Дождевая лужа

Дождева́я лу́жа, лу́жа дождево́й воды́ — наиболее частый случай образования луж; относительно небольшое скопление дождевой влаги в углублениях или неровностях на поверхности земли или какого-либо покрытия (тротуар, проезжая часть дороги, тропинка, поле). В большом количестве лужи образуются после обильных осадков и свидетельствуют о плохом качестве водоотведения (дренажа) и неровностях дорожного покрытия.

Дождевая лужа в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Где эти дождевые лужи, около которых так осторожно и подбирая свои платьица обходили наши городские барыни? <...> всё так чинно, так прекрасно и так скучно, что я чуть-чуть не заплакал с горя![1]

  Михаил Загоскин, «Искуситель», 1838
  •  

О глушь, родимая глушь, как ты похожа на дождевую стоячую лужу: посмотришь ― в ней отражается и небо и красноватое облако, но стоит только плюнуть в эту покойную, сонную воду ― всё пропало...[2]

  Иван Никитин, Письма, 1854
  •  

Нет! Лучше переночевать в дождевой луже, чем так сидеть всю ночь![3]

  Николай Морозов, «Повести моей жизни» («Проблески»), 1913
  •  

...<всё> на свете ― дождевая лужа или отразившаяся в ней галактическая туманность ― одинаково являются высшими примерами инженерного равновесия, то есть математической гармонии и в конце концов неповторимым чудом; удел художника в том и состоит, чтобы раскрыть тончайшую механику сил, образующих это явление.[4]

  Леонид Леонов, «Вор», 1927
  •  

На глянцевитом, гладком асфальте были смутные, сливающиеся отражения, ― красноватые, лиловатые, ― будто затянутые плевой, которую там и сям дождевые лужи прорывали большими дырьями, и в них-то сквозили живые подлинные краски, ― малиновая диагональ, синий сегмент, ― отдельные просветы в опрокинутый влажный мир, в головокружительную, геометрическую разноцветность.[5]

  Владимир Набоков, «Король, дама, валет», 1928
  •  

Молодой месяц низко висел над лесом, и нежный его свет блестел в дождевых лужах.[6]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

При моем почтенном возрасте шлепать босиком по дождевым лужам, конечно, не совсем прилично, но просто не было сил вылезти из прохладной лужицы.[7]

  Мария Халфина, «Простая история», 1978

Дождевая лужа в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Куда девался этот упоительный запах сырых лубков и свежих циновок? Где эти дождевые лужи, около которых так осторожно и подбирая свои платьица обходили наши городские барыни? На каждом шагу такие улучшения, везде такая чистота и опрятность, такое благочинье! Нет ни суматохи, ни тесноты, ну, словом, все так чинно, так прекрасно и так скучно, что я чуть-чуть не заплакал с горя![1]

  Михаил Загоскин, «Искуситель», 1838
  •  

Бродя по аллеям парка без определенной цели, королева достигла его конца, отдаленного от замка, а потому и содержавшегося довольно нерадиво… Широкая дождевая лужа перегородила дорогу Елизавете, и она остановилась, будучи принуждена или отступить, или обойти лужу по влажной траве. Заметив затруднение королевы, Эссекс сорвал с плеч свою богатую епанчу голубого бархата, вышитую серебром, и разостлал ее под ноги Елизаветы. Эта внимательность и находчивость понравились ей, ласковая улыбка и несколько приветливых слов были наградой молодому кандидату в фавориты, которому лужа послужила первой ступенькой к возвышению.[8]

  Пётр Каратыгин, «Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий», 1871
  •  

Судьба выпавших с неба капель воды различна. Одни из них попадают в ручьи или реки, в озера или сразу в море и оттуда снова со временем испаряются в воздух. Часть дождевой воды задерживается в лужах, в растениях, но скоро, нагретая солнцем, опять пускается в путешествие по воздушному океану.[9]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991

