Аполлон Николаевич Майков

российский поэт и переводчик

Аполло́н Никола́евич Ма́йков (23 мая [4 июня] 1821 — 8 [20] марта 1897)  — русский поэт, драматург, переводчик.

Аполлон Николаевич Майков
Perov-Maikov.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Насчёт Тургенева так и должно было быть. Воображает из «прекрасного далёка» прекрасного далёка, что Россия на коленях примет всё, что он плюнет, — а оказалось, что она смеет думать сама и тебя судить. «Да как же она смеет? Да чтоб ей провалиться!» Вот весь процесс в чём. — ответ на вчерашнее письмо Достоевского

  — письмо Ф. М. Достоевскому 29 августа 1867

ПоэзияПравить

  •  

Но я бы не желал сей жизни без волненья:
Мне тягостно её размерное теченье.
Я втайне бы страдал и жаждал бы порой
И бури, и тревог, и воли дорогой,
Чтоб дух мой крепнуть мог в борении мятежном
И, крылья распустив, орлом широкобежным,
При общем ужасе, над льдами гор витать,
На бездну упадать и в небе утопать.

  — «Раздумье», 1841
  •  

И напиться не сумели!
Чуть за стол — и охмелели,
Чем и как — вам всё равно!
Мудрый пьёт с самосознаньем,
И на свет, и обоняньем
Оценяет он вино.

  — «Юношам», 1852
  •  

Чу! шорох ― я смотрю: вокруг гнилого пня,
Над муравейником, алеет земляника,
И ветки спелые манят к себе меня...
Но вижу ― разобрав тростник сухой и тонкий,
К пурпурным ягодам две бледные ручонки
Тихонько тянутся...[1]

  — «И город вот опять! Опять сияет бал...», 1856
  •  

Некрасив я, знаю сам;
‎В битве бесполезен! —
Чем же жёнам и мужам
‎Мил я и любезен?

  — «Певец», 1860
  •  

Уходи, Зима седая!
Уж красавицы Весны
Колесница золотая
Мчится с горной вышины!

  — «Весна», 1880

О МайковеПравить

  •  

… ни одна словесность не представит таких чистых и совершенно ваятельных стихотворений, как пушкинские. Но и в этом отношении, как он сам, так и всё, что пошло от него по прямой линии (Майков, Фет в их антологических стихотворениях), умели уберечься в границах здравого, ясного смысла и здравого, достойного разумно-нравственного существа, сочувствия.

  Аполлон Григорьев, «Пушкин — Грибоедов — Гоголь — Лермонтов», 1859
  •  

Первое, что невольно отмечается в поэзии Майкова, это необычайная бодрость его таланта и свежесть, прочность его поэзии: те олимпийцы и герои древности, с которыми поэт подружился ещё в детстве, <…> должно быть, поделились с ним своей вечной молодостью. <…>
Если часть этой бодрости таланта, вероятно, следует приписать спокойно прожитой и счастливо сложившейся жизни, то другая, несомненно, покоилась на коренных свойствах его натуры и вдохновения. Это была одна из тех редких гармонических натур, для которых искание и воплощение красоты является делом естественным и безболезненным, потому что природа вложила красоту и в самые души их. Созерцательно-рассудочные, эти люди не нуждаются для своего творчества ни в сильных внешних возбудителях, ни в похвале, ни в борьбе, ни даже в постоянном притоке свежих впечатлений; шум жизни, напротив, бременит их, стесняет их фантазию, потому что запас их впечатлений держится и фильтруется долго и художественные образы складываются неприметно, медленно, точно растут из почвы. Мысли этих поэтов-созерцателей ясны, выражения просты и как бы отчеканены, образы скульптурны. Таков был у нас Крылов, таков был и учитель Майкова Гончаров, таков был и сам Майков.

