Бели́ла — белая минеральная краска, красящий состав белого цвета, так или иначе используемый всеми народами в разных целях, прежде всего, для покраски окружающих предметов, для малярных работ или живописи, обработки деревьев, а также в кометических целях или как театральный грим.

Гийом Синьяк «Объятия Пьеро» (~1900)

Белила в коротких цитатахПравить

  •  

...напрасно силились философы украсить философию: такие румяны и белила отнимают у нее природную её красоту и великолепие.[1]

  Яков Козельский, «Философические предложения», 1768
  •  

Вообразите себе небольшую, толстую бабу, лет пятидесяти, расписанную белилами и румянами, как вяземская коврыжка...[2]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

Баронесса помирала со смеху, слушая подробности туалета Мими: как страдала она, затягивая свою широкую талию, как белила посиневшие от натуги свои шершавые руки...[3]

  Владимир Одоевский, «Княжна Мими», 1834
  •  

Глаза у ней один больше другого, а сама так смугла, что ты разоришься на одни белила...[4]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Мулла-Нур», 1836
  •  

Посередине столовой стояли деревянные козлы, и два мужика, стоя на них, белили стены, затягивая какую-то бесконечную песню; пол весь был обрызган белилами.[5]

  Николай Гоголь, «Мёртвые души», 1842
  •  

Белила и румяны так же в большом употреблении, но конечно это делается большею частью между богатейшим сословием; порча почти всегда и везде починается с верху…[6]

  — Николай Муравьёв, Письма русского из Персии, 1844
  •  

...у большой части Персиянок зубы черны, во первых от сластей, до которых они большие охотницы, а во вторых от несчастного обыкновения употреблять белила и румяна.[6]

  — Николай Муравьёв, Письма русского из Персии, 1844
  •  

Румяна, белила и чернозубие не современная принадлежность купчих, но древняя.[7]

  Иван Аксаков, Письма к родным, Углич, 5-го ноября 1849 г.
  •  

Баб вчера было премногое множество: <...> косы ― крысьи хвосты, румяна и белила наложены щедро.[7]

  Иван Аксаков, Письма к родным, Ярославль, 13-го марта 1850 г.
  •  

...по лицу, как мутные ручьи весной, текут смешанные с потом белила и румяна.[8]

  Тарас Шевченко, «Художник», 1856
  •  

Она наговаривала на соль, мыло и белила, приказывала женщине умываться мылом и белиться белилами, а соль давать в питьё и в еству мужьям...[9]

  Николай Костомаров, «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», 1860
  •  

Мои барышни развязали эти двѣ банки, взяли по щепоткѣ этихъ порошковъ и, какъ люди въ этомъ дѣлѣ опытные, начали пробовать на рукѣ: намочатъ руку, насыплютъ бѣлилами, румянами, разотрутъ, подойдутъ въ окну, посмотрятъ и уже потомъ вскрикнутъ:
― Ah! que c'est beau! Ah! ― А что стоютъ двѣ эти банки? спросила одна изъ барышень плохо скрывая свой восторгъ при такомъ важномъ открытіи.[10]

  Павел Якушкин, «Небывальщина», 1866
  •  

...услышавши такую баснословную цѣну, еще усиленнѣе кричали мои барышни, пачкая свои бѣлыя ручки бѣлилами и румянами безъ всякаго сожалѣнія ни къ своимъ рукамъ, ни къ моему товару.
― Très joli!.. Да ты говори настоящую цѣну, наконецъ обратились ко мнѣ барышни.
― Меньше двадцати пяти рублей за эти двѣ банки мнѣ взять никакъ нельзя.[10]

  Павел Якушкин, «Небывальщина», 1866
  •  

Наша цивилизация накожна, разврат груб, у нас из-под пудры колет щетина и из-под белил виден загар...[11]

  Александр Герцен, «Былое и думы» (часть пятая «Париж-Италия-Париж»), 1866
  •  

...как страшны казались ей эти окна с белой краской ― эти покрытые белилами, не видящие света и жизни глаза!

