Хохол

этнофолизм, уничижительное или оскорбительное, иногда шутливое прозвище украинцев

Хохо́л (жен. хохлу́шка, мн. ч. хохлы́) — ироничное, шутливое, иногда унизительное или оскорбительное национальное прозвище малорусов (украинцев) данное им великоросами (русскими). Слово «хохлач» впервые встречается для обозначения православных жителей Речи Посполитой в 1630-х годах в сообщениях властей пограничных московских городов. В 1644 году встречается его более конкретное употребление по отношению к запорожским казакам. Значение «украинец, малоросс» для термина «хохол» также закреплено в «Толковом словаре» Даля.

«Запорожцы» (фрагмент)

Такое прозвище произошло, видимо, от запорожских казаков, в старину выбривавших голову и оставлявших собранные в торчащий хвостик (хохол) прядь волос. На Киевской Руси такой чуб мог означать принадлежность к знатному роду.

Хохол в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

Кто и за кого пролил больше крови: кацап за хохла или хохол за кацапа? И какой смысл взвешивать эту кровь?[1]

  Иван Солоневич. «Наша страна: о сепаратных виселицах», 1949
  •  

Евреев уважаю. Я за еврея дюжину хохлов отдам. А цыган своими руками передушил бы.

  Сергей Довлатов, «Заповедник», 1983
  •  

Хозяйственный ты мужик. Хохол что ли?

  — «Соловей-Разбойник», 2012

Хохол в публицистикеПравить

  •  

Эта несколько животная естественность русской бороды по преимуществу поражала малоросса при старых столкновениях с москалями. Оттого-то и до сих пор зовут нас в Малороссии кацапами, то есть козлами. А нам, русским, особенно странным показалось неестественное бритье головы с оставлением длинного чуба или хохла. И вот поэтому малоросс у нас не выходит из хохлов, хотя давно перестал носить свои оселедцы.[2]

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», 1872
  •  

Даже лжет великоросс правдиво, лжет не активно, а пассивно: умалчивает, упорно запирается, отзывается незнанием, ― и никогда не начнет сочинять длинные хитросплетенные лживые истории, как это непременно сделает малороссийский плут, или даже иной раз и честный хохол.[3]

  Владимир Кигн, «Переселенцы и новые места», 1894
  •  

Когда я беру в руки рассказ «из хохлацкой» жизни какого-нибудь русского писателя, меня всегда охватывает смешанное чувство неловкости, стыда и боязни. <...>
Этой грустной слабостью к «хохлацким» анекдотам страдают, за немногими исключениями, все русские писатели. Особенно же она приняла угрожающий, почти эпидемический характер за последние несколько лет. «Хохол» непременно найдется у каждого беллетриста. В этом, понятно, ничего удивительного нет: «хохлов» в России более 30 миллионов, они занимают громадную часть империи, жизнь последней в очень незначительных проявлениях обходится без их вольного или невольного участия. <...>
И невольно обратишься с мольбой: Коллеги! Ради Бога, будьте внимательнее к жизни и к тому, о чем вы пишете. Не обижайте ни себя, ни художественной правды, ни нас, украинцев, своими невольными «хохлацкими» анекдотами!

  Владимир Винниченко. «Открытое письмо к русским писателям», 1913
  •  

Или ― что было бы без великороссов с Украиной? Турецкая, польская или немецкая колония? Или такое же пустынное пепелище, каким Украина была под властью попеременно гетманов ― павших гетманов польских королей, турецких султанов или крымских турок? Кто и за кого пролил больше крови: кацап за хохла или хохол за кацапа? И какой смысл взвешивать эту кровь? Пройдя неслыханные в истории человечества муки и испытания, три ветви одного и того же одинаково русского и одинаково православного народа наконец построили свой общий отчий дом. Я ― белорус и, кроме того, крестьянского происхождения. Ко мне, белорусу, приходят милостивые государи, которые пытаются вбить клин ненависти между мной, «кривичем», и другим Иваном ― «москалем». Другие сеятели ненависти приходят к другому Ивану ― Галушке и пытаются вбить еще более острый клин ненависти между ним, Иваном Галушкой, и тем же Иваном Москалем. У этих милостивых государей нет за душой ничего, кроме бездарности и ненависти. Больше ― ничего.[1]

  Иван Солоневич. «Наша страна: о сепаратных виселицах», 1949
  •  

Если Украина вступит в Евросоюз, ей придётся соблюдать нормы западной политкорректности. За слова «хохол» и «москаль» будут судить. Поэтому население Украины разделится корректно и вежливо на еврославян и укрославян. Еврославянами будут называть тех, чьим адресом станет не дом и не улица, а Евросоюз. Укрославянами — тех, кто будет продолжать красть газ у России и за это её любить.

  Михаил Задорнов, «Умом Россию не поДнять», 2009

Хохол в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой — явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве.[4]

  Николай Гоголь, из письма А. О. Смирновой, Франкфурт, 24 декабря 1844
  •  

Я всю жизнь боролся и ненавидел Гоголя: и в 62 года думаю: «Ты победил, ужасный хохол». Нет, он увидел русскую душеньку в ее «преисподнем содержании».[5]

  Василий Розанов, из письма П. Б. Струве, 1918

Хохол в художественной литературеПравить

  •  

Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: «Грамматика есть искусство правильно читать и писать». Знаете, как он это перевел: «Храматыка е выскустьтво пра-выльно чытаты ы пысаты». Что ж, это язык, по-вашему?

