За́суха, сухмень, бездождие, засушная пора или сушь, сухая, ведряная и жаркая погода — продолжительный период устойчивой погоды (от нескольких недель до двух-трёх месяцев) с высокими для данной местности температурами воздуха и малым количеством осадков (дождя), в результате чего снижаются влагозапасы почвы и возникает угнетение и гибель культурных растений. Постепенно, по мере усиления почвенной засухи, пересыхают пруды, реки, озёра, родники, — начинается более глубокая гидрологическая засуха.

Поле свёклы в засуху (Голландия, июль 2018)

При засухе поступление воды в растения через корневые системы затрудняется, расход влаги на транспирацию начинает превосходить её приток из почвы, водонасыщенность тканей падает, нормальные условия фотосинтеза и углеродного питания нарушаются. В зависимости от времени года различают весенние, летние и осенние засухи.

  • весенние засухи особенно опасны для ранних зерновых культур;
  • летние причиняют сильный вред как ранним, так и поздним зерновым и другим однолетним культурам, а также плодовым растениям;
  • осенние опасны для всходов озимых.

Наиболее губительны весенне-летние и летние-осенние засухи.

Засуха в афоризмах и коротких высказыванияхПравить

  •  

Сеять нужно — засуха, косить нужно — дождик!

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы», 1880
  •  

Партия, которая объявляет своей заслугой дождь, не должна удивляться, когда ее обвиняют в засухе.

  Дуайт Морроу, 1920-е
  •  

Засуха существует для бедных. У кого много денег — у того много воды.

  — «История Золушки», 2004

Засуха в научно-популярной литературе, публицистике и мемуарахПравить

  •  

С утра до ночи печёт солнце, постоянно дует сухой юго-западный ветер. Земля высохла, потрескалась. Скоро превосходные вначале всходы овса начали желтеть. Неделя прошла, другая ― беда! если еще несколько дней засухи, то яровое выгорит, как в прошедшем году. Тяжело хозяину в такое время; ходишь, на небо посматриваешь, в поле хоть не ходи, овес заострился, желтеет, трава на лугах не растет, отцвела ранее срока, зреет не своим спехом, сохнет. Чуть сделается пасмурно, набежит тучка, ― радостно смотришь на небо. Упало несколько капель дождя… Ну, слава тебе господи, наконец-то дождь! Нет, небо нахмурилось, походили тучи, погремел гром в отдалении, и опять нет дождя, опять дует суховей, опять солнце жжёт, точно раскаленное железо. Вот опять набежала тучка, брызнуло несколько капель дождя, а потом опять солнце, опять зной, а по сторонам все тучи ходят. Ну, наконец, будет дождь: совсем стемнело; с запада медленно надвигается темная грозовая туча, сверкнула молния, раз, другой; громовые удары следуют один за другим, все ближе и ближе надвигается туча, «старуха» в застольной уже зажгла страстную свечу и накурила ладаном, вот пахнуло холодом, поднялся вихрь, ― сейчас польет дождь...[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

На другой день блох появилось еще более, а между тем наступила засуха. Ни дождинки; солнце жжет; каждый день дует сильный южный ветер, суховей. Земля высохла, потрескалась; лён и без того идет плохо, а блох все прибывает да прибывает. Который лен пораньше вышел из земли, тот ничего еще, — стоит, только листики подточены и росту нет; который позже начал выходить — не успеет показаться из земли — уже съеден.[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

В три я вышел на крыльцо. Из случайного облачка сыпались редкие капли дождя, и их шепот и лепет были недобрые: точно они смеялись над изнывающей от засухи землей. На дворе, на телегах и под телегами спала веселая компания, в платьях, даже в платках и шапках. Когда я вышел, компания начинала подыматься.[2]

  Владимир Кигн, «Переселенцы и новые места», 1894
  •  

Ничто не предвещало надвигающейся грозы, первые признаки которой стали проявляться лишь с марта месяца, с наступлением весны, начавшейся для китайского населения при очень печальных условиях: после сухой и бесснежной зимы, в обычное для дождей время, столь необходимых для весенней обработки полей и посева, не выпало ни одного дождя. Поля стояли голые, на всем сельском населении лежала печать уныния. Наследник престола Пу-цзюн с высшими сановниками уже совершал в храме Да-чжун-сы (храм большого колокола) моление о дожде, но дождя настоящего всё не было и не было. <...> К апрелю месяцу, ко времени начала полевых работ тяжелое положение земледельческого населения достигло высшей степени. И прошлый 1899 год весь был довольно сухой, осенью дождей почти не было, зима была бесснежная.[3]

