Дождевые облака

Дождевы́е облака́ (ливневые облака, грозовые облака) — несколько типов облачности, способной к образованию и выпадению жидких осадков. Обычно различают ку́чево-дождевы́е облака́ (ливневые или грозовые) и обложные слои́сто-дождевы́е облака́ (чисто дождевые, приводящие к долговременным или затяжным осадкам).

Кучево-дождевые облака над Римом

Вместе с тем, не всякое дождевое облако и не в любом месте приводит к выпадению осадков. Для начала дождя требуется ряд метеорологических условий, без которых дождевое облако проходит мимо. А в ряде случаев, например, во время сильной жары, сопровождающейся восходящими потоками воздуха, выпадающий дождь не достигает земли.

Дождевые облака в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Болѣе всего привлекало къ себѣ наши мысли рожденіе дождевыхъ облаковъ, которые предъ нашими произходили глазами.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Утро было дождливо и туманно ― облака, задевая меня за голову, выжимали, как губки, на мне свою воду…[2]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Аммалат-бек», 1831
  •  

...с утра сильный ветер разорвал дождевые облака, погнал их на север и там свалил в огромные побелевшие груды.[3]

  Алексей Толстой, «Хождение по мукам» (Книга первая. Сестры), 1922
  •  

Мы очень часто заблуждаемся, когда думаем, что чем темнее надвигающаяся туча, тем более сильным она прольется дождем.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

...испарения с уже прогревшегося моря встречают в вышине холодный воздух, образуются дождевые облака и на землю проливается далеко не летний дождь.[5]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997

Дождевые облака в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Хотя мрачная и дождливая погода принуждала насъ много сносить на семъ хребтѣ, и ослизлыя отъ дождя каменныя глыбы каждую ступень дѣлали для насъ опасною; однако не безъ удовольствія на немъ препровождали мы время, видя иногда дождевыя облака подъ нашими ногами, а иногда среди ихъ обращаяся, какъ бы отовсюду покрыты были мглою. Болѣе всего привлекало къ себѣ наши мысли рожденіе дождевыхъ облаковъ, которые предъ нашими произходили глазами. Въ разныхъ мѣстахъ хребта, а особливо изъ разсѣлинъ, гдѣ нѣсколько объяснится, водные пары на подобіе печнова дыму подымалися, и въ виду составляли дождевыя облака, которыя по разному разстоянію отъ нашихъ глазъ разной густоты казалися, и не рѣдко соединяся съ другими облаками въ дождевыя превращалися капли. Такое произхожденіе дождевыхъ облаковъ изъяснить, по крайней мѣрѣ для меня, не безъ трудности. Мнѣ кажется, что въ семъ случаѣ теплота, отъ которой рожденіе паровъ, облака составляющихъ, произходитъ, совсемъ не имѣетъ мѣста: ибо на вышинѣ горы чувствительная была стужа.[1]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Мальчики расстилали платки на перекрестках и сбирали с проходящих деньги на воск да на розовую воду ― и потом, обвязав ветвями хорошенького как ангел мальчика, обвесив, разукрасив этот пук цветами и лентами, пробегали по улицам, напевая в лад песни в честь Гюдуля, вероятно когда-то бога рос и дождей. Говорю ― вероятно, потому что я не мог собрать о нем никаких положительных сведений. Призывание дождя заключалось обыкновенно припевом: Гюдуль, Гюдуль, хош гяльды! Ардындан ягыш гяльды! Гялин, аяга дур-сан-а, Чюмчанын долдур-сан-а! То есть: Приветствуем тебя, Гюдуль: Вслед тебя льется дождик! Встань, красавица, на ноги И полным ковшом утоли свою жажду. Молодежь, плеща руками, плясала и пела кругом веселым хороводом с самоуверенностью простодушия, и ― глядите! ― в самом деле влажные облака загасили солнце… Небо нахмурилось, как скупец на росстанях с деньгами, тень, как чужая собака, убежала прочь, поджавши хвостик; окрестность померкла; зато глаза всех заблистали и со слезами радости обратились навстречу живой воды… стал капать дождик.[6]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Мулла-Нур», 1836
  •  

