Открыть главное меню

Слон

семейство млекопитающих
Взрослый самец индийского слона.

Слóн — крупное толстокожее хоботное млекопитающее семейства слоновых. Самый крупный наземный обитатель Земли в настоящее время. Ареал обитания — в тропических лесах и саваннах.

Также, слоном называют фигуру в играх шахматного типа, таких как индийская чатуранга, арабская шатрандж, японская сёги, китайская сянци и (временами в чине «офицера» в современных любительских) — шахматах.

В переносном значении «слон» — это солдат срочной службы, отслуживший бóльший срок своей службы.

Известно несколько вариантов расшифровки аббревиатуры СЛОН, среди которых — Соловецкий лагерь особого назначения, «Союз людей за образование и науку» и как татуировка заключённых «Смерть легавым от ножа».

ЦитатыПравить

Слон в прозеПравить

  •  

— Жил-был слон. Вот однажды пошёл он в пустыню и лёг спать... И снится ему, что он пришёл пить воду к громадному-прегромадному озеру, около которого стоят сто бочек сахару. Больших бочек. Понимаешь? А сбоку стоит громадная гора. И снится ему, что он сломал толстый-претолстый дуб и стал разламывать этим дубом громадные бочки с сахаром. В это время подлетел к нему комар. Большой такой комар — величиной с лошадь...
— Да что это, в самом деле, у тебя, — нетерпеливо перебил я. — Всё такое громадное: озеро громадное, дуб громадный, комар громадный, бочек сто штук...
Она заглянула мне в лицо и с видом превосходства пожала плечами:
— А как же бы ты думал. Ведь он же слон?
— Ну так что?
— И потому что он слон, ему снится всё большое. Не может же ему присниться стеклянный стаканчик, или чайная ложечка, или кусочек сахара.
Я промолчал, но про себя подумал:
«Легче девочке постигнуть психологию спящего слона, чем взрослому человеку — психологию девочки».

  Аркадий Аверченко, «О детях», 1916
  •  

Однако Эдику и Лёньке не пришлось побывать на тех блистательных представлениях. В их присутствии случались смешные скорее случаи. Однажды хулиганистый старый, весь потрескавшийся слон, его проводили по кругу арены, чтобы он здоровался со зрителями, вылил, лукавый, ведро воды из хобота на ни в чём не повинную бабушку, сидевшую в первом ряду, привёдшую внучку в цирк. Эдику тоже пришлось получить однажды из хобота слона кубометр дурно пахнущего тёплого воздуха. Мать объясняла крепкие запахи тем, что «звери много работают и их плохо содержат».[1]

  Эдуард Лимонов, «У нас была Великая Эпоха»
  •  

Война нависала над нами, как грозовая туча. <...> Рассказывали, как из зоопарка после бомбёжки вырвались звери и метались по улицам. Они бежали не от людей, а к людям, и скажем, медведь ревел и тряс лапой, страус махал обожжённым крылом, а слон становился на колени, поднимал хобот и жалобно трубил. Но что могли сделать люди, когда и под ними горела земля? А коралловый аспид, очень ядовитая и красивая змея, похожая на красное и чёрное ожерелье, по пожарной лестнице заползла на шестой этаж и смиренно свернулась под чьей-то кроватью. И в этих рассказах о развалинах больших городов, об улицах, где ползают африканские гады и трубят умирающие слоны, было что-то и от Уэллса и от апокалипсиса ― в общем от легенд о конце мира и тотальной гибели человечества.

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом»
  •  

У сиамского владыки затосковал его любимый белый слон. Учёный астролог предлагает средство, но довольно странное. Слону надо дать кредитив на Ротшильда в rue Lafitte и отправить его с первым же мальпостом в Париж, так как там живёт теперь монументальная и белокурая красавица, и они со слоном давно уже тоскуют друг о друге (как Сосна и Пальма из "Buch der Lieder"). И вот Махавасант ― имя сиамца, ― отпустив астролога с дарами, принимается раскидывать умом и туда и сюда, но, так как царям вообще тяжело думать, то, ни до чего не додумавшись, повелитель засыпает, а возле, прикорнув, ложится и его любимая обезьяна («Белый Слон»).[2]