  Александр Шеллер-Михайлов, «Лес рубят — щепки летят», 1871
  •  

...поля этих шляп, подбитые атласом и отороченные каемкою из атласа, были глянцевитые, так как они окрашивались белилами, приготовленными с рыбьим клеем.[12]

  Евгений Карнович, «На высоте и на доле: Царевна Софья Алексеевна», 1879
  •  

...овсяная мука, смешанная с белилами и варившаяся в воде, была лучшим умыванием «для белизны и светлости лица»...[12]

  Евгений Карнович, «На высоте и на доле: Царевна Софья Алексеевна», 1879
  •  

Близорукие, однако, иногда красят верхушку поплавка белилами.[13]

  Леонид Сабанеев (старший), «Охотничий календарь», 1885
  •  

В красивой оболочке прячется иногда душа такая чёрная, что не затрешь её никакими белилами…[14]

  Антон Чехов, «Леший», 1890
  •  

Кража хозяйской олифы и краски была у маляров в обычае и не считалась кражей, и замечательно, что даже такой справедливый человек, как Редька, уходя с работы, всякий раз уносил с собою немножко белил и олифы.

  Антон Чехов, «Моя жизнь», 1896
  •  
  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Обходиться без румян и белил считалось непристойностью.[16]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

...пожелтелый белый свет
С тобой ― белей белил.[17]

  Борис Пастернак, «Не трогать» (из книги «Сестра моя — жизнь»), 1919
  •  

Простые белила делаются из белой пудры и одеколона, наполовину размешанного с водой, и при употреблении хорошо взбалтываются, так как пудра сильно осаждается.[18]

  — Юрий Писаренко, Хрестоматия актёра, 1930
  •  

Этот «снег», будучи замешанным на олифе, превращается в цинковые белила ― самые распространенные из всех белил.[19]

  — Борис Казаков, «Цинк», 1970

Белила в исторической литературе и публицистикеПравить

  •  

Многие философы непонятными материями, ненадобными разделениями и заботливыми мелочных вещей толкованиями представляют философию в виде парадных посольских речей, в которых, несмотря на их пространство, мало находится содержания. Я оставил все те мелочные описания, которые служить могут только для забавы молодым людям и коими напрасно силились философы украсить философию: такие румяны и белила отнимают у нее природную её красоту и великолепие.[1]

  Яков Козельский, «Философические предложения», 1768
  •  

До сих пор я мог заметить только, что большая часть Персиянок круглолицы и белы; иные нарумянены, и все имеют чудесные глаза, над которыми рисуются великолепные брови, соединяющиеся над самым переносьем; в полном смысле рисуются, потому что часто сурьма заменяет природу. Белила и румяны так же в большом употреблении, но конечно это делается большею частью между богатейшим сословием; порча почти всегда и везде починается с верху… <...> На маленьких розовых губках всегда мелькает плутовская улыбка, открывая иногда ряды прекрасных зубов; говорю иногда, потому что у большой части Персиянок зубы черны, во первых от сластей, до которых они большие охотницы, а во вторых от несчастного обыкновения употреблять белила и румяна. Едва Персиянка заметит, что первый цветок ее молодости блекнет (что здесь бывает очень рано, лет в 18-ть), как она тотчас хватается за вспомогательные косметические средства, и помогает природе обезображивать себя, потому что все эти средства ужасно портят кожу и губы...[6]

  — Николай Муравьёв, Письма русского из Персии, 1844
  •  

— Посмотрите, Матрена Дмитриевна, — шепнула одна толстая краснощёкая госпожа, толкнув локтем свою соседку, молодую женщину, которая была бы очень недурна собою, если б ее лицо поменьше лоснилось от белил и огромные брови дугою были насурьмлены немного поискуснее, — посмотрите, Бога ради, ну на что это походит?..[20]

  Михаил Загоскин, «Русские в начале осьмнадцатого столетия», 1848
  •  

Сын Неба угостил своих вельмож в Хуа-э-лэу, сочинил похвальные стихи на сие событие, пожаловал ханьшу достоинством Бинь-го Фу-жинь, и положил ежегодно посылать ей по 200.000 зерен белил.[21]

  Никита Бичурин (Иакинф), «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», 1851
  •  