Охлаждению атмосферы много способствовали ветры, которые дули всего чаще от запада-юго-запада. Первое направление исключительно преобладало ночью, но с восходом солнца ветер обыкновенно стихал; затем около полудня начинался снова и нагонял дождевые облака. Дожди падали почти каждый день. К вечеру небо обыкновенно снова прояснивало.[7]

  Николай Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор», 1870
  •  

Едва только мы тронулись в путь, как пошел дождь. Сначала с неба упало несколько крупных капель, а затем хлынул настоящий ливень. <...> Обыкновенно такие ливни непродолжительны, но в Уссурийском крае бывает иначе. Часто именно затяжные дожди начинаются грозой. Так было и теперь. Гроза прошла, но солнце не появлялось. Кругом, вплоть до самого горизонта, небо покрылось слоистыми тучами, сыпавшими на землю мелкий и частый дождь. Торопиться теперь к фанзам не имело смысла. Это поняли и люди и лошади.[8]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

Небо заболочено слоисто-кучевыми и дождевыми облаками; приятная прохлада.[9]

  Пётр Козлов, «Географический дневник Тибетской экспедиции 1923-1926 гг.», 1925
  •  

Сильные грозовые дожди не страшны. Они быстро проходят и не могут застать туриста врасплох, так как бывают только между полуднем и четырьмя часами дня. Другое дело ― затяжные дожди, предвестником которых служат феновые облака. Эти маленькие слоистые облака появляются к концу дня на западе и предупреждают за несколько дней (от 2 до 7) о наступлении плохой погоды. Продолжительность этой затяжной непогоды очень различна: от трех дней и до трех-четырех недель. Затяжные дожди сопровождаются значительным понижением температуры воздуха. Самым устойчивым месяцем в отношении хорошей погоды надо считать август.[10]

  Евгений Холодовский, «По Горной Абхазии», 1931
  •  

Законы образования и распространения аэрозольных систем тесно связаны со всеми отраслями науки и сферами жизни. Совершенно невозможно правильно предсказать погоду без знания законов, которые определяют поведение облачных систем, их образование, превращение в дождевые облака и т. д. Без развития нашей науки метеорология станет бессильна. Влияние аэрозолей на жизнь и здоровье человека ― а аэрозоли бывают вредные и полезные ― изучают медицина и наука о жизни человека ― физиология.[11]

  Игорь Петрянов-Соколов, «Важнейшая задача науки — сохранить мир на Земле», 1977
  •  

Совсем другие условия создаются в мощных смешанных облаках, которые в своей верхней части состоят из ледяных кристаллов, а в нижней ― из водяных капель. Здесь формирование дождевого облака идет значительно быстрее. Из таких смешанных облаков в наших широтах может выпадать сильный дождь, порой и ливень. Мощные дождевые облака образуются обычно в дни, когда стоит жара и в воздухе много влаги. Возникнув в потоке влажного воздуха, поднимающегося от нагретой земли, такое облако быстро растет. Увеличиваясь в размерах, оно поднимается все выше и выше. Если условия для его роста благоприятны, то скоро облако достигает высоких слоев, где царит холод. На высоте восьми километров температура воздуха нередко опускается до тридцати градусов мороза. При столь сильном холоде капельки воды в верхней части облака начинают превращаться в кристаллики. Постепенно толщина облачного образования может достигнуть нескольких километров. Вершина его, освещенная солнцем, становится похожей на огромную снежную гору. Темной громадой нависает оно над землей. Когда начинается дождь, поднимающиеся потоки воздуха пополняют это грозовое облако все новыми запасами влаги.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Но у специалистов-метеорологов своя терминология. К дождевым облакам они относят самые различные их формы ― как по происхождению, так и по физическим свойствам: кучево-дождевые и слоисто-дождевые, а также слоисто-кучевые, высокослоистые и слоистые. Мы очень часто заблуждаемся, когда думаем, что чем темнее надвигающаяся туча, тем более сильным она прольется дождем. «Ну, и хлынет сейчас!» ― говорим мы и торопимся добраться до надежного укрытия. А между тем от того, насколько черно дождевое облако, никак не зависит обилие дождя и даже то, будет ли он идти или нет. Понаблюдайте, и вы убедитесь: тучи угрожающего, мрачного вида часто проходят, не пролив ни капли. Дело в том, что они обычно состоят из очень мелких капелек и запас влаги в них не столь уж велик. А вот когда над нами нависает темное дождевое облако со свинцовым оттенком, тут уж жди дождя, и немалого.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