Дождевая лужа в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Было ветрено, сыро и сиверко. Дверь в сад была открыта, на почерневшем от мокроты полу террасы высыхали лужи ночного дождя. Открытая дверь подёргивалась от ветра на железном крючке, дорожки были сыры и грязны; старые берёзы с оголёнными белыми ветвями, кусты и трава, крапива, смородина, бузина с вывернутыми бледной стороной листьями бились на одном месте и, казалось, хотели оторваться от корней...[10]

  Лев Толстой, «Юность», 1857
  •  

О глушь, родимая глушь, как ты похожа на дождевую стоячую лужу: посмотришь ― в ней отражается и небо и красноватое облако, но стоит только плюнуть в эту покойную, сонную воду ― все пропало, и начнет подниматься кверху всякая дрянь. Поговаривают, что в непродолжительном времени появится в печати статья с ярко обрисованными личностями, принадлежащими к нашему купеческому кругу. Воображаю, что тогда будет![2]

  Иван Никитин, Письма, 1854
  •  

Надо заметить, что в Сузунском заводе много десятков тысяч сернистых руд обрабатывают в пожогах, так что в это время отделяется большое количество сернистой кислоты и нередко по всему селению пахнет тухлыми яйцами, а возгонная сера тонким желтоватым налетом садится поблизости пожогов, что в особенности заметно на дождевых лужах. От таких сернистых отделений поблизости завода не живут куры и пропадают вместе с некоторыми злаками, растущими в огородах. Вся медная посуда и серебряные вещи чернеют до того, что их трудно отчистить; по этому случаю пожоги по возможности делаются осенью и зимою.[11]

  Александр Черкасов, «На Алтае: Записки городского головы», 1884
  •  

Мутный осенний день уже смотрел в тусклые окна его комнаты. Из водосточных труб, журча, стекала вода. На лужах, под этими стеками, вздувались и лопались пузыри. Мелкий дождь серой сеткой затягивал всю окрестность и сад, жалкий и унылый, с истлевшей травой, с побуревшим бурьяном у забора, с свернутыми в трубочку листьями дуба. Все это Степа хорошо видел из окна, с постели, и он не спешил вставать. Натянув до самого горла одеяло, он лежал в постели и думал: «Тоска! Боже, какая тоска! Хоть бы поскорее ночь[12]

  Алексей Будищев, «Хам», 1897
  •  

Еще два раза подошел я к окну, чтоб показать, что не ухожу только из-за грозы, но наконец моя душа переполнилась горечью на бывшего товарища и на все это семейство, у которого я прожил несколько лет. Пока я доставлял им доход, думалось мне, как сын богатого помещика, они объявляли меня «членом своего семейства», а теперь явно хотят отделаться от меня, как от человека опасного, удовлетворив свое праздное любопытство. Нет! Лучше переночевать в дождевой луже, чем так сидеть всю ночь! Я начал прощаться, и никто не удерживал меня. Я вышел от них в непроглядный ночной мрак под льющиеся с неба дождевые потоки и решил провести ночь где-нибудь в Петровском парке, хотя в нем легко было попасть под подозрение и быть препровожденным в участок в качестве бездомного.[3]

  Николай Морозов, «Повести моей жизни» («Проблески»), 1913
  •  

На протяжении всех сорока верст нам попались только два села, представлявших обычную картину местных помещичьих и крестьянских усадеб. Очень мало зелени, стоящий как-то «на тычке» большой, обычно запущенный и пустующий барский дом, широкие улицы, вдоль которых тянутся крестьянские, довольно опрятные мазанки, запыленная босоногая детвора и свиньи с поросятами в непросохших дождевых лужах. Скрашивали картину только ветряные мельницы, со своими лопастыми крыльями, растыканные кое-где по окрестным буграм.[13]

  Николай Карабчевский, «Что глаза мои видели». (Том первый. В детстве) 1921
  •  

5 ноября. Я приказал оседлать Голубку и выехал в поле. Застоявшаяся кобыла весело бежала размашистой рысью, звонко цокая по дождевым лужам. День был ненастный и теплый. Со свистом носился ветер. Разорванные, черно-лиловые облака низко опускались на землю. Я люблю простор широких полей.[14]

