Косой дождь

Косо́й дождь или косохлёст (устар.) — общепринятое название для дождя при котором капли падают на землю не вертикально, а под отчётливо видимым издалека и вблизи углом. Такой дождь, обычно сопровождается сильным боковым ветром, который смешает струи дождя по мере их приближения из дождевого облака к земле. Как следствие, в некоторых случаях дождь может идти совсем не в том месте, где находится туча. В старые времена сильный косой дождь иногда называли «косохлестом», в тех случаях, когда струи воды, сопровождаемые порывами ветра, в самом деле могли сильно хлестать, например, в окна или захлёстывать под открытые навесы.

Косой дождь

Косой дождь в мемуарах, публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Франкфурт, 29 июля. Ненастье продолжается. Сижу в своей горнице под растворенным окном, и хотя косой дождь мочит меня и разливает дрожь по моей внутренности, однако ж каменная русская грудь не боится простуды, и питомец железного севера смеется над слабым усилием маинских бурь. Но такой ли погоды ожидал я в здешнем кротком климате? Более и более удаляясь от севера, радовался я мыслию, что оставляю за собою холод и сырость, все сердитое, жестокое и угрюмое в натуре.[1]

  Николай Карамзин, Письма русского путешественника, 1793
  •  

Избы по обеим сторонам дороги тесно лепятся друг к дружке и представляют однообразно-скучные ряды серых бревен, ворохов бурой соломы и кривых плетней. С того времени, как заброшена дорога, самые домы кажутся какими-то заброшенными; в косой дождь, когда стены избушек намокнут, их трудно даже отличать от грунта. Серое без просвету небо, дождь, глухая осенняя пора идут, впрочем, как-то к Черневу; вообще говоря, Чернево ― незавидное место.[2]

  Дмитрий Григорович, «Переселенцы», 1856
  •  

Очевидно, никто не ждал бури, и теперь, когда барки с жалобным скрипом затерлись друг о друга, и одна, бороздя якорь по дну, сдвинулась с места и нажала на соседей, сонные, встрепанные бурлаки выскочили наверх. И вот в величественное и зловещее зрелище бури люди внесли свой комический элемент: этим лохматым, камаринским мужикам было не до красот природы, а вот как навалит барку на барку, да подмнет бока, да полопаются канаты, да в широкие щели польет вода, подмачивая муку, так задаст те хозяин звону почище этого грома. И люди кучами метались по палубам, тянули что-то, отчаянно ругаясь, перебегали с барки на барку и завозили на лодках какие-то снасти. Наш капитан тоже делал распоряжения с мостика, и матросы лихорадочно, но уверенно подвязывали разные снасти и накрывали брезентами грузы и люки. Пошел сильный косой дождь, и стало светлее. Был уже час ночи, срок отхода «Кивача», но мы и не думали трогаться. ― Что ж не едем?[3]

  — Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Лет пятнадцать назад Максим Горький, побывавши в Нью-Йорке, доводит до сведения: «Сквозь косой дождь на берегу были видны дома в пятнадцать и двадцать этажей». Я бы должен был, чтобы не выходить из рамок, очевидно принятых писателями приличий, повествовать так: «Сквозь косой дым можно видеть ничего себе дома в сорок и пятьдесят этажей…» А будущий поэт после такого путешествия запишет: «Сквозь прямые дома в неисследованное количество этажей, вставшие на нью-йоркском берегу, не были видны ни дымы, ни косые дожди, ни тем более, какие-то дымки».

  Владимир Маяковский «Моё открытие Америки: Мексика», 1926
  •  

Сегодня утром еще я видел в Брусничном враге, засыпанном снегом, местами пробивался поток, как богатырь-ребёнок в бочонке, по сказке, нажимая на дно, ― теперь весь снежный потолок обрушился, и поток свободно несся, шумел и ревел в высоких снежных берегах. Орех еще не зацвел, и я не видел еще маленьких певчих дроздов, которые делают малиновую зарю.
20 Апреля. Всю ночь на 20-е буря. Утро: ноябрь и ноябрь. Хлещет косой дождь, меняется вдруг на снег. Так ни один дождь не проходит и кончается снегом и морозом.[4]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1927
  •  

