Открыть главное меню
Ethnic Russians in 1989 in RSFSR raions simple.png
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Русские (до XX века «великороссы») — восточнославянский этнос, самый многочисленный и государствообразующий народ России (по данным Всероссийской переписи 2010 года, составляет более 80 % населения), самый многочисленный европейский народ. Есть крупные диаспоры на Украине, в Казахстане, США, Белоруссии и других государствах. Всего в мире насчитывается около 133 млн русских. Национальный язык — русский.

ЦитатыПравить

До XX в.Править

  •  

Мы — русские. С нами Бог![источник?]Из речи Суворова, записанной со слов Багратиона на военном совете в монастыре Св. Иосифа

  Суворов
  •  

Кто русский по сердцу, тот бодро и смело и радостно гибнет за правое дело! — «Иван Сусанин»

  Кондратий Фёдорович Рылеев
  •  

Бог голодных, бог холодных,
Нищих вдоль и поперёк,
Бог имений недоходных,
Вот он, вот он русский бог.

  Пётр Вяземский, «Русский бог», 1828
  •  

Русский народ ни к чему более не пригоден, кроме завоевания мира; он — всего лишь мёртвый, хотя и колоссальный по масштабу механизм в руках грозного самодержавного монархаНиколая I, — а тот стремится царствовать надо всем, ибо не должно существовать предела его полновластию. От министра и до последнего крестьянина все в России лишены самостоятельной воли, все — послушные и дисциплинированные исполнители приказов свыше, и потому правительство страны, воплощённое в одном человеке, всемогуще.[1]:10

  Астольф де Кюстин
  •  

И какой же русский не любит быстрой езды? — «Мёртвые души»

  Гоголь
  •  

Что русскому здоро́во, то немцу смерть.

  Владимир Иванович Даль, «Пословицы и поговорки русского народа»
  •  

Самый бедный немец не может обойтись без дачи <...> Тогда как иной русский и с деньгами наймёт себе огромную и дорогую дачу, да и живёт целое лето настежь, нараспашку, как ни попало, без занавесок, без стор, в крайнем случае защищаясь от солнца салфеткой, которую прикрепит к окну чем ни попало, хоть вилкой, если вилка попадётся под руку. «Что, ― думает он, ― стоит ли устраиваться: ведь лето-то коротко. Не увидишь, как и пройдёт.[2]

  Иван Панаев, «Опыт о хлыщах», 1857
  •  

Когда старую княгиню спрашивали при случае, откуда она добыла себе такую горничную, старая княгиня не без самодовольства отвечала:
— Своя собственная... из крепостных, из деревни привезена... Зачем отыскивать людей за границей, когда и своих, православных, можно хорошо приготовить?
И вслед за этим не без некоторой патриотической гордости прибавляла с улыбкой:
— О, из русского человека можно всё сделать! Русский человек на всё способен и на всё годится![3]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Том 1), 1864
  •  

Я припоминаю какую-то песню о том, как ведут наказывать молодого рекрута за то, что он бежал с часов, и он говорит: «Братцы, не я виноват — это птица виновата, она всё кричала и звала меня в родимую сторону». Эта птица была, конечно, кукушка. Какая другая не устанет тянуть вас за сердце так упорно, так неотвязно? Припомнившаяся мне песня — не русская. Но и у нас кукушка играет такую же роль соблазнительницы для тех, кто тоскует в неволе. Невозможность ослушаться этого настойчивого призыва кукушки придала ей во мнении русского человека не мистический характер, как думали в средние века, а генеральский чин. Быть в бегах — у солдата называется состоять на вестях у генерала Кукушкина.

  Михаил Михайлов, «Сибирские очерки», 1864
  •  

Я думаю, самая главная, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, везде и во всём. Этою жаждою страдания он, кажется, заражён искони веков. Страдальческая струя проходит через всю его историю, не от внешних только несчастий и бедствий, а бьёт ключом из самого сердца народного. У русского народа даже в счастье непременно есть часть страдания, иначе счастье его для него неполно. Никогда, даже в самые торжественные минуты его истории, не имеет он гордого и торжествующего вида, а лишь умиленный до страдания вид; он воздыхает и относит славу свою к милости Господа. Страданием своим русский народ как бы наслаждается. Что в целом народе, то и в отдельных типах, говоря, впрочем, лишь вообще.

