Грибной дождь

Грибно́й дождь — устойчивое сочетание, метафорическое название для мелкого, моросящего, дробного дождя из низких туч, идущего в грибную пору при свете солнца. В повседневной речи грибной дождь понимается шире как несильный светлый дождь, идущий при солнечном освещении.

Дождь называется грибным потому, что по народной примете после такого дождя, тёплого и не сильного, хорошо растут грибы.

Грибной дождь в мемуарах, публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Вот умерло срубленное дерево, оно вянет, гниет, но в то же самое мгновение пополняется новой жизнью. Под гниющей корой неведомо откуда явились и копошатся тысячи червей, муравьев; все это суетится, лазает, точит, ест мертвеца, тащит в свой дом, строится, устраивает муравьиные кучи, растаскивает его по мельчайшим частям, как у бобыля шапку, полушубок, и, глядишь, нет дерева, а есть что-то другое, и не мертвое, а живое; дерево рассыпалось, и на том месте, где оно лежало, по всей его длине, вырос крепкий мох, разнообразный, красивый, и в нем после хорошего «грибного дождя» (для грибов бывает особенный грибной дождь) ― масса грибов, которые через день по появлении жарятся на сковороде в сметане[1]

  Глеб Успенский, «Крестьянин и крестьянский труд», 1880
  •  

Такое богатство, которое у всех на виду, которое всем понятно, ― извинительно, и ему можно покоряться без злобы. Чем виноват этот богач-земледелец, у которого земля уродила потому, что на нее пал дождь, а на мою не пал, и я обеднял? Завтра на мое счастие ударит грибной дождь, высыпет в лесу масса грибов, и я не поленюсь встать до света и собрать их, пока другие спят. На мое счастие попадутся белые грибы, а ведь они ― рубль двадцать фунт; это счастье может посетить и меня, как посетило соседа. Точно так же я не могу роптать и на то, что сосед умней, проворней, сильней, дальновидней.[1]

  Глеб Успенский, «Власть земли», 1882
  •  

На переходе от весны к лету, в пору быстро набегающих, шумных, красивых гроз, бурных вихрей и наводнений, лесные и водяные духи справляют свои свадьбы, сопровождаемые буйным весельем. Разгулом нечистой силы на брачных пиршествах крестьяне объясняют несчастья от весенних циклонов; водяные ломают мельницы, лешие размётывают овины, клади, валят деревья. Если мужика, при ясном небе, обольёт сильный дождь из налетевшей «шальной» тучки, — что называется, дождь сквозь солнце, грибной дождик, — он склонен думать, что шёл мимо бани, где новобрачный леший парился со своею молодою женою и, рассердясь на прохожего, окатил его водою из шайки, с головы до ног.[2]

  Александр Амфитеатров, «Иван Купало», 1903
  •  

Репетиции происходили по вечерам, а днем мы ходили гулять, ездили кататься и часто ходили за грибами. Что делалось в дождливые дни, когда лил грибной дождь, ― мы надевали старые ботинки, шлёпанцы, подтыкали свои платья чуть что не до колен и с корзинами ходили по грибы и приносили их огромное множество.[3]

  — Анна Левицкая, Воспоминания, 1943
  •  

Разберемся в нескольких видах дождя, чтобы понять, как оживает слово, когда с ним связаны непосредственные впечатления, и как это помогает писателю безошибочно им пользоваться. Чем, например, отличается спорый дождь от грибного? Слово «спорый» означает ― быстрый, скорый. Спорый дождь льется отвесно, сильно. Он всегда приближается с набегающим шумом. Особенно хорош спорый дождь на реке. Каждая его капля выбивает в воде круглое углубление, маленькую водяную чашу, подскакивает, снова падает и несколько мгновений, прежде чем исчезнуть, еще видна на дне этой водяной чаши. Капля блестит и похожа на жемчуг. При этом по всей реке стоит стеклянный звон. По высоте этого звона догадываешься, набирает ли дождь силу или стихает. А мелкий грибной дождь сонно сыплется из низких туч. Лужи от этого дождя всегда теплые. Он не звенит, а шепчет что-то свое, усыпительное, и чуть заметно возится в кустах, будто трогает мягкой лапкой то один лист, то другой. Лесной перегной и мох впитывают этот дождь не торопясь, основательно. Поэтому после него начинают буйно лезть грибы ― липкие маслята, желтые лисички, боровики, румяные рыжики, опёнки и бесчисленные поганки. Во время грибных дождей в воздухе попахивает дымком и хорошо берет хитрая и осторожная рыба ― плотва.[4]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Анатолий Иванович презирает женщин. Попив из Великого воды горстью, он сказал: «Воняет, наверное, баба купалась».
Ливень подступал четкой белой полосой на воде, а над нами шел солнечный грибной дождь. Полоса придвинулась вплотную, отступила, снова подошла и, скрав солнце, накрыла жестоким дождём.
Шура скинула с печи красивую смуглую ногу в спускающейся до колен страшной, заскорузлой штанине.[5]