В наших широтах ливневые облака образуются, как правило, иначе ― при фронтальной встрече различно нагретых воздушных масс, когда холодный воздух вклинивается в более теплый и развивается сложный, бурно протекающий процесс по всей линии атмосферного фронта. Специалисты называют этот процесс конвекцией. Физический смысл его в том, что происходит перемещение больших воздушных масс с переносом теплоты и других физических факторов. С ним и связано образование кучево-дождевых облаков, несущих ливни и грозу. Маленькую, далеко не точную, но зато наглядную модель этого процесса каждый из нас не один раз видел в своей жизни, открывая зимой, при сильном морозе, форточку. На дворе никакого тумана нет ― чистый, морозный воздух, но, врываясь в вашу форточку, он почему-то начинает клубиться.[4]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Лето в Сочи вступает в свои права с трудом: бывает, что и в июне люди носят плащиморосит холодный дождь. Дело в том, что испарения с уже прогревшегося моря встречают в вышине холодный воздух, образуются дождевые облака и на землю проливается далеко не летний дождь. И так до тех пор, пока окончательно не растает снег на горах. Обычно в мае-июне наблюдается такое чередование погоды: два-три дня стоят погожие, а затем день-другой идёт дождь.[5]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Множество бед городскому хозяйству Санкт-Петербурга причинил вчерашний утренний шторм, внезапно налетевший на город. Сила ветра, по уточненным данным, достигала 18 ― 20 метров в секунду, а в порывах доходила даже до 30 ― 35 метров. Шторм сопровождался сильнейшим дождем, который усугубил ситуацию. Всего за два с небольшим часа выпало более 70 миллиметров осадков. Это намного превышает месячную норму, характерную для нашего климата. По информации городского гидрометеоцентра, шторм и ливневые дожди были вызваны прохождением с севера чрезвычайно интенсивного атмосферного фронта. Наиболее мощное кучево-дождевое облако образовалось именно над Петербургом. По словам ведущего метеоролога, синоптики предсказывали появление этого шторма еще за несколько дней, о чем и было сделано соответствующее предупреждение городским властям. Однако они ошиблись в оценке силы этого катаклизма. Шторм созрел буквально за считанные часы и обрушился на город раньше, чем предполагалось. Не выдержали даже бетонные опоры энерголиний.[12]

  Андрей Столяров, «Наука расставаний», 2002

Дождевые облака в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

В этот день назначено было рушиться всем надеждам Рузи. Ясное небо покрылось сперва легкими облаками, после тучами и наконец обложилось все черною непроницаемою пеленою; дождь с шумом и ветром спустился на нас рекою и нещадно поливал беззащитных улан. Пока мы успели надеть свои плащи, все уже было мокро на нас; проводники нас водили бог знает где, и короткий переход растянулся так, что мы пришли на квартиры в глубокую полночь. Мокрые, дрожащие, обрызганные красною глиной, остановились мы наконец перед пышным замком барона N***.[13]

  Надежда Дурова, «Кавалерист-девица», 1835
  •  

Всё мое внимание было обращено на верстовые столбы, которые я замечал издалека, и на облака, прежде рассыпанные по небосклону, которые, приняв зловещие, черные тени, теперь собирались в одну большую, мрачную тучу. Изредка погромыхивал дальний гром. Это последнее обстоятельство более всего усиливало мое нетерпение скорее приехать на постоялый двор. Гроза наводила на меня невыразимо тяжелое чувство тоски и страха.
До ближайшей деревни оставалось еще верст девять, а большая темно-лиловая туча, взявшаяся бог знает откуда, без малейшего ветра, но быстро подвигалась к нам. Солнце, ещё не скрытое облаками, ярко освещает её мрачную фигуру и серые полосы, которые от неё идут до самого горизонта. Изредка вдалеке вспыхивает молния и слышится слабый гул, постепенно усиливающийся, приближающийся и переходящий в прерывистые раскаты, обнимающие весь небосклон.[14].