  Владимир Корсаков, «Пекинские события», 1901
  •  

Среди плоской равнины мещанства эти бездонные артезианские колодцы человеческого духа свидетельствуют о том, что под выжженной землею еще хранятся живые воды. Но нужен геологический переворот, землетрясение, чтобы подземные воды могли вырваться наружу и затопить равнину, снести муравьиные кучи, опрокинуть старые лавочки мещанской Европы. А пока мертвая засуха. И даже великие отшельники европейского гения, только что, выходя из круга личной культуры, касаются общественности, ― теряют свое благородство, пошлеют, мелеют, истощаются, как степные реки в песках.

  Дмитрий Мережковский, «Грядущий хам», 1906
  •  

Он <Лютер Бербанк> ставит себе идеалом воспитать растения, выносящие засуху, усиленно размножающиеся и представляющие всякие другие выгоды. Он настолько видоизменяет природу растений, что у него кактус и ежевика растут без шипов.[4]

  Илья Мечников, «Этюды оптимизма», 1913
  •  

Не только пиалы, но и все колодцы туркестанских равнин хранят воду лишь у самого дна. Их чёрный пунктир, отмечающий караванные пути на карте, до странности редок и разрывчат. Страна блуждающих песков, ссохшихся такыров, солончаков и лёсса изжаждалась по воде. Поверхность её растрескалась от засух. Плоские поля, точно ладони нищих, подставлены под дождь. Они просят хотя бы мелких дождинок. Тщетно. Зачастую с мая по октябрь ― ни единой капли.[5]

  Сигизмунд Кржижановский, «Салыр-Гюль», 1933
  •  

Засуха ― это избыток тепла в почве при недостатке влаги. Сушь ― губительна, тепло ― благо. Как уменьшить отрицательный момент, усилив роль положительного? Сроком сева. Сеять надо так, чтобы хлеб еще молодым встречал обычные в Сибири июльские дожди. Значит, до середины мая сеять неразумно. Конечно, любители звонкого рапорта будут нажимать, выстоять тяжело… Верно заметил Вольтер: «Весьма опасно быть правым в тех вопросах, в которых неправы великие мира сего».[6]

  Юрий Черниченко, «Целина», 1966
  •  

…в африканских пустынях и саваннах часто случаются эпидемии и засухи, а огромные территории бывают усеяны трупами животных. Грифы и гиены разрывают зловонную падаль на куски, а бесчисленные мухи откладывают свои беленькие яйца в разлагающиеся туши. И здесь же рядом разрастаются низкие дернинки из мясистых безлистных стволиков, и распускаются звездоподобные прекрасные цветы <стапелий>. Их лепестки, покрытые редкими волосками, морщинками и поперечными полосками, как нельзя лучше имитируют кожу мёртвого животного.[7]

  Юрий Ханон, «Самые неожиданные растения», 1995 г.
  •  

Когда мы подъехали к ним поближе, жирафы поедали листья с верхушек акаций, обрывая их длинным языком, как спираль, обвившимся вокруг ветки. К этим «сеновалам» никто, кроме жирафа, дотянуться не сможет, поэтому это весьма приспособленное к жизни в саванне животное прекрасно переносит засуху, когда исчезают вода и трава.[8]

  — Владимир Лебедев, «Возвращение в саванну, или Обыкновенное сафари в Самбуру», 1995
  •  

Осадки в виде снега выпадают редко; выпавший снег, обычно, быстро тает; число дней со снегом в среднем 9 дней в году и лишь в зиму 1910/11 годов он лежал 36 дней; за последние сто лет было 13 бесснежных зим. Обычный вид осадков в Сочи ― обложной дождь, до 93 дней в году. В любое время года возможны ливни, часто очень сильные ― в августе 1960 года за три дня выпало 435 мм осадков или почти треть годовой нормы; максимальная интенсивность ливня ― до 7 мм в минуту. И при таком обилии осадков в Сочи не редкость летние засухи.[9]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Такую точку зрения пропагандировал, например, известный археолог профессор Фаган в своей книге «Долгое лето» (2003). По его мнению, в отдельные исторические периоды бывает так, что «полоса муссонных дождей», обычно проходящая над тропической Африкой, надолго сдвигается к северу, и тогда климат в Африке и окрестных регионах резко меняется. Так, несколько тысячелетий назад эта полоса долгое время проходила над нынешней Сахарой, и тогда там текли реки и простирались озера. Если 3200 лет назад полоса дождей была на какое-то время отодвинута еще северней, то более южные регионы ― Греция, Малая Азия, Египет и Ближний Восток должны были пережить тяжелейшую и длительную засуху со всеми ее вышеописанными последствиями.[10]