  Юрий Нагибин, «Дневник», 1956
  •  

При полном солнце из легкой, светлой, как кудель, тучки брызнуло грибным дождиком; он удалялся стенкой, в нем запуталась коротенькая радуга. И тут с бездонно-голубого чистого неба с оглушительным треском вонзилась в землю прямая, как отвес, лишь вверху расщепленная молния, запахло лечебным электричеством, а потом ― чуть приметно ― гарью. Я не сразу заметил, что повернул назад, а заметив, продолжал быстро идти к дому. Меня била изнутри какая-то пульсирующая дрожь. Такого унизительного страха я не испытывал даже на войне. А ведь я люблю грозуи не только в начале мая. Я понял, что не должен хитрить с лесом; неведомо кем направление задано, ну и держись его.[6]

  Юрий Нагибин, «Школьный альбом», 1981
  •  

Шкура! Мы его лицо стерли для себя из памяти. Для меня ― или черное, или белое… Серого нет… Никаких полутонов… Нам не верилось, что где-то целый день дождь, «грибной» дождь. Наши архангельские комары над водой гудят. Выжженные шершавые горы… Поджаренный колючий песок… И на нем, как на большой простыне, наши окровавленные солдаты лежат… У них отрезано все мужское… Записка: ваши женщины никогда не родят от них сыновей[7]

  Светлана Алексиевич, «Цинковые мальчики», 1994
  •  

― Поздравляю! Помните, я вас все утешал, что вы скоро будете дома! Счастливой вам жизни! Радости!
Схватил обе руки.
― В счастливую, свободную жизнь!
Вниз на лифте. Знакомый двор. Машина. И вдруг ливень! Как из ведра! Из голубого неба! На солнце сияет бриллиантами! Грибной дождь! И также вдруг кончился! Раздвигаются знаменитые ворота. В машине на сиденье цветы. Со мной рядом садится на сей раз майор с очень смешной фигурой: туловище почти нормальное, но чуть тонковатые ноги, на груди мундир как будто накачали воздухом. От этого майор похож на головастика.
Кузнецкий мост! Тоже сияющий, омытый, вниз рекой несется вода. Попросила остановить машину у водосточной решетки, жаль, что у меня нет орденов: выбросила свои только что возвращенные медали: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «Восемьсотлетие Москвы», еще какие-то.[8]

  Татьяна Окуневская, «Татьянин день», 1998

Грибной дождь в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

― И урожай хорош, и заготовки вышли удачные, только вот грибов не родилось: придет великий пост, во щи покинуть нечего! И заметьте, уж третий год без грибов сидим, а рыжика так и в помине давным-давно нет, ― что бы за причина такая?
― А та и причина, что настоящих грибных дождей не бывало! ― разрешает какая-нибудь опытная хозяйка.
― Нет, кажется, и дождей немало прошлым летом было, ― возражает другая опытная хозяйка, ― а так, должно быть, не к году…
― Были дожди, да не грибные, ― настаивает первая, ― иной раз целое лето льют дожди, а грибами и не пахнет. А отчего? ― оттого, что дожди не те! И вдруг под самый конец грянет грибной дождик ― и пойдет, и пойдет! И рыжики, и грузди, и белые грибы… обору нет!
― Дивны дела твоя, господи![9]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Пошехонская старина» (Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина), 1887
  •  