  Иннокентий Анненский, «Вторая книга отражений»
  •  

Слон – единственное животное, у которого нет врагов, даже львы не решаются нападать на него. В Индии слонов с давних пор приучают таскать тяжести. В армиях древних народов они были предшественниками танков, которых ничем не остановить. Однако, несмотря на мощь, слоны довольно трусливы, порой малейшая неожиданность наводит на них панический страх. Ночью они никогда не спят все одновременно - один обязательно дежурит, пока его не сменит другой. Осознавая свои размеры и вес, эти великаны с опаской ступают на настил или мостик, иногда отказываются пройти по нему. Животные, как и люди, наделены различными характерами и тоже бывают в плохом настроении, особенно раздражительны в брачный период.

  — Кирилл Ганешин, «Весь вечер на арене» (журнал «Наука и жизнь» 2007, № 2)
  •  

Упоминания о находившемся рядом Слоновом дворе содержатся в нескольких иностранных описаниях. Геркенс писал, что недалеко от Почтового двора находился «Слоновый двор, в нём крупный, красивый слон, подаренный его царскому величеству персидским шахом. Иногда слона для его развлечения водят по городу». Этот слон был подарен Петру I в 1713 г. во время визита в Петербург персидского посольства. Очевидно к 1720 г. он уже умер, так как Ф.Х. Вебер сообщал, что в доме, где прежде находился персидский слон, разместили голштинский глобус, отметив далее, что слоновый двор находился посреди луга.

  — Татьяна Базарова, «План петровского Петербурга»
  •  

Кави ближе познакомился с исполинами Африки. Бесшумные и спокойные серые глыбы слонов нередко проплывали над травой, гигантские кожистые уши топырились в сторону людей, блестящая белизна бивней резко выделялась около извивающихся темных хоботов. Мощные животные нравились этруску ― их мудрое поведение так сильно отличалось от беспокойства антилоп, злобы носорогов, напряженной вкрадчивости хищников. Иногда людям удавалось подглядеть отдых величественных гигантов: стадо, укрываясь в тени деревьев, неподвижно стояло, тесно скучившись. Громадные старые самцы низко склоняли свои лобастые, отягченные изогнутыми бивнями головы; самки, с более плоскими лбами, держали во сне головы выше. Один раз шедшие впереди наткнулись на одинокого старого слона. Гигант спал, стоя прямо на жаре. Он заснул, очевидно, в тени, потом солнце передвинулось, а слон, разоспавшись, не чувствовал зноя. Кави долго любовался мощным великаном. Слон стоял, как изваяние, слегка расставив задние ноги.[3]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

А в вольерах стояли безработный (его почему-то не взяли на гастроли), неподвижный, будто отлитый из чугуна, прекрасный и таинственный огромный бегемот и добрый слон. Слон был действительно добрый, так как всегда выручал своего сторожа-кормильца. Сторож тот, когда был сильно пьян, шёл не домой, а к слону, и нередко, не доходя до него, падал в бесчувствии. Тогда слон подтягивал своим нежным хоботом друга к себе, клал его у ног и никого не допускал к нему до тех пор, пока тот не протрезвлялся и не уходил сам. Не давал друга в обиду! Ни жене, ни милиции!

  Виктор Розов, «Удивление перед жизнью»
  •  

― Представьте себе тропический лес, по нему идёт молодой культурный слон. Вдруг бах-бах! ― выстрелы. Слон падает. Подбегают люди, вырезают из слона косточки, делают из них клавиши и потом на них такую дрянь играют!

  Леонид Утёсов, «Спасибо, сердце
  •  

Косой мало что помнит. Он только помнит, что удавы его придерживали, пока слоны не появились совсем близко. Кролик внутри него беспрерывно орал, что надо бороться с удавами, даже находясь в желудке удава. Смог ли он выскочить из него, когда слоны стали их топтать, он не помнит, потому что потерял сознание ещё до того, как первый слон наступил на него. Через две недели, в Сезон Больших Дождей, к нему вернулось сознание, и он обнаружил себя лежащим недалеко от Слоновой Тропы, куда он, по-видимому, был отброшен каким-нибудь брезгливым хоботом слона. Тело его в нескольких местах было оттоптано, и он уже стал одноглазым, хотя не мог точно сказать ― то ли слоны ему нечаянно выдавили глаз, то ли позже, когда он лежал без сознания, этот глаз у него выклевала какая-то птица. Почему-то этот вопрос сильно беспокоил Косого, хотя в его положении хватало других забот.