Таким образом, к московской чародейке Наське Черниговке прибегали женщины, страдавшие от побоев, которыми наделяли их мужья. Колдунья должна была отымать серцо и ревность у мужьев; а когда жены жаловались на холодность мужьёв, приворожить их и отнять серцо и ум. Она наговаривала на соль, мыло и белила, приказывала женщине умываться мылом и белиться белилами, а соль давать в питьё и в еству мужьям...[9]

  Николай Костомаров, «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», 1860
  •  

Наша цивилизация накожна, разврат груб, у нас из-под пудры колет щетина и из-под белил виден загар, у нас есть лукавство диких, разврат животных, уклончивость рабов, у нас везде являются кулаки и деньги ― но мы далеко отстали от наследственной, летучей тонкости западного растления.[11]

  Александр Герцен, «Былое и думы» (часть пятая «Париж-Италия-Париж»), 1866
  •  

Летние ее шляпы были белые поярковые с высокою тульею; поля этих шляп, подбитые атласом и отороченные каемкою из атласа, были глянцевитые, так как они окрашивались белилами, приготовленными с рыбьим клеем.[12]

  Евгений Карнович, «На высоте и на доле: Царевна Софья Алексеевна», 1879
  •  

На одном из столов, бывших в уборной, лежала поднесенная царевне её наставником, Симеоном Полоцким, рукопись под заглавием: «Прохладные, или избранные, вертограды от многих мудрецов о различных врачевских веществах». В этом сочинении смиренный инок поучал свою молоденькую питомицу, «как наводить светлость лицу, глазам, волосам и всему телу». Надобно полагать, что автор помянутой рукописи, хотя и человек «ангельского чина», был в свое время знатоком по части косметики. Он поучал царевну, что овсяная мука, смешанная с белилами и варившаяся в воде, была лучшим умыванием «для белизны и светлости лица»...[12]

  Евгений Карнович, «На высоте и на доле: Царевна Софья Алексеевна», 1879
  •  

― Ну, барин, вы человек новый, и я вот расскажу всю нашу работу, то есть как за нее приняться. Вы назначены в кубочную, где и я работаю. У нас два сорта рабочих ― кубочники и печники. Есть еще литейщики, которые белила льют, так то особа статья. Печники у печки свинец пережигают, а кубочники этот самый свинец в товар перегоняют, и уж из товара литейщики белила льютКубики бывают сперва-наперво зеленые, потом делаются серыми, там белыми, а потом уж выходят в клейкие, в товар.[22]

  Владимир Гиляровский, «Трущобные люди» (Обречённые), 1885
  •  

Поплавок обыкновенно осокоревый, а магазинные пробочные и из иглы дикобраза, также перяные, не в ходу, отчасти потому, что дороги, а отчасти потому, что они и не имеют очевидных преимуществ перед первыми. Близорукие, однако, иногда красят верхушку поплавка белилами.[13]

  Леонид Сабанеев (старший), «Охотничий календарь», 1885
  •  

Архивъ, какъ мы сказали, очень богатъ: между прочимъ, въ немъ имѣются акты Никоновскаго времени, и въ числѣ ихъ наказъ, данный монастырямъ въ 1649 году о томъ, чтобы «женскаго полу въ бѣлилахъ въ церковь не пущали»...[23]

  Константин Случевский, «Балтийская сторона», 1888
  •  

В Амойском округе, как и во многих других местностях Китая, выделываются значительные количества румян и белил, имеющих такое широкое распространение среди женской половины китайского человечества. Китайские белила не что иное, как крахмал из сарацинского пшена, а румяна добываются китайцами из сафлора (carthamus tinctorius).[15]

  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Жидкие белила, употребляемые лишь для рук, содержат в себе одеколон, воду, пудру, висмут, а иногда и незначительную примесь кармина (розовые белила).
Венские белила ― 10 частей цинковых белил, 1½ части висмута, 8 частей глицериновой воды и небольшое количество каких-нибудь духов. Необходимо висмут и цинковые белила предварительно обдать раза два кипятком.
Простые белила делаются из белой пудры и одеколона, наполовину размешанного с водой, и при употреблении хорошо взбалтываются, так как пудра сильно осаждается.[18]