  Рафаил Нудельман, «Что говорит древняя пыльца», 2014

Засуха в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

Лет пятнадцать назад в одном селе умер от опоя приходский пономарь; и был похоронен на своем приходском кладбище. Как на грех, вскоре же после похорон этого опивицы настала засуха; зелени стали желкнуть, крестьяне повесили головы, подняли образа, отслужили на поле мирской молебен на коленах с рыданиями, а засуха все продолжалась. Крестьяне совсем растерялись, — хорошо знакомые ужасы предстоящего голода приводили их в совершенное уныние. Вдруг в село заходит какой-то грамотей, не то солдат, не то коробейник. Беседуя о том, о сем, крестьяне рассказали ему о своем горе-злосчастии, о засухе, а как-то к слову сболтнули и о пономаре, умершем от опоя. Грамотей был плут: он скомбинировал в своей голове целый план, как принадуть находящихся в отчаянии крестьян, и вызвался дать им средство против засухи. Запросил он за свою помощь недорого. Бедняки собрались, потолковали, скинулись и отдали грамотею то, что он требовал.[11]

  Николай Лесков, «Засуха», 1862
  •  

— Очень уж много этих наук нынче развелось — поубавить бы! Наукам верят, а в бога не верят. Даже мужики — и те в ученые норовят.
— Да, батюшка, правда ваша. Хотят, хотят в ученые попасть. У меня вот нагловские: есть нечего, а намеднись приговор написали, училище открывать хотят… ученые!
— Против всего нынче науки пошли. Против дождя — наука, против вёдра — наука. Прежде, бывало, попросту: придут да молебен отслужат — и даст бог. Вёдро нужно — вёдро господь пошлет; дождя нужно — и дождя у бога не занимать стать. Всего у бога довольно. А с тех пор как по науке начали жить — словно вот отрезало; все пошло безо времени. Сеять нужно — засуха, косить нужно — дождик![12]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы», 1880
  •  

Гроза разразилась лишь на другой день к вечеру. Как бы в вознаграждение за долгую засуху пошел ливень — настоящий потоп. Масса черных, носившихся по небу туч, ежеминутно бороздимых яркими бесчисленными молниями, сплошь покрывала небо. Гром грохотал непрерывно, то отдаваясь глухо вдали, то разражаясь страшным треском и как бы собираясь уничтожить гору.

  Майн Рид, «Затерявшаяся гора», 1882
  •  

Для нас, людей, характерна такая черта: пережив то или иное несчастье, мы находим особенное удовольствие в том, чтобы убедиться, что пережитая неприятность была в своем роде «величайшей» и невиданной со времен сотворения мира. Например, случись в стране засуха, газеты очень угодят нам сообщением, что теперь стоит самая страшная жара, которую термометр не показывал с 1881 года; при этом мы еще ощущаем легкую досаду на этот 1881 год за то, что он обставил нас. — Карел Чапек, «Фабрика абсолюта» (глава 25), 1922

  •  

Отшельника Гутлаха в пустыне навещали ласточки, виясь над его сединами. Этот святой человек питался одними корешками. В какой-то год выдалась такая страшная засуха, что в течение многих дней, — Гутлах не мог найти ни одного съедобного корешка и был уже близок к голодной смерти. Блуждая по пустыне, услышал он вдруг глас свыше:
— Вернись домой, вернись домой!
И он пошел домой и нашел на столе в своей хижине на большом блюде дюжину фаршированных жареных ласточек. Это были те самые ласточки; по велению божьему они сами себя нафаршировали и зажарили.[13]

  Ярослав Гашек, «Святые и животные» (Světci a zvířata), 1920-е
  •  

Огрубело сердце, зачерствело, будто солончак в засуху, и как солончак не впитывает воду, так и сердце Григория не впитывало жалости. С холодным презрением играл он чужой и своей жизнью; оттого прослыл храбрым ― четыре Георгиевских креста и четыре медали выслужил.[14]

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон» (Книга вторая), 1928-1940
  •  

— Борьба со злом! Но что есть зло? Всякому вольно понимать это по-своему. Для нас, учёных, зло в невежестве, но церковь учит, что невежество — благо, а всё зло от знания. Для землепашца зло — налоги и засухи, а для хлеботорговца засухи — добро. Для рабов зло — это пьяный и жестокий хозяин, для ремесленника — алчный ростовщик. Так что же есть зло, против которого надо бороться, дон Румата?