Отправляться вверх по Неве было бы слишком тоскливо, да пожалуй у неё не было бы времени на такую долгую прогулку. Но Виктор не унывал. Нева была тотчас заменена Сестрорецком и качающаяся каюта — тряским вагоном. Сквозь стекла ресторана они смотрели, как дождь падал на белесое море, которое казалось светлее неба, но в сердце Виктора был такой же радостный ветер и трепетание, как и в тот счастливый день. Он даже искал искусственных аналогий, чтобы объяснить в благоприятную сторону все внешние явления; он говорил:
— Этот дождь похож на весенний: после него всё распускается, всё получает новую жизнь: листья, цветы, трава!
— Вы — ужасный фантазёр, Виктор. Откуда вы знаете, что это именно такой дождь, как вам хочется? А может быть, он — грибной и после него пойдут только мухоморы.
Виктор смутился, но не хотел сдаваться.
— Нет, это хороший дождь, а это вы злая, Елизавета Петровна; выдумали какие-то мухоморы.
— Ничего я не выдумываю. Это вы фантазируете насчет дождя, а просто — дождь, как дождь.[10].

  Михаил Кузмин, «Напрасные удачи», 1908
  •  

Сомова усмехнулась, но сейчас же закусила губу, и на глазах ее блеснули слёзы.
— Вот — дура! Почти готова плакать, — сказала она всхлипнув. — Знаешь, я все-таки добилась, что и он влюбился, и было это так хорошо, такой он стал… необыкновенно удивленный. Как бы проснулся, вылез из мезозойской эры, выпутался из созвездий, ручонки у него длинные, слабые, обнимает, смеется… родился второй раз и — в другой мир.
Плакала она смешно, слезы текли по щекам сквозь улыбку, как «грибной дождь сквозь солнце».
— Это он сам сказал: родился вторично и в другой мир, — говорила она, смахивая концом косы слезы со щек. В том, что эта толстенькая девушка обливалась слезами, Клим не видел ничего печального, это даже как будто украшало ее.

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина (Сорок лет)», 1936
  •  

Против поляны за хвостом идущего поезда в полнеба стояла огромная черно-лиловая туча. Из-за нее выбивались лучи солнца, расходясь колесом во все стороны, и по пути задевали за парниковые рамы, зажигая их стекла нестерпимым блеском. Вдруг из тучи косо посыпался крупный, сверкающий на солнце грибной дождь. Он падал торопливыми каплями в том же самом темпе, в каком стучал колесами и громыхал болтами разбежавшийся поезд, словно стараясь догнать его или боясь от него отстать. Не успел доктор обратить на это внимание, как из-за горы показался храм Христа Спасителя и в следующую минуту ― купола, крыши, дома и трубы всего города.[11]

  Борис Пастернак, «Доктор Живаго», 1945
  •  

В непривычно пустой раздевалке швейцар торопливо подал ему шинель ― торопливо, потому что умер отец. Шел грибной дождь, крупный и редкий, и среди стремительных капель точно стояла, сверкая на солнышке, бриллиантовая пыль. И эта пыль, и свежесть дождя, и то, что скоро лето, экзамены, а у него в последней четверти по геометрии двойка, ― значит, все это осталось на свете, несмотря на то что умер отец? И, страшно вскрикнув, схватившись за голову, Митя бросился домой.[12]

  Вениамин Каверин, «Открытая книга», 1956
  •  

Облако может превратиться в грозовое и начнет швырять, как песчинку, тяжелый самолёт, из радиостанции полетят искры, а радиокомпас начнет вращаться в плавном вальсе. Оно может сверкнуть молниями, двумя, тремя, а захочет, и обстреляет землю сотнями. А может, ничего этого не будет. Возьмет и станет спокойным, тучным, ливневым облаком, будет долго стоять тихо, не шелохнувшись, и внезапно прольется теплым грибным дождем. Или исчезнет, растает за несколько минут так же необъяснимо, как появилось. Все сравнивали грозовое облако с генератором.[13]

  Даниил Гранин, «Иду на грозу», 1962
  •  

Аня выглянула в окно. Сквозь сетку дождя за Ушней видно освещенное солнцем поле.
― Грибной дождь!
― Ан нет! ― возразил Карпей. ― Грибной дождичек мелкий, теплый, с парком, а этот с холодком. Грибной дождик позавчера сеялся. Сеногноем его еще зовут ― много сена губит. А этот дождь спорый, значит, скорый.
― Когда мы за грибами пойдём? ― спросила Аня, страстная грибница.
― Денька через два. Самая пора маслятам. В бор пойдем, сосны там прямые, словно свечки стоят, под ногами мох, как перина.[14]

