Открыть главное меню

Ландыш

вид растений
Ландыш майский
лесное растение (Дания)

Ла́ндыш (лат. Convallaria majalis) — низкорослое травянистое растение с белыми пахучими весенними цветами в форме белых колокольчиков. Род Ландыш в последнее время входит в состав семейства Спаржевых. Внесён в Красную книгу, растение ядовито — и издавна имеет лекарственное применение.

Ландыш в прозеПравить

  •  

— А детям нельзя прийти к ним на бал?
— Отчего же, — сказал студент, — ведь маленькие маргаритки и ландыши тоже танцуют.

  Ганс Христиан Андерсен, «Цветы маленькой Иды», 1835
  •  

Часу в седьмом утра Павел Алексеевич проснулся, и всё в доме зашевелилось. Обувшись в бараньи сапожки домашней выделки и в халат свой, он умылся, помолился и стал советоваться с Ванькой, чего бы напиться сегодня: малины ли, бузины ли, шалфею, липового цвета, кипрею, ивана-да-марьи, ромашки с ландышами или уж заварить настоящего чаю?[1]

  Владимир Даль, «Павел Алексеевич Игривый», 1847
  •  

Вот крапива! О чём говорят её листья? О чём думал он сам, срывая и пряча её? Вот лесной ландыш; вот веточка козьей жимолости из цветочного горшка, стоявшего на окне постоялого двора, а вот голые, острые травяные стебли!

  Ганс Христиан Андерсен, «Немая книга», 1851
  •  

Золотой голосок малиновки звучит невинной, болтливой радостью; он идёт к запаху ландышей.

  Иван Тургенев, «Лес и степь», 1848
  •  

Нам попадались острова, волшебные, полупрозрачные острова с отливами драгоценных камней, яхонтов и изумрудов. Упоительные благовония неслись с округлых берегов; одни из этих островов осыпали нас дождём белых роз и ландышей; с других внезапно поднимались радужные длиннокрылые птицы.
Птицы кружились над нами, ландыши и розы таяли в жемчужной пене, скользившей вдоль гладких боков нашей лодки.

  Иван Тургенев, «Лазурное царство», 1878
  •  

Вся она была серая, перламутрового цвета; одна лишь внутренняя сторона её крылышек алела нежной алостью распускающейся розы; венок из ландышей охватывал разбросанные кудри круглой головки — и, подобные усикам бабочки, два павлиньих пера забавно колебались над красивым, выпуклым лобиком.

  Иван Тургенев, «Посещение», 1878
  •  

Душно архимандриту, сна нет. Так, какие-то неясные обрывки мыслей, однообразные, смутные. <...>
Окна открыты. Сирень цветёт. В комнате пахнет лампадкою, но сирень всё заглушает. Вдобавок служка поставил на стол у самой кровати букетик ландышей. На монастырских островах ими покрыты целые десятины. Их серебрённые колокольчики ночью совсем одуряют…

  Пётр Гнедич, «Соловьи» (Из весенних сказок), 1886
  •  

Она достала из шкапчика флакон с чем-то, подошла к окну, прочла сигнатурку и вышла.
— Марья Леонтьевна, это не те капли! — услышал через минуту Володя женский голос. — Это ландыш, а Лили просит морфин. Ваш сын спит? Попросите его, чтобы он отыскал…

  Антон Чехов, «Володя», 1887
  •  

Белые серёжки ландыша качаются между длинными, гладкими листьями. Где-то рубит крепконосый дятел; кричит жалобно жёлтая иволга; отсчитывает года бездомная кукушка. Серый зайчик шмыгнул в кусты; высоко между ветвями мелькнула пушистым хвостом цепкая белка. Далеко в чаще что-то трещит и ломится: уж не гнёт ли дуги косолапый мишка?

  Константин Ушинский, «В лесу летом»
  •  

Когда, стиснутый между двумя офицерами с саблями наголо, он проходил по залу Лаокоона между двумя шеренгами солдат, — в воздухе, потрясённом барабанным грохотом, разливался неизречённый аромат.
Он проходил, а в воздухе всё ещё пахло ландышами, фиалками, резедой и гвоздикой.
Если б тут была корова, она съела бы Поля Дешанеля, приняв его за букет цветов!

