Боровик

род грибов семейства Болетовые (Boletaceae)

Борови́к (лат. Boletus) от слова «бор», растущий в бору — в строгом биологическом смысле: род грибов семейства Болетовые (лат. Boletaceae), среди которых самые известные — дубовик, сатанинский гриб, ложный сатанинский гриб и белый гриб. Некоторые микологи нередко причисляют к роду Боровик также и представителей близкого к нему другого рода Моховик (лат. Xerocomus).

Боровик или белый гриб

Между тем, в разговорной речи и неспециальной литературе боровиком называют один из самых распространённых видов этого рода — белый гриб. Боровики издавна используются в пищу и считаются лучшими по вкусовым и питательным качествам грибами.

Боровик в научной и научно-популярной литературеПравить

  •  

2817. Сушёные боровики. Выбрать свежие, крепкие боровики, обрезать верхнюю кожицу, нарезать их продолговатыми тонкими кусочками и высушить на солнце, разложив их на скатерть или бумагу, или высушить в печи; сложить в банку. Взяв для употребления, мочить 12 часов в молоке или воде; когда размокнут, варить их в той самой воде, потом тушить их со сметаной или маслом, посыпать зеленью, подавать.
2818. Сушёные боровики другим манером. Собрав боровики, очистить их, отделить шляпки от корешков, нанизать те и другие отдельно на тоненькую верёвочку, но не очень туго; ставить их несколько раз в печь, чтобы высохли, или высушить их, развесив на солнце. Такие грибы кладут для вкуса в борщ, во щи из щавеля и проч.; делается из них фарш для ушек, соус и т. д. Подают их также к водке или к жаркому вместо салата в постные дни, приготовив их следующим образом: выбрать хорошенькие шляпки, перемыть их в тёплой воде, сварить их до мягкости в солёной воде; за полчаса перед отпуском сложить грибы в салатник, облить уксусом, а кто любит, и прованским маслом.[1]

  Елена Молоховец, «Подарок молодым хозяйкам», 1875-1900
  •  

В апреле-мае на стволах усыхающих деревьев появляются оранжевые языки трутовика серно-желтого, вполне съедобные в молодом возрасте. А когда зацветёт белая акация, то уже можно рассчитывать на встречу с боровиками. Местные белые грибы, в отличие от растущих на севере, как, впрочем, и многие другие, быстро вырастая, имеют более длинную и более тонкую ножку, более рыхлую мякоть ― так что боровиками их называют больше по традиции. С этого же времени начинают появляться чем-то похожие на белый гриб поддубовики ― более ярко окрашенные, с плотной мякотью, становящейся интенсивно синей при нарезке. Многих отпугивает этот необычный цвет, но при варке он исчезает, а на вкус поддубовики не хуже белых.[2]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997

Боровик в мемуарах, публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Летом разной ягоде конца не было. Сначала пойдёт, бывало, земляника, которая, правда, поспевает в лесу несколько позже, чем на полях, но зато бывает гораздо сочней и душистее. Не успеет она отойти, как уже, смотришь, пошла голубица, костяника, малина, потом брусника; а тут, того и гляди, подоспеют орехи, а затем начинается грибное раздолье. Подберёзовиков и подосинников попадается немало и летом, но для груздей, для боровиков, для рыжиков настоящая пора осень. На баб, на девок да на ребятишек во всех окрестных деревнях находит в это время просто исступление какое-то.[3]

  Софья Ковалевская, «Воспоминания детства», 1890
  •  

Несмотря на занятия, мы таки выпросились и на «Чертов Остров» за черникой, и в наш лесочек за грибами. А их много, особенно боровиков: чистенькие, аккуратненькие такие; и сидят себе целой компанией. Вместо боровика поганки не сорвешь, а вот сыроежки с поганками так на одно лицо… т. е. похожи очень, так что я постоянно половину поганок наберу. Потом еще все мальчики с кучером Рутыгиных ездили куда-то на лодке раков ловить и привезли целую большую корзину. Вот счастливые, им повезло!

  — Валентина Новицкая, «Хорошо жить на свете!», 1912
  •  

На Суславиной горе высокий бор, тут пустынно, возвышенно и как-то удивительно все просто: был чистый песок, прошло время ― выросли сосны, прошло еще время ― нападали хвои и, прея, покрылись мхом лунного света, еще немного на тонком лунном ковре там и тут показались кустики красной ягоды брусники и голубой черники, а между ними на лунных моховых полянах стали каждую осень вырастать дорогие боровики. <...> На Сославинской горе из всех стройных сосен, одна красная подпирает своей вершиной солнышко и лучи его, рассеиваясь, падают на ровный моховой ковёр жёлто-зелёного цвета. На этом ковре ― далеко видно ― как бы в лунном свете стоит боровик, у него шляпка в чайное блюдечко и ножка только немного потоньше. Опытный грибник подойдёт к нему, срежет и покопает вокруг по мху ладонью, чтобы пощупать, нет ли тут молодых. А если увидишь, что мох разобран там и тут, это значит, мальчишки были. А бывает, лисица мышкует, тоже мох поднимает.[4]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1929
  •  