Юрта Карпушки была построена довольно прочно и нигде не протекала. Снаружи завывала буря, дождь, по-видимому, шел полосами и хлестал по стенам примитивного жилища. Я хотел было еще расспросить Карпушку о дороге вдоль берега моря, но он рано завалился спать, его примеру последовали и мои спутники. Рассвет застал меня в состоянии бодрствования.[5]

  Владимир Арсеньев, «В горах Сихотэ-Алиня», 1937
  •  

Мне вернули конфискованные вещи и какой-то молодой человек с «ромбом» предложил мне следовать за ним и повел во двор к открытому автомобилю. Признаюсь, я предпочел бы, чтобы это был «Черный ворон», во внутренности которого сухо: моросивший дождик обратился в косой дождь, кожаное сиденье автомобиля было мокрое, и хотя парусиновый тент защищал от перпендикулярных капель, но не мог уберечь от обильных душей косого дождя. Не проехали мы и десять минут, как пальто мое было ― «хоть выжми».[6]

  Разумник Иванов-Разумник. «Тюрьмы и ссылки», 1944

Косой дождь в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Косой дождь, гонимый сильным ветром, лил как из ведра; с призовой спины Василья текли потоки в лужу мутной воды, образовавшуюся на фартуке. Сначала сбитая катышками пыль превратилась в жидкую грязь, которую месили колёса, толчки стали меньше, и по глинистым колеям потекли мутные ручьи. Молния светила шире и бледнее, и раскаты грома уже были не так поразительны за равномерным шумом дождя. Но вот дождь становится мельче; туча начинает разделяться на волнистые облака, светлеть в том месте, в котором должно быть солнце, и сквозь серовато-белые края тучи чуть виднеется клочок ясной лазури.[7].

  Лев Толстой, «Отрочество», 1854
  •  

Был осенний, теплый, дождливый день. Небо и горизонт были одного и того же цвета мутной воды. То падал как будто туман, то вдруг припускал косой, крупный дождь.
На породистой, худой, с подтянутыми боками лошади, в бурке и папахе, с которых струилась вода, ехал Денисов. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Исхудавшее и обросшее густой, короткой, черной бородой лицо его казалось сердито.[8]

  Лев Толстой, «Война и мир», 1869
  •  

Этот вихрь и быстрая езда, когда задыхаешься от ветра и чувствуешь себя птицей, волнуют и щекочут грудь. Когда мы въехали в наш двор, ветра уже не было и крупные брызги дождя стучали по траве и по крышам. Около конюшни не было ни души.
Петр Сергеич сам разнуздал лошадей и повел их к стойлам. Ожидая, когда он кончит, я стояла у порога и смотрела на косые дождевые полосы; приторный, возбуждающий запах сена чувствовался здесь сильнее, чем в поле; от туч и дождя было сумеречно.[9]

  Антон Чехов, «Рассказ госпожи NN», 1887
  •  

Начиналась упорная работа. Сперва он горячился, напрягал все усилия говорить понятнее и сдержаннее, потом только смотрел, как сечет окна косой дождь и тянутся обозы к заводу; мужики шлепали по грязи, накрывшись рогожами; от потных, потемневших лошадей валил пар. И все представлял учитель самого себя едущим на вокзал в телеге: телега медленно качается, хлюпает по дороге, и заливается-стонет ветер, гнет в поле одинокую голую березку… <...>
Черная ночь глядела в окна. На деревне во мраке зиял огнями завод; огненными искрами роились его высокие трубы; тогда тяжелым взмахом налетал ветер, чаще и гуще стрекал косой дождь в стекла окон и еще жалобнее завывало в печке… А на рассвете отдаленными-отдаленными, протяжными стонами доносилась перекличка петухов; медленно-медленно пробуждалась после долгой ночи жизнь. Дождь стихал; холоднело; ветер гнал в холодном небе белесые космы туч.[10]

