Бабье лето

Ба́бье ле́то (уст. ма́рфино лето), в Северной Америке: инде́йское лето — отчётливо выраженный период тёплой и сухой погоды в Европе и Северной Америке, длящийся примерно одну-две недели в конце сентября или в первой половине октября и связанный с устойчивым антициклоном. Бабье лето наступает после похолодания и в некоторых случаях может сопровождаться вторичным цветением некоторых растений, обычно цветущих один раз в год. Близкое к бабьему лету понятие — золотая осень.

Бабье лето (Канада, 28 сентября 2005)

Согласно словарю Брокгауза и Эфрона, бабье лето — это начало осени (обыкновенно с 1 до 10 сентября), когда по воздуху носятся белые нити.

Бабье лето в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Бабье лето ― это последний шанс для тех лягушек, которые еще не стали царевнами.[1]

  Михаил Бару, «Навоз божьих коровок», 2012
  •  

В полдень гулял под музыку. Нёс через бабье лето своё мужицкое тело. Закрывая глаза, видел себя танцующим.[2]

  Александр Беляков, «Возвышение вещей», 2015
  •  

Все-таки бабье лето ― это праздник для простаков.

  Сергей Шаргунов, «Приключения черни», 2000
  •  

Бабье лето… сезон скидок на любовь.

  Стас Янковский

Бабье лето в публицистике, мемуарах и научно-популярной литературеПравить

  •  

Сентябрь. Бабье лето наступило. Лес расцветился пестрыми красками, лист на деревьях сделался жесток и шумит по-осеннему, но еще не тронулся ― морозов не было. Небо серо, моросит осенний мелкий дождичек, солнышко если и выглянет, то сквозь туман, и светит, и греет плохо. Мокро; но это славу богу, потому что «коли бабье лето ненастно ― осень сухая». Со дня на день ждем морозов; мы в деревне всегда чего-нибудь ждем: весною ждем первого теплого дождика, осенью ― первого мороза, первого снега; хоть мороз нам вовсе не нужен, но нельзя же осенью без мороза, как-то неспокойно, что нет мороза; все думается, не было бы от этого худа.[3]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (Письмо третье), 1872
  •  

Воздвиженье — третья встреча осени (первая — на Семен-день, вторая на Малую Пречистую), «первые зазимки». Об этом дне и связанных с ним поверьях-приметах и обычаях ходит в народной Руси расцвеченный красными-крылатыми словами длинный сказ, стоящий наособицу ото всех других. Бабьему лету — конец. «Со Воздвиженья осень к зиме все быстрее движется!» — замечают деревенские погодоведы...

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Сентябрь-листопад», 1901
  •  

От Ивана Постного осень считается на деревенской Руси вступившею во все свои неотъемлемые права. «Иван Постный — осени отец крестный!» — говорят в народе: «С Постного Ивана не выходит в поле мужик без кафтана!», «Иван Предтеча гонит птицу за море далече!», «Иван Поститель пришел, лето красное увел!». С «Иван-поста» мужик осень встречает, баба свое — бабье — лето начинает. Бабе — по деревенской поговорке приметливой — «с Ивана Постного последнее стлище на льны!». «Если журавли с Ивана Крестителя на Киев (на юг) пошли-потянули — будет короткая осень, придет нежданно-негаданно ранняя зима».

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Иван Постный», 1901
  •  

Бабье лето наступило в полной красоте. Серебряные паутины сверкали на солнце; золото и багрянец опавших листьев покрыли дороги и прогалины леса; калина и рябина огнились своими гроздьями… Аненка с матерью отбывала вторую страду: по грибы, за орехами, за калиной. В лесу праздник. Шум и многолюдие. Пестрят сарафаны и рубахи. Смех, песни, ауканье…[4]

  Кузьма Петров-Водкин, «Моя повесть» (Часть 1. Хлыновск), 1930
  •  

Автомобиль прокатил их мимо последней решётки Нескучного сада и остановился, не доезжая моста через окружную железную дорогу. Было предполуденное время тёплого октябрьского дня, затянувшегося бабьего лета. И мать и дочь были в лёгких плащах, отец ― в генеральской шинели с распахнутой грудью, с орденами и медалями. Дом строился полукруглый на Калужскую заставу, с двумя крылами: одно ― по Большой Калужской, другое ― вдоль окружной.[5]

