Открыть главное меню

Лютик едкий

вид растений
(перенаправлено с «Куриная слепота»)

Лю́тик е́дкий, кури́ная слепота́ или куросле́п[комм. 1] (лат. Ranúnculus ácris) — один из самых распространённых в умеренной климатической зоне полевых и лесных видов лютика. Когда говорят: «лютик» — чаще всего имеют в виду именно это растение. Прозвище «куриная слепота» (равно как и видовое название) лютик едкий получил за свою ярко выраженную способность раздражать слизистые оболочки (не только глаз) и кожу.[комм. 2] Всё растение сильно ядовито, хотя при высушивании травы (например, в составе скошенного сена) отравляющие и раздражающие свойства утрачиваются.

Тем не менее, лютик едкий — издавна известен как лекарственное растение, ценный медонос и декоративное садовое растение. Сорт «Flore pleno» с крупными махровыми цветами очень красив и своей формой напоминает скорее жёлтую розу или маленький георгин, чем лютик. Опознать его можно только по характерным листьям.

Лютик едкий в прозеПравить

  •  

Ноги беспрестанно путались и цеплялись в длинной траве, пресыщенной горячим солнцем; всюду рябило в глазах от резкого металлического сверкания молодых, красноватых листьев на деревцах; всюду пестрели голубые гроздья журавлиного гороху, золотые чашечки куриной слепоты, наполовину лиловые, наполовину жёлтые цветы Ивана-да-Марьи...

  Иван Тургенев, «Касьян с Красивой мечи», 1851
  •  

На полдороге между его имением и Ипатовкой, над самой кручью широкого оврага, находился небольшой берёзовый «заказ». Молодые деревья росли очень тесно, ничей топор ещё не коснулся до их стройных стволов; негустая, но почти сплошная тень ложилась от мелких листьев на мягкую и тонкую траву, всю испещрённую золотыми головками куриной слепоты, белыми точками лесных колокольчиков и малиновыми крестиками гвозди́ки.[комм. 3]

  Иван Тургенев, «Затишье», 1854
  •  

В голове этого пруда засел густой лозняк; дальше вверх, по обоим бокам косогора, шли сплошные кусты орешника, бузины, жимолости, тёрна, проросшие снизу вереском и зорой. Лишь кое-где между кустами выдавались крохотные полянки с изумрудно-зелёной, шелковистой, тонкой травой, среди которой, забавно пестрея своими розовыми, лиловыми, палевыми шапочками, выглядывали приземистые сыроежки и светлыми пятнами загорались золотые шарики «куриной слепоты».[1]

  Иван Тургенев, «Пунин и Бабурин (Рассказ Петра Петровича Б.)», 1874
  •  

Я прочла много книг и между прочим Мещерского, Майкова, Дюму, Ливанова, Тургенева и Ломоносова. Природа была в великолепии. Молодые деревья росли очень тесно, ничей топор ещё не коснулся до их стройных стволов, не густая, но почти сплошная тень ложилась от мелких листьев на мягкую и тонкую траву, всю испещрённую золотыми головками куриной слепоты, белыми точками лесных колокольчиков и малиновыми крестиками гвозди́ки (похищено из «Затишья» Тургенева). Солнце то восходило, то заходило.[2]

  Антон Чехов, «Каникулярные работы институтки Наденьки N.», 1880
  •  

Солнце ещё не жжёт — а только греет, любовно-ласково греет. Лучами его пользуется и разросшаяся куриная слепота, и суховатая южная фиалкаЛягушонок повис в воде головой вверх — тоже наслаждается теплом и светом…

  Василий Немирович-Данченко, «Святые горы», 1886
  •  

Дом его, деревянный и одноэтажный, вечно стоял с забитыми дверями и с заколоченными ставнями, а запущенный сад превратился в зелёный, тенистый пустырь, в котором, под сенью старых лип, лопух достигал громадных, баснословных размеров, и пушистые головки куриной слепоты повсюду белели рядом с мелкими цветами одичавших колокольчиков, гвоздики и венериных голубков.[3]

  Софья Ковалевская, «Нигилистка», 1884
  •  

Дорога была очень приятна: мы проезжали прекрасными рощами, красивыми долинами, лугами, покрытыми множеством цветов; у нас дома было ещё только начало весны, и кое-где таял снег, а здесь уже цвели голубые колокольчики, жёлтая куриная слепота, синие лютики и т. п.; пастор нарвал нам целый букет...[комм. 4]

