Сурьма

химический элемент с порядковым номером 51

Сурьма́ (лат. Stibium; обозначается символом «Sb») — химический элемент 15-й группы, пятого периода периодической системы (по устаревшей классификации принадлежит к главной подгруппе V группы, или к группе Vа) с атомным номером 51. Четвёртый элемент подгруппы пниктогенов после азота, фосфора и мышьяка. Простое вещество сурьма — это полуметалл серебристо-белого цвета с синеватым оттенком, крупнозернистого строения. Известны четыре металлических аллотропных модификаций сурьмы, существующих при различных давлениях, и три аморфные модификации (взрывчатая, чёрная и жёлтая сурьма).

Самородная сурьма
51
Сурьма
121,760
4d105s25p3

Сурьма известна с глубокой древности, к тому же, является одним из элементов, встречающихся в природе в свободном (самородном) виде. Её можно легко выделить из соединений. Поэтому доподлинно неизвестно, кто впервые получил в свободном состоянии элементарную сурьму. В странах Востока она использовалась примерно за 3000 лет до н. э. для изготовления сосудов. В Древнем Египте уже в XIX в. до н. э. порошок сурьмяного блеска (природный Sb2S3) под названием mesten или stem применялся для чернения бровей. Русское слово «сурьма» произошло от турецкого и крымскотатарского sürmä; им обозначался порошок свинцового блеска PbS, также служивший для чернения бровей.

Сурьма в афоризмах и кратких определениях править

  •  

Если путём сплавления определенная порция сурьмы прибавляется к олову, получается типографский сплав, из которого изготовляется шрифт, применяемый теми, кто печатает книги.[1]

  Георгий Агрикола, «De Re Metallica Libri XII», 1556
  •  

Возьми немного антимониума, сиречь серебряную сурьму, да фунт серы простой, да 3 фунта серы горючей, да фунт селитры, да фунт уголья.[2]

  — «Устав ратных, пушечных и других дел», XVII век
  •  

Первоначально я был того мнения, что этот элемент заполняет имеющийся в столь чрезвычайно остроумно составленной Вами периодической системе пробел между сурьмой и висмутом, т. е. что он, следовательно, представляет собой Вашу экасурьму; однако всё указывает на то, что здесь мы имеем дело с предсказанным Вами экакремнием.[3]

  Клеменс Винклер, из письма Д. И. Менделееву, 26 февраля 1866
  •  

Отравления рабочих сурьмой встречаются редко; они протекают при явлениях гастроэнтерита, ускорения дыхания и сердцебиения, и в неблагоприятном случае представляется картина, весьма похожая на холерное заболевание...[4]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Камень жизни был не что иное, как сурьма. Её открыл в 1460 году игумен Штальгаузенского монастыря в Баварии Леонардус, назвав ее в шутку по-латыни «антимонием» (то есть средством «против монахов»).[5]

  Ярослав Гашек, «Камень жизни», 25 января 1910
  •  

В виду того, что чистый свинец весьма мягок, к нему можно прибавить около 6% сурьмы, что уже придаёт ему значительную твёрдость.[6]

  Михаил Боголепов, «Аккумулятор накала», 1928
  •  

...в фотоэлементах широкое применение получил сурьмяно-цезиевый катод. Этот катод представляет собой плёнку сурьмы, обработанную парами цезия.[7]

  Пётр Тимофеев, «Фотоэлементы», 1951
  •  

Сурмой (сейчас мы пишем и произносим ― «сурьма») называли чёрно-фиолетовую краску, которую широко употребляли в средние века, особенно в странах Востока, модницы (а также модники). «Сурмили» брови, бороды, усы.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Когда содержащийся в «сурме» металл был выделен, а главное ― опознан как отличный от других металлов, его назвали тем же именем.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

...игумен, заботясь о своих монахах, подбавил его <вещество> в кашу. Но что годится свинье, вредно человеку ― к утру все сорок монахов скончались в страшных муках. По этой причине новое вещество назвали антимониумом ― «средством против монахов».[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Словом «стиби» греки обозначали один из минералов, содержащих сурьму.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

...металл из сурьмяных минералов умели извлекать уже в древности. Сосуды из металлической сурьмы делали в Вавилоне.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Диоскорид и Плиний описывали способ получения металла из сернистой сурьмы, но оба они считали, что при этом получается свинец.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Интерметаллические соединения сурьмы с алюминием, галлием, индием обладают полупроводниковыми свойствами.[1]