  Александр Солженицын, «В круге первом», 1968
  •  

Осенние письма длиннее летних, в среднем, на три, а то и на четыре прощальных предложения. Начиная с первого дня бабьего лета, дольше смотрят вслед при расставании, а когда бабье лето кончается, то к взгляду присоединяют тяжелый вздох, а то и слезу. Удлиняется и обед. К нему прибавляются разные закуски, вроде грибной или баклажанной икры, к чаю прибавляются пончики с повидлом, шарлотки с яблоками, вишневые наливки, смородиновые настойки, тайком расстегнутые пуговицы и долгие разговоры о таком количестве мешков выкопанной картошки и запасенных на зиму трехлитровых банок с солеными огурцами, маринованными помидорами и связок с сушеными грибами, которого, кажется, хватило бы не только на зиму, но даже и на небольшой ледниковый период.[1]

  Михаил Бару, «Навоз божьих коровок», 2012
  •  

Бабье лето в Москве ― это тонкая, точно флейта, на которой она играет, девушка у входа в метро на станции «Полянка», это медленно выплывающая из флейты в голубое небо еще более тонкая серебристая ниточка мелодии под небом голубым есть город золотой с темнокожим продавцом роз по триста рублей за десяток, с полупьяным нищим, одной рукой собирающим подаяние, а другой прикуривающим сигарету от зажигалки, со старухой, торгующей белыми грибами, и тихим вечерним звоном с колокольни храма Григория Неокесарийского. [1]

  Михаил Бару, «Навоз божьих коровок», 2012

Бабье лето в художественной прозеПравить

  •  

Прижавшись боком к мягкому кузову, я молча курил сигару и лениво глядел на бегущие мимо нас грядки однообразных полей; солнце светило по-летнему; по темной зелени перелесков играл подсохший лист, поблескивая золотистыми искорками, словно редкая седина в голове еще не устаревшего человека, цепляясь концами за жниво, кругом нас плавала длинная паутина: ее было столько, что издали, на припоре света, поле было как будто накрыто хрустальным ковром; даль терялась кругом в глубоком тумане; кой-где гуляло стадо по изложинам: курился дымок, две-три бабы вертелись с граблями по жниву, да стрепета свистели крыльями, перелетывая стаями с пашни на пашню. ― Вот и бабье лето подошло, ― проговорил наконец Лука Лукич, поймав летучее волокно паутины. ― Да, как бы не пошло на сушь; тогда плохо! ― прибавил Атукаев в раздумье. (Не по душе это бабье лето псовому охотнику; ему с руки ― изгарь, прохолодь, частые перемочки, серые деньки…[6]

  Егор Дриянский, «Записки мелкотравчатого», 1857
  •  

В лесу пахло уж осенью, но в полях густые зеленые озими и трава, местами скошенная вторично, обманывали глаза. Летучая паутина носилась по воздуху длинными тонкими нитями; головки репейника, изгороди, кусты и даже земля местами затканы были как сетью их золотистою пряжею.
― Бабье лето! ― сказал я. ― Знаешь ли, отчего оно так названо?
― Оттого, что не настоящее, ― отвечала Ольга. ― Все, что фальшиво, призрачно и эфемерно, все это у вас ― бабье.
Выходка эта, несмотря на ее горький тон, обрадовала меня. В ней слышалось что-то, напоминавшее прежнюю Ольгу.[7]

  Николай Ахшарумов, «Концы в воду», 1872
  •  

― Нет, нет! Неужели вы не видите?
― А что такое? ― спросила Торопецкая.
― Да ведь солнышко, солнышко! ― восклицала Людмила Сильвестровна, играя платочком и даже немного подтанцовывая. ― Бабье лето! Бабье лето!
Поликсена поглядела на Людмилу Сильвестровну загадочными глазами и сказала: ― Тут анкету нужно будет заполнить.[8]