  Лев Толстой, «Отрочество», 1854
  •  

Погода изменилась: в воздухе потянуло холодом и сыростью. На другой день свинцовые облака обложили все небо, и зачастил дождь, мелкий, пронизывающий, обещая затяжное ненастье. При таком состоянии погоды мы не рискнули ехать далее в верховья Щугора и вернулись назад.[15]

  Флегонт Арсеньев, «Щугор», 1885
  •  

Дня три наседают со всех сторон дождевые облака, солнце светит через окошко тускло, желто, а дождь все не идет, жара, усталость, изнеможение, подавленность.[16]

  Михаил Пришвин, Дневник, 1920 год
  •  

День такой, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Несколько плотных облаков расступились при восходе и солнце вышло на весь день. В обед были полуденные светлые кучевые облака. К вечеру нашло дождевое облако и несколько минут шел при солнце тёплый дождь.[16]

  Михаил Пришвин, Дневник, 1921 год
  •  

Весь день серое сплошное небо разрывалось на отдельные дождевые облака и эти дождевые темные перестраивались на легкие красивые кучевые. К вечеру небо стало чистое. Но перед закатом возникли перистые легкие облака, и солнце село в серую широкую полосу. Я сказал своим: «Готов спорить, что завтра будет циклон». Мне указали потом на чистое звездное небо. Я уперся: «Ничего не значит». <...>
Солнце вставало в тумане, в это время навернулся северный ветер и чуть, чуть схватил лужицы, и так утро вышло, хотя и солнечное, страстное, с холодком. Потом ветер стал быстро повертываться к востоку, дышало зноем, после обеда потянуло с юга, и со всех сторон стало затягивать дождевыми облаками.[17]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1926

Дождевые облака в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Проведя несколько часов сряду в душной избе, ему захотелось, наконец, поосвежиться. Когда он вышел на крыльцо, то заметил большую перемену в воздухе: небо было покрыто дождевыми облаками, легкий полуденный ветерок дышал теплотою; словом, все предвещало наступление весенней погоды и конец морозам, которые с неслыханным постоянством продолжались в то время, когда обыкновенно проходят уже реки и показывается зелень. В то время как он любовался переменою погоды, ему послышалось, что на соседнем дворе кто-то вполголоса разговаривает.[18]

  Михаил Загоскин, «Юрий Милославский, или русские в 1612 году», 1829
  •  

Волей и неволею принужден я был ночевать, имея палатами утесы, а собеседниками волков и чакалов. Утро было дождливо и туманно ― облака, задевая меня за голову, выжимали, как губки, на мне свою воду… В десяти шагах перед носом ничего нельзя было видеть… Не видя солнца, не зная места, напрасно бродил я вокруг до около… дорога убегала меня ― усталость и голод томили.[2]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Аммалат-бек», 1831
  •  

Но уже третьи сутки моросил мелкий, осенний дождь, не переставая ни на минуту. Воздух настолько был пропитан холодной, все проникающей сыростью, что казалось, еще одна капля и весь он обратится в сплошную, холодную воду, вплоть до низких иссера-темных облаков, непроницаемой нелепой отделивших скучную землю от высокого, спокойного неба с его мириадами равнодушных светил, о которых в этот момент забывала саман пылкая фантазия.[19]

  Леонид Андреев, «Памятник», 1899
  •  

― Я сам со своими помощниками, ― сказал он, ― произвел новый промер Ливийской котловины от юга к северу и от востока к западу: указания прежних путешественников были слишком приблизительны и неполны. Пространство несколько более шестисот тысяч квадратных километров заключено со всех сторон между горами, достаточно высокими, чтобы не пропускать дождевых облаков. С юга и с запада эти горы довольно близко подходят к океану, а на севере и на востоке за ними начинаются другие пустыни. Когда-то вся котловина была морским дном; но с тех пор уровень океана сильно понизился, она отделилась от него и высохла...[20]