  — Владимирр Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

В дореволюционной России не было ни одного завода, ни одного цеха, в которых бы выплавляли сурьму.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

В 1934 году из руд Кадамджайского месторождения началось производство трёхсернистой сурьмы. Еще через год из концентратов этого месторождения на опытном заводе выплавили первую советскую сурьму...[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

Вплоть до XIX века в России бытовало выражение «насурьмить брови», хотя «сурьмили» их далеко не всегда соединениями сурьмы. Лишь одно из них ― чёрная модификация трёхсернистой сурьмы ― применялось как краска для бровей. Его и обозначили сначала словом, которое позже стало русским наименованием элемента № 51.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

В средневековых книгах сурьму обозначали фигурой волка с открытой пастью. Вероятно, такой «хищный» символ этому металлу дали за то, что сурьма растворяет («пожирает») почти все прочие металлы.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

Чтобы вызвать рвоту, пациенту давали вино, выдержанное в сурьмяном сосуде. А одно из соединений сурьмы ― <сурьмяновиннокислый калий> так и называется рвотным камнем.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

В спектре Солнца линии сурьмы не найдены.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

...металлическая сурьма ― в виде очень тонкого порошка ― используется как краска. Этот порошок ― основа известной краски «железная чернь».[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

...сам лично был свидетелем изготовления волшебских лекарств и получения Парацельсом с помощью бесовской тинктуры золота из свинца и сурьмы...[10]

  Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер. «Лекарство против страха», 1987
  •  

В ней, этой поэзии, «как будто бы железом, обмокнутым в сурьму», нарезаны точные, сильные строки ― без сантиментов, слезливости, жалоб на судьбу.[11]

  Борис Горзев, «Argumentum a contrario — доказательство от противного» (о поэзии А. В. Книпер), 2003
  •  

Навуходоносор, вавилонский царь, при котором в VI веке до н. э. были выращены знаменитые Висячие сады, приказал выкрасить стены своего дворца в жёлтый цвет, и для этого использовалась вредная сурьмяно-свинцовая смесь. Возможно, неслучайно его сын сошёл с ума, стал спать на улице и есть траву, как бык.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Средневековые монахи – не говоря уж об Исааке Ньютоне – крайне интересовались «сексуальными» свойствами сурьмы. Они считали, что этот полуметалл двулик и напоминает гермафродита.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Возможно, Моцарт умер именно от передозировки сурьмы, которую принимал как лекарство от сильного жара.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Чтобы не перепутать мышьяковое зеркало с сурьмяным, Марш доработал метод. Зеркальный налёт окислялся на воздухе и переводился в раствор в виде мышьяковистой кислоты Н3AsO3, которая, в отличие от соединений сурьмы, даёт желтый осадок с нитратом серебра...[13]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Сурьма тоже ядовита <в сравнении с мышьяком>, но в гораздо меньшей степени, потому что под действием желудочного сока её соединения превращаются в нерастворимые продукты, не способные всасываться стенками кишечника.[13]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Латинское название элемента (Stibium) происходит от греч. stimmi, которое, в свою очередь, восходит к древнеегипетскому stm <...>, косметическому средству для подведения глаз и лечения глазных болезней...[14]

  Илья Леенсон, «Язык химии. Этимология химических названий», 2015

Сурьма в научной и научно-популярной литературе править

  •  

Руды показываются двояким образом, из которых иные держатся свойственной себе постоянной фигуры, как кубические марказиты, желтый сферический колчедан, угловатый белый колчедан, иглам подобная сурьма и другие многие.[15]

  Михаил Ломоносов, Слово о рождении металлов от трясения земли, 1751
  •  

Антимонія или сурьма, которой руда игловата, и похожа на вешней ледъ; она удобно въ огнѣ растопляется, и при растопленіи испускаетъ весьма тяжкой и смрадной запахъ...[16]

  — Вильгельм Крафт, «Руководство къ Математической и Физической Географіи» (пер. А. М. Разумова), 1764
  •  