  Михаил Булгаков, «Записки покойника (Театральный роман)», 1937
  •  

День стоял солнечный, ясный, высокий, прозрачный насквозь. Так был сух и звонок воздух, что даже было слышно, как где-то далеко, за оградой, пыхтит автомобиль. Кончалось бабье лето. Ганка остановился, привлечённый далёким звоном журавлиной стаи. Она летела так высоко, что не было даже видно отдельных птиц. Быстро перемещался по небу ажурный, врезанный в синеву косой треугольник. Но Ганка долго стоял, слушал журавлиный крик, в нём пробуждались какое-то печальное умиротворение и тишина, а этого он боялся больше всего.[9]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть третья), 1958
  •  

Тайга перекипела гнусом, успокоилась, зашуршала отгорающим листом, закраснела брусникой, сладкими, будто в варенье, сделались голубика и черника, дичи не переесть, рыбы в речках не переловить. Бабье лето покидало Приполярье, растворялось в прореженной листопадом и ветрами тайге, пятилось к Енисею под напором все ближе подступающих гор. В легком светозарном платье, осыпанном спелыми ягодами, не шагало, а желтым, выветренным листом летело это краткое приполярное лето дальше и дальше, свертывая в трубку расшивной ковер, оставляя сзади хмарь, сбитых с места птиц, безголосые леса, темные туши зародов средь седой от иньев отавы. Светлая льдинка дня обтаивала по краям, самое уже донышко его несмело подсвечивало перегорелым пеплом лета.[10]

  Виктор Астафьев, «Царь-рыба», 1975

Бабье лето в стихахПравить

  •  

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Прозрачный воздух, день хрустальный,
И лучезарны вечера
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все — простор везде, —
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде…[11]

  Фёдор Тютчев, «Есть в осени первоначальной...», 22 августа 1857
  •  

Протянуло паутину
Золотое «бабье лето»,
И куда я взгляд ни кину ―
В желтый траур всё одето.
Песня летняя пропета,
Я снимаю мандолину
И спускаюсь с гор в долину,
Где остатки бродят света,
Будто чувствуя кончину.[12].

  Михаил Кузмин, «Протянуло паутину....» (из цикла «Осенние озера»), 1908
  •  

Так широко, так весело шумит
Зерно в ладонях, пахнущих половой.
Раскрыт амбар, и веялка гремит,
И гаснет день, по-зимнему лиловый.
Несложное хозяйство ― совершенно:
Топор остыл и прикорнул к пиле.
И вороха прирезанного сена
Пред мордою жующего милей.
И что ― печаль, и паутина ― что?
Не Вероникино, не бабье лето,
А труд и сила, дружною четой,
Среди крестьянского проходят света![13]

  Владимир Нарбут, «Бабье лето», 1916
  •  

Как трудно обстановку оценить
Солдату, что становится поэтом,
Когда за танком вьется бабье лето,
Когда горит серебряная нить,
Как дивный хвост приснившейся кометы,
Я так хочу, чтоб этот ад утих.
Чтоб от чумы очистилась планета,
Чтоб в тишине теплилось бабье лето,
Чтобы снаряды не врывались в стих,
Чтобы рождались не в бою поэты.[14]

  Ион Деген, «Бабье лето», 1944
  •  

Дерева светлеют и желтеют.
Бабье лето. Бабье лето. Ах!..
Что ж еще живущие затеют
Интересно. Интересно ― страх![15]

  Евгений Кропивницкий, «Бабье лето», 1952
  •  

Стали дни прозрачнее и суше,
Осыпаться начинает сад,
Пожелтели розовые груши,
Золотые яблоки висят.
От плодов, от солнечного света,
На душе спокойней и ясней,
И сюда теперь приходит лето
Из своих пустеющих полей.
Там летят по ветру паутины,
Все хлеба уже давно в снопах.
Бабье лето! Первые морщины,
Первые седины на висках.[16]

  Николай Туроверов, «Бабье лето», 1950-е
  •  

Есть время природы особого света,
неяркого солнца, нежнейшего зноя.
Оно называется
бабье лето
и в прелести спорит с самою весною.
Уже на лицо осторожно садится
летучая, легкая паутина
Как звонко поют запоздалые птицы!
Как пышно и грозно пылают куртины!
Давно отгремели могучие ливни,
всё отдано тихой и темною нивой…
Всё чаще от взгляда бываю счастливой,
все реже и горше бываю ревнивой.[17]

