Дождь стеной

Дождь стено́й, стена́ дождя́ — устойчивое сочетание, означающее очень густые струи дождевой воды, напоминающие собой стену от земли до неба. Дождь стеной — это очень сильные ливневые осадки, дождь как из ведра, способный мгновенно промочить до нитки.

К такому определению ближе всего так называемый окатный дождь, а также дождь проливной, сильный дождина или вообще любой ливень с крупными каплями воды.

Дождь стеной в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Когда вспыхивала молния и на миг освещала дождь, то перед нашими глазами открывались не нити дождя, а сплошная стена воды без разрывов ― точь-в-точь, как рисуют низвергающуюся воду в водопаде.[1]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

Дождь стоял стеной, из труб хлестало, как из водопадов, было темно от воды в воздухе (был вечер)...[2]

  Николай Пунин, Письма А. Е. Аренс-Пуниной, 1935
  •  

Но, подступив стеной,
дождь зашумел по листьям
и хлынул проливной.[3]

  Степан Щипачёв, «По дороге в совхоз», 1939
  •  

Здесь всё тебе принадлежит по праву,
Стеной стоят дремучие дожди.[4]

  Анна Ахматова, «Здесь все тебе принадлежит по праву...», 1947
  •  

Дождь полил сплошной стеной, словно на небе у какого-то колоссального сосуда отвалилось дно и потоки воды низверглись на землю.[5]

  Владимир Богомолов, «Момент истины (В августе сорок четвертого...)», 1973
  •  

Дождь встал акриловой стеной. Сергею Палычу нужно было сворачивать, маневрировать, выруливать.[6]

  Анатолий Бузулукский, «Скользкие руки», 2012

Дождь стеной в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Во время грибных дождей в воздухе попахивает дымком и хорошо берет хитрая и осторожная рыба ― плотва. О слепом дожде, идущем при солнце, в народе говорят: «Царевна плачет». Сверкающие на солнце капли этого дождя похожи на крупные слёзы. А кому же и плакать такими сияющими слезами горя или радости, как не сказочной красавице царевне! Можно подолгу следить за игрой света во время дождя, за разнообразием звуков ― от мерного стука по тесовой крыше и жидкого звона в водосточной трубе до сплошного, напряженного гула, когда дождь льёт, как говорится, стеной. Все это ― только ничтожная часть того, что можно сказать о дожде.[7]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

― Вы слышали что-нибудь о Двуликой?
Сидевшие у костра переглянулись. Красные отсветы огня дрожали на лицах, на закопченых сводах большого грота в основании известковой скалы, в глубине которого, в шевелящихся багровых тенях, угадывались расстеленные для ночевки спальные мешки. За освещенным кругом тяжелой шуршащей стеной стоял ночной дождь.
― Во льет! ― парень в прожженной на рукаве штормовке потянулся за котелком
― Весь день собиралось, ― отозвались у костра.

  Константин Серафимов, «Экспедиция во мрак», 1978
  •  

И будет казаться, что все это было давным-давно и вовсе не здесь, а в какой-то далекой и южной стране. Стоит жара неделю, стоит две, уже невозможно от хмари и духоты, ходят кругами тучки, вечерами вдали грохочет, зарницы полыхают, а все нет и нет дождя, охают бабки, поливают свои огороды и все кряхтят: «От бы дожжа». А «дожжа» все нет и нет, но в один прекрасный день после обеда натянет с юго-запада мрачной сини, налетит вдруг шквал, взбив почерневшую воду, вырастут неизвестно откуда высокие и тонкие, как лезвия, волны, завернутся трубочками, и глядишь, летит по Енисею лодка с рыбаками, а за ней в полуверсте несется молочно-белая стена дождя, вот она ближе и ближе, вот хлопнула от ветра дверь, вот уже все бело вокруг, и грохочет дождь по крыше, и мокро блестит пустая лавочка, и соседка ставит бельевой бак под осиновый желоб, и старый серый кобель, раздувая ноздри, внюхивается в свежий влажный воздух ― дождались.[8]