  Александр Богданов, «Инженер Мэнни», 1913
  •  

Лодка была еще только на середине, когда туча закрыла солнце, озеро потемнело, солнечные лучи просвечивали лишь сквозь края дождевых облаков, рыжих и растрепанных. На все легли опаловые оттенки. Рванулся ветер, сорвал в саду массу уже пожелтевших листьев, и вслед за ним пролетели вкось капли дождя с редкими крупными градинами. Минуты две еще сквозь редкий дождь пруд и берег светились красно-опаловым светом…[21]

  Владимир Короленко, «Братья Мендель», 1915
  •  

Так начался новый день. Он отличался от вчерашнего тем, что с утра сильный ветер разорвал дождевые облака, погнал их на север и там свалил в огромные побелевшие груды. Мокрый город был залит свежими потоками солнечного света. В нем корчились, жарились, валились без чувств студенистые чудовища, неуловимые глазу, ― насморки, кашли, дурные хвори, меланхолические палочки чахотки, и даже полумистические микробы черной неврастении забивались за занавеси, в полумрак комнат и сырых подвалов.[3]

  Алексей Толстой, «Хождение по мукам» (Книга первая. Сестры), 1922
  •  

5 ноября. Я приказал оседлать Голубку и выехал в поле. Застоявшаяся кобыла весело бежала размашистой рысью, звонко цокая по дождевым лужам. День был ненастный и теплый. Со свистом носился ветер. Разорванные, черно-лиловые облака низко опускались на землю. Я люблю простор широких полей.[22]

  Борис Савинков, «Конь вороной», 1924
  •  

Отвинтив стаканчик термоса, я сел под сосной на мягкую моховую кочку, налил чаю, стал потихоньку пить, мало-помалу забылся и слился с природой. Темные, теплые дождевые облака закрыли солнце, и тогда вместе со мной все задумалось, и вот какая тишина наступила перед дождём: я услышал очень издалека порхание дятла, звук этот все нарастал, нарастал и вот… здравствуйте! ― появляется и садится на вершине моей сосны.[23]

  Михаил Пришвин, «Лесные загадки», 1925
  •  

Вскоре путешественники подверглись новому испытанию. Небо потемнело от тяжелых туч, и в неистовом сверкании молний и сокрушающем грохоте грома на сынов Та-Кем полился такой дождь, о котором не слыхали никогда на их родине, где дождь ― событие, случающееся раз в несколько лет. Темные облака извивались над кораблями, уподобляясь образу вызывающего бурю злого змея Апопа, <Апоп ― олицетворение бури, мрака и ужаса в египетском пантеоне (примечание 78 от автора)> вспышки молний освещали разверзнутые пасти и хищные лапы. Сплошные потоки ревущей воды низвергались с небес, заливая корабли; люди захлебывались, едва переводя дыхание; всё мгновенно пропиталось водой.[24]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

Самолёт стало подбалтывать, заволакивать облаками, и полковник вынужден был оставить недобритой намыленную щёку, отключить автопилот и обеими руками взяться за штурвал. Самолёт входил в бескрайное и глубокое, опасное, бушующее черное облачное море, словно попал в другой мир. Сразу стало темно. По металлической обшивке самолета покатились крупные капли дождя. Послышались глухие, нарастающие раскаты грома. Яркие вспышки молнии, рассекая на куски клубящиеся облака, открывали перед настороженным взором находившихся в самолете людей какое-то царство мрака и хаоса, среди которого они были одиноки и, казалось, беспомощны. Кругом была тьма, и полёт шел вслепую по приборам.[25]