  Фазиль Искандер, «Кролики и удавы»
  •  

Я сейчас перечитываю детские стихи Саши Чёрного ― для Библиотеки поэта. Есть пять-шесть хороших ― остальные корявы и тощи. В «Живой азбуке», например, только две строки живые: Слон ужасно заболел Сливу с косточкою съел.

  Корней Чуковский, «Письма К.Чуковского к С.Маршаку»
  •  

У всех только и разговору: «Слон, слон!» А чего там смотреть? Одна голова да уши!

  Николай Носов, «Незнайка в Солнечном городе»
  •  

Слонёнок пригнул голову к зубастой, зловонной пасти крокодила. А крокодил схватил его за нос, который у слонёнка до того дня и часа был не больше сапога, хотя гораздо полезнее.
— Кажется, сегодня, — сказал крокодил сквозь зубы, вот так, — кажется, сегодня на обед у меня будет слонёнок.

  Редьярд Киплинг, «Слонёнок»
  •  

Я боюсь. Мать держит меня на руках. Мы смотрим зверей, которые в клетках. Вот огромный слон. Он хоботом берёт французскую булку. Проглатывает её. Я боюсь слонов.

  Михаил Зощенко, «Перед восходом солнца»
  •  

<...>Соловецкий лагерь особого назначения... сокращённо СЛОН. Изображение этого мудрого и кроткого животного сделалось официальной эмблемой лагеря. И вот я ― уже заведённый в зону Кемьперпункта зарегистрированный зэк на списочном составе Соловецкого лагеря. В бараке мне указано место на нарах, где, по прочно внедрившейся лагерной традиции, все лежат на боку и повёртываются по команде.[4]

  — Олег Волков, «Из воспоминаний старого тенишевца»
  •  

Меня лично много потешал наш Павел Борисов рассказами из своих наблюдений богдо-гэгэнского слона летом, на прогулке на Толе. Слон шёл в сопровождении трёх монголов-нянек с пиками сзади и по сторонам огромного животного. По дороге слон иногда останавливался, поднимал с земли замеченное и подносил ко рту или просто бросал. Но, дойдя до реки, слон зашёл в воду и размахивал хоботом с такой силою, что волны хлестали в берега, потом брызгал фонтаном, поливал себя или в сторону, потом смело шёл вглубь, опускался на колени, на брюхо, на спину и в последнем положении болтал ногами, словно брёвнами.

  — Пётр Козлов, «Географический дневник Тибетской экспедиции 1923-1926»
  •  

«Ну а если бы слон родился в яйце, ведь скорлупа, чай, сильно бы толста была, пушкой не прошибёшь; нужно какое-нибудь новое огнестрельное орудие выдумать».

  Николай Гоголь, «Мёртвые души»
  •  

Он мне говорил о том, как у Гагенбека в Гамбурге дрессируют тюленей, львов, слонов и дикобразов. О том, что любая мышь слушается тонкого звука, произведённого втягиванием воздуха между сжатыми губами: этот звук издают крысиные вожаки, как сигнал к вниманию. О том, что любого слона можно навеки задобрить, давая ему понемножку, в продолжение недели, жевательного английского табаку, который продаётся в прессованном виде. Этого лакомого угощения слон никогда не забудет, и узнает вас хоть через пять лет, и затрубит вам навстречу.[5]

  Александр Куприн, «В клетке зверя»
  •  

По разным местам видел кости оного зверя, то есть зубья коренные, рёбра, голени, позвонки и протчее, все гнилые, великостью не все равны, каковых костей яко в Руси, тако и в протчих европейских странах в земли довольно находится, и почитают их простой народ за богатырские.
Сии кости никоего мнения утвердить довольны были, и для того были в таком мнении, что ежели оные не клыки, но рога, то нуждно быть во времена потопа некоему особному зверей роду, каковых по потопе в жизни не осталось, донеле же по представлению моему блаженные и вечнодостойные памяти его императорское величество Пётр Великий повелел его сиятельству князю Долгорукому объявить в народ довольное денежное награждение, ежели кто целое костей собрание, а по малой мере голову с принадлежащими частьми сыщет и принесёт. По которому не одна голова и множество протчих костей из разных мест объявлено и в Москву и в Сибирский приказ, також и в Академию наук привезло, их же ныне всяк видя, без сумнения поверит, что слоновые суть.[6]