  Ольга Берггольц, «Бабье лето», 1958
  •  

Резкий холод. Ливень. Ветер дикий.
Бабье лето только на два дня.
Хунты отвратительные лики
смотрят на тебя и на меня.[18]

  Николай Ушаков, «Сентябрь-73», 1973
  •  

Мы пойдём, куда ты захочешь
И когда ты захочешь,
И будем любить друг друга
Даже когда любовь умрет,
Вся жизнь будет словно это утро
В цветах бабьего лета.

 

On ira où tu voudras,
Quand tu voudras
Et on s'aimera encore,
lorsque l'amour sera mort
Toute la vie sera pareille à ce matin
Aux couleurs de l'été indien[19]

  Вито Паллавичини, «L’Été indien» (песня «Бабье лето», всемирно известная в исполнении Джо Дассена), 1975
  •  

Хоронят няню. Бедный храм сусальный
в поселке Вырица. Как говорится, лепость ―
картинки про Христа и Магдалину ―
эль фреско по фанере. Летний день.
Не то что летний ― теплый. Бабье лето.
Начало сентября
В гробу лежит
Татьяна Саввишна Антонова ― она,
моя единственная няня, няня Таня…

  Евгений Рейн, «Хоронят няню. Бедный храм сусальный...», 1975
  •  

После бабьего лета два месяца
дождь и сеево, слякоть и месиво,
впору пить, и недолго повеситься,
и депрессию вымстить в агрессии,
и не хочешь, а вспомнишь Некрасова,
заразительнонудный задор его,
муза невская ― эвон ― наквасила,
вот и пей тут, и пой за Григорьева.

  Олег Чухонцев, «После бабьего лета два месяца...» (из сборника «Осьмерицы»), 2016

Бабье лето в пословицахПравить

  •  

Бабье лето семь дней, по Аспасов день.
Бабье лето две недели.

  Русские пословицы
  •  

Лён стели к бабьему лету, а подымай к Казанской!
Бабье лето — бабий праздник, бабьи работы!
Кто о бабьем лете жать-косить пойдет, того не то что мужики, а и бабы засмеют!

  Русские пословицы

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 1,2 Михаил Бару. «Навоз божьих коровок». — Нижний Новгород: «Волга», № 9-10 2012 г.
  2. Беляков А. Ю.. Возвышение вещей. — Нижний Новгород: «Волга», № 3-4 2015 г.
  3. А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  4. Петров-Водкин К.С., «Хлыновск. Пространство Эвклида. Самаркандия». — М: «Искусство», 1970 г.
  5. Солженицын А.И. «В круге первом», том 1, глава гл. 26-51 (1968), Москва, «Новый Мир», 1990 год
  6. Е.Э.Дриянский. «Записки мелкотравчатого». — М.: «Советская Россия», 1985 г.
  7. Н. Д. Ахшарумов. Концы в воду. — М.: Современник, 1996 г.
  8. Булгаков М.А. Избранная проза. — М.: Худ. лит., 1966 г.
  9. Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  10. Астафьев В.П. «Царь-рыба»: Повествование в рассказах. — М.: Современник, 1982 г.
  11. Ф.И.Тютчев. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  12. М. Кузмин. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  13. В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  14. Ион Деген. Я весь набальзамирован войной. — Новосибирск, 2012 г.
  15. Кропивницкий Е.Л. Избранное. Москва, Культурный слой, 2004 г.
  16. Н. Н. Туроверов. Возвращается ветер на круги свои… Стихотворения и поэмы. Под ред. Б. К. Рябухина; биогр. статья А. Н. Азаренкова. — М.: Художественная литература, 2010 г.
  17. О. Ф. Берггольц. Избранные произведения. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1983 г.
  18. Н. Ушаков. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.
  19. Перевод песни L'été Indien (Joe Dassin)видео «Joe Dassin – L'été indien» на YouTube

См. такжеПравить


Времена года
  Зима  ·     Весна  ·     Лето  ·     Осень