  Фёдор Достоевский, «Дневник писателя. 1873»
  •  

Тысячу лет строил русский народ своё государство, костьми и кровью слагал его, принёс в жертву государственной идее и местную свободу, и достояние. Достроил, наконец, и с недоумением начинает усматривать, что допущенные им жильцы вытесняют его чуть не за порог, да ещё и здание хотят по-своему перестроить... За хозяйский стол, конечно, могут быть допущены гости, но только как гости, и в качестве гостей пользоваться почётом: во главе же стола всё-таки должен сидеть и распоряжаться хозяин. А хозяин в России — русский народ, и никак не инородцы.[4]

  Иван Аксаков
  •  

Почему русскому мужику должно оставаться только необходимое, чтобы кое-как упасти душу, почему же и ему, как американцу, не есть хоть в праздники ветчину, баранину, яблочные пироги? Нет, оказывается, что русскому мужику достаточно и чёрного ржаного хлеба, да ещё с сивцом, звонцом, костерем и всякой дрянью, которую нельзя отправить к немцу. Да, нашлись молодцы, которым кажется, что русский мужик и ржаного хлеба не стоит, что ему следует питаться картофелем.[5]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни», 1887
  •  

Русский человек любит вспоминать, но не любит жить. — Степь

  Антон Павлович Чехов
  •  

Удивительный народ русские мужчины! совсем не умеют поддерживать лёгких отношений. Чуть интрига затянулась на две недели, уже и бесконечная любовь, и унылое лицо, и ревность, и револьверные разговоры...[6]

  Александр Амфитеатров, «Отравленная совесть»
  •  

Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-нибудь одну из двух этих крайностей, середина же между ними ему неинтересна, и он обыкновенно не знает ничего или очень мало.[7]

  Антон Чехов, Записные книжки (1897 год)
  •  

Русская культура явилась продолжением некогда передовой в славянстве венетской культуры, слившейся впоследствии с другим, еще более богатым и обильным источником византийским… Известно, что ни в географических, ни в личных именах Древней Руси, ни в старом русском языке не имеется ни малейшей скандинавской или немецкой примеси, что было бы неизбежно, если бы Варяги — Русы были не славянского поколения. — Так закончила свое существование самая древняя и самая передовая в географическом и культурном смысле ветвь северо-западного славянства. Сверстница древней Греции и Рима, она под именем венетов ознаменовала себя в истории народом предприимчивым, отважным, разумным и храбрым.[8]

  Василий Флоринский, из книги «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни», 1894

XX в.Править

  •  

Неволя русского народа
Есть воля русского царя.[9]

  Константин Михайлович Фофанов, «На разгон государственной Думы 1907 года», 1907
  •  

«Союз русского народа»... Бедный русский народ! Это так же звучит, как «Союз детоубийц и растлителей имени Всеволода Гаршина».[10]

  Саша Чёрный
  •  

Во всех русских ведь течёт монгольская кровь... — «Петербург» 1914

  Андрей Белый
  •  

…Русские люди, по нищете и скудости жизни своей, вообще любят забавляться горем, играют им, как дети, и редко стыдятся быть несчастными.
В бесконечных буднях и го́ре — праздник и пожар — забава; на пустом лице и царапина — украшение… — «Детство»

  Максим Горький
  •  

Русский не тот, кто носит русскую фамилию, а тот, кто любит Россию и считает её своим отечеством.

  Антон Иванович Деникин
  •  

Русский человек врёт, если говорит о своём стремлении к счастью. Мы не умеем быть счастливыми, нам это не нужно, мы не знаем, что с этим делать.

  Юрий Маркович Нагибин
  •  

Русский человек всегда обладал такими природными свойствами, как гибкий ум, сметка и способность к ремёслам и всяким «искусствам». При наличии органической любви к труду, упорству и физической выносливости это облегчало ему быстрое освоение премудростей любых профессий, включая и суровую, но интересную профессию моряка.[11]

  Иван Степанович Исаков
  •  

Растение, вырванное из почвы, засыхает. Человек свободно движется по лицу земли. Но русский человек всё ещё слишком похож на растение. Для него родина, прежде всего — не мысль, и даже не слово, а звучание, тембр голоса. Вне этой узкой природной среды трудно жить. Другие народы — греки и римляне, британцы и немцы — смело бросали родину, неся её богов и культуру в чужие страны. Но для нас и культура, и сама вера кажутся нежизненными без родного чернозёма (и краснолесья). Это большая слабость, как бы неразвитость мужественной человечности. Если прибавить к этому привычку к коленопреклоненной позе, то вот уже и почти готовая формула «славянской души»... — «Тяга в Россию»[12]

  Г. П. Федотов
  •  

У русских нет глупых предубеждений относительно убийства. — Казино «Рояль» (1953 г.). Пер. А. В. Митина, С. В. Чечнева.