  Борис Савинков, «Конь вороной», 1924
  •  

― Как хочешь, ― рассмеялся Драйер и, высунувшись из таксомотора, крикнул напоследок:
― Завтра, ровно в девять, в контору!
На глянцевитом, гладком асфальте были смутные, сливающиеся отражения, ― красноватые, лиловатые, ― будто затянутые плевой, которую там и сям дождевые лужи прорывали большими дырьями, и в них-то сквозили живые подлинные краски, ― малиновая диагональ, синий сегмент, ― отдельные просветы в опрокинутый влажный мир, в головокружительную, геометрическую разноцветность. Перспективы были переменчивы, как будто улицу встряхивали, меняя сочетания бесчисленных цветных осколков в черной глубине.[5]

  Владимир Набоков, «Король, дама, валет», 1928
  •  

Я говорю здесь о дождях, о снеге, о ветрах… Лес, поля, вот эти кустышки травы, глинистые дороги с глубокими колеями, с дождевыми лужами, стаи галок, ворон, то прилетающие, то опять исчезающие куда-то, ― как все это связано с временем года, с состоянием погоды.[15]

  Борис Шергин, «Из дневников», 1930-1960
  •  

Из Синезерок мы возвращались в Ревны пешком и пришли домой только на рассвете. Молодой месяц низко висел над лесом, и нежный его свет блестел в дождевых лужах. Недавно прошел дождь. Пахло мокрой травой. В парке куковала запоздалая кукушка. Потом луна зашла, загорелись звезды, но их скоро закрыл рассветный туман.[6]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Я спустилась с крылечка и окунула босые ноги в бархатную, матовую от дождя муравку, а потом забрела в прозрачную лужицу, которую не успела выпить за ночь широкая песчаная колея. При моем почтенном возрасте шлепать босиком по дождевым лужам, конечно, не совсем прилично, но просто не было сил вылезти из прохладной лужицы. В заезжем еще спали, кругом не было ни одной живой души, а впереди, в глухом переулочке, синело в траве целое озерко дождевой воды. Лежала передо мной этакая неглубокая, продолговатая чаша с зеленой каймой и золотистым песчаным донышком. Не спеша, чтобы продлить удовольствие, вошла я в воду и, раздумывая о всякой приятной всячине, побрела себе помаленьку, пока не услышала встречного шлепанья. Подняла голову и… еще раз ахнула. Навстречу мне по безлюдному переулку, в одной руке хозяйственная сумка, в другой ― туфли, шлепала по луже Вера Черномыйка. Остановившись посреди лужи, она, приоткрыв рот, смотрела на меня. Потом швырнула в траву сумку и туфли, всплеснула руками и, смеясь и причитая, побежала ко мне, поднимая фонтаны серебряных брызг. <...> И вот, через пятнадцать с лишним лет, стоим мы с ней в обнимку в дождевой луже под бездонным, степным алтайским небом.[7]

  Мария Халфина, «Простая история», 1978

Дождевая лужа в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

С рассветом я проснулась от холода и снова пошла лесом, без дороги. Жажда мучила меня, но сильное нравственное потрясение сделало перелом в моей болезни. Испив дождевой воды из лужи, я почувствовала себя сильнее и бодрее прежнего. Но вспомнив, что ты остался без кормилицы, я горько заплакала и поручила тебя попечению Того, Который питает слабых птенцов и несчастных сирот.[16]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

— Что вы, что вы? — вскричал, выходя из избы, небольшого роста мужик с калмыковатым лицом, косматой головою и жиденькой светло-русой бородкой. — Не смейте поить здесь лошадей!.. Не оскверняйте воды небесной!
— Воды небесной? — повторил Ферапонт. — А! вот что!.. Это у тебя дождевая водица… Так что ж, дядя: и по лужам-то везде дождевая вода… Чем она лучше другой?
— То по лужам, а разве ты не видишь, что это купель?
— Купель?.. Что ты, перекрестись!.. Какая это купель![17]