  — Юрий Писаренко, Хрестоматия актёра, 1930
  •  

Ещё при первых попытках выплавить цинк из руды у средневековых химиков получался белый налёт, который в книгах того времени называли двояко: либо «белым снегом» (nix alba), либо «философской шерстью» (lana philosophica). Нетрудно догадаться, что это была окись цинка ZnO ― вещество, которое есть в жилище каждого городского жителя наших дней. Этот «снег», будучи замешанным на олифе, превращается в цинковые белила ― самые распространенные из всех белил. Окись цинка нужна не только для малярных дел, ею широко пользуются многие отрасли промышленности. Стекольная ― для получения молочного стекла и (в малых дозах) для увеличения термостойкости обычных стекол. В резиновой промышленности и производстве линолеума окись цинка используют как наполнитель. Известная цинковая мазь на самом деле не цинковая, а окисно-цинковая. Препараты на основе ZnO эффективны при кожных заболеваниях. Наконец, с кристаллической окисью цинка связана одна из самых больших научных сенсаций двадцатых годов нашего века.[19]

  — Борис Казаков, «Цинк», 1970

Белила в мемуарах, письмах и дневниковой прозеПравить

 
Застывшие капли белил
  •  

У Наумова после обеда даже вышла хозяйка (лет 50) с лицом, испорченным от употребления белил и румян в молодости; она тоже высыпала гостям весь скудный запас купеческих приветствий: «пожалуйте, покорно просим садиться, благодарствуйте, просим быть знакомыми» и опять «пожалуйте», раз 15.[7]

  Иван Аксаков, Письма к родным, Рыбинск, сентября 3-го 1849 г.
  •  

Баб вчера было премногое множество: хорошеньких довольно, красавицы ни одной, брюнетки ни одной, косы ― крысьи хвосты, румяна и белила наложены щедро.[7]

  Иван Аксаков, Письма к родным, Ярославль, 13-го марта 1850 г.
  •  

Кража хозяйской олифы и краски была у маляров в обычае и не считалась кражей, и замечательно, что даже такой справедливый человек, как Редька, уходя с работы, всякий раз уносил с собою немножко белил и олифы. <...>
Тишина, наивная работа живописцев и позолотчиков, рассудительность Редьки и то, что я наружно ничем не отличался от других мастеровых и работал, как они, в одной жилетке и в опорках, и что мне говорили ты ― это было ново для нее и трогало ее. Однажды при ней живописец, писавший наверху голубя, крикнул мне:
― Мисаил, дай-ка мне белил!
Я отнес ему белил, и, когда потом спускался вниз по жидким подмосткам, она смотрела на меня, растроганная до слёз, и улыбалась.
― Какой вы милый! ― сказала она.[24]

  Антон Чехов, «Моя жизнь», 1896

Белила в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

...вырезано на кресте у него, когда он родился, в доказательство, сколько ему лет, и что такая верная записка старым женщинам, которые молодятся и кокетствуют, убавляя себе бесстыдным образом лет по десятку, закрывая морщины белилами и румянами, конечно не была б угодна...[25]

  Александр Сумароков, «Опекун», 1765
  •  

Вообразите себе небольшую, толстую бабу, лет пятидесяти, расписанную белилами и румянами, как вяземская коврыжка, с косыми глазами и рыжими волосами с проседью, у которой, вместо зубов, торчало несколько клыковатых жёлтых костей.[2]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

Богато одеты были гостьи ― в бархате, жемчугах, драгоценных каменьях. Ферези их, кокошники, серьги, ожерелья, зарукавья, телогрейки ― блистали золотом и дорогим шитьём. Щёки их густо были покрыты белилами и румянами.[26]

  Николай Полевой, «Повесть о Симеоне суздальском князе», 1828
  •  

Баронесса помирала со смеху, слушая подробности туалета Мими: как страдала она, затягивая свою широкую талию, как белила посиневшие от натуги свои шершавые руки, как дополняла разными способами несколько скосившийся правый бок свой, как на ночь привязывала к багровым щекам своим — ужас! — сырые котлеты![3]

  Владимир Одоевский, «Княжна Мими», 1834
  •  

― Да и об чем ты так грустишь, Искендер? Что за звезда твоя невеста! Что за красавица такая! Глаза у ней один больше другого, а сама так смугла, что ты разоришься на одни белила; да к тому ж, кажется, немножко кривобока.[4]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Мулла-Нур», 1836
  •  