  Иннокентий Фёдорович Анненский, «А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии», 1898
  •  

Подобно антологической лирике Пушкина, стихотворения Майкова тяготеют к фрагменту, лишённому действия и воссоздающему статические, пластичные образы: <…>. Майков отказался от традиционной для «подражаний древним» любовной тематики, предпочитая описательную, в особенности пейзажную лирику. Природа для поэта полна скрытого смысла («всё думу тайную в душе моей питает»); населённая мифологическими существами — «дриадами, увенчанными дубовыми листами», «толпою легкокрылой» нимф, фавнами «с хмелем на челе» — природа одухотворяется, психологизируется и как бы отождествляется с прекрасным миром языческой древности. Однако разлитый в этом мире идиллический покой, гармоническая уравновешенность уже недостижимы и чужды поэту: <например, «Раздумье», 1841>. Испытав, очевидно, влияние Лермонтова, Майков создал нетрадиционный для антологической лирики образ мятущегося, рефлексирующего поэта.[2]

  — О. Е. Майорова

Виссарион БелинскийПравить

  •  

… стихотворная часть в «Одесском альманахе» — плоховата. <…>
«Сон» <…> — лучшее стихотворение в «Одесском альманахе», стихотворение, достойное имени Пушкина, и, кроме меня да Панаева, <…> никем не замеченное.

  письмо В. П. Боткину 1 марта 1840
  •  

… два маленькие стихотворения, подписанные буквою М. и отличающиеся художественностию формы, напоминающей подражания древним Пушкина. <…> лучшее из них — «Сон».

  рецензия на «Одесский альманах на 1840 год», март 1840
  •  

Прошлый год был ознаменован появлением нового дарования, подающего в будущем большие надежды: мы говорим о г. Майкове <…>. Лучшие стихотворения г. Майкова — в антологическом роде. В них столько эллинского и пластического в содержании и форме, столько полноты и жизни, что нельзя в авторе не признать положительно поэтического таланта. <…> Стихотворения г. Майкова не антологические большою частию отличаются прекрасными стихами и поэтическими частностями; но их содержание почти всегда неопределённо и отзывается какою-то юношескою незрелостию.

  — «Русская литература в 1841 году», декабрь
  •  

… один из тех поэтов, которых главное достоинство — пластическая художественность и виртуозность форм; которых значение бывает так велико в сфере собственно искусства, и так не велико в сфере общей, объемлющей собою не одно искусства, но и всю область духа; в котором такая бездна поэзии и так мало современных вопросов, так мало общих интересов…

  <Стихотворения А. Полежаева>, апрель 1842
  •  

Сборниками стихотворений прошлый год очень небогат. Самым лучшим и приятнейшим явлением в этом роде, без всякого сомнения, была книжка «Стихотворений Аполлона Майкова». Этот молодой поэт одарён от природы живым сочувствием к эллинской музе; он овладел всею полнотою, всею свежестию и роскошью антологического созерцания, пластическою художественностью антологического стиха, — так что антологические стихотворения г. Майкова не только не уступают в достоинстве антологическим стихотворениям Пушкина, но ещё едва ли и не превосходят их. Это большое приобретение для русской поэзии, важный факт в истории её развития. Но жаль было бы, если б только на этом остановился г. Майков. Антологические стихотворения, как бы ни были хороши, — не более как пробный камень артистического элемента в поэте.

  — «Русская литература в 1842 году», декабрь
  •  

Теперь, когда Лермонтова уже нет, а прекрасное дарование г. Майкова пока не обещает идти дальше антологического рода, — поэзия русская если не умерла, то уснула, как это всегда с нею бывает, как скоро тот, кому дано свыше быть её покровителем, или скончается во цвете лет, или изменит надеждам, которые подаст о себе.

  рецензия на «Парашу» Т. Л., апрель 1843
  •  

В 1842 году вышли стихотворения г. Майкова; и те из них, которые им написаны в антологическом роде, обнаруживают талант необыкновенный, <…> за автором бесспорно осталось титло замечательно даровитого человека; но уже не было преувеличенных похвал и толков о гениальности; поэт занял своё место, очень почётное, но которое, однако ж, не показало его всем на особенной высоте, — ибо все поняли, что прекрасные опыты в антологическом роде ещё не разгадка последнего слова современности и не удовлетворение всех её потребностей. К тому же все неантологические опыты г. Майкова почти ничтожны и не обещают в будущем особенного развития и особенных успехов со стороны поэта.