  Братья Стругацкие, «Трудно быть богом», 1963
  •  

Слухи о новой засухе на юге поползли еще в конце июня: все горит на корню — и хлеб и трава, скотину гонят на север, а потом и вовсе диковинное: Подмосковье горит, сама Москва задыхается от дыма… Однако Пинежье, далекое приполярное Пинежье, укрывшись за могучим тысячеверстным заслоном тайги, еще долго не знало этой беды. Ад на Пинеге начался дней десять спустя после Петрова дня, с сухих гроз, когда вдруг по всему району загуляли лесные пожары. Дым, чад, пыль… Тучи таежного гнуса… Скотина, ревущая от бескормья — вся поскотина выгорела…[15]

  Фёдор Абрамов, «Дом», 1978

Засуха в стихахПравить

  •  

Врете, курицыны дети!
Вот ужо за речи эти
Быть, мерзавцы, вам в ответе,
Будет вам допрос!
И синклиту безволосому,
Да и Ю<льи>чу безносому
Уж натянут нос!
Ждет засуха семилетняя…
Что и зимняя, и летняя…
Хоть солому жрать, да нет ее!
Тут-то вам и мат.
С голодухи люди кроткие
Разевают свои глотки и
Чёрт им сам не брат.[16]

  Владимир Соловьёв, «Привет министрам», 1891
  •  

Всё жаждет, истомясь от зною;
Всё вопиет: дождя, дождя!
И рады все, что солнце мглою
Покрылось, сумрак наводя.
Влачится туч густых завеса,
Грозя нам ливнем — и пыля,
Из-за синеющего леса,
Прохладой веет на поля.
Шуршит соломой рожь сухая,
Пыль зарывается в кусты,—
И только капля дождевая
Одна спадает с высоты.
Дождя, дождя!.. Ужель обманут
Нас громовые голоса,
С земли колосья не привстанут,
И не омоются леса?[17]

  Яков Полонский, «В засуху», 1890-е
  •  

Нет удержу ветру из степи,
Из края сыпучих песков.
Вблизи всё так пусто, как в склепе:
Лишь даль, лишь гряды облаков.
Последние Ру́си оплоты…
Чу, близится вражий обоз!
А нам не уйти от дремоты
Так больно в нас солнце впилось.[18].

  Иван Коневской, «Засуха», 1898
  •  

Какая засуха!.. От зноя
К земле все травы прилегли…
Не подалась ли ось земная,
И мы под тропик подошли?[19]

  Константин Случевский, «Какая засуха!.. От зноя...», 1898
  •  

Брат, в запылённых сапогах,
Швырнул ко мне на подоконник
Цветок, растущий на парах,
Цветок засу́хи ― жёлтый донник. <...>
Да, зреет и грозит нуждой,
Быть может, голодом… И всё же
Мне этот донник золотой
На миг всего, всего дороже! [20]

  Иван Бунин, «Донник», 1906
  •  

Заглушила засуха засевки,
Сохнет рожь и не всходят овсы.
На молебен с хоругвями девки
Потащились в комлях полосы.[21]

  Сергей Есенин, «Заглушила засуха засевки (Есенин)», 1914
  •  

От пальм увядших слабы тени.
Ища воды, кричат в тоске
Среброголосые олени
И пожирают змей в песке.[22]

  Иван Бунин, «Засуха в Раю», 12 сентября 1915
  •  

О солнце, раскаленное чрез меру,
Угасни, смилуйся над бедною землей!
Мир призраков колеблет атмосферу,
Дрожит весь воздух ярко-золотой.
Над желтыми лохмотьями растений
Плывут прозрачные фигуры испарений.
Как страшен ты, костлявый мир цветов,
Сожженных венчиков, расколотых листов,
Обезображенных, обугленных головок,
Где бродит стадо божиих коровок![23]

  Николай Заболоцкий, «Засуха», 1936
  •  

Я думаю, что вид мой стал смешон.
Сырым платком я шею обвязала.
Дождь на моем плече, как обезьяна,
сидел. И город этим был смущен.
Обрадованный слабостью моей,
он детским пальцем щекотал мне ухо.
Сгущалась засуха. Все было сухо.
И только я промокла до костей.

