Дождь как из ведра

Дождь как из ведра́, иногда льёт как из ведра́ или просто как из ведра́ (разг., экспрессив.) — устойчивое сочетание, фразеологизм, означающий очень сильные ливневые осадки, дождь стеной, способный мгновенно промочить до нитки.

К такому образному определению ближе всего так называемый окатный дождь, а также дождь проливной, сильный дождина или вообще любой ливень с крупными каплями воды.

Дождь как из ведра в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Гроза началась вечером, часу в десятом; мы ложились спать; прямо перед нашими окнами был закат летнего солнца, и светлая заря, еще не закрытая черною приближающегося тучею, из которой гремел по временам глухой гром, озаряла розовым светом нашу обширную спальню, то есть столовую; я стоял возле моей кроватки и молился богу. Вдруг страшный громовой удар потряс весь дом и оглушил нас; я бросился на свою кроватку и очень сильно ушиб себе ногу. Несколько минут я не мог опомниться; опомнившись, я увидел, что сижу на коленях у Евсеича, что дождь льет как из ведра и что комната освещена не зарею, а заревом от огня. Евсеич рассказал мне, что это горит соборная Троицкая колокольня, которую зажгла молнья.[1]

  Сергей Аксаков, «Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением семейной хроники», 1858
  •  

Во вторник на Фоминой неделе деревенская детвора «окликает» первый весенний дождь. С самого утра следят все: не покажется ли на небе туча. Опытные погодоведы утверждают, что не бывает такого радоницкого вторника, в который не капнуло бы хотя одной капельки дождя. При первом затемнившем высь поднебесную облачке ребята принимаются выкрикивать свою окличку, некогда произносившуюся и взрослыми детьми посельской-попольной Руси: «Дождик, дождик! Снаряжайся на показ. Дождик, припусти, мы поедем во кусты, во Казань побывать, в Астрахань погулять. Поливай, дождь, на бабину рожь, на дедову пшеницу, на девкин лён поливай ведром. Дождь, дождь, припусти, посильней, поскорей, нас, ребят обогрей!»[2]

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Радоница — Красная Горка», 1901
  •  

В трамвае мы блаженствовали. Дождь лил как из ведра, на открытую площадку сдувало ветром теплые капли, а мы сидели у открытого окна и смотрели в темень, из которой оранжевые и резкие, словно загорающиеся, молнии поминутно вырывали коробки домов, заборы, мокрую мостовую. Когда уже собирались сходить, осенила обоих сразу идея: зачем нам мокнуть под проливным дождем, когда можно ехать прямо к К. Это будет необычно ― явиться в такую погоду да еще ночью. Согласившись ехать дальше, мы всю дорогу смеялись, предвкушая удивление К. Подъехали к ее дому, с гиканьем выпрыгнули и остановились на лестнице для разработки плана атаки.[3]

  Анатолий Батюто, Дневник, 1938
  •  

Йозеф Геббельс решил посетить лагерь советских военнопленных на оккупированной территории Белоруссии: «Лагерь военнопленных представляет собой ужасную картину. Часть большевиков должна спать на голой земле. Дождь льет как из ведра. Большинство не имеет никакой крыши над головой. Я с ними беседовал и пришел к определенному заключению относительно того, что мне было не совсем ясно в большевизме».[4]

  Евгений Петров, Фронтовой дневник, 1942

Дождь как из ведра в мемуарах и художественной литературеПравить

  •  

Ведь вам нужно покупки большие делать, да и экипаж заводить. К тому же и погода теперь дурная; вы посмотрите-ка, дождь как из ведра льет, и такой мокрый дождь, да еще… еще то, что вам холодно будет, мой ангельчик; сердечку-то вашему будет холодно! Ведь вот вы боитесь чужого человека, а едете. А я-то на кого здесь один останусь?[5]

  Фёдор Достоевский, «Бедные люди», 1845
  •  

Косой дождь, гонимый сильным ветром, лил как из ведра; с призовой спины Василья текли потоки в лужу мутной воды, образовавшуюся на фартуке. Сначала сбитая катышками пыль превратилась в жидкую грязь, которую месили колёса, толчки стали меньше, и по глинистым колеям потекли мутные ручьи. Молния светила шире и бледнее, и раскаты грома уже были не так поразительны за равномерным шумом дождя. Но вот дождь становится мельче; туча начинает разделяться на волнистые облака, светлеть в том месте, в котором должно быть солнце, и сквозь серовато-белые края тучи чуть виднеется клочок ясной лазури.[6].