  Иван Бунин, «Учитель», 1894
  •  

С утра Аверкий, порою покидавший свою телегу и добредавший до избы, обещал старухе, что опогодится. Но к обедам опять заходили тучи, казавшиеся еще чернее от блеска солнца, меняли облака свои необыкновенные цвета и очертания, поднимался холодный ветер, и бежал по полям косой радужный дождь.
― Будут беды великие, ― говорила соседка, бывшая дворовая. ― Раньше и тучки не те были, все зайчики да кусточки, а теперь облако грубое пошло…[11]

  Иван Бунин, «В августе», 1901
  •  

И еще не замолк этот звук, как другой, похожий, странно продолжал его: это Иуда горстью бросал серебреники и оболы в лица первосвященника и судей, возвращая плату за Иисуса. Косым дождем криво летели монеты, попадая в лица, на стол, раскатываясь по полу. Некоторые из судей закрывались руками, ладонями наружу, другие, вскочив с мест, кричали и бранились. Иуда, стараясь попасть в Анну, бросил последнюю монету, за которою долго шарила в мешке его дрожащая рука, плюнул гневно и вышел.[12]

  Леонид Андреев, «Иуда Искариот», 1907
  •  

Пароход валяло с носа на корму и с боку на бок. Шел мелкий косой дождь. На палубе было пусто, только в проходах у стен рубок, куда не достигали брызги, лежали спящие люди. За левым бортом в бесконечно далекой черноте ночи, точно на краю света, загорелась вдруг яркая, белая, светящаяся точка маяка; продержавшись с секунду, она мгновенно гасла, а через несколько секунд опять вспыхивала, и опять гасла, и опять вспыхивала через точные промежутки.[13]

  Александр Куприн, «Морская болезнь», 1908
  •  

Старик ходил под окнами с колотушкой, но то казалось, что он где-то далеко-далеко, то Буян, захлебываясь, рвал кого-то, с бурным лаем убегал в поле и вдруг снова появлялся под окнами и будил, упорно брехал, стоя на одном месте. Тогда Тихон Ильич собирался выйти, глянуть, ― что такое, все ли в порядке. Но как только доходило до того, чтобы решиться встать, как гуще и чаще начинал стрекотать в темные окошечки крупный косой дождь, гонимый ветром из темных беспредельных полей, и милей отца-матери казался сон… Наконец стукнула дверь, понесло сырым холодом, ― караульщик, Жмых, шурша, втащил в прихожую вязанку соломы. Тихон Ильич открыл глаза: мутно, водянисто светало, окошечки были потные.[14]

  Иван Бунин, «Деревня», 1910
  •  

Лихое, невеселое было житье в Питербурхе. Вздувшаяся река била в бревенчатые набережные; качались, трещали крутобокие барки; снег и косой дождь наплюхивал целые озера на площадях и улицах, где для проезда брошены были поперек бревна, доски, чурбаны. На черном пожарище выгоревшего в прошлый четверг гостиного двора, что на Троицкой площади, торчали четыре виселицы, и ветер раскачивал в тумане четырех воров, повешенных здесь на боязнь и великое страхование впредь.[15]

  Алексей Толстой, «День Петра», 1918
  •  

Послушайте, как беснуется сумасшедший Март! Уже несколько дней над Римом бродили тяжелые тучи, и косой дождь порывами сек стены и развалины, и в это утро Я прочел в какой-то газетке выразительный бюллетень о погоде: cielo nuvoloso, il vento forte e mare molto agitato. К вечеру ненастье превратилось в бурю, и взволнованное море перекинуло через девяносто миль свой влажный запах в стены самого Рима. И настоящее римское море, его волнистая Кампанья запела всеми голосами бури, как океан, и мгновениями чудилось, что ее недвижные холмы, ее застывшие извека волны уже поколебались на своих основаниях и всем стадом надвигаются на городские стены.[16]

  Леонид Андреев, «Дневник сатаны», 1919
  •  

Молния сверкала за молнией. Они иногда по две, по три сразу, пучками прорезывали черное небо, и тогда вдруг на секунду выявлялась вся улица Красного Села, берёзы по сторонам шоссе, кипящие водою канавы, бараки за ними и промокший насквозь в шинели, кажущейся черной, дневальный под пестрым деревянным грибом, и сейчас же страшные раскаты грома, небо опрокидывалось на землю, мрак скрывал все, и только вода сверкала крупными вспыхивающими по ней пузырями, да сильными толстыми струями бил и сек по лицу, по груди и по ногам косой дождь, гонимый яростным вихрем.[17]