  — Сергей Вишенков, «Испытатели», 1947
  •  

Низко плыли первые предвестники непогоды ― рваные клочья облаков. Бражно пахло молодой травой, отсыревшим черноземом. Ненадолго проглянувшее солнце скрылось за тучей, и вот уже, ловя широкими крыльями свежий ветер, устремились в неведомую высь два степных подорлика. Преддождевая тишина мягким войлоком покрыла степь, только суслики свистели пронзительно и тревожно, предсказывая затяжной дождь.[26]

  Михаил Шолохов, «Поднятая целина» (книга вторая), 1959
  •  

В самом развитии облака крылась великая тайна. По каким неведомым законам оно вдруг начинает пухнуть, наливаться, темнеть? Оно капризно, как фея, оно может выкинуть любое. Оказывается, эта фея, которая весит миллионы тонн, способна вывалить на землю десятки миллионов тонн воды. Облако может превратиться в грозовое и начнет швырять, как песчинку, тяжелый самолёт, из радиостанции полетят искры, а радиокомпас начнет вращаться в плавном вальсе. Оно может сверкнуть молниями, двумя, тремя, а захочет, и обстреляет землю сотнями. А может, ничего этого не будет. Возьмет и станет спокойным, тучным, ливневым облаком, будет долго стоять тихо, не шелохнувшись, и внезапно прольется теплым грибным дождем. Или исчезнет, растает за несколько минут так же необъяснимо, как появилось. Все сравнивали грозовое облако с генератором.[27]

  Даниил Гранин, «Иду на грозу», 1962
  •  

И вот серебряно-тусклое небо цвета вощёной аптечной бумажки, где маленькие, чуть побольше солнца, облака были будто видный на просвет лекарственный порошок, ― это небо, ничего, кроме горечи, не обещавшее, вдруг разразилось невесть откуда взявшимся дождем.[28]

  Ольга Славникова, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», 1999

Дождевые облака в поэзииПравить

 
Слоисто-дождевые облака
  •  

Сырое утро; дождь едва стучит в окно;
Дорога желтыми усыпана листами.
Не видно неба, ― всё кругом оно
Косматыми закрыто облаками…
И болен я с природой заодно.
Глядеть кругом и скучно и досадно,
И злоба странная тревожит, давит грудь;
Встречаешь всё насмешкой беспощадной,
В прошедшее не хочешь заглянуть,
А стало б хоть смешно, коль не отрадно…[29]

  Александр Пальм, «Осенний день», 1845
  •  

Ещё светло перед окном,
В разрывы облак солнце блещет,
И воробей своим крылом,
В песке купаяся, трепещет.
А уж от неба до земли,
Качаясь, движется завеса,
И будто в золотой пыли
Стоит за ней опушка леса.[30]

  Афанасий Фет, «Весенний дождь», 1857
  •  

Неприветлива чужая сторона,
Во чужих людях нет воли никакой…
То ли дело, как соха да борона,
У себя в избе и в поле сам большой.
Встанешь с зорькой, принимаешься за труд,
В небе ходят дождевые облака,
Птички весело летают и поют,
И бежит, шумит и плещется река.[31]

  Спиридон Дрожжин, «Неприветлива чужая сторона...», 1892
  •  

Какой печальный день! Нависли облака
Тяжелою и серой пеленою;
Дождь моросит… Гнетущая тоска
И кажется земля усталой и больною.[32]

  Татьяна Щепкина-Куперник, «Больное утро», 1898
  •  

Бродят дождевые
В небе облака,
И о берег тихо
Плещется река.[31]

  Спиридон Дрожжин, «Всё зазеленело...», 1906
  •  

Видишь ― там, в открытом поле,
Дождевые облака,
И в качестве постели
Почерневшая река.[33]

  Павел Зальцман, «Видишь ― там, в открытом поле...», 1930
  •  

Целый день над сырой Эриванью,
Длинноухим мохнатя бока,
Неприязненной серою рванью
Дождевые ползли облака ―
Не затем ли, чтоб нам на прощанье
Поднести, как на золоте плод,
Этот вечер и с ним обещанье
От Армении новых щедрот?[34]

