Нью-Йорком. — М.: «Русская жизнь», 2012 г.
  17. Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. — М.: «Художественная литература», 1958 г.
  18. Лесков Н. С. Энциклопедическое собрание сочинений. М.: «ИДДК», IDDK-0561
  19. Д.Н. Мамин-Сибиряк. Избранные произведения для детей. — М.: Государственное Издательство Детской Литературы, 1962 г.
  20. Зинаида Гиппиус, Собрание сочинений. — М.: «Русская книга», 2001 г.
  21. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г.
  22. М. А. Кузмин. Собрание сочинений. — П.: Издание М. И. Семёнова, 1915 г. — Т. V
  23. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 томах. — М.: Художественная литература, 1970. — Том 5.
  24. Шолохов М. А. Собрание сочинений в 8 т. Том 1. — М.: Гос. изд-во худож. лит., 1960 г.
  25. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  26. Дудинцев В. Д. «Не хлебом единым». — М.: Советский писатель, 1958 г.
  27. Юрий Герман. «Россия молодая». Книга 1. — Советский писатель, Ленинград, 1954 г.
  28. Николаева Г.E.. «Битва в пути». — М.: Советский писатель, 1960 г.
  29. Казаков Ю.П. Рассказы. Очерки. Литературные заметки. ― М.: «Советский писатель», 1983 г.
  30. Гроссман В.С. Жизнь и судьба. Москва, «Книжная палата», 1992 г.
  31. В.Брагин. «В стране дремучих трав». — М.: Детская литература, 2004 г.
  32. Советский рассказ. Составитель И. Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  33. Валентин Распутин. «В ту же землю». — М.: Вагриус, 2001 г.
  34. В.В.Личутин. «Любостай». — М.: «Современник», 1990 г.
  35. Марина Палей, Long Distance, или Славянский акцент. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  36. Левин Б. Ю. Инородное тело. Автобиографическая проза и поэзия. — М.: Захаров, 2002.
  37. Полянская И., «Прохождение тени». — М.: Вагриус, 1999 г.
  38. Николай Дежнев. «Принцип неопределенности». — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2009 г.
  39. Майя Кучерская, Тетя Мотя. — М.: «Знамя», №7-8, 2012 г.
  40. М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 гг.
  41. И. С. Никитин. Полное собрание стихотворений. — М.—Л.: Советский писатель, 1965 г. — (Библиотека поэта. Большая серия)
  42. В. Гофман. «Любовь к далёкой». — М.: Росток, 2007 г.
  43. К. М. Фофанов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — М.-Л.: Советский писатель, 1962 г.
  44. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  45. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  46. Б. Пастернак, Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1990
  47. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  48. Меркурьева В.А.. Тщета. — Москва, «Водолей Publishers», 2007 г.
  49. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.
  50. Шпаликов Г. Ф. «Прощай, Садовое кольцо». Сборник стихов. — Москва: ЭКСМО-Пресс, 2000 г.
  51. Алла Жидкова. Китайская грамота // Московский Комсомолец. — М.: 2009. — № 25099.

См. такжеПравить