  Пётр Краснов, «От Двуглавого Орла к красному знамени», 1922
  •  

Небо — надвое треснуло красным зигзагом; и тотчас, как пушечный выстрел, гром, молния — вместе! Все — вприпуски тут!
Косохлёст замочил подоконники; там горизонтище злел, ― чернозубый: фабричные трубы ― на желтом на всем! Чуть не кланялся в пояс Мордан; и подумалось: ― Чорт подери, ― дограбастался все-таки он до квартиры![18]

  Андрей Белый, «Москва» (Часть 2. Москва под ударом), 1926
  •  

Листья под ветром рябили молочно-голубой изнанкой, согласно басовито шелестели. Где-то по ту сторону Хопра из ярко-белого подола тучи сыпался и сек землю косой дождь с градом, перепоясанный цветастым кушаком радуги. Ночевали на хуторе, небольшом и пустынном. Григорий убрал коня, пошел на пасеку.[19]

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон» (Книга третья), 1928-1940 г.
  •  

Шла осень. Целыми днями хлестали косые дожди, листья с деревьев облетели, на улицах стояла непролазная грязь. Как-то раз промозглым утром к Клаве прибежал всполошённый Петька. Старые, раскисшие опорки еле держались на его ногах, брюки выше колен были зашлепаны грязью, кепка сбилась набок.
― Ты что? Убегал от кого-нибудь? ― встревоженно спросила его Клава.[20].

  Алексей Мусатов, «Клава Назарова», 1958
  •  

Ее принял один из его помощников и сообщил, что отец умер неделю назад. Тина не могла идти в общежитие, не могла говорить. Без цели и без смысла она шла по улицам. Ноябрьский холодный дождь то хлестал, то сеялся мелкой моросью, то снова поливал землю косыми струями; городские улицы сменились переулками пригорода, потом началось поле, за полем снова дома. Тина шла и шла. Она очнулась в незнакомой деревушке.[21]

  Галина Николаева, «Битва в пути», 1959
  •  

И я, сердитый, взбираюсь на поленницу, раскатываю толь и начинаю стучать на весь двор. Прибиваю планки, чтобы крепче держалось, а снизу дети смотрят на меня изумленными глазами: такой маленький дядя, такой чумазый — и стучит зачем-то! Вокруг ходит Паша, покрикивает, выдерживает тон:
— Сюда прибей… Сбоку не забудь. А вдруг пойдут косые дожди? А здесь вот криво…
— Ладно, ладно… (Пропадите — вы — пропадом — все — косые дожди — все — прямые — проливныезатяжные — вместе с дровами и табельщицами — Пашами! И с толем, который ломается от старости!)
Паша уходит.[22]

  Рид Грачёв, «Частные дрова», 1961
  •  

Что-то хлестко шлепает по спине, Савоня поднимает голову и догадывается, что задремал. Редкие крупные капли дождя косо вонзаются вокруг Савони, в пыль разбиваются о мохнатые головки тимофеевки. Савоня поспешно встает, озирается по сторонам. Художника уже нет на прежнем месте, после него осталась лишь истоптанная луговина.[23]

  Евгений Носов, «И уплывают пароходы, и остаются берега», 1970
  •  

― А я говорю, ну её. Клиентка от слова «клей», ― воспользовался Женя лексиконом, открывшимся ему на спасательной станции. Он прошел на балкон, где был встречен внезапным дождем. Сквозь ночь, сквозь пегие косые диагонали дождя светил в сторону моря Катин прожектор. А вот и она сама, только очень уж маленькая отсюда: влезла на свою смотровую площадку, чтобы снять кое-какие вещички, повешенные сушиться.[24]