  Сергей Шервинский, «Целый день над сырой Эриванью...», 1930-е
  •  

Проплывают облака, это жизнь проплывает, проходит,
привыкай, привыкай, это смерть мы в себе несем,
среди черных ветвей облака с голосами, с любовью…
«Проплывают облака…» ― это дети поют обо всем.
Слышишь ли, слышишь ли ты в роще детское пение,
блестящие нити дождя переплетаются, звенящие голоса,
возле узких вершин в новых сумерках на мгновение
видишь сызнова, видишь сызнова угасающие небеса?[35]

  Иосиф Бродский, «Проплывают облака», 1961

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1770 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1802 года
  2. 2,0 2,1 Бестужев-Марлинский А.А. Кавказские повести. Санкт-Петербург, «Наука», 1995 г.
  3. 3,0 3,1 А.Н.Толстой. «Хождение по мукам»: Трилогия. ― М.: Художественная литература, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 В. А. Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 1. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  5. 5,0 5,1 Ю. Н. Карпун. «Природа района Сочи». Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи. 1997 г.
  6. Бестужев-Марлинский А.А. Кавказские повести. Санкт-Петербург, «Наука», 1995 г.
  7. Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». — М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  8. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  9. Козлов П.К., «Дневники монголо-тибетской экспедиции. 1923-1926», (Научное наследство. Т. 30). СПб: СПИФ «Наука» РАН, 2003 г.
  10. Е. Е. Холодовский. По Горной Абхазии. — М.-Л., «Физкультура и туризм», 1931 г.
  11. И. В. Петрянов-Соколов. Важнейшая задача науки — сохранить мир на Земле. — М.: «Техника - молодежи». № 12, 1977 г.
  12. Андрей Столяров. «Наука расставаний». — М.: «Звезда», №1, 2002 г.
  13. Избранные произведения кавалерист-девицы Н. А. Дуровой. — М.: Московский рабочий, 1983 г.
  14. Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. — М.: «Художественная литература», 1958 г.
  15. Русский охотничий рассказ. Составитель, авт. предисл. и примеч. М.М.Одесская. — М.: Советская Россия, 1991 г.
  16. 16,0 16,1 Пришвин М.М. «Дневники. 1920-1922». ― Москва: Московский рабочий, 1995 г.
  17. Пришвин М.М. Дневники. 1926-1927. Москва, «Русская книга», 2003 г.
  18. Загоскин М. Н. Юрий Милославский, или русские в 1612 году. — М.: Советская Россия, 1983.
  19. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  20. А. А. Богданов. «Инженер Мэнни», «Праздник бессмертия». — М.: Директ-Медиа, 2010 г.
  21. В.Г. Короленко. обрание сочинений в десяти томах. Том 2. Повести и рассказы. — М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1953 г.
  22. Б. В. Савинков. Избранное. — Л.: Художественная литература, Ленинградское отд., 1990 г.
  23. М. Пришвин. «Зелёный шум». Сборник. — М., «Правда», 1983 г.
  24. Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  25. С. Вишенков. Испытатели. — М.: Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1947 г.
  26. М.А.Шолохов, Собрание сочинений в 8 т. Том 7. — М.: Гос. изд-во худож. лит., 1960 г.
  27. Даниил Гранин, «Иду на грозу». — М., «Молодая гвардия», 1966 г.
  28. Ольга Славникова, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки». — М.: Вагриус, 1999 г.
  29. А. И. Пальм в книге: Поэты-петрашевцы. Библиотека поэта. Третье издание. — М.-Л.: Советский писатель, 1966 г.
  30. А. А. Фет. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Третье издание. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  31. 31,0 31,1 С. Д. Дрожжин Стихотворения. Библиотека поэта. Малая серия. — М.: Советский писатель, 1949 г.
  32. Т. Л. Щепкина-Куперник. Избранные стихотворения и поэмы. — М.: ОГИ, 2008 г.
  33. П. Я. Зальцман. «Сигналы страшного суда». — Москва, «Водолей Publishers», 2011 г.
  34. С. Шервинский. Стихотворения. Воспоминания. — М.: Водолей, 1999 г.
  35. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1

См. такжеПравить