Переходя от древесного спирта к алкоголю, от алкоголя к высшим алкоголям, мы видим на самом деле, что пай возрастает, способность к соединениям и их постоянство уменьшаются, точка кипения возвышается. Точно так же, переходя от фтора к хлору, к брому, к йоду, или от кислорода к сурьме, к селену, к теллуру, или же от азота к фосфору, к мышьяку, к сурьме, мы находим, что пай возрастает, способность к соединениям чаще всего уменьшается, постоянство соединений слабеет и, наконец, точка кипения поднимается.[17]

  Жан-Батист Дюма, «Трактат по химии в применении к искусству», 1846
  •  

Если тем не менее у рабочих на медных горных заводах иногда встречаются металлические отравления, то это явление зависит не от меди, а должно быть приписано парам свинца, мышьяка и сурьмы, нередко примешанных к медной руде.[4]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Отравления рабочих сурьмой встречаются редко; они протекают при явлениях гастроэнтерита, ускорения дыхания и сердцебиения, и в неблагоприятном случае представляется картина, весьма похожая на холерное заболевание,[18] так что при общем коллапсе, потере сознания и судорогах наступает смерть...[4]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Между свинцовыми сплавами, подвергающими рабочих отравлению, следует упомянуть главным образом о смеси свинца с сурьмой, употребляемой в словолитнях: у отливалыциков шрифта, а также и у наборщиков иногда обнаруживаются признаки свинцового отравления (в течение 5 лет, по Гирту, заболевают приблизительно 35-40% отливалыциков и 8-10% наборщиков). <...> Употребление сурьмы в производствах весьма ограничено и вряд ли дает повод к профессиональным отравлениям.[4]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Отливку <аккумуляторных> решёток следует производить по возможности из химически чистого свинца, который совершенно легко можно расплавить на керосинке или примусе или на угольях. В виду того, что чистый свинец весьма мягок, к нему можно прибавить около 6% сурьмы, что уже придаёт ему значительную твёрдость.[6]

  Михаил Боголепов, «Аккумулятор накала», 1928
  •  

Если для фотоионизации свободного атома цезия нужен фиолетовый свет (с длиной волны 300 тц), то сорбированный цезий фотоионизируется красным и даже инфракрасным светом (с длиной волны до 1500 m мю). Кроме кислородно-цезиевого катода, в фотоэлементах широкое применение получил сурьмяно-цезиевый катод. Этот катод представляет собой плёнку сурьмы, обработанную парами цезия. В настоящее время нашей промышленностью выпускаются фотоэлементы с сурьмяно-цезиевыми и кислородно-цезиевыми катодами. Прямо использовать электрический ток, возникающий при освещении катода, для каких-нибудь практических целей все-таки трудно: он слишком мал.[7]

  Пётр Тимофеев, «Фотоэлементы», 1951
  •  

В качестве присадок к германию и в виде интерметаллических соединений с мышьяком и с сурьмой галлий и индий применяются в полупроводниковой электронике.[19]:619

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

В последние годы особое внимание учёных привлекают соединения галлия и индия с элементами V группы периодической системы ― азотом, фосфором, сурьмой. У этих соединений были обнаружены полупроводниковые свойства. Особенно интересным оказался арсенид галлия GaAs.[20]

  Евгений Свердлов, Владимир Василевский, «Рассеянные элементы», 1965
  •  

Известно, что соединения рубидия с сурьмой, висмутом, теллуром, пригодные для изготовления фотокатодов, обладают полупроводниковыми свойствами, а его однозамещенные фосфаты и арсенаты могут быть получены в виде пьезоэлектрических кристаллов.[21]

  Фаина Перельман, «Рубидий», 1965
  •  

Экстракционные процессы легко автоматизировать, это одно из самых важных их достоинств. <...> Индий хорошо, избирательно, экстрагируется алкилфосфорными кислотами. Вместе с индием в них переходят, в основном, ионы трехвалентного железа и сурьмы. Избавиться <при очистке индия> от железа несложно: перед экстракцией раствор нужно обрабатывать таким образом, чтобы все ионы Fe3+ восстановились до Fe2+, а эти ионы индию не попутчики. Сложнее с сурьмой: её приходится отделять реэкстракцией, или на более поздних этапах получения металлического индия.[22]