  — «Русская литература в 1843 году», декабрь
  •  

… юный поэт доблестно и благородно переживает, если не пережил ещё, мрачную годину борьбы и опыта, не изнемог и не увял в этом споре с жизнию; он, смеем надеяться, перенёсся уже за ту грань, куда
… выносят волны
Только сильного душой…
и, хотя с грустною думою на челе, с горькою улыбкою на устах, собирает там цветы, где другие видят одну скучную, однообразную, бесплодную равнину. Ум поэта всё более и более приглядывается к действительной жизни, а между тем его талант твердеет постепенно, и этому доказательством служит новая его поэма.

  — вероятно, Белинский, рецензия на «Две судьбы», март 1845
  •  

Поэма г. Майкова «Две судьбы» доказала, что его талант не ограничен исключительно тесным кругом антологической поэзии и что ему предстоит в будущем богатое развитие. Несмотря на явную небрежность, с какою написаны многие стихи в этой поэме, несмотря на то, что некоторые места в ней отзываются юношескою незрелостью мысли, — поэма чрезвычайно замечательна в целом и блестит удивительными частностями, исполненными ума и поэзии.[К 1]

  — «Русская литература в 1845 году», декабрь
  •  

В начале прошлого года г. Майков подарил публику прекрасною поэмою «Две судьбы»; в начале нынешнего года он опять дарит её прекрасною поэмою «Машенька». <…> В художественном произведении дело не в сюжете, а в характерах, в красках и тенях рассказа. и этой стороны поэма г. Майкова отличается красотами необыкновенными. <…> но характер Маши, как героини поэмы, не совсем ровен и определителен; чего-то недостаёт ему. Лучшая сторона новой поэмы г. Майкова — то, что на вульгарном языке называется соединением патетического элемента с комическим, которое в сущности есть не иное что, как уменье представлять жизнь в её истине. Этой истины много в поэме. Особенно порадовала нас в ней прелесть комического разговора, который даёт надежду, что для таланта молодого поэта предстоит ещё в будущем богатое развитие в таком роде поэзии, к которому, в начале его поприща, никто не считал его способным.

  «Петербургский сборник, изданный Н. Некрасовым», февраль 1846

ПоэзияПравить

См. эпиграммы на него в Викитеке
  •  

А Майков Аполлон, поэт с гнилой улыбкой,
Вконец оподлился ― конечно, не ошибкой

  Николай Некрасов, «Послание к Лонгинову», 1854
  •  

Там Данилевский и А. П. таинственный,
Майков ― наш флюгер-поэт,
Лучше же всех несравненный, единственный ―
Фет.
Много бессмыслиц прочтешь патетических,
Множество фраз посреди,
Много и рифм, а картин поэтических
Жди!

  Алексей Апухтин, «Пародия», 1858
  •  

Мерзавцы комары забра́лися под полог
И искусали мне все руки и лицо.
Прохлады нет нигде, в пруду вода как щёлок,
Томлёный выхожу на заднее крыльцо...

  Пётр Шумахер, «Российская идиллия» (Подражание[К 2] А. Майкову), 1877
  •  

Пятьдесят лебедей пронесли
С юга вешние крики в полесье,
И мы слышали, дети земли,
Как звучала их песнь с поднебесья.

Майков медь этих звуков для нас
Отчеканил стихом-чародеем,
И за это в торжественный час
Мы встречаем певца юбилеем.

  Афанасий Фет, «На юбилей А. Н. Майкова», 1888

КомментарииПравить

  1. Парафраз его рецензии в № 3 «Отечественных записок» за 1845.
  2. На самом деле — пародия.

ПримечанияПравить

  1. Майков А.Н. Избранные произведения. — Л.: Советский писатель, 1977. — Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  2. О. Е. Майорова. Майков Аполлон Николаевич // Русские писатели. Биобиблиографический словарь. — М.: Просвещение, 1971.