 

The Russians had no stupid prejudices about murder.

  Ян Флеминг
  •  

Люди, построившие самые первые искусственные спутники и вышедшие на порог космоса, были русскими, то есть тем самым удивительным народом, от которого вёл свою родословную Дар Ветер. Народом, сделавшим первые шаги и в строительстве нового общества, и в завоевании космоса

  Иван Ефремов, «Туманность Андромеды» (1957)
  •  

Общий для всех русских групп и достаточно специфический комплекс признаков отчётливо проявляется в суммарной характеристике: темно русые волосы, серая или серо-бурая радужина, средней ширины лицо, прямой или слабо наклонный лоб с гладким надбровьем, небольшое преобладание высокого переносья и сильного профиля, слабый рост бороды, верхнее веко с небольшой складкой, немного поднятое основание носа

  Виктор Валерианович Бунак, «Этногенез русского народа» (1965)
  •  

Преемственность обнаружена для следующих этнических и территориальных групп: белорусы — дреговичи, радимичи, западные кривичи; украинцы — тиверцы, уличи, древляне, волыняне, поляне; русские Десно-Сейминского треугольника — северяне; русские верховьев Днепра и Волги, басейна Оки и Псковско-Ильменского Поозерья — западные кривичи и словене новгородские — Этногенез восточных славян (1973)

  Татьяна Ивановна Алексеева
  •  

Меня удручала сталинская система приоритетов. Радио изобрёл Попов. Электричество ― Яблочков. Паровоз ― братья Черепановы. Крузенштерн был назначен русским путешественником. Ландау ― русским учёным. Барклай де Толли ― русским полководцем. Один Дантес был французом. В силу низких моральных качеств.[13]

  Сергей Довлатов, «Марш одиноких», 1982
  •  

На этом кладбище примирённо сошлись обманутые и обманщики, беженцы и беглецы, те, кто мечтал вернуться на родину, и те, кто вспомнил о ней лишь перед смертью, люди разных убеждений, разной славы, но все они считали себя русскими.[14]

  Даниил Гранин, «Зубр»
  •  

Русские центральных районов, белорусы, поляки, немцы северных областей почти так же светлокожи, как и скандинавы — Историческая антропология и этногенез (1989)

  Валерий Павлович Алексеев
  •  

В поездках этим летом мне не раз казалось, что я открыл подлинную веру русского народа. Он верит не в Бога. В него-то как раз по-настоящему верить так и не научился за 1000 лет. И не в коммунизм он верит, тем более — не в капитализм. Но и без веры не живёт, хоть и жалуется, что у него «Огонёк» отбирает веру. Он верит в государство, точнее — в империю, её целостность. Целостность — высшее абсолютное благо, его не надо обосновывать, его не надо объяснять, наоборот — им, этим благом, всё доказывается и обосновывается. Почему надо было рубить лопатами грузинских девушек[15]? Угрожали целостности. Почему надо приструнить эстонцев? Потому же. Почему надо было лезть в Афганистан[16]? Как — почему? А всё же: почему? Идя по цепочке вопросов-ответов доберёшься до того, что и Афганистан уже вроде давно наш и лезть туда требовалось ради сохранения всё той же целостности. — Сходит затмение. М., 1991. С. 38.

  А. И. Стреляный
  •  

Быть русским — значит быть верноподданным Императора Всероссийского, гражданином Империи, носителем имперской идеи

  Иоанн (Снычёв), Самодержавие духа
  •  

Когда видишь женщин и детишек в лохмотьях, копающихся на пепелищах, смотрящих голодными глазами, в груди глухо поднимается ненависть к фашистам…
Нет, наш народ всё-таки не такой! У русских не было пренебрежения к другим народностям. Недавно привезли к нам в Семеновку группу раненых немцев. Раненые не тяжёлые, ходячие. Выгрузили их вместе с нашими. Было тепло, сортировочная переполнена, и все, кто мог, сидели прямо на земле около бани. Немцы имели жалкий вид. Сбились в кучку, говорили мало и шёпотом, оглядывались по сторонам со страхом. Наши солдаты веселы: наступление идёт удачно, раны нетяжёлые, предстоят баня и еда. Они громко разговаривали и делились махоркой, кто-нибудь сосредоточенно выбивал огонь кресалом, все закуривали.
Постепенно завязался разговор: «Капут Гитлер? Германия капут?» Проходит время… и уже махоркой делятся.
— Пусть покурят, затянутся… Хрен с ними! Тоже люди…

  Николай Амосов, «Голоса времён»[17]
  •  

Русские долго запрягают, но потом никуда не едут. Просто запрягают и распрягают, запрягают и распрягают. Это и есть наш особый путь.[18]

  Григорий Горин

XXI в.Править

  •  

Русский любое высказывание начальства считает приказом. Но всё равно его не выполняет.