  Зоя Воскресенская, «Сердце матери», 1965
  •  

Американские лётчики, участники челночного полёта, которые отбомбились над Берлином и теперь пили у стойки на нашей базе, встретили его невнятным веселым лаем. Он прикрыл их от «мессершмиттов», когда они подходили к базе. Он один спустил в море двух «мессеров», третий задымил к горизонту.
Сода-виски, ― предложили они ему.
Сода-солнце, ― сказал он и стал губами ловить капли грибного дождя, залетавшие в открытую фрамугу. Американцам перевели ― сода-солнце, ― они опять засмеялись и напились на радостях. Его стали звать Сода-солнце.[15]

  Михаил Анчаров, «Сода-солнце», 1980
  •  

Нашим северным деревенским летом неизвестно чего бывает больше — дождей или солнца. Но солнце изо дня в день одинаковое, а дожди — разные.
Бывает дождь нудный, долгий, студёный, который так и называют мокрым или ещё более сердито — сеногноем.
И есть дожди грозовые, есть ливни-косохлёсты, грозовым близкая родня.
Порой же вдруг посыплется дождик такой лёгкий, прозрачный, будто он перемешался с небесным светом; и так он ласков, что земля под ним шепчется, ответно вздыхает, от земли навстречу дождику восходит тёплый пар.
Этот дождик кто величает ситничком, кто грибным.[16]

  Лев Кузьмин, «Дождь, дождь, пуще!», 1983
  •  

― А ты?
― Я и раньше жила с дедушкой. У нас было имущество, и я стала дедушкина дочь.
― Почему же у тебя такая счастливая рожа?
Она всхлипнула, и это было как дождь при солнце, как грибной дождь и как ее светящиеся волосы.
― Я не знаю, ― сказала она. И стала смотреть на него. ― Потому что вы так смотрите, ― сказала она. А как же ему смотреть на этого ребенка, который не знал, кто он, от кого приехал, и не ведал, что творит с ним, с Зотовым.[17]

  Михаил Анчаров, «Как Птица Гаруда», 1989
  •  

Десять минут гестапо.
Прежде чем отойти от окна, он решил высморкаться. Дождь был грибным. Крыша автобуса, испещряемая дождевыми тычками, на солнце поблескивала, как чешуя. Дорожные рабочие продолжали копать, прохожие — проходить мимо. Грибной дождь не мешал совокупляться двум одинаково рыжим дворнягам – делали любовь посреди улицы, игнорируя вялые увещевания школьного охранника, что курил под козырьком гомеопатической аптеки. Борис Петрович не был садистом. Но иногда на него находило.[18]

  Сергей Носов, «Грачи улетели», 1993
  •  

Лето подходило к концу, грибные дожди входили в моду.

  Константин Арбенин, «Заявка на подвиг», 2011

Грибной дождь в поэзииПравить

  •  

Ты ― вороных арабов брат ―
Имеешь белых два ребра.
Бесшумно кружатся на роликах
Конечности между ключиц.
Я заменил галопа проливень
Грибным дождем высоких спиц.
Чтоб легче, чем пыльца, чем ночка,
Чем голос, стлался над торцом,
Комету глазом вдел в лицо,
А в горло ― жгучий бич звоночка.[19]

  Николай Дементьев, «Велосипед», 1929
  •  

А по кустам играли в прятки дети,
парашютисты прыгали с небес,
фанфары ликовали на рассвете,
грибным дождем затягивало лес,
и кто-то маленький, не уставая,
кричал в соседнем молодом саду
баском, в ладошки: «Майя, Майя! Майя!..»
И отзывалась девочка: «Иду…»[20]

  Ольга Берггольц, «На Сиверской, на станции сосновой...» (из цикла «Два стихотворения дочерям»), 1935
  •  

Четыре пальца раздирают рот
на ноте «си» над тучей ветровой.
Идут машины кувырком вперед,
Идут гуртом по черной мостовой.
Гулящий дождь, цыганский и грибной,
Дождь голубятников и голубей,
Свистящий, булькающий, проливной,
Дождь
, разговаривающий со мной
По водосточной сломанной трубе.
Щекочет ноздри свист на ноте «си»
И турмана на ниточку берет.
Над черной крышей турман колесит,
Сквозь дождь упрямо пробираясь вброд.
Гуляют закадычные друзья,
Гремит по крышам листовая дрожь,
Прямой проспект навылет просквозя,
Гортанным свистом покрывают дождь...[21]

