Третья афровылазка

книга русского путешественника

«Третья афровылазка» — литературное произведение русского путешественника Виктора Пинчука, повествующее о третьей творческой поездке автора в Африку, включившей шесть стран.
Книга написана в жанре путевых очерков; год издания — 2013.

Обложка книги, фото и оформление автора

ЦитатыПравить

  •  

В летней одежде, замотавшись шарфом, я вышел из терминала международного аэропорта «Шереметьево», протоптав на мартовском снегу дорожку к автобусной остановке. Три месяца африканских мытарств пролетели как один день.


  •  

«Я бы тоже не отказался, но так не бывает…» — ответил сосед по вагону скорого поезда Москва-Симферополь в ответ на высказанную мной идею о быстрой и, следовательно, лёгкой смерти в Африке. Это просто переход из одного состояния в другое, в некий «мир», где не надо думать о мелких бытовых проблемах завтрашнего дня: ведь его нет, ровно как и вчерашнего, и думать тоже некому, потому что «задумывающегося» над этим не существует: он умер, ушёл в «царство тьмы».


  •  

Третьего декабря 2010 года от Рождества Христова, с небольшим походным рюкзаком за спиной я вышел из дому, убегая от рутины бледно-серых дней, что похожи друг на друга, словно близнецы в морге. В рюкзаке — месячный запас овсянки, металлическая миска и кружка, в паспорте — ни одной визы, в голове — замыслы и неопределённость.


  •  

Я знаю, что если не обрету покой на любимом мной Чёрном континенте, в будущем меня ждёт смерть в забытьи, сопровождаемая мучениями бездействия и погребение в полиэтиленовом кульке, приобретённом на средства ЖЭКа.


  •  

Тёплый осенний день. Последние часы и минуты уходящего бабьего лета. Погода чудесная. Солнце дарит тепло всем желающим. Дети играют в «мерчандайзеров». Улыбки добрых людей с билбордов манят купить средство от тараканов. Пенсионеры в троллейбусах уступают место пенсионеркам. Гаишник раздаёт приглашения на концерт милицейских частушек. Где-то в пожелтевшей листве поёт свои трели глупый скворец. И всё-же чего-то не хватает. Не хватает её. А ведь когда-то я мог обходиться без Африки.


  •  

Я никогда не буду одинок, потому что на земном шаре есть она: таинственная и загадочная, знойная и неповторимая, недосягаемая и неприступная для других. Кто-то укоряет её за распространение СПИДа, другой недолюбливает за преувеличенную молвой криминальность, неопрятность и нищету. Но я не обращаю на это внимания. Ведь мне доподлинно известно: пока я жив, она будет ждать меня, сакрально живущая в моём сердце и помыслах. Имя ей — Африка.


  •  

Время неумолимо движется вперёд и этот процесс необратим. Список посещённых стран с каждым годом увеличивается. Спонсоров по-прежнему нет, и не предвидится. Впрочем, нужны ли они? Легко и просто обойтись без чьей-либо помощи: нужно лишь чуточку пожертвовать собой, немного презреть деньги, слегка игнорировать комфорт и уют и очень-очень поверить в свои силы, даже если… их нет.


  •  

«Дромомания в тяжёлой форме. Осложнения опасны для окружающих: болезнь заразна, передаётся при длительном общении. Такой диагноз поставили мне медики. Требуется срочная трансплантация головного мозга. Подобные операции делают только в западноевропейских клиниках. Помогите собрать 5 млн. евро…». Будь я фантастом, таким вступлением начал бы новую книгу. Однако, я реалист: это шутка.


  •  

Вы когда-нибудь слышали словосочетание «киргизский путешественник»? Хорошо, заменим первое слово на «молдавский» или «украинский». Не «клеится», режет слух? А теперь примерьте «русский». Ну вот, всё стало на свои места. К чему это? У каждой нации свои приоритеты. К примеру: монгольский скотовод, американский ковбой, украинское сало. Единомышленники, ау!


  •  

Во времена моего детства надпись «турист» сопровождала картинку, на которой человек в кедах с рюкзаком карабкается в горы. Ныне под аналогичным комментарием — пляжник: солнцезащитные очки, шезлонг под пальмой у лазурных вод океана. Всё течёт, всё меняется.


  •  

В длительных афро-азиатских вылазках время идёт немного по-другому, чем в домашних условиях: быстро и медленно одновременно. Казалось бы, недавно вышел из дому, а вот уже третий месяц скитаний на исходе. С другой стороны, вспоминаешь события, происшедшие за этот небольшой период и удивляешься, как много их было…


  •  

«Откуда?» — спросил российский таможенник, а, услышав, удивлённо покачал головой. В Шереметьево — лёгкий снег. Надел поверх летней одежды китайский дождевик, получилось нечто типа куртки. Вскоре подошёл автобус. Где-то была у меня в карманах мелочь? Вытащил пять долларов — вот и первый вклад в копилку новой поездки.


СуданПравить

  •  

«Отели», по полтора-два американских доллара за койко-место, представляют собой помещения с песком вместо линолеума, где выстроились в ряд несколько металлических кроватей. Иногда стены отсутствуют и кровати стоят на земле. Матрасы выдают отдельно. (о ночлеге в бомж-отеле)

  •  

Нацепив рюкзак, направился вперёд, мысленно напевая: «… и Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди…». Однако впереди был не октябрь, а декабрьская жара и… сорок два километра пути, о чём сообщалось на указателе.

  •  

Возможно, через пару тысяч лет археологи раскопают памятник Пушкину, что сейчас стоит на улице с одноимённым названием и будут долго ломать голову над тем, куда же подевался прах поэта. (о нубийских пирамидах)

  •  

Прожить три дня в Судане, не имея денег, не самая большая проблема в жизни.

НамибияПравить

  •  

Ввиду того, что я не простой бомж, а хорошо экипированный бродяга международного класса с переносными спальными принадлежностями, устроился на ночлег в дальнем уголке зала, уступив «плацкартные места» местному «патриоту» и американцу, похожему на персонаж с обложки группы Джетро Талл «Акваланг». (о ночлеге в отделении полиции)

ИсточникПравить