Между тем три экипажа подкатили уже к крыльцу дома Ноздрёва. В доме не было никакого приготовления к их принятию. Посередине столовой стояли деревянные козлы, и два мужика, стоя на них, белили стены, затягивая какую-то бесконечную песню; пол весь был обрызган белилами.[5]

  Николай Гоголь, «Мёртвые души», 1842
  •  

Бывало, при Иване Кондратьевиче, поставим к смотру больных по кроватям, не по болезням, а под ранжир; дощечки распишем почище, белилами, которые на этот случай Иван Кондратьевич нарочно из города выписывал...[27]

  Владимир Даль, «Вакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье-бытье, за первую половину жизни своей» (повесть), 1843
  •  

Кроме полезного, Софрон заботился еще о приятном: все канавы обсадил ракитником, между скирдами на гумне дорожки провёл и песочком посыпал, на ветряной мельнице устроил флюгер в виде медведя с разинутой пастью и красным языком, к кирпичному скотному двору прилепил нечто вроде греческого фронтона и под фронтоном белилами надписал: «Пастроен вселе Шипилофке втысеча восем Сод саракавом году. Сей скотный дфор».[28]

  Иван Тургенев, «Бурмистр», 1847
  •  

— Я тебе, душенька, свою сестрицу сейчас представлю.
Как полотно, побледнела моя бедная Катруся; она, верно, бесталанная, догадалася, какая это будет сестрица. Через минуту он ввел под руку женщину, не знаю ― молодую, не знаю ― старую: за белилами та румянами нельзя было узнать.[8]

  Тарас Шевченко, «Княгиня», 1853
  •  

Не без труда просунулись мы в центр этой массы. И Боже, что мы там увидели! Порхающая, легкая, как зефир, очаровательница лежала в вольтеровских креслах с разинутым ртом и раздутыми, как у арабской лошади, ноздрями, а по лицу, как мутные ручьи весной, текут смешанные с потом белила и румяна.[8]

  Тарас Шевченко, «Художник», 1856
  •  

Занавес поднялся… Тень отца Гамлета явилась в виде актёра, натертого белилами и разрисованного синею краской, чтобы походить на мертвеца.[29]

  Юлия Жадовская, «В стороне от большого света», 1857
  •  

― Это что у тебя? вдругъ радостно вскрикнула одна изъ барышень, отыскавши въ моей коробкѣ двѣ банки, каждая немного поболѣе стакана одна съ бѣлымъ порошкомъ, другая съ краснымъ.
― Это что такое?
― Это, отвѣчалъ я, ― въ одной банкѣ румяна, а въ другой бѣлила.
― И хорошія эти бѣлила и румяна?.. Хорошія или дурныя? хорошія, хорошія? ― забормотали одна за другой мои барышни.
― Какъ кому покажутся.
― А можно посмотрѣть?
― Отчего же: можно.
Мои барышни развязали эти двѣ банки, взяли по щепоткѣ этихъ порошковъ и, какъ люди въ этомъ дѣлѣ опытные, начали пробовать на рукѣ: намочатъ руку, насыплютъ бѣлилами, румянами, разотрутъ, подойдутъ въ окну, посмотрятъ и уже потомъ вскрикнутъ:
― Ah! que c'est beau! Ah! ― А что стоютъ двѣ эти банки? спросила одна изъ барышень плохо скрывая свой восторгъ при такомъ важномъ открытіи.
― Дешевле двадцати пяти цѣлковыхъ взять нельзя, проговорилъ я довольно серьезно.
― Какъ дорого! какъ дорого! закричали мои барышни. Да и въ самомъ дѣлѣ, цѣна была неподходящая: обѣ эти банки никакъ не дороже двадцати пяти копѣекъ, а я запросилъ двадцать пять рублей; на это была слѣдующая причина: этотъ товаръ былъ для меня необходимъ. Въ каждой деревнѣ за пѣсни ― бѣлилами да румянами я только почти и разсчитывался; продай эти двѣ банки, я долженъ бы былъ отправиться въ городъ затѣмъ только, чтобы купятъ опять эти дорогія двѣ банки съ бѣлилами и румянами.
― Ah! que c'est beau! Ah! услышавши такую баснословную цѣну, еще усиленнѣе кричали мои барышни, пачкая свои бѣлыя ручки бѣлилами и румянами безъ всякаго сожалѣнія ни къ своимъ рукамъ, ни къ моему товару.
― Très joli!.. Да ты говори настоящую цѣну, наконецъ обратились ко мнѣ барышни.
― Меньше двадцати пяти рублей за эти двѣ банки мнѣ взять никакъ нельзя. Барышни торговаться, я не уступаю ни копѣйки; барышни еще усиленнѣе мажутъ свои руки и торгуются. Я все стою на своемъ.[10]