Белый гриб-боровик много проще. Он растет везде: и под ёлкой, и под сосной, и по придорожным канавам. Он сохраняет везде свое плотное, белое мясо, не чернеющее при разрезе, а шляпку, в особенности цвет ее, он меняет очень разнообразно: то она бледная, то красная, то коричневая, а случается, и буро-зеленая. Наперекор своему названию боровик самый вкусный, самый свежий, самый плотный растет под березой. Тут среди редкой травы он стоит коротенький, толстенький, в светло-бурой шляпке, точно сахарный. При варке шляпка боровика-березовика делается ярко-красной, а сам он дает крепкий навар отменного вкуса ― лучший гриб для заготовки впрок. Так это берёзовик? Совсем нет. Березу, кроме рыжика, любят все грибы и боровик в том числе, но у березы есть свой гриб ― подберезовик.[5]

  Евгений Дубровский, «Лесной шум», 1935
  •  

А мелкий грибной дождь сонно сыплется из низких туч. Лужи от этого дождя всегда теплые. Он не звенит, а шепчет что-то свое, усыпительное, и чуть заметно возится в кустах, будто трогает мягкой лапкой то один лист, то другой. Лесной перегной и мох впитывают этот дождь не торопясь, основательно. Поэтому после него начинают буйно лезть грибы ― липкие маслята, желтые лисички, боровики, румяные рыжики, опёнки и бесчисленные поганки.[6]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Вокруг молодых сосенок — зелёная трава, лесные цветы, в старом лесу — белый мох, черника, папоротник. Под молодыми сосенками бесполезно искать белые грибы — боровики, в бору-беломошнике или в бору-черничнике не встретить маслят. Всему своё время.

  Владимир Солоухин, «Третья охота», 1967

Боровик в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Вздумал гриб, разгадал боровик; под дубочком сидючи, на все грибы глядючи, стал приказывать:
— Приходите вы, белянки, ко мне на войну.
Отказалися белянки:
— Мы грибовые дворянки, не идём на войну.
— Приходите, рыжики́, ко мне на войну.
Отказались рыжики́:
— Мы богатые мужики, неповинны на войну идти.[7]

  Александр Афанасьев, Народные русские сказки, «Грибы», 1863
  •  

― Как птица и рыба, так грибы и ягоды разные бывают, ― объяснил Николай Матвеич. ― Сухой груздь, рыжик, боровик ― это настоящий гриб, ― потому как его впрок можно готовить... А другие ― ничего не стоят. Малина, черника, брусника ― тоже сурьёзные ягоды, а вот земляника или костяника уж совсем ни к чему.[8]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Зелёные горы», 1902 г.

Боровик в поэзииПравить

 
Боровик и мухомор
  •  

А под ёлками лихие
Мужикѝ-боровики
Прячут шапки дорогие.
О, затворники седые,
Им-то солнце не с руки![9]

  Пётр Потёмкин, «Не форси, форсун паршивый», 1911
  •  

А за вытоптанным оврагом только сумрак и тишина.
Но грибов совсем немного, лишь опёнки да грузди,
Что в них толку? Есть поляна, за Кирилловским родником,
Там, куда ни оглянешься, все белеют боровики.
Путь далекий, но решила одинокая пойти.
Что сидеть в пустом доме, только грех один, тоска.[10]

  Георгий Адамович, «Вологодский ангел», 1916
  •  

А боровик, в тени березовой,
Чуть из земли возникнув, рад
К высокой, липке бледно-розовой,
Прижаться, как большой агат.
И белый гриб (что клад достигнутый!)
Среди дубков пленяет глаз, ―
На толстой ножке, пышно-выгнутый,
Блестя, как дымчатый топаз.[11]

  Валерий Брюсов, «По грибы», 1 июня 1916
  •  

У входа в парк, в узорах летних дней,
скамейка светит, ждет кого-то…
На столике железном перед ней
грибы разложены для счета.
Малютки русого боровика ―
что пальчики на детской ножке.
Их извлекла так бережно рука
из темных люлек вдоль дорожки.[12]

  Владимир Набоков, «Грибы», 13 ноября 1922
  •  

Сырые пузыри дождевиков;
Гончие подпалины зайчат;
Рыжие лилии лисичек;
Вылупившиеся шишки шампиньонов;
Карапузная спесивость боровиков;
Крапленые стволы подберёзовиков;
Бесстыдный приапизм подосиновиков;
Сопливые толпы маслят...[13]

  Георгий Оболдуев, «Буйное вундеркиндство тополей...» (из цикла «Живописное обозрение»), 1927

ИсточникиПравить

  1. Елена Молоховец Подарок молодым хозяйкам, или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве. Запасы из грибов.
  2. Карпун Ю.Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи, 1997 г.
  3. Ковалевская С.В. Воспоминания. Повести. — Москва-Ленинград, «Наука», 1974 г.
  4. М.М.Пришвин. Дневники. 1928-1929. — М.: Русская книга, 2004 г.
  5. Дубровский Е.В. «Лесной шум». — Санкт-Петербург, 1935 г.
  6. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  7. «Народные русские сказки А. Н. Афанасьева»: В 3 томах — Литературные памятники. — М.: Наука, 1984—1985 г.
  8. Мамин-Сибиряк Д.Н. Повести, Рассказы, Очерки. Москва, «Московский рабочий», 1983 г.
  9. Пётр Потёмкин в книге: Поэты «Сатирикона». Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  10. Г.В.Адамович. Полное собрание стихотворений. Новая библиотека поэта. Малая серия. — СПб.: Академический проект, 2005 г.
  11. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  12. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  13. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.

См. такжеПравить