Кислотный дождь

высокий уровень ионов водорода

Кисло́тный дождь — научный термин, объединяющий под собой все виды метеорологических осадков — снег, дождь, град, туман, дождь со снегом, при которых наблюдается повышенная кислотность (pH) дождевых осадков из-за загрязнений воздуха кислотными оксидами, чаще всего серы и азота. Вода обычного дождя также представляет собой слабокислый раствор. Это происходит вследствие того, что природные вещества атмосферы, такие как углекислый газ, растворяются в дождевой воде и вступают с ней в реакцию. При этом образуется слабая угольная кислота, несравнимая с сернистой или азотистой по своей вредности и едкости.

Лес после кислотных дождей (Чехия)

Впервые термин «кислотный дождь» был введен в 1872 году английским учёным Робертом Смитом в книге «Воздух и дождь: начало химической климатологии». Его внимание привлёк смог в Манчестере. Кислотные дожди являются одной из причин гибели лесов, урожаев и растительности, а также одной из причин разрушения зданий и памятников культуры, трубопроводов, приводят в негодность автомобили, понижают плодородие почвы и могут приводить к просачиванию токсичных металлов в водоносные слои почвы.

Кислотный дождь в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

«Пожиратели джунглей» трудились внизу, а наверху готовились операции с другими кодовыми названиями.
«Поп-ай» ― это самолёты в новой для себя роли воздушных сеялок: самолеты резвятся в облаках, сеют и сеют кристаллы.
«Поп-ай»! ― сгустились над городом тучи, хлынул дождь, разогнал демонстрантов быстрее, чем слезоточивые газы…
«Поп-ай»! ― и ливнем снесено в реку несколько деревень вместе с жителями…
«Поп-ай»! ― и полились кислотные дожди…
А вслед за первыми опытами ― грандиозная затея в долине Красной реки: водопады воды с небес, искусственное наводнение… Исковерканная земля ― выжженная напалмом, протравленная ядами, изрешеченная воронками, заболоченная ливнями ― долгие годы приходит в себя.[1]

  Евгений Велтистов, «Ноктюрн пустоты» (Телерепортаж Джона Бари, спецкора), 1979
  •  

Но не все нам гонители. Есть тоже ищущие, есть друзья, есть потерянные овцы, и они имеют право на живое слово, и они не могут ждать, пока у нас вырастет сияние вокруг головы, — тогда будет поздно. Вот что мне кажется нашим делом — где бы мы ни были, мы это можем делать. Мы можем заниматься здесь тем, что называется acid rain, осквернением природы, воздуха, которым оскверняется все в Западной Европе, и мы можем быть живым словом Божиим и признавать — это очень важно, — что сами не живем в уровень этой правды, но что правда от этого не меняется.[2]

  митрополит Антоний (Блум), «О призвании человека», 1991
  •  

Ежегодно сгорает около миллиона тонн нефти, промышленная загазованность приводит к попаданию в атмосферу окислов серы и азота. Возвращаясь на Землю в виде кислотных дождей, они закисляют и поражают почвы, водоемы, леса. Происходит деградация почв, вокруг Аральского моря ежегодно выдувается свыше 150 млн тонн земли. В целом на Земле опустыниванием охвачена территория, равная по площади Северной и Южной Америке. Наблюдается дефицит пресной воды (суточная потребность человека в воде возросла до 2,5 литров).[3]

  — Владимир Горбачев, «Концепции современного естествознания», 2003
  •  

Увы, начиная с XX в. люди перестают верить в кровавые дожди: если на них начинают падать алые яркие капли воды из облаков или влага иных цветов, они прежде всего предполагают (и почти никогда не ошибаются), что дело тут не в природном феномене, а в очередном злостном нарушении экологических норм со стороны химических, металлургических и иного рода предприятий, способных выбросить в небо такие залпы красителей, что никакой Сахаре, а уж тем более ― бабочкам, и не снились. В нашей стране подлинный чемпион по кислотным дождям ― Норильск, где дымят могучие трубы металлургических заводов комбината «Норильский никель» ― крупнейшего отечественного производителя цветных металлов. С неба нередко льётся вода чуть ли не всех цветов радуги: и красная, и синяя, и жёлтая. В той же палитре зимой выпадает снег.[4]

  — Сергей Филатов, «Кровавые дожди», 2012

Кислотный дождь в мемуарах, беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Вот какая ретивость, вот какое развлечение у нас на селе нынче. Леса вокруг села, на горах и даже на скалах выжжены, оподолья обрублены под жалкие дачные участки. Река обмелела, вода в ней холодная и безжизненная, по дну стелется зеленая слизь водяной чумы. Выродились ягоды и нежные цветы ― от зимних туманов, наплывающих с реки, от кислотных дождей, опадающих с неба, сорок самых распространенных и нежных растений исчезло из лесу и с полян только вокруг села. Исчезли и наши чудные деревенские и лесные поляны, под корень срубаются пригородные леса ― буйствует дачная стихия.[5]