  Павел Якушкин, «Небывальщина», 1866
  •  

...дряблая, морщинистая кожа на этом лице, несмотря на его худобу, казалась местами припухшей и имела какой-то странный, болезненный цвет, словно бы под нею зрел и наливался изжелта-зеленоватый нарыв. И это свойство ее выдавалось тем резче, чем более старуха старалась прикрыть его, обмазывая свое лицо толстым слоем белил и румян: последними для неё служила свёкла, а роль первых исполнял, кажись, просто-напросто мел или крахмал, разведенный водою. Самодельные белила Чухи неровными и густыми пластами слоились на лбу, на щеках и подбородке, оставляя прочие части лица в их естественном виде.[30]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Часть 5), 1867
  •  

Впервые Катерина Александровна не просто не любила приют, но ненавидела его, как каторгу, как вертеп гибели. Как гадки казались ей эти обнаженные жёлтые стены с сырыми тёмными пятнами! как страшны казались ей эти окна с белой краской ― эти покрытые белилами, не видящие света и жизни глаза![31]

  Александр Шеллер-Михайлов, «Лес рубят — щепки летят», 1871
  •  

Но она сидела одна, прельщать ей было некого, ― она, как видно, только что встала и умылась, ― да и умыванья, может быть, еще не сделала, по крайней мере еще не причесала волос, кое-как, едва пригладила их, может быть и не гребнем, а рукою, ― и уже была в бальном платье: какие тут претензии, какие тут белила и румяна! ― Добрая душа сидела полуобнаженная для своего собственного удовольствия. И ни на плечах, ни на лице действительно не было подлога: Нивельзин смотрел теперь близко, при полном полуденном свете: ослепительно белые плечи и грудь не нуждались ни в каких белилах и еще были бы привлекательны своею свежестью, если бы не были слишком жирны.[32]

  Николай Чернышевский, «Пролог», 1871
  •  

Мода требовала, чтобы брови были едва очерчены: женщины, обладавшие густыми бровями, выщипывали их особыми стальными щипчиками. Обходиться без румян и белил считалось непристойностью.[16]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901

Белила в поэзииПравить

 
Свежий отпечаток белил
  •  

К неверной простирая руки,
О том, какой огонь в крови,
О том, какие в сердце муки;
И сами видим без труда,
Как Дездемона наша мило,
Лицо закрывши от стыда,
Чтоб побледнеть, кладёт белила.[33]

  Алексей Апухтин, «Актеры», 1861
  •  

Полдень. Баба белит хату.
Щёки, руки, грудь, спина ―
Перемазаны в белилах,
Точно вся из полотна.
Но сквозь мел сияют очи,
Зубы блещут белизной,
Песня льется, труд спорится
Под умелою рукой.[34]

  Константин Случевский, «Черноземная полоса», 1883
  •  

Мой день беспутен и нелеп:
У нищего прошу на хлеб,
Богатому даю на бедность,
В иголку продеваю ― луч,
Грабителю вручаю ― ключ,
Белилами румяню бледность.[35]

  Марина Цветаева, «Мой день беспутен и нелеп...», 27 июля 1918
  •  

Я больше всех удач и бед
За то тебя любил,
Что пожелтелый белый свет
С тобой ― белей белил.[17].