  Лев Толстой, «Отрочество», 1854
  •  

Сидела у окна большая девочка и шила. А в окно стучал дождик уж третий день. Надоел девочке дождик, она ему и говорит:
— Как тебе, дождик, не стыдно? Льёшь как из ведра; пора и перестать.
А дождик ей выстукивает:
— Тук, тук, тук! То-то вот и есть, что льётся из ведра.
Девочка говорит: — Так закрой свое ведро.
А дождик:
— Тук, тук! Ведро-то худое, дно продырявилось.
Посмеялась девочка над дождиком, что никто у них там не умеет ведра́ починить, и решила сама взяться за дело.
Схватила она в охапку своё ватное пёстрое одеяло, накинула платок и выбежала. Дождь ей подставил радугу — мост и взобралась девочка наверх за большую, чёрную тучу.
Видит — стоит старое ведро величиною с самый большой дом и хлещет оттуда через дыру вода. Девочка принялась за работу: заткнула дыру одеялом, засмолила его смолой, вытерла руки о передник и побежала вниз. Думает: «Нет одеяла, да зато солнышко засветит».[7]

  Лидия Арманд, «Большая девочка», 1913
  •  

Живые картины. Гроза в летний июньский день. Сочинение непризнанного драматурга, скрывшегося под псевдонимом Ваньки-Встаньки. Картина первая. «Был прекрасный июньский день. Палящие лучи полуденного солнца озаряли цветущие луга и окрестности…» Ваньки-Встанькина донкихотская образина расплылась в морщинистую сладкую улыбку, и глаза сузились полукругами. Но вот вдали на горизонте показались первые облака. Они росли, громоздились, как скалы, покрывая мало-помалу голубой небосклон…» Постепенно с Ваньки-Встанькиного лица сходила улыбка, и оно делалось все серьезнее и суровее. «Наконец тучи заволокли солнце… Настала зловещая темнота…» Ванька-Встанька сделал совсем свирепую физиономию. «Упали первые капли дождя…» Ванька забарабанил пальцами по спинке стула. «В отдалении блеснула первая молния…» Правый глаз Ваньки-Встаньки быстро моргнул, и дернулся левый угол рта. «Затем дождь полил как из ведра, и сверкнула вдруг ослепительная молния…»[8]

  Александр Куприн, «Яма», 1915
  •  

В противность мужу, её, как якорь в воду, тянуло в железный лязг гаванной сутолоки, к рыжей ржавчине трехтрубных гигантов, в льющееся ручьями зерно, под светлый плеск небес, парусов и матросок. Побуждения их были несходны. Льёт дождь, льёт как из ведра. Я приступаю к обещанному. Над канавой трещат ветки орешника.[9]

  Борис Пастернак, «Воздушные пути», 1924
  •  

Домработница Кванта кричала бегущим по лестнице, что их залило, а к ней вскоре присоединилась домработница Хустова из квартиры N 80, помещавшейся под квартирой Кванта. У Хустовых хлынуло с потолка и в кухне, и в уборной. Наконец, у Квантов в кухне обрушился громадный пласт штукатурки с потолка, разбив всю грязную посуду, после чего пошёл уже настоящий ливень: из клеток обвисшей мокрой драни хлынуло как из ведра. Тогда на лестнице первого подъезда начались крики. Пролетая мимо предпоследнего окна четвёртого этажа, Маргарита заглянула в него и увидела человека, в панике напялившего на себя противогаз.[10]

  Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита» (часть II), 1940
  •  

На рассвете на Мосеевом острове, на Соломбале, в Архангельске и на царских морских кораблях загремели пушки, отдавая салют уходящему вверх по Двине цареву каравану. Дождь лил сплошной пеленою, как из ведра. В царской поварне заливали печи, иноземные рейтары ломали, навалившись плечами на дверь, боковушку, в которой остались меда и водки. Пристав нагайкой стегал юродивого, певчие под навесом отжимали мокрые ризы.[11]

  Юрий Герман, «Россия молодая», 1952
  •  

― Замерз что-то. То ли устал, то ли опять начало трясти.
― А тебя что? Трясёт? ― быстро спросил Родионов.
― Ужас как, ― ответил Потапов и доверчиво взглянул на Родионова.
― Я её, проклятую, в Галиции в шестнадцатом году захватил.Понимаешь, сырой воды выпил из колодца, и в тот же вечер меня и забрало. Уж трясло, трясло… Как солнце заходит, так я без памяти, рубашка как из ведра! Хины я этой проклятой пуды, ну, просто пуды съел! Оглох даже![12]