  Влас Дорошевич, «Первый дебют», 1905
  •  

Когда лошади поворачивали из Чернышевского переулка на Тверскую, от дома Варгина сошёл на мостовую молодой человек в форме морского офицера. В одной руке у него была коробка, перевязанная ленточкой, как перевязывают конфеты; в, ленточку был воткнут цветок, — не то левкой, не то ландыш. Приблизившись к коляске, он взял коробку в обе руки и подбросил её под коляску. Она была в это время против третьего окна генерал-губернаторского дома. Лошади понесли, адмирал, поднявшись с земли, пошёл к генерал-губернаторскому дому; тут его подхватили городовые и ещё некоторые лица, личность которых нельзя было установить, и помогли ему дойти до подъезда.[2]

  Борис Савинков, «Воспоминания террориста», 1909
  •  

Полировщик, поворочавшись минут пять, лёг на спину. Душная, смолистая сырость распирала его лёгкие, ноздри, прочищенные воздухом от копоти мастерской, раздувались, как кузнечные меха. В грудь его лился густой, щедрый поток запахов зелени, ещё вздрагивающей от недавней истомы; он читал в них стократ обострённым обонянием человека с расстроенными нервами. Да, он мог сказать, когда потянуло грибами, плесенью или лиственным перегноем. Он мог безошибочно различить сладкий подарок ландышей среди лекарственных брусники и папоротника. Можжевельник, дышавший гвоздичным спиртом, не смешивался с запахом бузины. Ромашка и лесная фиалка топили друг друга в душистых приливах воздуха, но можно было сказать, кто одолевает в данный момент. И, путаясь в этом беззвучном хоре, струился неиссякаемый, головокружительный, хмельной дух хвойной смолы.

  Александр Грин, «Тайна леса», 1910
  •  

Герой французского романа так неопытен и невинен, что самая чистая лилия кажется, по сравнению с ним, бурой свиньей.
Он всегда обманут, всегда несчастлив и всегда уважает волю своих родителей, живущих сельскими продуктами, где-то «там», среди ландышей и бузины.
Не будем же говорить о герое. Ну его!

  Тэффи, «Французский роман», 1911
  •  

Ольга так надушилась орхидеей, что соседний генерал в ложе стал чихать самым добросовестным образом, по сорок раз в минуту, как серьёзно уверял Боб.
― Господа, кто так неистово изображает ландыш? ― сердито обнюхивая воздух, шипит Костя Береговой.
― Это не ландыш, а орхидея, несчастный! ― возмущаюсь я и декламирую вполголоса своё собственное, уже давно написанное стихотворение: «Чрез лотосов лес, чрез сад орхидей Проведу тебя к хижине бедной моей».[3]

  Лидия Чарская, «Мой принц», 1915
  •  

Ландыш пахнет хорошо: так. Но ведь не можете же вы сказать о запахе, о самом понятии «запах», что это хорошо или плохо? Не мо-же-те, ну? Есть запах ландыша ― и есть мерзкий запах белены: и то и другое запах. Были шпионы в древнем государстве ― и есть шпионы у нас… да, шпионы. Я не боюсь слов. Но ведь ясно же: там шпион ― это белена, тут шпион ― ландыш. Да, ландыш, да![4]

  Евгений Замятин, «Мы», 1920
  •  

Я старался выбирать места открытые, где меньше было валежника. Попутно я заметил ядовитую чемерицу белую, с грубыми плойчатыми листьями, космополитичный папоротникорляк обыкновенный, листья которого действительно похожи на крылья орла, и ландыш маньчжурский, который ничем не отличается от европейского вида.[5]

  Владимир Арсеньев, «Сквозь тайгу», 1930
  •  

Кроме того, сапонины оказывают гемолитическое действие, то есть растворяют красные кровяные тельца. Многие сапонины (в том числе и паристифин) и вообще глюкозиды в небольших дозах оказывают целебное действие на нервную систему и сердечную деятельность. Поэтому некоторые столь же ядовитые, как и вороний глаз, растения уже давно используются в качестве ценного лекарственного сырья. Наиболее известные из них ― это содержащие глюкозиды ландыш, наперстянка, горицвет и содержащие сапонины первоцвет, синюха, истод.[6]

  Андрей Хохряков, «Вороний глаз», 1968
  •  

Возможности отравления связаны с избыточным приёмом спиртовых препаратов ландыша и с употреблением (детьми) в пищу его ярких плодов. Известен случай отравления ребёнка, выпившего воду, в которой стоял букет ландышей. Очень велика опасность передозировки и, следовательно, отравления, если человек принимает препараты ландыша, приготовленные в домашних условиях. Дело в том, что для правильного дозирования недостаточно точного отвешивания исходного сырья. В зависимости от условий произрастания и даже от освещённости содержание действующих веществ в ландыше может меняться.
Сильно различаются по активности и разные части растения. В опытах на животных было установлено, что у ландыша наибольшей активностью обладают цветки, затем — в нисходящем порядке — корни, листья и стебли. При высокой температуре действующие вещества постепенно разрушаются. <...>
Важно учитывать, что при отравлениях ландышем, как и другими сердечными средствами, исходное состояние может тоже оказаться неблагоприятным. Ведь принимают препараты этого растения люди, сердце которых больное. А с действием избыточных количеств ландыша и здоровому сердцу не всегда удаётся справиться.[7]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005

Ландыш в стихахПравить

  •  

В окно твоё влетает
Цветов приятный дух;
Террас пред ним дерновый
Узорный полукруг;
Там ландыши перловы,
Там розовы кусты,
Тюльпан, нарцисс душистый
И тубероза — чистой
Эмблема красоты...