  Борис Пастернак, «Не трогать» (из книги «Сестра моя — жизнь»), 1919
  •  

В таком же городе другом,
где тоже Пушкин или Ленин
исписан матом, и забелен
тот мат белилами потом,
проездом был я две недели,
один, как призрак, жил без цели.[36]

  Борис Рыжий, «Был городок предельно мал...», 1997
  •  

Якшался запросто, юлил
то в яви, то во сне,
как черный глист среди белил
невнятных, страшных мне.[37]

  Александр Миронов, «Монолог шизофреника», 2002

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Я. П. Козельский в сборнике: Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. Том I. — М.: Госполитиздат, 1952 г.
  2. 1 2 Фаддей Булгарин, Сочинения. — Москва: «Современник», 1990 год
  3. 1 2 Владимир Одоевский в сборнике: Русские повести XIX века 20―30-х годов. Том второй. — М.,-Л., ГИХЛ, 1950 г.
  4. 1 2 Бестужев-Марлинский А.А. Кавказские повести. Санкт-Петербург, «Наука», 1995 г.
  5. 1 2 Н. В. Гоголь. Собрание сочинений в 7 томах. — М.: «Художественная литература», 1978 г.
  6. 1 2 3 Н. Т. Муравьёв, Письма русского из Персии. — СПб.: 1844 г.
  7. 1 2 3 4 И. С. Аксаков. Письма к родным (1849-1856). Серия «Литературные памятники». Москва, «Наука», 1994 г.
  8. 1 2 3 Тарас Шевченко. «Зібрання творів»: (у 6 т.) том 3. Киев, 2003 год
  9. 1 2 Собрание сочинений Н. И. Костомарова в 8 книгах, 21 т. Исторические монографии и исследования. СПб., Типография М.М.Стасюлевича, 1904. Кн. 8, Т. 19.
  10. 1 2 3 Сочиненія П. И. Якушкина. Изданіе Вл. Михневича. — С.-Петербургъ. 1884 г.
  11. 1 2 А. И. Герцен, «Былое и думы» (часть пятая). Вольная русская типография и журнал «Колокол» (1866 г.)
  12. 1 2 3 4 Е. П. Карнович. Придворное кружево: Романы. — М.: Современник, 1994 г.
  13. 1 2 Л. П. Сабанеев. Охотничий календарь. — Москва, издание А. А. Карцева, 1903 г.
  14. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 12. Пьесы (1889―1891).
  15. 1 2 В. Д. Черевков, «По китайскому побережью». — СПб.: «Исторический вестник», № 4, 1898 г.
  16. 1 2 Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  17. 1 2 Б. Пастернак. Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. Л.: Советский писатель, 1990
  18. 1 2 Писаренко Ю. (сост.). Хрестоматия актера: Сборник. — М: Теакинопечать, 1930 г.
  19. 1 2 Б. Казаков. Цинк. ― М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  20. Загоскин М.Н. Брынский лес. — М.: Фонд им. И. Д. Сытина, 1993 г.
  21. Н. Я. Бичурин (Иакинф). «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена». — М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая. 1950 г.
  22. Гиляровский В.А. Собрание сочинений в 4 томах, Том 2. — Москва, 1999 г.
  23. Случевский К.К.. Балтийская сторона. — СПб.: Типография Эдуарда Гоппе, 1888 г.
  24. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год
  25. Сумароков А. П., Драматические произведения. — Л.: «Искусство», 1990 г.
  26. Полевой Н. А. Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 г.
  27. В.И.Даль (Казак Луганский), Повести. Рассказы. Очерки. Сказки. — М.-Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1961 г.
  28. И.С. Тургенев. «Муму». «Записки охотника». Рассказы. — М.: Детская литература, 2000 г.
  29. Ю. В. Жадовская. В стороне от большого света. — М.: «Планета», 1993 г.
  30. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г.
  31. Шеллер-Михайлов А.К. Дворец и монастырь. — Москва, «Советский писатель - Олимп», 1991 г.
  32. Н. Г. Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. — М., «Правда», 1974 г.
  33. Апухтин А. Н. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. Третье издание. Ленинград, «Советский писатель», 1991 г.
  34. К. Случевский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Спб.: Академический проект, 2004 г.
  35. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  36. Б. Б. Рыжий. «В кварталах дальних и печальных». Избранная лирика. Роттердамский дневник. — М.: Искусство – XXI век, 2012 г.
  37. А. Н. Миронов. Без огня. — М.: Новое издательство, 2009 г.

См. такжеПравить