  Георгий Полонский, «Репетитор», 1980
  •  

― Не надо… моё это… уходите… все уходите, ― потребовала она, и изба опустела. И Васек под ее взглядом тоже попятился и вышел, он не мог произнести ни слова, и когда к нему, что-то тихо говоря, потянулась соседка, тетка Пелагея, он в страхе отскочил в сторону и, не разбирая дороги, бросился в сад, затем в огород, в поле, прямо в сверкающий майский дождь и гул, в первый и последний раз он боялся людей. В эту ночь ветер так и не стих, не стих и дождь: он весело и косо летел в окна. К рассвету тьма еще усилилась, и словно предродовое томление охватило мир...[25]

  Пётр Проскурин. «В старых ракитах», 1983
  •  

Вадик стоял под козырьком парадного подъезда. Школа наша красивая, белокаменная, с гранитными ступенями. Он стоял на гранитных ступенях, сентябрьский дождь косо доставал его русую голову, он поднял лицо, ловил ртом капли. Он набрал полный рот дождевой воды, притянул меня и из губ в губы напоил дождем. И я поняла: повестка.[26]

  Борис Черных, «Плач перепёлки», 1987

Косой дождь в поэзииПравить

  •  

Как дымкой даль полей закрыв на полчаса,
Прошел внезапный дождь косыми полосами
И снова глубоко синеют небеса
Над освеженными лесами.[27]

  Иван Бунин, «Как дымкой даль полей закрыв на полчаса...», 1889
  •  

Пуст и ровен путь мой дальний…
Лишь у черных деревень
Бесконечный всё печальней,
Словно дождь косой плетень.[28]

  Иннокентий Анненский, «Картинка» (из сборника «Трилистник из старой тетради»), 1909
  •  

Сверкали окна пред грозой,
Как полированная сталь.
И дождь косой шел полосой,
И грохотала грузно даль.[29]

  Владимир Нарбут, «Сверкали окна пред грозой...», 1909
  •  

Как разноцветная струна,
мелькает дождь, косой и хлесткий
И снова я стою одна,
дрожа, на узком перекрестке.[30]

  Татьяна Вечорка, «Пусть громче улиц стук глухой...», 1916
  •  

Моя изгнанница вступает
В родное, древнее жилье
И страшным братьям заявляет
Раве́нство гордое свое.
И навсегда уж ей не надо
Того, кто под косым дождем
В аллеях Кронверкского сада
Бредет в ничтожестве своем.[31]

  Владислав Ходасевич, «Элегия», 1921
  •  

Слепой, я шел, пока
Меня свободы ветер двигал
И бил косым дождем.
И бычью голову я снял с могучих мяс и кости
И у стены поставил.
Как воин истины я ею потрясал над миром:
Смотрите, вот она!
Вот то курчавое чело, которому пылали раньше толпы!
И с ужасом
Я понял, что я никем не видим,
Что нужно сеять очи,
Что должен сеятель очей идти![32]

  Велимир Хлебников, «Одинокий лицедей», 1921
  •  

Ещё никто его не ждал,
Косого летнего дождя, ―
Сверкало солнце на листах
И вдруг нахлынул, исхлестав.
Пули дождин запели.
Пеньем покрыли поле.
Почвы их жадно пили.
Пыль попримяли пули.
И под посвист: жди ― не жди,
Жди ― не жди, насытим вдосталь, ―
Миллиардами дождин
Разлинован разом воздух.
И под ливня рев и вой
Был он снова, снова, снова,
Без линейки по кривой
Разом, разом разлинован.[33]

  Пётр Незнамов, «Наскок ливня», 1921
  •  

Если ветер ты любишь и ветки сырые,
Божьи звезды и Божьих зверьков,
если видишь при сладостном слове «Россия»
только даль, и дожди золотые, косые,
и в колосьях лазурь васильков,
я тебя полюблю, как люблю я могучий,
пышный шорох лесов, и закаты, и тучи,
и мохнатых цветных червяков...[34]

  Владимир Набоков, «Знаешь веру мою?», 22 июня 1922
  •  

По улице шел бритый человек
С портфелем вечным, стиснутым под мышкой.
Косящий дождь, заборы, ребра стен
И плеши луж его не угнетали.[35]