  Виктор Астафьев, «Последний поклон», до 1991
  •  

Однажды рано утром над Простоквашино прошёл кислотный дождь. И там, куда попадали капли дождя, всё становилось белым! И трава, и коровы. <...>
― Дядя Фёдор, ― говорит кот Матроскин, ― пусть Шарик фоторужьём сфотографирует это безобразие. И фотографию мы пошлём в центральную газету. А потом будем всё раскрашивать.
А пока они фотографировали, пришёл один противный мальчик Макарка – племянник почтальона Печкина. И раскрасил телёнка Гаврюшу в зелёный цвет.
Гаврюша рассердился и загнал безобразника на крышу. <...>
А в газете заметка получилась. И фотография бесцветная была напечатана.
Журналист Шариков писал:
«Пока мы не научимся совать носом директоров фабрик в бочку с кислотой для обесцвечивания, с природой ничего не наладится».
С тех пор кислотные дожди над деревней Простоквашино больше не шли. И только зимой Простоквашино было белым. Да и то не бесцветным, а цветным.

  Эдуард Успенский, «Кислотный дождь над Простоквашино», 2002
  •  

Однажды мне предложили принять участие в благотворительном концерте в Карнеги-холл. Предложение показалось очень привлекательным не потому, что концерт был посвящен защите лесов от кислотных дождей, а потому, что приглашал Стинг. Защитой лесов очень активно занимается его жена. Это была ее акция, но с его помощью. Репетиции перед концертом (а в нем участвовали и Мадонна, и Элтон Джон, и Стиви Уандер) я не забуду никогда. Репетировали произведение Сен-Санса «Карнавал животных», в котором каждая пьеса связана с каким-нибудь животным, а Бобби Макферрен ужасно смешно их изображал. Атмосфера была замечательная.[6]

  Юрий Башмет, из книги «Вокзал мечты», 2003
  •  

Аля только удивлялась про себя Катиной вере в чудо, которой позавидовала бы любая Золушка. Когда она вернулась в зал, Ритка уже курила, сидя за одним из только что протертых столов.
― Зря ты шапку не носишь, ― сказала она, глядя, как поднимается к потолку тонкая струйка дыма. ― Попадёшь под кислотный дождь, волосы испортишь. Жалко, хорошие.
― Я зонтик всегда с собой ношу, ― ответила Аля, садясь рядом за столик. ― Но сегодня же забыла.[7]

  Анна Берсенева, «Полёт над разлукой», 2005

Кислотный дождь в поэзииПравить

  •  

Кто, увидев свет бесплотный, серебристый дождь кислотный,
умирающим в угоду
в рай билет придумал льготный?
Покоряясь водам смутным, серебром сиюминутным
на мели играет рыба,
обернувшись шаром ртутным.

  Светлана Кекова, «Кто, упрятавший улитку в известковую кибитку...», 1992
  •  

Я в Айриш-пабе присягал
На верность белу свету,
Когда бармен вдруг дал сигнал
И крикнул: «Пива нету!»
Без этикету.
Иссякло пиво!
Кто бы мог сухим представить днище?!
Растряс земли, кислотный смог
Все было бы попроще.
Где пива сыщешь?[8]

  Василий Аксёнов, «Новый сладостный стиль», 1996
  •  

И тонкий звёздный свет, и отблески костров
лишь тайные следы беззвучных катастроф,
которые ― увы ― уже случились с нами.
Прошел кислотный дождь, посевы град побил
и вырвался огонь гудящий из могил,
пугая соловья в его древесном храме.

  Светлана Кекова, «Стaнcы», 1999

ИсточникиПравить

  1. Велтистов Е.С., Избранное в двух томах. Том 2. - М.: «Детская литература», 1988 г.
  2. митрополит Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Труды. — М., Практика, 2002 г.
  3. В. В. Горбачёв. Концепции современного естествознания. ― М.: Мир и Образование, 2003 г.
  4. Сергей Филатов. Кровавые дожди. — М.: «Зеркало мира», № 1, 2012 г.
  5. Виктор Астафьев Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 5. — Красноярск, «Офсет», 1997 г.
  6. Юрий Башмет. «Вокзал мечты». — М.: Вагриус, 2003 г.
  7. Анна Берсенева. Полет над разлукой. — М.: Эксмо, 2005 г.
  8. Василий Аксёнов. «Новый сладостный стиль». — М.: Эксмо-Пресс, ИзографЪ. 1997 г.

См. такжеПравить