  Белла Ахмадулина, «Сказка о дожде» в нескольких эпизодах с диалогами и хором детей, 1962
  •  

Земля зачерствела, как губы,
Обметанные сыпняком,
И засухи дымные трубы
Беззвучно гудели кругом,
И высохло русло речное,
Вода из колодцев ушла.
Навечно осталась от зноя
В крови ледяная игла. <...>
Есть в круге грядущего мира
Для засухи этой приют,
Где души скитаются сиро
И ложной надеждой живут.[24]

  Арсений Тарковский, «Засуха», 1971
  •  

― Эта самая подлая засуха
Не сильней, не могучее нас,
Сапоги вытиравших насухо
О знамена врагов не раз.
Листья желтые, листья палые,
Не засыпать вам нашей земли!
Отходили мы, отступали мы,
А, глядишь, до Берлина дошли.[25]

  Борис Слуцкий, «Долголетье исправит...», 1973
  •  

После нас, разумеется, не потоп,
но и не засуха. Скорей всего, климат в царстве
справедливости будет носить характер
умеренного, с четырьмя временами года...[26]

  Иосиф Бродский, «После нас, разумеется, не потоп...», 1994

Засуха в пословицах и поговоркахПравить

  •  

Намолили вёдра, ан засуха измяла.[27]

  Русская пословица
  •  

При засухе и град хорош.

  Греческая пословица

ИсточникиПравить

  1. 1 2 А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  2. Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., изд. М. М. Ледерле, 1894 г.
  3. Корсаков В. В. Пекинские события. Личные воспоминания участника об осаде в Пекине. Май — август 1900 года. — СПб.: тип. А. С. Суворина, 1901 г.
  4. И.И. Мечников. «Этюды оптимизма». (1907-1913) — М.: Наука, 1988 г.
  5. С.Д.Кржижановский. Сказки для вундеркиндов: повести, рассказы. — М.: Советский писатель, 1991 г.
  6. Ю. Д. Черниченко. Хлеб: Очерки. Повесть. — М.: Художественная литература, 1988 г.
  7. Юрий Ханон «Самые неожиданные растения», Москва, журнал «Цветоводство», №1 – 1995, стр. 32
  8. Владимир Лебедев. Очерк «Возвращение в саванну, или Обыкновенное сафари в Самбуру». — М.: Журнал «w:Вокруг света», апрель 1995. Рубрика: Природа и человек.
  9. Карпун Ю.Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи, 1997 г.
  10. Рафаил Нудельман. Что говорит древняя пыльца. — М.: Знание-сила, № 4, 2014 г.
  11. Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 томах. — Москва, «Правда», 1989 г.
  12. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  13. С. Востокова. Примечания // Ярослав Гашек. Крестный ход. — М.: Издательство политической литературы, 1964. — С. 280.
  14. М.А.Шолохов, «Тихий Дон». — М.: Молодая гвардия, 1980 г.
  15. Ф. А. Абрамов, «Дом». — М., Современник, 1984 г.
  16. В.С.Соловьёв. Стихотворения и шуточные пьесы. — Л.: Советский писатель, 1974 г. — стр. 151
  17. Я. П. Полонский. Полное собрание стихотворений. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 2. — С. 394.
  18. И. Коневской, Стихотворения. Новая библиотека поэта. — С-Петербург: Прогресс-плеяда, 2008 г.
  19. К. Случевский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Спб.: Академический проект, 2004 г.
  20. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  21. Есенин С. А. Полное собрание сочинений в 7 томах. — М.: Наука; Голос, 1996 г.
  22. Бунин И.А. Стихотворения: В 2 т. — СПб.: Изд-во Пушкинского дома, «Вита Нова», 2014. том 2. стр. 112
  23. Заболоцкий Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2002 г.
  24. А. Тарковский. Собрание сочинений: В 3 т. М.: Художественная литература, 1993
  25. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  26. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1
  27. Молить // В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. — 1863—1866.

См. такжеПравить