  Екатерина Балобанова, «Год в швейцарских горах (Быль)» (Рассказы старой бабушки), 1900
  •  

Начнёт цвести козелец (он же и лютик)[комм. 5] жёлтыми цветами — земля приказывает сеять овёс; зацветает черёмуха — пришла пора пшеницы, расцветёт можжевельник – время сева ячменя. [4]

  Сергей Максимов, «Нечистая, неведомая и крестная сила», 1903
  •  

Как-то он перенёс сюда несколько полевых растений, вместе с куском дёрна, на котором они росли. Но ни куриная слепота, ни колокольчики не хотели жить без солнца. Они мало-помалу умирали, хирели, как хиреют чахоточные. Дольше всех держался какой-то цветок, хотя и он побледнел совсем в вечном мраке этой могилы. Старик Иван с любопытством разглядывал его, пока и тот не склонился на своём засохшем стебельке. Ивану остались одни грибы да какие-то серые лишаи, как седины проступившие на диком камне…

  Василий Немирович-Данченко, «Забытый рудник», 1904
  •  

Елисавета почти всегда носила жёлтые платья. Она любила жёлтый цвет, курослеп и золото. Хотя она и говорила иногда, что носит жёлтое, чтобы не казаться слишком красною, но на самом деле она любила жёлтый цвет просто, искренно и бескорыстно.

  Фёдор Сологуб, «Капли крови» (Навьи чары), 1905
  •  

Едва они въехали в Лихов, как стали подпрыгивать, да так, будто под тележку были нарочно подброшены самые что ни на есть неудобомостимые камни. Пётр поехал по мягкому; они огибали высокий острожный частокол, около которого разрослись курослепы; вдали поблескивал одинокий штык: в острожных, решётчатых окнах видел он бритое лицо в сером халате.[5]

  Андрей Белый, «Серебряный голубь», 1909
  •  

Ещё совсем, кажется, недавно в лугах желтела куриная слепота; за ней липкая тёмно-малиновая дрёма пошла пятнать весёлые лужайки и поляны в лесу; рожь поднялась совсем высоко...[6]

  Борис Садовской, «Лебединые клики», 1911
  •  

Здесь подымался по буграм и лощинам перед тайгою низенький пока ещё и невзрачный иван-чай; в конце июня он расползётся на вёрсты кругом ― станет весь розовый, пышный, медовый, густой, по брюхо лошади. А жёлтого болотного курослепа [комм. 6] и теперь было сколько хочешь, и от него, росистого, у бугров и лощинок был счастливо-пьяный, вихрасто-встрёпанный какой-то вид.[7]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Медвежонок», 1911
  •  

Тот, кому очередь метать, бьёт пятаком об землю, подошвой притопнет в пятак, шаркнет его, поднимает и мечет высоко: орёл или решка? Здесь же на землю, на прошлогоднюю траву, из-под которой лезет куриная слепота, сели девки, играют в подкучки: прячут в мякинные кучки по два яйца, половина кучек пустая, ― угадывай.[8]

  Алексей Толстой, «Детство Никиты», 1922
  •  

Горит всё и переливается светом от этих месячных свеч, зноится в мелких усиках травки, и по этой травке кланяются друг дружке головками первые весенние цветы, звенят чуть уловимым звоном в золотые свои колокольцы самые ранние цветы ― куриная слепота и чуть мерцают маленькими фонариками раздуванчики.[9]

  Сергей Клычков, «Чертухинский балакирь», 1926
  •  

Заходит солнце, удлиняются тени. Сарай имеет только один источник света: высокую, до самой крыши, дверь. Это та дверь, которую не закрывают, а задвигают, держась за скобу, как в товарном вагоне. Прямо в траву выходит эта вечно открытая дверь, трава и жёлтая куриная слепота стоя́т на пороге.[10]

  Юрий Олеша, «Книга прощания», 1930-1959
  •  

Я окружил материю капканами, и вот, в крайнее мгновенье, когда я ею овладевал средствами её же силы, она взорвалась, она ударила меня в глаза, и там, где витали в пустоте невесомые частицы, я увидел лужайку, какой-то декларационно-наивный курослеп на ней и девушку в белом платье… [11]

  Леонид Леонов, «Скутаревский», 1932
  •  

Прошагал, наверное в лес за грибами, толстый дядька в трусах и с трубкой. Прошла белокурая девица с мокрыми после купания волосами. А знакомых мы никого не встретили. Выбрались мы через огороды на жёлтую от куриной слепоты поляну, сняли сандалии и по тёплой тропинке пошли босиком через луг прямо на мельницу.[12]

  Аркадий Гайдар, «Голубая чашка», 1935
  •  

― А что такое Жёлтая страна? ― спросила Маша. Толстяк сел подле неё на скамейку.
― Жёлтая страна, ― сказал он, ― это страна, в которой растут подсолнечники, одуванчики и куриная слепота. Жители этой страны едят гороховый суп и все до одного больны жёлтой лихорадкой.