  Юрий Домбровский, «Хранитель древностей» (часть II), 1964
  •  

Валентина сложила ставший бесполезным зонтик и пошла напрямик, наугад. Кофта и юбка были насквозь мокрыми, она ощущала всем телом холодную упругость кустов, так мешавшую ей поскорее выбраться отсюда. Туча обволокла небо, затянула все просветы между верхушками деревьев. Тревожно хлопали листья. Дождь лил как из ведра ― шальная июньская гроза. На крутом глинистом скате балки Валентина поскользнулась, упала. Кожаная сумочка с ландышами осталась где-то вверху.[13]

  Владимир Щербаков, «Женщина с ландышами», 1977
  •  

Еще несколько минут назад абсолютно чистое голубое небо вдруг затянулось черными свинцовыми тучами. Блеснул последний луч солнца, и вдруг неожиданно будто бы из ведра хлынул тропический ливень. Грянул гром, еще, еще… Зловеще сверкнула молния, начался настоящий шторм!
― Ой, мамочка, ― закричал перепуганный шпион Дырка.
― Полундра, ― прохрипел капитан Буль-Буль. ― Убрать паруса, задраить люки, ― отдавал он команды.
Дырка бегал по палубе, выполняя приказания капитана, но вдруг поскользнулся на мокрой палубе и грохнулся.
― Я не могу, у меня не получается, ― захныкал он и полез под спасательную шлюпку. Ветер словно щепку швырял парусник из стороны в сторону.[14]

  Валентин Постников, «Путешествие Карандаша и Самоделкина», 1995
  •  

Вниз на лифте. Знакомый двор. Машина. И вдруг ливень! Как из ведра! Из голубого неба! На солнце сияет бриллиантами! Грибной дождь! И также вдруг кончился! Раздвигаются знаменитые ворота. В машине на сиденье цветы. Со мной рядом садится на сей раз майор с очень смешной фигурой: туловище почти нормальное, но чуть тонковатые ноги, на груди мундир как будто накачали воздухом. От этого майор похож на головастика.
Кузнецкий мост! Тоже сияющий, омытый, вниз рекой несется вода. Попросила остановить машину у водосточной решетки, жаль, что у меня нет орденов: выбросила свои только что возвращенные медали: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «Восемьсотлетие Москвы», еще какие-то.[15]

  Татьяна Окуневская, «Татьянин день», 1998
  •  

― В Жулебино высадил, ― сказал Полухин. ― Прямо у дома, который он сам мне показал. Сейчас уж не вспомню, что за дом. Дождина лил как из ведра! И поздно было ― три часа ночи. Я их высадил и сразу уехал.[16]

  — Алексей Макеев и Николай Леонов, «Гроссмейстер сыска», 2003
  •  

― Хватает меня за руку и отводит от края бездны… Потом?.. Помню только, с неба лило как из ведра и улица в размытых пятнах фонарей, из конца в конец пустая… Когда очнулся, оказалось, стою на балюстраде, а внизу машинки, такие маленькие-маленькие, меньше игрушечных, и кто-то с нечеловеческой силой тянет меня назад. И что удивительно, дождь кончился, а на террасе, куда меня стащила Крыся, большая лужа. Лежу я в ней распростертый и смотрю на звезды, а Крыська навалилась сверху, прижала к камням телом, целует и ревёт белугой[17]

  Николай Дежнев, «Принцип неопределенности», 2009
  •  

В чувство пришёл глубокой ночью от страшного грохота и ещё от того, что промок до нитки. Вокруг тьма непроглядная, лишь время от времени вспыхивают ослепительно-яркие молнии, причём все, как мне тогда казалось, норовят угодить именно в меня. Дождина как из ведра. Ни лошадки, ни телеги поблизости не наблюдается. Голова тяжеленная, во рту сушняк неимоверный, все тело ноет, будто меня пару раз подбросили высоко над землей и ни разу не поймали. Короче, состояние и так плачевное, а тут ко всем несчастьям ещё и темень, и дождина проливной, и громы с молниями.[18]

  Александр Сухов, «Армагеддон объявлен», 2010

Дождь как из ведра в поэзииПравить

  •  

Без вдохновенного волненья,
Без жажды правды и добра
Полвека я стихотворенья
На землю лил, как из ведра.
За то Россия уж полвека ―
С Большой Морской до Шемахи ―
Во мне признала человека…
Производящего стихи.[19]

  Василий Курочкин, «Стансы на будущий юбилей Бавия», 1861
  •  

Прозрачных дней прошла пора,
И туча серая нависла.
Льет дождь осенний тихо, кисло, ―
Не летний дождь, как из ведра.
Уж третьи сутки льет исправно;
Знать, зарядил он не шутя;
И ропщут все на дождь, хотя
«Дождь, дождь!» молились все недавно.[20]

  Алексей Жемчужников, «Осенний дождь в деревне» (из цикла «Сельские впечатления и картинки». Серия первая), 25 сентября 1886 г.
  •  

