Открыть главное меню

Аполлон Николаевич Майков

российский поэт и переводчик

Аполло́н Никола́евич Ма́йков (1821 — 1897)  — русский поэт, драматург, переводчик.

Аполлон Николаевич Майков
Perov-Maikov.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Но я бы не желал сей жизни без волненья:
Мне тягостно её размерное теченье.
Я втайне бы страдал и жаждал бы порой
И бури, и тревог, и воли дорогой,
Чтоб дух мой крепнуть мог в борении мятежном
И, крылья распустив, орлом широкобежным,
При общем ужасе, над льдами гор витать,
На бездну упадать и в небе утопать.

  — «Раздумье», 1841
  •  

И напиться не сумели!
Чуть за стол — и охмелели,
Чем и как — вам всё равно!
Мудрый пьёт с самосознаньем,
И на свет, и обоняньем
Оценяет он вино.

  — «Юношам», 1852
  •  

Чу! шорох ― я смотрю: вокруг гнилого пня,
Над муравейником, алеет земляника,
И ветки спелые манят к себе меня...
Но вижу ― разобрав тростник сухой и тонкий,
К пурпурным ягодам две бледные ручонки
Тихонько тянутся...[1]

  — «И город вот опять! Опять сияет бал...», 1856
  •  

Полно, дети, в тщетном гневе
Древо жизни потрясать!
Лишь цветы ещё на древе!
Дайте плод им завязать!
Недозрев — он полн отравы,
А созреет — сам спадет
И довольства вам и славы
В ваши домы принесёт.[1]

  — «Певец» (из Шамиссо), 1857
  •  

Некрасив я, знаю сам;
‎В битве бесполезен! —
Чем же жёнам и мужам
‎Мил я и любезен?

  — «Певец», 1860
  •  

Уходи, Зима седая!
Уж красавицы Весны
Колесница золотая
Мчится с горной вышины!

  — «Весна», 1880

О МайковеПравить

  •  

Первое, что невольно отмечается в поэзии Майкова, это необычайная бодрость его таланта и свежесть, прочность его поэзии: те олимпийцы и герои древности, с которыми поэт подружился ещё в детстве, <…>, должно быть, поделились с ним своей вечной молодостью. <…>
Если часть этой бодрости таланта, вероятно, следует приписать спокойно прожитой и счастливо сложившейся жизни, то другая, несомненно, покоилась на коренных свойствах его натуры и вдохновения. Это была одна из тех редких гармонических натур, для которых искание и воплощение красоты является делом естественным и безболезненным, потому что природа вложила красоту и в самые души их. Созерцательно-рассудочные, эти люди не нуждаются для своего творчества ни в сильных внешних возбудителях, ни в похвале, ни в борьбе, ни даже в постоянном притоке свежих впечатлений; шум жизни, напротив, бременит их, стесняет их фантазию, потому что запас их впечатлений держится и фильтруется долго и художественные образы складываются неприметно, медленно, точно растут из почвы. Мысли этих поэтов-созерцателей ясны, выражения просты и как бы отчеканены, образы скульптурны. Таков был у нас Крылов, таков был и учитель Майкова Гончаров, таков был и сам Майков.

  Иннокентий Фёдорович Анненский, «А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии»
  •  

Подобно антологической лирике Пушкина, стихотворения Майкова тяготеют к фрагменту, лишённому действия и воссоздающему статические, пластичные образы: <…>. Майков отказался от традиционной для «подражаний древним» любовной тематики, предпочитая описательную, в особенности пейзажную лирику. Природа для поэта полна скрытого смысла («всё думу тайную в душе моей питает»); населённая мифологическими существами — «дриадами, увенчанными дубовыми листами», «толпою легкокрылой» нимф, фавнами «с хмелем на челе» — природа одухотворяется, психологизируется и как бы отождествляется с прекрасным миром языческой древности. Однако разлитый в этом мире идиллический покой, гармоническая уравновешенность уже недостижимы и чужды поэту: <например, «Раздумье», 1841>. Испытав, очевидно, влияние Лермонтова, Майков создал нетрадиционный для антологической лирики образ мятущегося, рефлексирующего поэта.[2]

  — О. Е. Майорова

О Майкове в стихахПравить

  •  

А Майков Аполлон, поэт с гнилой улыбкой,
Вконец оподлился ― конечно, не ошибкой[3]

  Николай Некрасов, «Послание к Лонгинову», 1854
  •  

Он Булгарин в «Арлекине»,
А в «Коляске» Дупельт он, ―
Так исподличался ныне
Петербургский Аполлон.[4]

  Николай Щербина, «Он Булгарин в «Арлекине»...» (Эпиграммы на Аполлона Майкова), 1854
  •  

В России странный век настал
Смягчилось Третье отделенье, ―
И вновь стал Майков либерал
С монаршего соизволенья.[4]

  Николай Щербина, «Теперешний Майков» (Эпиграммы на Аполлона Майкова), 1857
  •  

Там Данилевский и А. П. таинственный,
Майков ― наш флюгер-поэт,
Лучше же всех несравненный, единственный ―
Фет.
Много бессмыслиц прочтешь патетических,
Множество фраз посреди,
Много и рифм, а картин поэтических
Жди![5]

  Алексей Апухтин, «Пародия», 1858
  •  

Мерзавцы комары забра́лися под полог
И искусали мне все руки и лицо.
Прохлады нет нигде, в пруду вода как щёлок,
Томлёный выхожу на заднее крыльцо...

  Пётр Шумахер, «Российская идиллия» (Подражание А. Майкову),[6] 1877
  •  

Пятьдесят лебедей пронесли
С юга вешние крики в полесье,
И мы слышали, дети земли,
Как звучала их песнь с поднебесья.
Майков медь этих звуков для нас
Отчеканил стихом-чародеем,
И за это в торжественный час
Мы встречаем певца юбилеем.[7]

  Афанасий Фет, «На юбилей А. Н. Майкова», 1888

ПримечанияПравить

  1. 1,0 1,1 Майков А.Н. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1977 г.
  2. О. Е. Майорова. Майков Аполлон Николаевич // «Русские писатели». Биобиблиографический словарь. — М.: Просвещение, 1971.
  3. «Стихи не для дам», русская нецензурная поэзия второй половины XIX века (под ред. А.Ранчина и Н.Сапова). — Москва, Ладомир, 1994 г., стр. 352.
  4. 4,0 4,1 Н. Ф. Щербина, Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1970.
  5. Апухтин А.Н. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. Третье издание. — Ленинград, «Советский писатель», 1991 г.
  6. Шумахер называет своё стихотворение «подражание Майкову», но нужно понимать, что это весьма ядовитая пародия.
  7. Фет А.А. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Третье издание. Ленинград, Советский писатель, 1986 г.