  Саша Чёрный, «Осенний день. Ленивый веер солнца...», 1923
  •  

Воем сирены паровозной,
Стуком и грохотом колес,
Косым дождем и криком «поздно» ―
Так это счастье началось.
Так пусть оно движеньем станет
Колес, кружащих на осях,
Пусть в долгом изойдет дыханье
Вздохом и выдохом стиха.[36]

  Елизавета Полонская, «Воем сирены паровозной...», 1925
  •  

Лирика отмирает. Пауза. Так.
Я осматривал ногти и думал о самоубийстве.
Голубой фонарь в штриховке косого дождика
Мелькал, как кинематограф. Рота солдат
Прошла в молчаньи своим хоровым шагом.
Их банные веники пахли золотой осенью
С ее тонко-интимным запахом женского пота;
Зернистый шаг был подобен серой икре,
А на барабане от треска двуногой цифры,
Пользуясь дождиком, вскакивал круглый гриб.[37]

  Илья Сельвинский, «Идиллия с человеческими жертвами» (из цикла «Записки поэта»), 1926
  •  

Там, где-нибудь, когда-нибудь,
У склона гор, на берегу реки,
Или за дребезжащею телегой,
Бредя привычно под косым дождем,
Под низким, белым, бесконечным небом,
Иль много позже, много, много дальше,
Не знаю что, не понимаю как,
Но где-нибудь, когда-нибудь, наверно…[38]

  Георгий Адамович, «Там, где-нибудь, когда-нибудь...», 1927
  •  

И вот, покрытый прозеленью, в дыме
Косых дождей, не по-людски красив.
Он ни о чем не спорит с молодыми.
Встречает нас и сесть не пригласив…[39]

  Павел Антокольский, «...А там, на цоколе гранитном, сдвинув...» (из сборника «Бронзовый поэт»), 1939
  •  

Не перемывать чужое бельё,
не сплетен сплетать околесицу, ―
сырое,
суровое,
злое былье
сейчас под перо мое просится.
Теперь не время судить, кто прав:
живые шаги его пройдены;
но пуще всего
он темнел,
взревновав
вниманию
матери-родины.[40]
«Я хочу
быть понят моей страной,
а не буду понят, ―
что ж,
по родной стране
пройду стороной,
как проходит
косой дождь».[41]

  Николай Асеев, «Косой дождь» (из цикла «Маяковский начинается»), 1939
  •  

Пели девушки, ленты качая свои,
Дождь ходил полосами косыми,
Мне ж звучало над песней неслышное им
Твое имя ― далекое имя.[42]

  Николай Тихонов, «Хоровод в Сульдуси», 1939
  •  

Лишь «зисы» черным эллипсойдом
Под фонарем летят во тьму…
Кварталы пусты. Дождь косой там
Объемлет дух и льнет к нему.[43]

  Даниил Андреев, «В знак...» (из цикла «Симфония городского дня», 1950)
  •  

И целый год качается нога,
Одна нога, без туловища даже,
Нога из воска смугло-золотого
В чулке постыдно семгового цвета.
Качается, качается, зовет
Все позабыть, убить, надвинуть кепку
И, жалобно посвистывая, выйти
В четвертое ночное измеренье
Косых дождей, колючих кадыков,
Пустых мостов и тихой, тихой дроби
Старинных дождевых унылых капель.[44]

  Владимир Луговско́й, «Сказка о том, как человек шел со смертью», 1950
  •  

Он сапоги мне о́тдал молча,
заплакал вдруг и побежал.
И я
в каком-то потрясенье
глядел, глядел сквозь дождь косой,
как по земле сырой,
осенней
бежал он,
плачущий,
босой…

  Евгений Евтушенко, «Сапоги», 1954
  •  

Дождя поволока косая
Мерещится в темном окне.
Гравюрка висит Хокусая
На скользкой барачной стене.
И руки над печкою грея,
Стоит перед темным окном
Вдова инженера-еврея,
Убитого в тридцать восьмом.[45]

  Владимир Ковенацкий, «Песня японских военопленных», 1960
  •  

Над Канадой, над Канадой
Солнце низкое садится.
Мне уснуть давно бы надо, —
Отчего же мне не спится?
Над Канадой небо сине,
Меж берёз дожди косые…
Хоть похоже на Россию,
Только всё же — не Россия.[46]

