Мартовская гроза

Ма́ртовская гроза́, ма́ртовские гро́зы — пожалуй, самая редкая в зоне умеренного и, тем более, холодного климата разновидность весенней грозы, происходящая в начале календарной весны, в марте, самом холодном из весенних месяцев с преобладанием отрицательных температур и ещё устойчивым снежным покровом. Немного чаще мартовскую грозу можно встретить в причерноморских или тихоокеанских регионах России, но и там она остаётся большой редкостью.

Гораздо чаще с мартовскими грозами приходится сталкиваться южнее, в субтропическом или, тем более, тропическом климате, где начало очень часто совпадает с окончанием сезона дождей, в частности, муссонных тропических ливней, регулярно сопровождающихся столкновениями воздушных масс и грозовыми явлениями.

Мартовская гроза в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

В 1775 году голаву отрубили Пугачеву и казнение была: питерили в Москве и сожгли.
1775 году марта 18 дня гром и молния были по утру на расвети и дошь.
В 1775 году в месяца маия 22 дня шол после обеда снег.
В 1775 году шествие была в Москву государыни и Павлу Петровичу с супругою февраля 11 дня. Наперет государыня, потом и государь во Твери начевал.[1]

  — Блиновы (купцы), Дневник, 1775
  •  

Алексея Божия человека, 17-го марта, мороз был утром 15 градусов. Оттепели не было и совершенно была зима, а далее, с 21-го числа ― дружное тепло и дождь, в течение одной недели путь рушился. <Ручей> было выступил из берегов. Около 1830 года 6 марта месяца в селе Перевлесе громом побило несколько человек крестьянского звания. 1849 года, марта 7-го утра мороз был около 20 градусов по Реомюрову термометру при полуденном ветре. На 1-го ч<исла> <апреля> на лодке, а вечером в город ездили на колесах, но мороз был утром до 10 градусов и в ночи выпал снег на широкую санную дорогу; 1-го к обеду снег в городе здорово стаял, потом была изморозь и потом вечером дождь и радуга полная.[2]

  — Иван Курганский, Памятные записки, 1858
  •  

Ничто не предвещало надвигающейся грозы, первые признаки которой стали проявляться лишь с марта месяца, с наступлением весны, начавшейся для китайского населения при очень печальных условиях: после сухой и бесснежной зимы, в обычное для дождей время, столь необходимых для весенней обработки полей и посева, не выпало ни одного дождя. Поля стояли голые, на всем сельском населении лежала печать уныния. Наследник престола Пу-цзюн с высшими сановниками уже совершал в храме Да-чжун-сы (храм большого колокола) моление о дожде, но дождя настоящего все не было и не было.[3]

  Владимир Корсаков, «Пекинские события», 1901
  •  

В Филадельфии в 1782 году было установлено 400 громоотводов. Крыши всех общественных зданий, за исключением гостиницы французского посольства (Франция громоотвод официально не признавала), были увенчаны металлическими штырями. Во время сильной грозы 27 марта 1782 года именно в дом-исключение ударила молния. Гостиница была частично разрушена, а живший в ней французский офицер убит. После этого случая, имевшего широкий общественный резонанс, громоотводы были установлены уже на всех зданиях.[4]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970

Мартовская гроза в мемуарах и художественной прозеПравить

  •  

И вот при обстановке этих условий наступило после грозы 1 марта внезапное затишье, в котором всякий задавал себе вопрос: что будет? Но никто именно этого не знал, ибо с затишьем наступила и политическая неподвижность. Это затишье и эта неподвижность были торжественной и интересной минутой в жизни русского государства.[5]

  Владимир Мещерский, «Мои воспоминания», 1897
  •  

Начало свободного самоопределения народов, зажегшее своим пламенем сердца людей и народов и легшее впоследствии в основу знаменитых 14 пунктов Вильсона, ― было возвещено миру в грозе и буре мартовской революции.[6]

  Марк Вишняк, «Чёрный год». Публицистические очерки, 1922

Мартовская гроза в стихахПравить

  •  

Точно синевою пар
Поднят был, и назван полднем
Марта талая тропа
Почерками белых молний. <...>
Кажется вот-вот найдёшь
Тот смарагд, где ты затерян
Был, когда навис дождём
Серый сумрак от деревни.[7]

  Григорий Петников, «Март», 1916

ИсточникиПравить

  1. Купеческие дневники и мемуары конца XVIII ― первой половины XIX века. — Купцы Блиновы. Дневник (1762-1782). ― М.: РОССПЭН, 2007 г.
  2. Купеческие дневники и мемуары конца XVIII ― первой половины XIX века. — И. А. Курганский. Памятные записки (1818-1858). ― М.: РОССПЭН, 2007 г.
  3. Корсаков В. В. Пекинские события. Личные воспоминания участника об осаде в Пекине. Май — август 1900 года. — СПб.: тип. А. С. Суворина, 1901 г.
  4. В. П. Карцев. «Приключения великих уравнений» (из серии «Жизнь замечательных идей»). — М.: «Знание», 1970 год
  5. Мещерский В.П. Мои воспоминания. Москва, «Захаров», 2003 г.
  6. М. В. Вишняк. Черный год. Публицистические очерки. «Франко-русская печать». — Париж, 1922 г.
  7. Г.Н.Петников в книге «Поэзия русского футуризма». Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.

См. такжеПравить