  Василий Татищев, «Сказание о звере мамонте»
  •  

Да хотя б Александр или иной кто в сии северные страны и находил, однако ж слонов так далеко и такого множества, а паче так молодых, как обретаемые кости показывают, завести також неудобно, коль же паче углубление оных в землю тому противоречат.
От потопа занестися також не меньше сумнительно, ибо ежели помыслить, что они из южных стран, где еще и ныне водятся, от наступающей воды так далеко забежали и тут загрузли, то притом надобно доказать, что вода не повсюду вдруг, но от екватора стала наступать и по лесам разливаться, но повесть о потопе в книге Бытия не тако сказует. Да хотя б и так, что к полюсам течение было, по некоторым же признакам многие разсуждают быть от зюд-веста на норд-ост течение потопа было, то слонам нуждно было до сих мест бежать более полугода, ибо от Цейлона, ближайшего места, где ныне ещё слоны водятся, до Якутска более 60 градусов, или 6260 вёрст в прямую линию, а ежели б слон всякой день бежал тридцать вёрст, которого за тягость снести не может, то б потребно было около 200 дней, колико же горы, озёра, реки и болота на том прямом пути к такому скорому ходу препятствием быть имели. Ежели же положить, что они померли в тех местех, где жили, да водою занесло, и оное не меньше сумнительно для того, что всякое животное как скоро захлебнётся, немедленно погрузнет и, лёжа немалое число на дне, всплывёт. А, по-видимому, какое тогда земли великое смешение было, что рыбы, всегда в воде пребывающие, такожде малые зверьки, свободнейшую к спасению имея лёхкость, в таком огущении в земли замешався, в великой глубине, и суще в окаменелых комьях остались, а таким великим животным всплыть многократно трудняе. Да хотя б которые мёртвые и всплыли, то паки сумнительство: первое, что надобно к плытию в так далёкие места более времяни, нежели потоп пребывал; другое, чрез всё оное время нуждно бы быть одному полуденному ветру, и ежели тако было, то б нуждно паче было ковчегу Ноеву на севере, а не на горах Араратских остановиться, понеже оной вёсел и парусов к правлению против ветра не имел.

  — Василий Татищев, «Сказание о звере мамонте»
  •  

Горшки были глиняные, в виде слонов без спины; вместо спины у них было углубление, набитое землёй; в одном слоне рос чудеснейший лук-порей, а в другом — цветущая герань. Первый слон служил старичкам огородом, второй — цветником.

  Ганс Христиан Андерсен, «Старый уличный фонарь», 1847
  •  

Так вот этот Мальтен рассказал мне следующее приключение. Его двоюродный брат, унтер-офицер индийской армии, в одно прекрасное воскресенье отправился из Калькутты на загородную ферму, в гости к приятелю. На ферме он застал праздник; к вечеру было пьяно всё — господа и слуги, англичане и индусы, люди и слоны. Кузен Мальтена — человек, склонный к поэтическим настроениям, даже стихи пишет. Чуть ли не ради поэтических впечатлений и угораздило его попасть именно в индийскую армию. Отдалясь от пьяного общества, он одиноко стоял у колючей растительной изгороди, смотрел на закат солнца и, как очень хорошо помнит, обдумывал письмо в Ливерпуль, к своей невесте. Именно на полуслове: «…ваша фантазия не в силах вообразить, дорогая мисс Флоренса, неисчислимые богатства индийской флоры и фау…», он слышит позади себя тяжкие и частые удары. Точно какой-нибудь исполин сверхъестественной величины и силы, Антей, Атлас, с размаху вбивает в землю одну за другой длинные сваи. Не успел мечтатель обернуться, как его схватило сзади что-то необыкновенно крепкое, могучее, эластическое, подбросило высоко в воздух и, помотав несколько секунд, как маятник, с силою швырнуло в иглистые кусты алоэ — полумёртвого, не столько от боли, сколько от ужаса непонимания и незнания, самого опасного и могущественного из ужасов: его описали в древности Гомер и Гезиод, а в наши дни со слов ТургеневаГи де Мопассан. Беднягу с трудом привели в чувство. Разгадка происшествия оказалась очень простою: один из рабочих слонов фермера добрался до кувшинов с пальмовым вином, опустошил их, опьянел и пришёл в ярость. Мундир унтер-офицера привлёк внимание хмельного скота своей яркостью, и кузен Мальтена стал его жертвой… Такого разнообразия индийской фауны не только мисс Флоренса, но и сам горемычный жених её, конечно, не мог себе ранее вообразить!.. Ощущение нежданно-негаданно схваченного слоном солдата, в ту минуту, когда он не только не думал о каком-нибудь слоне определённом но, вероятно, позабыл и самую «идею слона», вероятно, было близко к ощущениям человека в первый момент землетрясения.