  Александр Межиров, «Блокада. Наяву», 1946
  •  

Зашумел сад, и грибной дождь застучал в лист,
вскоре стал мир, как Эдем, свеж и опять чист.
И глядит луч из седых туч в зеркала луж ―
как растет ель, как жужжит шмель, как блестит уж.
О, грибной дождь, протяни вниз хрусталя нить,
все кусты ждут ― дай ветвям жить, дай цветам пить.
Приложи к ним, световой луч, миллион линз,
загляни в грунт, в корешки трав, разгляди жизнь.[22]

  Семён Кирсанов, «Дождь» (из цикла «Под одним небом»), 1960
  •  

Дождь грибной по кустам
гривами! Лентами!
От орла до крота
все довольны летом!
Белки ― безо всяких уз ―
к небу ― вверх ногами!
Ручейки не дуют в ус ―
кулаками камни![23]

  Виктор Соснора, «Лето» (из цикла «В поисках развлечений»), 1961
  •  

Смеясь над смертью ― старой проституткой,
я на траве плясал, как дождь грибной,
с волынкою, кизиловою дудкой,
с гармошкою трехрядной и губной.

  Евгений Евтушенко, «Монолог Тиля Уленшпигеля», 1965
  •  

Где-то далеко, очень далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки, в маленьком саду
Созрели вишни, наклонясь до земли.
Где-то далеко, в памяти моей,
Сейчас, как в детстве тепло.
Хоть память укрыта
Такими большими снегами.

  Роберт Рождественский, «Песня о далёкой родине» («Где-то далеко») из кинофильма «Семнадцать мгновений весны», музыка М. Таривердиева, 1971
  •  

Монтрёй или Кембридж? Кому что припомнить дано.
Я ахну, я всхлипну, я вспомню деревню Межно,
Куда с детским садом в три года меня привезли, ―
С тех пор я не видел нежней и блаженней земли.
По рощам блаженных, предчувствуя жизнь впереди
Такую родную, как эти грибные дожди,
Такую большую ― не меньше, чем та, что была.
И мята, и мёд, и, наверное, горе и мгла.

  Александр Кушнер, «По рощам блаженных, по влажным зеленым холмам...», 1980-е

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 Успенский Г.И. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. — Москва, ГИХЛ, 1995 г.
  2. Амфитеатров А.В. «Сказочные были». Старое в новом. — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1904 г. — стр. 240.
  3. А. В. Левицкая. Воспоминания Анны Васильевны Левицкой, урожд<енной> Олсуфьевой. — Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. Т. 9. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1999 г. — С. 267
  4. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  5. Юрий Нагибин, Дневник. — М.: «Книжный сад», 1996 г.
  6. Ю. М. Нагибин, «Утраченная музыка». — М.: «Подкова», 1998 г.
  7. Светлана Алексиевич. «Цинковые мальчики». — М.: Вагриус, 1997 г.
  8. Татьяна Окуневская Татьянин день. — М.: Вагриус, 1998 г.
  9. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 17. Москва, Художественная литература, 1973 г.
  10. М. А. Кузмин. Собрание сочинений. — П.: Издание М. И. Семёнова, 1915 г. — Т. V
  11. Борис Пастернак. «Доктор Живаго». — М.: «Художественная литература», 1990 г.
  12. Каверин В., «Открытая книга». — Москва: «Советская Россия» 1969 г.
  13. Даниил Гранин, «Иду на грозу». — М., «Молодая гвардия», 1966 г.
  14. Воскресенская З.И. «Сердце матери». Минск: «Юнацтва», 1986 г.
  15. Михаил Анчаров, «Сода-солнце»: Ф. трилогия. — М.: МГ, 1986 г.
  16. Л. И. Кузьмин. «Косохлест» : рассказы и повесть. Худож. Е. Грибов. — Пермь : Книжное издательство, 1991 г. — 285 стр.
  17. Михаил Анчаров, «Как Птица Гаруда». — М: «Советский писатель», 1989 г.
  18. С. А. Носов, Грачи улетели: Роман. — СПб: Лимбус Пресс, 2005 г.
  19. Дементьев Н.И. — Комсомольские поэты двадцатых годов. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1988 г.
  20. О. Ф. Берггольц. Избранные произведения. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1983 г.
  21. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). — Москва, «Зебра», 2006 г.
  22. С. Кирсанов, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  23. В. Соснора. Стихотворения (ред. Е.Шипова). — Л.: Амфора, 2011 г. — 863 с.

См. такжеПравить