  Вениамин Каверин, «О Мите и Маше, о Весёлом трубочисте и Мастере золотые руки», 1939
  •  

А что он знает? Ничегошеньки он не знает. Даже как зовётся вот этот цвет ― и то не знает.
― Курослеп, ― сказал мальчик.
― Да не курослеп это, а медуница. Сам ты курослеп! ― Мядуница!
― Мядуница! ― даже с некоторым восхищением повторил мальчик.[13]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Я знал с детства, что есть растение «куриная слепота». Если им потереть глаза, то можно ослепнуть, хотя, кажется, не насовсем. А называется так, потому что куры с наступлением сумерек ничего не видят и рано взбираются на насест. Но я не знал, что всерьёз есть такая болезнь ― «куриная слепота».[14]

  Константин Ваншенкин, «Армейская юность», 1959
  •  

Многие лютиковые являются зоохорными растениями. Плоды некоторых видов приспособлены к эпизоохории — переносу их животными на наружных покровах. Крючковатое рыльце <пестика> лютика едкого, лютика полевого и лютика мягкоигольчатого является органом прикрепления к меху животных, перьям птиц, одежде людей...[15]

  Александр Фёдоров, «Семейство Лютиковые», 1978

Лютик едкий в поэзииПравить

 
Лютик едкий, садовый сорт «Multiplex»
  •  

От курослепов на полях
До ярко-знойного светила
В движеньях, звуках и цветах
Царит зиждительная сила.[16]

  Фёдор Сологуб, «От курослепов на полях...», 1899
  •  

Кругом моркови, репы.
Выходят на лужок.
Танцуют курослепы.
Играет ветерок.[17]

  Андрей Белый, «Поповна», 1906
  •  

На взгорьях курослеп, завядший и сухой,
Роняет жёлтый цвет.
Стрельнул испуганно тушканчик над межой…
«Возврата нет, возврата нет!»

  Александр Богданов, «В пути», 1909
  •  

Волшебство немецкой феери́и,
Тёмный вальс, немецкий и простой…
А луга покинутой России
Зацвели куриной слепотой.

  Марина Цветаева, «Волшебство немецкой феери́и...», 1910-е
  •  

Прочти — слепоты куриной
И маков нарвав букет —
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

  Марина Цветаева, «Идёшь, на меня похожий…», 1913
  •  

Излечи́те, стебли, раны ―
Курослеп, смиренный тмин;
Сытен блин, кисель овсяный
На крестинах и в помин. [18]

  Николай Клюев, «Вот и я — суслон овсяный...», 1918
  •  

Он шагал по жнивью босиком, приминая
Курослепы, лишённые жёлтых голов,
Хохотал и гугукал, как птица ночная,
И бранился, подошвы свои наколов.[19]

  Аркадий Штейнберг, «Оперённый ветвями, плющом оплетённый...», 1928
  •  

Землею был так полон взор мой,
Что зацветал, как курослеп,
С сурепкой мелкой неврасцеп,
И пил корнями жжёный, чёрный
Цикорный сок густого дёрна,
И только это было формой,
И это ― лепкою судеб.[20]

  Борис Пастернак, «Все наклоненья и залоги...», 1936
  •  

А у ворот хозяйские заботы:
Тысячелетий, тот, что в поте, хлеб,
Над трубами пернатые пилоты,
И возле шлака яркий курослеп.[21]

  Илья Эренбург, «Потеют сварщики, дымятся домны...», 1940
  •  

Вдоль проспекта ― по сухой канавке
Ни к селу, ни к городу цветы.
Рядом с богородицыной травкой
Огоньки куриной слепоты.