  Александр Амфитеатров, «Землетрясение», 1897

Слон в поэзииПравить

 
Обложка журнала «Barnum Courier».
На развороте — саванный слон Джа́мбо, первый в истории зоопарковый и цирковой слон, получивший всемирную известность.
  •  

Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идёт
Вперёд
И лаю твоего совсем не примечает.
Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!

  Иван Крылов, «Слон и Моська»
  •  

Коротким будет этот сказ:
«Слоны в диковинку у нас».

Живём, средь мелочей скучая,
Живых слонов не примечая,

Когда ж громада нам нужна,
Из мухи делаем слона.

Но где-то для острастки вящей
Слон существует настоящий...

Мораль сей басни из трёх слов:
Старайтесь избегать слонов.[7]

  — Глеб Глинка, «Предостережение» (1972)
  •  

С немытыми ногами слон в хитоне,
Он смутно движется к жилищу Гесперид,
Запутываясь в фалдах, в смехе тонет,
Изнанкою являя жалкий вид.

  Борис Поплавский, «Поэзия, ты разве развлеченье?..» (1925-1934)
  •  

Три журналиста русские
У стойлища слоновьего
Приткнулись в тесноте.
Слон, меланхолик дымчатый,
Качал кишкою-хоботом
И с полным равнодушием,
Как в сумку акушерскую,
В пасть булочки совал.
<...>
Слон Гришка вскинул голову,
Мотнул ушами-тряпками,
Насос свой серый вытянул
И в брови Шаповаленко
Сочувственно дохнул.[8]

  Саша Чёрный, «Кому в эмиграции жить» (1931-1932)
  •  

Медлительно-кроткие души,
Слон и слониха ―
Две серые, грузные туши ―
Шествуют тихо...
Меж ними виляет задом
Единственный сын, ―
Папаша с мамашей рядом,
Бока, как надёжный тын,
Слон нежно толкает слонёнка
Пяткой под брюхо,
Слониха дышет ребёнку
Хоботом в ухо...
<...>
И вот, как гигантский робот,
Слон встал на цементный вал
И, ввысь закинувши хобот,
С акации гроздь сорвал...
Сунул закуску слонёнку ―
Ешь, дорогой!
А мать, склонившись к ребёнку,
В восторге брыкнула ногой.

  — Саша Чёрный, «Тихое семейство» (1931)
  •  

А вчера у Петрограда
По Неве шёл слон без зада:
На спине сундук из цинка,
В сундуке с замком корзинка, ―
А в корзинке, вот ведь хитрый,
Бывший царь играл на цитре...

