Октябрь

десятый месяц года в юлианском и григорианском календарях

Октя́брь (лат. October) — десятый месяц Григорианского календаря.

Золотая осень (Алтай, 3 октября 2015)

Октябрь в мемуарах, публицистике и документальной прозеПравить

  •  

В середине осени, в конце сентября, в октябре, устанавливается иногда удивительная погода. Безветренно. Утром выпадает на траву холодная, обжигающая ноги роса или даже белые хрустящие утренники. Каждая травинка, каждый упавший на землю лист, каждая соломинка, каждая паутинка, протянутая там и сям, ― все обсыпано сахарной пудрой. Но небо чисто, оно такого глубокого синего цвета, какого не увидишь в летнюю жаркую пору. Солнце начинает пригревать в синем безветрии, и вскоре там, где хрустел под ногами заморозок, появляются россыпи крупной, как отборные бриллианты, росы. Особенно красива в это время обсыпанная росой паутина. Замечательный мастер Борис Кузьмин подарил мне большую фотографию паутины, провисшей под тяжестью капель. На фотографии не видно, где происходит дело, в поле или в лесу. Но если приглядеться, то в каплях росы отражены, правда, вверх ногами, островерхие темные елочки. Так и встает перед глазами еловый молодой лесок в сиянии голубого неба, в сверкании холодной росы и обогретый теплым солнышком. Воздух в это время, как говорят, по рублю за фунт. И вообще все в природе дышит свежестью, здоровьем и чистотой.[1]

  Владимир Солоухин, «Третья охота», 1967

Октябрь в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Но вот наконец и октябрь на дворе: полились дожди, улица почернела и сделалась непроходимою. Степану Владимирычу некуда было выйти, потому что на ногах у него были заношенные папенькины туфли, на плечах старый папенькин халат. Безвыходно сидел он у окна в своей комнате и сквозь двойные рамы смотрел на крестьянский поселок, утонувший в грязи. Там, среди серых испарений осени, словно черные точки, проворно мелькали люди, которых не успела сломить летняя страда. Страда не прекращалась, а только получила новую обстановку, в которой летние ликующие тоны заменились непрерывающимися осенними сумерками.[2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы», 1880
  •  

Вспоминаю начало его повести об одном любовном приключении: «Мутноокой ночью сижу я ― как сыч в дупле ― в номерах, в нищем городе Свияжске, а ― осень, октябрь, ленивенько дождь идёт, ветер дышит, точно обиженный татарин песню тянет; без конца песня: о-о-о-у-у-у… И вот пришла она, лёгкая, розовая, как облако на восходе солнца, а в глазахобманная чистота души. «Милый, ― говорит честным голосом, ― не виновата я против тебя».[3]

  Максим Горький, «Мои университеты», 1923
  •  

Гроза в октябре… На асфальтированном пятачке теснились разноцветные металлические гаражи ― можно представить себе, с каким звоном ударяли в них отвесно падающие тяжелые струи. Я, однако, не слышал их: все тонуло в торопливом и оглушительном хоре. Только гром перекрывал его. Когда он с живым треском разрывался над головой, земля испуганно смолкала. Я стоял у распахнутого окна, один в конторе, и у меня было такое же чувство, как много лет назад, когда, помнишь, после изнурительной борьбы со штормом я наконец выбрался на берег.[4]

  Руслан Киреев, «Четвёртая осень», 1989
  •  

Уточки в пестрых коричневых одежках стремительно приближались к мосткам, расталкивая лапами листья, плыли по ровной синеве неба и облакам. Тёте стало вдруг жаль, что Теплого нет рядом, что он не видит уток, не жует горбушку… Но сожаление кольнуло и тут же растаяло — в подвижном золоте дня. После недели дождей, ночных заморозков и испуганно натянутых шапок в Москву, уже второй раз за эту осень, возвратилось лето. Пусть листья все летели и летели на землю, а в воздухе и небе стояла какая-то особенная осенняя пустота и ясность, было солнечно и почти жарко. Август заглянул в гости в середину октября.[5]

  Майя Кучерская, «Тётя Мотя», 2012

Октябрь в стихахПравить

  •  

Было небо и мрачно и серо,
Лист на дереве сух был и сер,
Лист на дереве вял был и сер,
То была октября атмосфера,
Мрак годов был темнее пещер...

  Эдгар По, «Улалум», 1847
  •  

Был пафос дождей и осенняя муть;
Октябрь по тропе спозаранку
Прошёл. И наотмашь распахнута грудь,
И порвана пулей голландка.[6]

  Эдуард Багрицкий, «Одесса», 1924

Пословицы и поговоркиПравить

  •  

Март, апрель, май, июнь вино в бочках сушит; июль, август, сентябрь, октябрь хозяина крушит[7].

  •  

Октябрь ни колеса, ни полоза не любит[7].

Народные приметыПравить

  •  

В октябре луна в кругу — лето сухое будет[8].

  •  

Октябрьский гром — зима бесснежная[8].

ИсточникиПравить

  1. Произведения В.А. Солоухина в библиотеке Максима Мошкова — Владимир Солоухин. «Третья охота» (1967)
  2. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  3. Максим Горький. Детство. В людях. Мои университеты. ― М.: Художественная литература, 1975 г.
  4. Руслан Киреев, «Четвёртая осень». — М.: «Современник», 1989 г.
  5. Майя Кучерская, Тётя Мотя. — М.: «Знамя», №7-8, 2012 г.
  6. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  7. 7,0 7,1 Даль, Владимiръ. Пословицы русскаго народа. — C.-Петербургъ: Типографiя М. О. Вольфа, 1879.
  8. 8,0 8,1 Круглый год. Русский земледельческий календарь / Сост., вступ. ст. и примеч. А.Ф. Некрыловой. — М.: Правда, 1991. — 496 с. — 800 000 экз. — ISBN 5-253-00598-6

См. такжеПравить


Месяцы
  Январь  ·   Февраль  ·    Март  ·    Апрель  ·     Май  ·     Июнь  ·  

  Июль  ·    Август  ·     Сентябрь   Октябрь   Ноябрь   Декабрь