  Наталья Крандиевская-Толстая, «Вдоль проспекта — по сухой канавке...», 1942
  •  

Деревня вражеским вертепом
Царила надо всей равниною.
Луга желтели курослепом,
Ромашками и пастью львиною. <...>
Садится солнце в курослепе,
И вот что, вот что не безделица:
В деревню входят наши цепи,
И пыль от перебежек стелется.[20]

  Борис Пастернак, «Разведчики», 1944
  •  

На гусеничьи ленты в курослепе,
На фары, где застряли ковыли,
На мощное стекло, в котором степи
Как будто сами карту обрели...[22]

  Илья Сельвинский, Трактор «С-80», 1954

КомментарииПравить

  1. «Курослеп» — народное название лютика едкого, сокращённое от «куриной слепоты». Сказанное в одно слово, краткое и ёмкое, иногда это название служит для любителей и знатоков ботаники народным «названием» некоторых жёлтых цветов, близкородственных лютику. Например, если в тексте встречается видовое имя «курослеп болотный», можно предполагать, что под ним скрывается уже не лютик едкий, а разные лесные или болотные виды купальницы или калужницы, более крупных растений из семейства лютиковых.
  2. «Куриной слепотой» в народе чаще всего называют именно лютик едкий. Однако многие луговые виды лютиков очень похожи своими характерными глянцевыми лепестками и формой венчика, а потому это название нередко присваивают и другим желтоцветковым видам лютиков. И всё же за свою раздражающую и ослепляющую способность именно лютик едкий надёжно закрепил за собой в литературе народное название «куриная слепота». Иногда (значительно реже) «куриной слепотой» называют также ещё два ядовитых растения, совсем не похожих на лютик, это — белена и чернокорень.
  3. Именно этот отрывок из «Затишья» Ивана Тургенева пытается ниже цитировать чеховская институтка Наденька N.
  4. «Синий лютик» — не вполне ясно, какое растение имеет в виду Екатерина Балобанова. Есть несколько садовых форм лютика едкого, в самом деле имеющих голубой цвет. Также иногда называют «синим лютиком» другое очень ядовитое растениеаконит (или борец) — тоже из семейства лютиковых.
  5. Образное народное прозвище «козелец» лютик едкий получил за свои специфического вида плоды (их форма хорошо заметна уже в середине раскрытого цветка, когда они ещё зелёные и не вполне развитые). В целом плоды напоминают рогатые шарики, а отдельное семечко имеет форму козлиного рога.
  6. «Жёлтый болотный курослеп» — как правило, название «курослеп» относится к лютику едкому. Курослеп — сокращённое однословие от «куриной слепоты». Однако в сочетании с «видовым» определением «болотный», мы имеем дело скорее всего с каким-то из видов купальницы или калужницы, скорее всего, имеется в виду Caltha palustris, или калужница болотная.

ИсточникиПравить

  1. Тургенев И. С., Собрание сочинений. В 12-ти томах. - М.: "Художественная литература", 1976-1979. Том 8.
  2. Чехов А. П. «192 избранные страницы». — М.: «Вагриус», 2001 г.
  3. Ковалевская С.В.. Воспоминания. Повести. — М.; Л.: Наука, 1974 г.
  4. С.В.Максимов «Нечистая, неведомая и крестная сила». — Санкт-Петербург: ТОО «Полисет», 1994 г.
  5. А. Белый. Сочинения в двух томах, (том первый). — М.: Художественная литература, 1990 г.
  6. Б. А. Садовской, «Пшеница и плевелы». - «Новый Мир» 1993 г., № 11
  7. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений в 12-ти томах, Том 2. Москва, «Правда», 1967 г.
  8. Алексей Николаевич Толстой, Собрание сочинений. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 г. — том 3.
  9. Клычков С.А. Чертухинский балакирь: Романы. — М.: Советский писатель, 1988 г.
  10. Олеша Ю.К. Книга прощания. Москва, «Вагриус», 2001 г.
  11. Леонов Л.М., Собрание сочинений в 10-ти томах. Том 5. - М.: «Художественная литература», 1983 г.
  12. А. Гайдар. Собрание сочинений в трёх томах. Том 2. — М.: изд. «Правда», 1986 г.
  13. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  14. К. Ваншенкин, «Графин с петухом». — М.: «Известия», 1985 г.
  15. Александр Фёдоров, «Жизнь растений» под ред. акад. Тахтаджяна, М: «Просвещение», 1978 г., том. 5 (1), стр. 214
  16. Сологуб Ф.К., Собрание стихотворений, том 5, — СПб., М., Навьи Чары, 2002 г.
  17. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х т. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  18. Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  19. А. Штейнберг. «Вторая дорога». М.: Русский импульс, 2008 г.
  20. 20,0 20,1 Б. Пастернак. Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. Л.: Советский писатель, 1990 г.
  21. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  22. И. Сельвинский. «Из пепла, из поэм, из сновидений». Сборник стихотворений М.: Время, 2004 г.

См. такжеПравить