  Иван Тургенев, «Рудин», 1855
  •  

Стоял солдат у хохла на квартире и свёл знакомство с его хозяйкою. Хохол заметил и перестал ходить на работу; все сидит дома. Солдат поднялся на выдумку, переоделся в другую одежду, приходит вечером к хате и стучится в окно. Хохлушка спрашивает:
— Кто там? <...>
— Да вот последовал указ всех хохлов перееть! Отпирай-ка скорей двери!
Хохол испугался, не знает, куда деваться, схватил кожух, залез под лавку и укрылся тем кожухом. Хохлушка отперла двери и впустила солдата; вошёл он в хату и кричит:
— Где же хозяин?[6]

  Александр Афанасьев, Заветные русские сказки; «Солдат и хохол», 1863
  •  

Хохлы мне очень понравились с первого взгляда. Я сразу заметил резкую разницу, которая существует между мужиком-великороссом и хохлом. Наши мужики — народ по большей части изможденный, в дырявых зипунах, в лаптях и онучах, с исхудалыми лицами и лохматыми головами. А хохлы производят отрадное впечатление: рослые, здоровые и крепкие, смотрят спокойно и ласково, одеты в чистую, новую одежду…

  Иван Бунин, «Казацким ходом», 1898
  •  

На пыльной площади, у водопровода стояла красивая большая хохлушка в расшитой белой сорочке и черной плахте, плотно об­тягивавшей ей бедра, в башмаках с подковками на босую ногу. Было в ней что-то общее с Венерой Милосской, если только можно вооб­разить себе Венеру загорелой, с карими веселыми глазами и с та­кой ясностью чела, которая бывает, кажется, только у хохлушек и полек. Наполнив ведра, она положила коромысло на плечо и по­ шла прямо навстречу мне, — стройная, несмотря на тяжесть плес­кавшейся воды, слегка покачивая станом и постукивая башмаками по деревянному тротуару… И помню, как почтительно я посторо­нился, давая ей дорогу, и как долго смотрел за нею! А в улицу, ко­торая шла с площади под гору, на Подол, видна была огромная, мягко синеющая долина реки, луга, леса, смуглые золотистые пес­ки за ними и даль, нежная южная даль…[7]

  Иван Бунин, «В августе», 1901
  •  

Везли два хохла на телегах продовольствие. Вдруг у одного ломается ось, у другого — чека.
— Продай мне одну чеку, у тебя две.
— Изволь, за пять миллиардов продам. Услыхали чекисты, что идет такая спекуляция, и забрали хохлов в чрезвычайку.
И когда стали хохлы у стенки — сказали друг другу сокрушенно:
— Ось тебе и чека.[8]

  Аркадий Аверченко, «Новая русская хрестоматия» (из сборника «Смешное в страшном»), 1923
  •  

Пожилая учительница из Самары. Со стажем.
— Какой состав учеников был там у вас в школе?
Русские, немцы и… хохлы.
— Помилуйте, — укоризненно говорит председатель, — зачем же так называть? Неприятно же будет, если нас станут называть — кацапы! Украинцы, а не хохлы.
— Какие же украинцы… — равнодушно протестует учительница, — украинцы больше на Украине. А наши заволжские… так… хохлы. Они и говорят-то неправильно…

  Михаил Булгаков, «Каэнпе и капе» (из сборника «Заметки и миниатюры»), 1926
  •  

― А когда он, этот народ, вконец звереет, он начинает «бить жидов».
― Ой, Лёв, ну давай не будем об этом… Русские вообще не знают, кто такие евреи и что они существуют в природе. Еще десять лет назад один из тысячи знал, что Марк Бернес это, оказывается, еврей. И уж тем более Утёсов. Антисемиты в России во все времена были либо хохлы… с фамилией, скажем, Гоголь, или, например, Чехов, или Булгаков… либо поляки, с фамилией Достоевский...[9]

  Захар Прилепин, «Санькя», 2006

Хохол в поэзииПравить

  •  

Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов…

  Александр Пушкин, «Моя родословная», 1830
  •  

Дорогой Карл XII <двенадцатый>, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
«время покажет Кузькину мать», руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.
То не зелено-квитный, траченный изотопом, ―
жовто-блакытный реет над Конотопом,
скроенный из холста, знать, припасла Канада.
Даром что без креста, но хохлам не надо.
Гой ты, рушник, карбованец, семечки в полной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.
+ Скажем им, звонкой матерью паузы медля строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога!
Ступайте от нас в жупане, не говоря ― в мундире,
по адресу на три буквы, на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть ― так сообща, путь выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще.
Прощевайте, хохлы, пожили вместе ― хватит![10]

  Иосиф Бродский, «На независимость Украины», 1994

Хохол в пословицах и поговоркахПравить

  •  

Хохол глупее воро́ны, а хитрее чёрта.

  Русская пословица
  •  

Склизко, не ловко, в серёдках верёвка (сказал хохоль, когда ел сальную свечу, замест спаржи).

  русская поговорка

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 Иван Солоневич. «Наша страна: о сепаратных виселицах». Париж: журнал «Русскiй Мiръ», № 4, 2001 г.
  2. Евгений Марков. Очерки Крыма. Картины крымской жизни, истории и природы. Евгения Маркова. Издание 3-е. — Товарищество М. О. Вольф. С.-Петербург и Москва, 1902 г.
  3. Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., изд. М. М. Ледерле, 1894 г.
  4. Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. Том 11. — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1952 г.
  5. Василий Розанов. Письмо П. Б. Струве, февраль 1918 г., Сергиев Посад.
  6. А.Н.Афанасьев, «Русские заветные сказки». — Спб.: ТОО «Бланка», АО «Бояныч», 1994 г. — стр.85
  7. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г. — Т. 1. Стихотворения (1888—1911); Рассказы (1892—1901). — С.79
  8. Аркадий Аверченко. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 4: Сорные травы. — М.: Терра, Республика, 2000 г.
  9. Захар Прилепин. «Санькя». — М.: «Ad Marginem», 2006 год
  10. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 3

См. такжеПравить