  Василий Жуковский, «К Батюшкову», 1812
  •  

Душистый ландыш полевой —
Друзьям смиренным Лизы бедной,
Нарцисс несча́стливый и бледный —
Красавцам, занятым собой.

  Пётр Вяземский, «Цветы», 1817
  •  

И ландыш, подобный Наяде лесной,
Он бледен от страсти, он любит весной;
Сквозит из листвы, как любовный привет,
Его колокольчиков трепетный свет.

  Перси Биши Шелли, «Мимоза», 1820
  •  

Я б нарезал тростнику морского,
Смастерил бы гроб ему просторный,
Я б в гробу постлал ему постелю,
Всю б цветами, ландышами выстлал,
Всю бы выстлал свежим амарантом!..[8]

  Аполлон Майков, «Чужбина», 1860
  •  

Вчера мы ландышей нарвали,
Их много на́ поле цвело;
Лучи заката догорали,
И было так тепло, тепло!

  К.Р., «Песня без слов», 1885
  •  

Ландыши, лютики. Ласки любовные.
Ласточки лепет. Лобзанье лучей.
Лес зеленеющий. Луг расцветающий.
Светлый свободный журчащий ручей.

  Константин Бальмонт, «Песня без слов», 1894
  •  

Радостей прозрачных и бесцельных, —
С чем тебя сравню из мирозданья?
С ландышем сравнить тебя не смею,
Молча, амариллис я лелею.

  Константин Бальмонт, «Амариллис», 1897
  •  

Воздушно ландыши белеют,
В себя влюбляется нарцисс,
И гроздья красных лилий млеют,
‎Раскрылись и зажглись.

  Константин Бальмонт, «Влюблённые», 1903
  •  

Пойте — пойте, бубенчики ландышей,
Пойте — пойте вы мне —
О весенней любви, тихо канувшей,
О любовной весне;

  Игорь Северянин, «Berceuse. Миньонет», 1910
  •  

Ландыши, ландыши, бедные цветы!
Благоухаете, связанные мне.
Душу сжигаете в радостном огне.

  Фёдор Сологуб, «Цветы. Триолеты», 1913
  •  

Нетрудно, ландышами дыша,
писать стихи на загородной дачке.
А мы не такие.
Мы вместо карандаша
взяли в руки
по новенькой тачке.

  Владимир Маяковский, «Нетрудно, ландышами дыша...», 1917
  •  

Ландыш, ландыш белоснежный,
Розан аленький!
Каждый говорил ей нежно:
«Моя маленькая!»

  Марина Цветаева, «Стихи к Сонечке», 1919
  •  

Мой тетерев сопляк
я ландыш, дереву земляк.

  Даниил Хармс, «От знаков миг», 1931
  •  

Не о тебе ли, мой цветок,
Перо журчит, как ручеек,
Лесную сказку про кувшинку
И под сердечную волынку
Рождает ландышами строки...[9]

  Николай Клюев, «Среди цветов купаве цвесть...», 1932
  •  

Ландыши, ландыши!
Светлого мая привет.
Ландыши, ландыши,
Белый букет. — Песня «Ландыши», 1955

  — Ольга Фадеева (Кляйнер)
  •  

Влажно ландыши дышали,
Крупный дождь шуршал по склону,
На прощанье гром по тучам
Бил чугунными шарами...[10]

  Лидия Алексеева, «Влажно ландыши дышали...», 1959

ИсточникиПравить

  1. Даль В.И. (Казак Луганский). Повести. Рассказы. Очерки. Сказки. Москва-Ленинград, «Государственное издательство художественной литературы», 1961 г.
  2. Б.С. Савинков. «Воспоминания террориста». — Л.: Лениздат, 1990 г.
  3. Лидия Чарская, Полное собрание сочинений. том 24. — Приход храма сошествия Святаго Духа, «Русская миссия», 2007 г.
  4. Е.И.Замятин, «Мы»: Роман, рассказы, литературные портреты, эссе. — Ставрополь: Книжное изд-во, 1990 г.
  5. В.К. Арсеньев. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.
  6. А. Хохряков. «Безвременник» — М., журнал «Химия и жизнь», №5 за 1968 г.
  7. П.С.Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.56-58
  8. А.Н.Майков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1977 г.
  9. Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  10. Л. Алексеева. «Горькое счастье». М.: Водолей, 2007 г.

См. такжеПравить