  Михаил Тарковский, «Жизнь и книга», 1983

Дождь стеной в мемуарах и художественной литературеПравить

  •  

Грузно ударила об мою рогожу первая крупная капля дождя, и не успел я опомниться, как вдруг с неба обрушился жестокий ливень ― ливень, знакомый только нашим южным степям. Когда вспыхивала молния и на миг освещала дождь, то перед нашими глазами открывались не нити дождя, а сплошная стена воды без разрывов ― точь-в-точь, как рисуют низвергающуюся воду в водопаде. Не прошло и двух минут, как мы все уже были мокры насквозь. Холодная вода неприятно текла между лопаток, по спине и по всему телу и вызывала дрожь.[1]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

На обратном пути из Гатчины попали в знаменитую грозу. Бушевало, гремело, лило, сверкало в продолжение двух часов. Дождь стоял стеной, из труб хлестало, как из водопадов, было темно от воды в воздухе (был вечер); промокли до конца; трамваи остановились, автобусы медленно пробивались сквозь дождь; свет у нас погас, телефон во всем нашем районе испортился (не починили до сих пор), кое-где поплыли торцы. Я не видал еще ничего подобного этой грозе. Было весело.[2]

  Николай Пунин, Письма А. Е. Аренс-Пуниной, 1935
  •  

Разувшись, мы пустились бегом по клёклой земле. Первые капли попали в нас на середине расстояния. Но дождь не обрушился стеной, как этого можно было ожидать, он набирал силу постепенно и уверенно. А когда ударил он так, что над землей появился дым – мелкая водяная пыль от раздробившихся дождинок, мы успели юркнуть в открытую дверь амбара. Капли разбивались в пыль и в дым не только около земли, но и в воздухе, сталкиваясь друг с другом, поэтому прямоугольник амбарной двери был заполнен седою мглой, в которой переливались стеклышками, поблескивали частые дождевые струи. Ровный шум наполнял окрестности.[9]

  Владимир Солоухин, «Владимирские просёлки», 1957
  •  

Молния огненным зигзагом сверкнула невдалеке, и гроза началась. Андрей завернулся в плащ-накидку, но она была коротка, и ноги ниже колен скоро промокли. Гроза разыгрывалась не на шутку. Раздирая темную громаду неба, молнии на мгновение озаряли окрест, и снова все погружалось во мрак, и гром внушительно встряхивал землю. Дождь полил сплошной стеной, словно на небе у какого-то колоссального сосуда отвалилось дно и потоки воды низверглись на землю. Плащ-накидка пропиталась насквозь, затем постепенно намокло все, что было на Андрее: и гимнастёрка, и брюки, и пилотка, даже в сапоги непонятно как набралась вода. От дневной жары не осталось и следа, холодная мглистая сырость плотно охватывала тело.[5]

  Владимир Богомолов, «Момент истины (В августе сорок четвертого...)», 1973
  •  

К вечеру начался дождь. Мелкий, затяжной и противный. Глина в окопе сразу оплыла, и сапоги вязли в ней, как в трясине. За стеной дождевой пыли почти не просматривалось поле, исчезла видимость и перед окопами. Кочин приказал усилить боевое охранение. Он вошел в землянку, стянул пудовые от глины сапоги и сел, устало прислонившись к обитой досками стене.[10]

  Эдуард Хруцкий, «Операция прикрытия», 1984
  •  

Ава нашарила на тумбочке часы и включила лампу ― еще и пяти нет. Пришлось встать из теплой, нагретой ее отдохнувшим телом постели и закрыть окно: к привычному, нарастающему утром гулу мчащихся по Зее-штрассе машин прибавились звуки дождя ― не нудной осенней мороси, под которую крепко спится до полудня, не весёлой летней грозы, когда на небе появляется умытая радуга и тянет выбежать во двор, чтобы впитать в себя исходящую от нее радость, а клекот, захлеб бесконечного ливня, стеной заслоняющего свет восхода.[11]