  Александр Городницкий, «Над Канадой небо сине», апрель 1963
  •  

Вон плывут облака, возникают из самой зари
Облака. Для детей они как буквари.
Даже те, что еще не умеют читать,
Понимают картинки зверей и людей,
Различают косые линейки дождей,
Электрических линий прямую печать,
И похожий на чистописанье ивняк,
И фабричной трубы восклицательный знак.
Вон плывут облака далеко̀-далеко…
А читать и писать научиться легко.[47]

  Давид Самойлов, «Облака», 1963
  •  

Дождь, мальчишка босоногий,
Без рубашки, голый дождь.
Вон бежит он без дороги,
Голенастый ― среди рощ.
Пляшет в листьях по долине
Дождь-подстёга, дождь косой.
Пахнет цветом и холстиной,
Коноплёю и землёй.
Отдождило. Просветлело:
Вся алмазная трава ―
Влажным блеском приоделись
Нагота и синева.
Уж петух пропел и вышел,
Клюнув в луже серебро
Только с крыши тихий слышен
Крупных капель разговор.[48]

  Григорий Петников, «Лёгкий дождь», 1965
  •  

В другой район ушла она,
Стена дождя косая,
И моросила допоздна,
На западе свисая.[49]

  Аркадий Штейнберг, «Паводок», 1966
  •  

Шел дождь прямой, шел дождь прямой,
Все было прямым, прямым.
Шел дождь прямой, шел дождь прямой,
Внезапно он стал косым.
Все стало косым под косым дождем:
Забор, горизонт, холмы,
И дом, потемневший мгновенно дом,
И мы перед ним, и мы![50]

  Юрий Кузнецов, «Осенний космос», 1969
  •  

А старость любит шубы,
построенные навсегда,
и чтоб никакого шума,
если горе-беда.
Надеялись, а не ждали!
Теперь без надежды ждем.
Приблизились наши дали:
они под косым дождем.
Он косит, косит, косит.
Он яр, усерден, лих
и новостей не приносит,
кроме самых плохих.[51]

  Борис Слуцкий, «Молодость и старость», 1973
  •  

из небольшого сна ты прогоняешь тучи,
чтоб тихий звон воды не разбудил минут,
которые тогда стариннее и лучше,
когда с косым дождем на землю упадут;[52]

  Владимир Казаков, «из небольшого сна ты прогоняешь тучи...» (триптих «Три послания дорогой маме»), 1982
  •  

Косыми щитами дождей
заставлены лица людей,
больница и зданье райкома,
где снизу деревьев оскома,
а сверху ― портреты вождей[53]

  Александр Ерёменко, «Косыми щитами дождей...», 1990
  •  

Под колоннадой Биржи тот же дождь
не высунешься, проворонишь лето.
Все заверенья ― это только дрожь
трамвайная и дробь мотоциклета.
Никто к тебе не едет, не спешит,
тогда гляди на невские просторы,
над набережной дождь косой висит,
как будто это наши пифагоры
задумали и, улучив момент,
расторгли с геометрией союзы,
и каменный над головою тент
прикрыл меня от той гипотенузы,
и катеты, что эти два моста,
и изумрудный Зимний вдоль штриховки…