  — Саша Чёрный, «Слухи» (1917)
  •  

Сраженье кончено. В пыли
Цветут растения земли,
И слон, рассудком приручаем,
Ест пироги и запивает чаем.[9]

  Николай Заболоцкий, «Битва слонов»
  •  

Тётя ― Ляг и спи и види сон
бод то в поле ходит слон
нет не слон, а доктор Булль
он несёт на палке нуль
только это уж не по
уж не поле и не ле
уж не лес и не балко
не балкон и не чепе
не чепец и не свинья
Только ты, да только я.[10]

  Даниил Хармс, «Радость»
  •  

― Мне, автомобилищу, чего бы не забыть ещё?
Вычистили, вымыли, бензином напоили.
Хочется мешки возить. Хочется пыхтеть ещё.
Шины мои толстые ― я слон автомобилий.[11]

  Осип Мандельштам, «Автомобилище»
  •  

<...>от неё в небосинем лоне
разбежались за слоником слоник.[12]

  Владимир Маяковский, «Тучкины штучки» (1917-1918)
  •  

Как живые в нашей книжке
слон,
        слониха
                 и слонишки.
Двух- и трёхэтажный рост,
с блюдо уха оба,
впереди на морде хвост
под названьем «хобот».
Сколько им еды, питья,
сколько платья снашивать!
Даже ихнее дитя
ростом с папу с нашего.[12]

  — Владимир Маяковский, «Что ни страница, — то слон, то львица» (1926)
  •  

Здесь все мои друзья ― поэт, комедиант,
Лохматый нигилист, недопустимый франт,
Маститый, старый слон, газетная гиэна...[13]

  Алексей Лозина-Лозинский, «Cabaret artistique»
  •  

О, слон! Ведь ты мудрец. И, как мудрец, не смеешь
Ни сторожа побить, ни выйти из тюрьмы...
За это, тяжкий слон, когда ты околеешь,
Тебя к святым слонам должны причислить мы.

  — Алексей Лозина-Лозинский, «Покорность Господу в слоне...»
  •  

С гноящимся плечом
И глазками крота
Утиною походкой
Плетётся слон.

  Николай Бурлюк, «Зверинец в провинции» (1914)
  •  

Вон несётся слон-пустынник,
Лев стремительно бежит,
Обезьяна держит финик
И пронзительно визжит.

  Николай Гумилёв, «Лесной пожар» (1910)
  •  

Белый слон по кокосовым рощам весной
Днём и ночью без отдыха бродит:
Всюду ищет подруги своей молодой
И покоя нигде не находит.

  Дмитрий Мережковский, «Орваси» (1886)
  •  

Горы попирая муравчатый склон,
Там мамонт тяжёлый, чудовищный слон ―
Тогдашней земли великан толстоногой ―
Шагал, как гора по горе; но тревогой
Стихий возмущённых застигнутый вдруг,
В бегу, на шагу, вдруг застыл, цепенеет...
Глядь! жизни другая эпоха яснеет,
И новых живущих является круг.

  Владимир Бенедиктов, «Перевороты» (1850-1873)

Пословицы о слонеПравить

 
Африканские слоны. Кения.
  •  

Побольше верблюда есть — слон.

  азербайджанская
  •  

Велика свинья, да не слон.

  бенгальская
  •  

Загонять слона в горшок.

  — бенгальская
  •  

Не просил, да лошадь получил, а попрошу, так слона получу.

  — бенгальская
  •  

Укус комара в спину слона. — незначительное действие

  — бенгальская
  •  

Без слона и бык велик.

  вьетнамская
  •  

Мудрый, как черепаха, глупый, как слон.

  — вьетнамская
  •  

От слона бежать никому не зазорно.

  — вьетнамская
  •  

Слоны родят редко, но каждый детёныш — великан.

  — вьетнамская
  •  

Что буйвол лягнёт, что слон.

  — вьетнамская
  •  

Чтобы рисовать слона, его надо сначала увидеть.

  — вьетнамская
  •  

Неторопливый слон раньше достигнет цели чем резвый жеребёнок.

  — вьетнамская
  •  

Если сидишь на слоне, нечего бояться собаки.

  малаяльская
  •  

Хвост повсюду идёт за слоном.

  — малаяльская
  •  

На вид бедняк, а речь ведёт о слонах и конях.

  непальская
  •  

Он такой бедный, что у него даже нет слона.

  тайская
  •  

Уступай дорогу разъярённому слону.

  — тайская
  •  

Проглотить слона, но не решаться проглотить хвост.

  хиндийская

Слон в шахматахПравить

  •  

В блице конь сильнее слона.

  Властимил Горт
  •  

Только хороший слон достоин жертвы, плохого слона можно и проиграть.