  Ольга Новикова, «Мужской роман», 1999
  •  

«Куда он пошел? ― говорила как бы про себя. ― Сумасшедший, ну сумасшедший».
И тут даже природа заволновалась, хлынул ливень, и тоже какой-то прямо дьявольский, с завываниями ветра, жутко напористый ― стена воды! За этой стеной исчез Адик. Маше представилось, как он мчится куда-то, во мраке ночи, исхлестанный ливнем, непонятый, несчастный, ― вот что наделал этот коварный Лист, принявший сан аббата![12]

  Надежда Кожевникова, «Колониальный стиль», 2003

Дождь стеной в поэзииПравить

  •  

Проходит мимо яблонь,
смородины густой
с попутчицей случайной
учитель молодой.
Не зная, кто такая,
он полпути молчал
и тросточкой кленовой
по яблоням стучал.
Потом разговорились.
Но, подступив стеной,
дождь зашумел по листьям
и хлынул проливной.[3]

  Степан Щипачёв, «По дороге в совхоз», 1939
  •  

Здесь всё тебе принадлежит по праву,
Стеной стоят дремучие дожди.
Отдай другим игрушку мира ― славу,
Иди домой и ничего не жди.[4]

  Анна Ахматова, «Здесь все тебе принадлежит по праву...», 1947
  •  

Что нам грозы, что нам ливни,
дождь стеною?
Пусть гремит всё непрерывней:
ты ж ― со мною![13]

  Николай Асеев, «Грозы и ливни», 1953
  •  

В другой район ушла она,
Стена дождя косая,
И моросила допоздна,
На западе свисая.[14]

  Аркадий Штейнберг, «Паводок», 1966
  •  

…а, помнится,
вроде ― школьница,
в тени, на исходе дня,
за светлой стеной дождя, ―
ты, мёртвый, лежишь под Ногинском,
душа же твоя, невидимка,
на облаке, босиком,
играет себе в бадминтон[15]

  Ян Сатуновский, «...а, помнится...», 1974

Дождь стеной в песнях и кинематографеПравить

  •  

По витринам улиц, по асфальтовым тропинкам
Прогремело небо фиолетовым дождем
И со стороны город стал, как сумасшедший
Как один водой залитый дом.
Это ли не то, что бывало со мной
Это летний дождь стал над миром стеной
Это ли не то, что бывает шутя
Просто летний дождь вспоминает тебя
Город выпускает беспощадно из трамвая
Нежное создание, хризантему под зонтом
И она бежит, не снимая, босоножки
Под безумным, солнечным дождем...

  Леонид Агутин, «Летний дождь», 1998

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 Библиотека «Всходов», А. П. Седой (Чехов), В гостях у дедушки и бабушки, 1912 г., С.-Петербург, Типография Л. Я. Ганзубра, Мытницкая ул., 11.
  2. 2,0 2,1 Н.Н.Пунин, Дневники. Письма. ― М.: АРТ, 2000 г.
  3. 3,0 3,1 С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.
  4. 4,0 4,1 А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.
  5. 5,0 5,1 В. О. Богомолов. Избранное. ― М.: Дружба народов. 1996 г.
  6. А. Н. Бузулукский. Скользкие руки. — Саратов: «Волга», № 1-2, 2012 г.
  7. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  8. Михаил Тарковский, «Жизнь и книга», — М., журнал «Октябрь», №9 за 2002 г.
  9. Владимир Солоухин. Смех за левым плечом: Книга прозы. — М., 1989 г.
  10. Э. Хруцкий. Операция прикрытия. — М.: «Вокруг света», №11-12, 1984 г.
  11. О. Новикова Мужской роман. Женский роман. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  12. Н. В. Кожевникова. «Гарантия успеха». — М.: Аграф, 2004 г.
  13. Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Л.: Советский писатель, 1967 г.
  14. А. Штейнберг. «Вторая дорога». М.: Русский импульс, 2008 г.
  15. Сатуновский Я. Стихи и проза к стихам. — М.: Виртуальная галерея, 2012 г.

См. такжеПравить