И вспомнил я свой дар, ненужных светлых муз,
недолговечные созвучья и виденья, ―
когда на улице, средь гула и движенья
бесчувственных колес, не встретил я вчера
калеки моего… Да что! Как из ведра
бездонного, лил дождь, и каменные плиты
блестели холодно, и краски были смыты…[21]

  Владимир Набоков, «Художник-нищий», 1922
  •  

Солнцем сдельным
льется мясной
бульон
в опавшие бельма ―
грязное белье ―
снежных прогалков.
Хлещет весной
вповалку,
как из ведра.[22]

  Георгий Оболдуев, «Мартапрель», 1920-е
  •  

На улице всё той же самой
Всё тот же дождь, как из ведра.
Дворняжка тявкает упрямо
И будет тявкать до утра.[23]

  Вера Меркурьева, «С двух концов стола», 1927
  •  

Госпожа в лесу и плачет навзрыд.
Воют гиены, и рыкают львы,
Громы гремят, и молнии видны.
Дождь лил как из ведра, и ветер был.
Кличет святителей, Бога зовет...[24]

  Осип Мандельштам, «Берта — большая нога», до 1929
  •  

То ли вёдро, то ли льет как из ведра.
Петухи прокукарекали. Пора!
Время делу, хватит дрыхнуть на боку!
Взял бы палицу ― да сдвинуть не могу.[25]

  Олег Чухонцев, «Илья», 1960

Дождь как из ведра в песнях и кинематографеПравить

  •  

В небе туча хмурится,
Хмурится, хмурится,
Скоро грянет гром,
Скоро грянет гром.
Дождь пойдёт по улице,
Улице, улице,
С жестяным ведром,
С жестяным ведром.

  Сергей Козлов (музыка Владимира Шаинского), “Дождь идет по улице” из мультфильма “Далеко-далеко на юге”, 1982

Пословицы и поговоркиПравить

  •  

Весной, что рекой прольет — капли не видать; осенью ситцем просеет — хоть ведром черпай.
Весной ведро воды — ложка грязи; осенью ложка воды — ведро грязи.

  Русские пословицы
  •  

На бабину рожь, на дедову пшеницу, на девкин лён — поливай ведром (при первом дожде).

  Русские пословицы
  •  

Придёт пора, польет, что из ведра.

  Русские пословицы

ИсточникиПравить

  1. Аксаков С.Т. «Семейная хроника. Детские годы Багрова-внука. Аленький цветочек». Москва, «Художественная литература», 1982 г.
  2. Аполлон Коринфский. «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. — М., 1901 г., стр. 243
  3. А. И. Батюто: Дневник (1936-1952). Стихи. — М.: Скифия-принт, 2015 г.
  4. Е. П. Петров. Фронтовой дневник. — М.: АСТ, Харвест: 2013 г.
  5. Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в 30 томах. — Л.: «Наука», 1972 г.
  6. Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. — М.: «Художественная литература», 1958 г.
  7. Арманд, Л. М. Маленькие сказочки. — М.: Издание Т-ва И. Д. Сытина, 1913 г. — С. 32.
  8. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 т. Том 5. — Москва: Гослитиздат, 1957 г.
  9. Б. Пастернак. «Воздушные пути». Проза разных лет. — М.: «Современник», 1989 г.
  10. Булгаков М.А. Избранная проза. — М.: Худ. лит., 1966 г.
  11. Юрий Герман. «Россия молодая». Книга 1. — Советский писатель, Ленинград, 1954 г.
  12. Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  13. Владимир Щербаков, «Женщина с ландышами». — М.: «Техника — молодежи», № 12, 1977 г.
  14. Валентин Постников. Путешествие Карандаша и Самоделкина. ― М.: Рипол-классик, 1997 г.
  15. Татьяна Окуневская Татьянин день. — М.: Вагриус, 1998 г.
  16. Леонов Н.И., Макеев А.В. «Гроссмейстер сыска». — М.: Эксмо, 2003 г.
  17. Николай Дежнев. «Принцип неопределенности». — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2009 г.
  18. А. Е. Сухов. Армагеддон объявлен. — М.: Эксмо, 2010 г. ISBN: 978-5-699-41160-3
  19. Василий Курочкин в книге: Поэты «Искры». Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г. Том 1.
  20. Жемчужников А.М. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград, «Советский писатель», 1963 г.
  21. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  22. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  23. Меркурьева В.А.. Тщета. — Москва, «Водолей Publishers», 2007 г.
  24. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4-х т. — М.: Терра, 1991 г.
  25. Олег Чухонцев. Из трех тетрадей: Стихи. — (Худож. В. Г. Виноградов). — М.: Советский писатель, 1976 г.

См. такжеПравить