  Юрий Разуваев
  •  

Не надо внушать всем, что оттого, что некий гроссмейстер в какой-то позиции, продумав полчаса, пошёл куда-то там слоном, — это ход гениальный.

  Давид Бронштейн
  •  

У кого слоны, тому принадлежит будущее.

  Зигберт Тарраш
  •  

Не глумитесь над шахматистами. Легко ли сохранить душевное здоровье, когда изо дня в день теряешь коней, бьёшь слонов, нападаешь на королев?

  Ашот Наданян
  •  

Всю жизнь с одной женщиной — это как эндшпиль с разноцветными слонами.

  Виктор Корчной

Афоризмы о слонеПравить

  •  

Если ты поймал слона за задние ноги, а он пытается убежать, лучше всего его отпустить.

  Авраам Линкольн
  •  

Война плохо вооружённой армии против армии современной, оснащённой по последнему слову техники, похожа на битву между тигром и слоном. Если тигр остановится, слон ударит его своим могучим хоботом. Но тигр днём прячется в джунглях, появляясь лишь по ночам. Он запрыгивает на слона, рвёт когтями его спину, а потом снова исчезает в джунглях.

  Хо Ши Мин
  •  

Великодушием можно убить только человека, но не слона.

  Дон-Аминадо
  •  

Животное слышит, чувствует, видит как человек. Говорят, что оно даже помнит, вот, например, память как у слона. Но есть одна вещь, которой нет у животного, а есть у человека - это мечта.

  Шимон Перес
  •  

Не буду настаивать на том, что Россияродина слонов. В этом вопросе могут быть разные мнения. Но я твёрдо знаю, что Россия — родина внешней разведки.

  Виктор Суворов
  •  

Нежными словами и добротой можно на волоске вести слона.

  Саади
  •  

Ненавижу слонов: такие сильные и такие послушные.

  Чарльз Чаплин
  •  

Люди умнеют, как слоны, которые в минуту опасности говорят: «Эге, мы в опасности, но всё будет путём, только надо весу поднабрать, фунтов 200-300».

  Курт Воннегут
  •  

Анекдотов куча пошло на тему, что Россия — родина слонов, а она на самом деле родина.

  Михаил Горбачёв
  •  

Делая из мухи слона, хоть не приделывайте ему крылья.

  Яна Джангирова
  •  

Не делайте из мухи слона — не прокормите!

  Леонид Сухоруков
  •  

У иных людей мозгов — кот наплакал, зато амбиций — слон наложил.

  Ашот Наданян
  •  

Бог — такой же художник, как другие художники. Он создал слона, жирафа и кошку. У него нет настоящего стиля, но он придерживается новых идей.

  Пабло Пикассо
  •  

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим.

  Козьма Прутков

ПримечанияПравить

  1. Э.В. Лимонов. Собрание сочинений в трёх томах. Москва, Вагриус, 1998. «У нас была Великая Эпоха» (1987)
  2. И.Ф. Анненский. Серия «Литературные памятники». Москва, «Наука», 1979. «Вторая книга отражений» (1909)
  3. Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  4. О.В. Волков. Погружение во тьму. Москва, Вагриус, 2001. «Из воспоминаний старого тенишевца» (1988)
  5. А.И. Куприн. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. Москва, «Художественная литература», 1972. «В клетке зверя» (1910)
  6. В.Н. Татищев. Избранные произведения. Ленинград, «Наука», 1979. «Сказание о звере мамонте» (1730)
  7. Г.А. Глинка. Собрание сочинений. Москва, Водолей, 2005. «Предостережение» (1972)
  8. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, Эллис-Лак, 2007. «Кому в эмиграции жить» (1931-1932)
  9. Н.А. Заболоцкий. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, Академический проект, 2002. «Битва слонов» (1931)
  10. Д.И. Хармс. Собрание сочинений в трёх томах. Санкт-Петербург, Азбука, 2011. «Радость» (1930.11.11)
  11. О.И. Мандельштам. Собрание сочинений в четырёх томах. Москва, Терра, 1991. «Автомобилище» (1921-1929)
  12. 12,0 12,1 В.В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, ГИХЛ, 1955-1961.
  13. А.К. Лозина-Лозинский. Противоречия. Москва, Водолей, 2008. «Cabaret artistique» (1916)