  Михаил Загоскин, «Брынский лес», 1848
  •  

Фирсов обожал бытие с его первобытными запахами и терпкой вкусовой горечью, даже мнимую его бессмысленность, толкающую нас на разгадку или подчинение себе, то есть на творческое, нас самих преобразующее вмешательство. Если только верить фирсовской записной книжке, любое на свете ― дождевая лужа или отразившаяся в ней галактическая туманность ― одинаково являются высшими примерами инженерного равновесия, то есть математической гармонии и в конце концов неповторимым чудом; удел художника в том и состоит, чтобы раскрыть тончайшую механику сил, образующих это явление.[4]

  Леонид Леонов, «Вор», 1927
  •  

― На улицу Свердлова за пятьдесят рублей.
― Поехали, ― ответил водитель, и Мария открыла заднюю дверь. Тетерин двинулся следом, но Мария захлопнула дверцу прямо у него перед носом, зажав его плащ. Автомобиль тронулся с места, а Тетерин остался стоять на газоне, глядя на то, как его плащ волочится по лужам, оставшимся после вечернего дождя, и, наконец, исчезает за светофором.[18]

  Андрей Геласимов, «Дом на Озёрной», 2009
  •  

В коридоре синий сумрак и знакомый запах не пойми чего. Штукатурки? Сырости? Дождевых луж? Я стискиваю свою тощую сумку, в которой смена белья, альбом и коробка с гуашью. И еще дневник. На самом деле ему два дня от роду, но если судить по датам — больше недели.

  Мариам Петросян, «Дом, в котором…», 2009

Дождевая лужа в поэзииПравить

  •  

Поссорился буян, ― не подлая то ссора,
Но гонит Ахиллес прехраброго Гектора.
Замаранный кузнец в сем складе есть Вулькан,
А лужа от дождя не лужа ― океан.
Робенка баба бьет-то гневная Юнона.
Плетень вокруг гумна ― то стены Илиона.[19]

  Александр Сумароков, «Эпистола II», 1747
  •  

Вдоль Карповки и Черной речки
Закрылись ставни. Блещут свечки
В окошках изредка. Туманно фонари
Лишь от дождя на лужах пузыри
Да грязь на улицах пустынных освещают.
И тишина везде! Собаки только лают.[20]

  Константин Масальский, «Осень», 1828
  •  

Дух весны распаленный и новый
Распирает утробу земли,
По лесам, где топорщатся совы,
По болотам, где спят журавли,
После зимнего ветра и стужи,
После вьюг и летучих снегов,
Теплый дождь ударяет о лужи,
Каплет мёд из набухших цветов.[21]

  Эдуард Багрицкий, «Урожай», 1922
  •  

Рассылая по улицам хлюпы и клёкот,
Головастый и лапчатый сплющенный дождь
Бил по лужам, хрипел в глубине водостоков,
И ручьи замывали следы от подошв.
Реки ринулись на тротуары, и нету
Ни проезда, ни выезда ― всё залито.
Буксовали авто: загорались магнето
И бензинные баки тонувших авто.[22]

  Николай Дементьев, «Ливень», 1928
  •  

Теплый дождь шумел весь вечер в лужах
В них звездами отразилась ночь
В них веками отразился ужас
И нельзя простить, нельзя помочь.[23]

  Борис Поплавский, «Слабый вереск на границе смерти...», 1935
  •  

Домой пошли по первой Брестской,
по зарастающей быльём.
В чужих дворах с протяжным треском
сушилось чистое бельё.
И солнце падало на кровли
грибным дождем, дождем косым,
стекало в лужу у «Торговли
Перепетусенко и сын».[24]

  Павел Коган, «Первая треть», 1940
  •  

Солдат Петрюк в отставке
Когда стучал вечерний час
По зимней двигался канавке
Немножко подбочась
Ему наскучила картина
Дождя летавшего вокруг
На лужах мокрый звук ботинок
И встречных девок мокрый звук...[25]

  Игорь Бахтерев, «Солдат Петрюк в отставке...», 1943
  •  

Дожди до чёрта надоели,
Несносны лужи у крыльца;
Намокли избы, куры, ели, ―
И нет сим бедствиям конца.[26]