  Евгений Рейн, «Из геометрии», 1998

ИсточникиПравить

  1. Карамзин. Н.М. Письма русского путешественника. — Москва: Советская Россия, 1982. — 608 с. — (Библиотека русской художественной публицистики). — 100 000 экз.
  2. Д.В. Григорович. Избранные сочинения. — М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1954 г.
  3. Н. И.Березин, «Пешком по карельским водопадам». Типография товарищества «Общественная польза», 1903 г.
  4. Пришвин М.М. Дневники. 1926-1927. Москва, «Русская книга», 2003 г.
  5. В.К. Арсеньев. «В горах Сихотэ-Алиня». — М.: Государственное издательство географической литературы, 1955 г.
  6. Р. В. Иванов-Разумник. «Тюрьмы и ссылки». — Издательство имени Чехова. Нью-Йорк, 1953 г.
  7. Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. — М.: «Художественная литература», 1958 г.
  8. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 22 т. — М.: Художественная литература. — Т. 5. «Война и мир».
  9. А. П. Чехов. Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1976. — Т. 6. [Рассказы], 1887 г. — С. 450-454
  10. И.А. Бунин. Рассказы. Москва, Правда, 1983 г.
  11. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г. — Т. 1. Стихотворения (1888—1911); Рассказы (1892—1901). — С.79
  12. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  13. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 томах. — М.: Художественная литература, 1970. — Том 4.
  14. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г.
  15. А.Н.Толстой. День Петра. ― М.: «Советская Россия», 1980 г.
  16. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  17. Краснов П.Н., «От Двуглавого Орла к красному знамени»: В 2 книгах. — Кн. 1. — М.: Айрис-пресс, 2005 г. (Белая Россия)
  18. Белый Андрей. «Москва». — М.: Советская Россия, 1990 г.
  19. М.А.Шолохов, «Тихий Дон». — М.: Молодая гвардия, 1980 г.
  20. Алексей Мусатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Том I. — М.: Детская литература, 1976 г.
  21. Николаева Г.E.. «Битва в пути». — М.: Советский писатель, 1960 г.
  22. Рид Грачёв, Сочинения. — С.-Пб: Издательство журнала «Звезда», 2014 г. — 658 с. — ISBN 978-5-7439-161-6
  23. Евгений Носов, Избранные произведения в 2-х т. — Том второй. М.: Советская Россия, 1983 г.
  24. Полонский Георгий, Репетитор. Курортная история в двух частях, семи картинах. — М., Искусство, 1980 г.
  25. Проскурин П. «Полуденные сны». — Москва: «Современник», 1985 г.
  26. Б. И. Черных. «Плач перепёлки» (рассказы). Библиотека «Огонёк». — М., «Правда», 1988 г.
  27. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  28. И. Ф. Анненский. Избранные произведения. — Л.: Художественная литература, 1988 г. — стр.38
  29. В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  30. Татьяна Вечорка, Портреты без ретуши. — М.: Дом-музей М. Цветаевой, 2007 г.
  31. В. Ходасевич. Стихотворения. Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  32. В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  33. П. В. Незнамов. Хорошо на улице. — М., Федерация, 1929 г.
  34. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  35. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  36. Полонская Е.Г. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Малая серия. Санкт-Петербург, Издательство «Первый ИПХ», 2010 г.
  37. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  38. Г.В.Адамович. Полное собрание стихотворений. Новая библиотека поэта. Малая серия. — СПб.: Академический проект, 2005 г.
  39. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.
  40. Н. Н. Асеев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1967 г.
  41. Приведённая Асеевым цитата из стихотворения Маяковского «Домой!» была изъята автором из окончательного варианта. Стихотворение Маяковского заканчивалось этой строфой в рукописи и в двух первых публикациях 1926 года.
  42. Тихонов Н.С. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Ленинград, «Советский писатель», 1981 г.
  43. Д.Л.Андреев. Собрание сочинений. — М.: «Русский путь», 2006 г.
  44. В.А.Луговской. «Мне кажется, я прожил десять жизней…» — М.: Время, 2001 г.
  45. Владимир Ковенацкий. Альбом стихов, рисунков и гравюр. — М.: Культурная революция, 2007 г. — 288 с.
  46. А. М. Городницкий. «И жить еще надежде». — М.: Вагриус, 2001 г.
  47. Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  48. Г.Н.Петников в книге «Поэзия русского футуризма». Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  49. А. Штейнберг. «Вторая дорога». М.: Русский импульс, 2008 г.
  50. Ю.П.Кузнецов. «До последнего края». — М.: Молодая гвардия, 2001 г.
  51. Б. А. Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  52. В. В. Казаков. Избранные сочинения в трех томах. — М.: Гилея, 1995 г.
  53. А. Еременко. «Матрос котенка не обидит». Собрание сочинений. — М.: Фаланстер, 2013 г.

См. такжеПравить