  Константин Семёнович Мелихан
  •  

Русский народ – это сложносоставной европеоидный этнос, имеющий славянскую генетическую основу от летописных племён и говорящий по-русски[источник?]

  А.Н. Севастьянов, «Диалектика русского этноса, или в поисках русского генофонда» (2011)
  •  

― Ты хочешь сказать, что сегодня русский народ способен, подобно сербам, устроить этнические чистки и у русских есть свой Караджич? Полагаешь, что русские, подобно палестинцам, с камнями и бутылками способны пойти на танки и начать священную интифаду и у них есть свой вождь-федаин Арафат? Не бойся, здесь этого нет и не будет! Солнце русской поэзии, русской литературы, русской революции погасло, и мы живём под призрачным светом мёртвой русской луны! ― Его лицо стало мертветь, голубеть, по невидимым сосудам и жилам побежали фиолетовые соки. ― Русский народ мёртв, он больше не народ, а быстро убывающая сумма особей, за популяцией которых мы пристально наблюдаем, регулируя её численность, исходя из потребности рабочей силы и затрат на её содержание![19]

  Александр Проханов, «Господин Гексоген», 2001
  •  

Имперский фактор является реальностью нашей идеологии. Вне империи нет России, русский народ является народом заблудшим, бессмысленным, проигравшим свою историю, нерентабельным народом. Об этом говорят демократы, навьючивая нам исторический комплекс неполноценности, который преодолим через имперский пафос.

  Александр Проханов, «Путин пережил колоссальный шок год назад»
  •  

У каждого народа есть своя великая национальная идея, одна и та же идея — мировое господство. Только у русских — другая, диаметрально противоположная: не допустить реализации великих национальных идей всего остального мира![20]

  Иван Охлобыстин
  •  

Русские на войне своих не бросают.

  Данила Багров

ИсточникиПравить

  1. Коллектив авторов СПбГУ под ред. Н.Ю.Семёнова, под рец. акад. Фурсенко. «Управленческая элита Российской Империи (1802-1917)». — С-Пб.: Лики России, 2008. — 696 с.
  2. И. И. Панаев. Избранная проза. М.: «Правда», 1988 г.
  3. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г. ISBN 5-253-00029-1
  4. Аксаков И.С. Еврейский вопрос (1883 год). Серия «Потаённая русская литература» – Москва, «Социздат», 2001 г.
  5. А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  6. Амфитеатров А.В. «Отравленная совесть» (1895 год). Москва, «Росмэн», 2002 г.
  7. А. Чехов. Записные книжки. — М.: «Вагриус», 2000 г.
  8. В.М.Флоринский. Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни: Опыт славянской археологии. — Томск: Типо-Лит. П.И.Макушина, 1894—1897 гг. Часть первая. — 1894 г. — XXIV, 355 с.
  9. Фофанов // Краткая литературная энциклопедия. Т. 8. — 1975.
  10. Саша Чёрный «Деликатные мысли (1906-1908)» (рус.). lit-info.ru (2007). Проверено 19 сентября 2013.
  11. Каланов Н. А. Афоризмы русских военных моряков. — М.: Горизонт, 2017,с. 119, ISBN 978-5-906858-48-1
  12. Цит. по: Федотов Г. П. Судьба и грехи России. СПб., 1991-1992.
  13. С. Довлатов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том второй. — СПб: Азбука, 1999 г.
  14. Гранин Д.А., «Зубр» (повесть); Ленинград, «Советский писатель» 1987 год
  15. Имеется в виду Трагедия 9 апреля 1989 г.
  16. Афганская война (1979—1989)
  17. Амосов, Николай Михайлович. Голоса времён. — М.:Вагриус, 1999. – (Мой 20 век)
  18. Цит. по.: Душенко К. Большая книга афоризмов. Litres, 2013.
  19. А.А.Проханов, «Господин Гексоген». — М.: Ad Marginem, 2001 г.
  20. Esquire. Цитата дня. 13/12/2013.

См. такжеПравить