  Евгений Кропивницкий, «Дожди до черта надоели...», 1946
  •  

Деревья в моем окне, в деревянном окне,
деревню после дождя вдвойне
окружают посредством луж
караулом усиленным мертвых душ.[27]

  Иосиф Бродский, «Деревья в моем окне, в деревянном окне...», 1964
  •  

Ах, как некуда торопиться!
Стал я нынче таким досужим,
и не хочется даже спиться ―
оттого ль, что так детски спится
под пошлепыванье дождя по лужам?
Если радости есть крупица,
что же горю всей правдой служим?
Сон скрипит, но еще крепится.
И так детски, так грустно спится
под пошлепыванье дождя по лужам.[28]

  Сергей Петров, «Ах, как некуда торопиться...», 1966
  •  

Медленно светлеет туман ― и муть оседает глубже.
Серый дождь продолжает мыть однообразные лужи.
Упомянутый выше бык, сквозь мрак племенной
ступив, стоит удивленно за порванной пеленой.[29]

  Николай Байтов, «Был я в бунте замешан, верней, в подавлении бунта...», 1987

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 М.Н. Загоскин. «Аскольдова могила». Романы. Повести. — М.: «Современник», 1989 г.
  2. 2,0 2,1 И. С. Никитин, Сочинения. — М.: Художественная литература, 1980 г.
  3. 3,0 3,1 Н.А.Морозов. «Повести моей жизни». — М.: Наука, 1965 г.
  4. 4,0 4,1 Леонов Л.М., «Вор». — М.: Советский писатель, 1979 г.
  5. 5,0 5,1 Набоков В.В. Собрание сочинений в 4 томах. — М.: Правда, 1990 г. — Том первый.
  6. 6,0 6,1 Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  7. 7,0 7,1 М. Л. Халфина Повести и рассказы. — Новосибирск: Западно-сибирское книжное издательство, 1983 г.
  8. Кондратий Биркин (П.П. Каратыгин). «Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий» (книга первая) (1871)
  9. В. А. Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 1. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  10. Толстой Л.Н. Собрание сочинений. Москва, «Художественная литература», 1958 г.
  11. А. А. Черкасов На Алтае: Записки городского головы. — Барнаул, 2004 г.
  12. Алексей Будищев в книге: Сборник рассказов «Распря». Санкт-Петербург: тип. Спб. т-ва «Труд», 1901 г.
  13. Н. Карабчевский. «Что глаза мои видели». I. В детстве. II. Революция и Россия. — Берлин, 1921 г.
  14. Б. В. Савинков. Избранное. — Л.: Художественная литература, Ленинградское отд., 1990 г.
  15. Борис Шергин. Повести и рассказы. — Л.: Лениздат, 1987 г.
  16. Фаддей Булгарин, Сочинения. — Москва: «Современник», 1990 год
  17. Загоскин М. Н. Брынский лес. — М.: Фонд им. И. Д. Сытина, 1993 г.
  18. Андрей Геласимов, «Дом на Озерной». — М.: Эксмо, 2009 г.
  19. Сумароков А. П., Избранные произведения. — Ленинград: Советский писатель (Библиотека поэта), 1957 г. — Второе издание.
  20. К.П. Масальский в кн. «Поэты 1820-1830-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  21. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  22. Дементьев Н.И. — Комсомольские поэты двадцатых годов. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1988 г.
  23. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  24. П. Д. Коган. Гроза. — М.: Советский писатель, 1960 г. — 96 с.
  25. И. В. Бахтерев, Обэриутские сочинения: В 2 т. — М.: Гилея, 2013 г.
  26. Кропивницкий Е.Л. Избранное. Москва, Культурный слой, 2004 г.
  27. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1
  28. С. В. Петров, Собрание стихотворений. В 2 книгах, — М.: Водолей Publishers, 2008 г.
  29. Н. В. Байтов, Равновесия разногласий: Стихи. — М., 1990 г.

См. такжеПравить