  Теодор Молдавер, Иосиф Левин, «Индий», 1968
  •  

Наибольшее значение приобрел антимонид индия (интерметаллическое соединение последнего с сурьмой), у которого особенно сильно меняется электропроводность под действием инфракрасного излучения. Он стал основой инфракрасных детекторов ― приборов, «видящих» в темноте нагретые предметы (от электроплитки до выхлопной трубы танка или мотора тягача). Кстати, получить это соединение очень просто ― нагреванием механической смеси индия и сурьмы. Делается это, конечно, в более чем стерильных условиях ― в кварцевых ампулах, в вакууме.[22]

  Теодор Молдавер, Иосиф Левин, «Индий», 1968
  •  

...свита Наполеона постоянно жаловалась на желудочные хвори, приступы озноба и опухание конечностей — симптомы хронического отравления мышьяком. А тот факт, что обои в резиденции экс-императора страдали от плесени, подтвержден документально. Согласно другой версии, в волосах была обнаружена сурьма, по ошибке принятая за мышьяк, а попадала она в организм с лекарством, которое регулярно принимал Наполеон. Сурьма тоже ядовита, но в гораздо меньшей степени, потому что под действием желудочного сока ее соединения превращаются в нерастворимые продукты, не способные всасываться стенками кишечника.[13]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011

Сурьма в публицистике и документальной прозе править

  •  

При ближайшем же осмотре, с участием экспертов, всего находившегося в квартире Прибылёвых, следующие предметы обратили на себя особое внимание:
А) в комнате, служившей лабораторией: коробки от бертолетовой соли, сернистая сюрьма, смесь бертолетовой соли с сюрьмой, фарфоровые ступки...[23]

  Владислав Желеховский, «Процесс 17-ти народовольцев», 1883
  •  

Как известно, кристаллы обладают свойством при деформациях, происходящих от механических сил или нагреваний, электризоваться на поверхности. Исследование распределения получаемых электрических зарядов, необходимое для выяснения связи электризации с кристаллической формой тела, представляло собою массу затруднений и во многих случаях было даже недоступно. Все эти затруднения Кундт устранил самым простым и всем давно известным способом: он обсыпал электризовавшийся кристалл тем порошком из серы и сурьмы, который употребляют для лихтенберговых фигур, ― и сразу получал всю картину распределения электричества на данном кристалле.[24]

  Пётр Лебедев, «Август Кундт», 1894
  •  

В самом начале XVII в. переведен был на русский язык «Устав ратных, пушечных и других дел», из которого русские люди хотели узнать для Себя полезное. Интересно отметить, что против иностранных названий веществ часто проставлялось русское, известное на Руси и до перевода «Устава»: глорит ― текучая сера, перепущенная селитра и сера горючая. Сульфур ― сера горючая живая. Витриолум альбум ― белый купорос, орименит ― белый мышьяк, аква фортис ― водка крепкая, или золоторазводная, антимониум ― сурьма, петролеум ― нефть и т. д. Оказывается, Русь давно знала эти вещества, только под другими названиями. До нас дошло много рецептов, как делать чернила, как делать порох и другие горючие вещества. Вот, например, рецепт горючего вещества: «Возьми немного антимониума, сиречь серебряную сурьму, да фунт серы простой, да 3 фунта серы горючей, да фунт селитры, да фунт уголья».[2]

  Александр Арбузов, Краткий очерк развития органической химии в России, 1948
  •  

Так же как сурьма, по имени исходного вещества получил свое название и ближайший родственник сурьмы по периодической системе элементов ― мышьяк, или (по-латыни) арсеникум. Соединения мышьяка знали уже древние греки. Но как бы там ни было, мышьяк, да и сурьму тоже, открыли и назвали не настолько давно, чтобы в языке не сохранилось никаких сведений о мотивах, которыми руководствовались люди, давая новым элементам их имена.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Сурмой (сейчас мы пишем и произносим ― «сурьма») называли чёрно-фиолетовую краску, которую широко употребляли в средние века, особенно в странах Востока, модницы (а также модники). «Сурмили» брови, бороды, усы. Краску эту делали из природного соединения, сейчас оно называется трёхсернистой сурьмой. Когда содержащийся в «сурме» металл был выделен, а главное ― опознан как отличный от других металлов, его назвали тем же именем.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Относительно латинского названия сурьмы научного объяснения нет ― зато есть художественное. Его дал Ярослав Гашек в рассказе «Камень жизни». Жил некогда, рассказывает Гашек, игумен, который, пытаясь найти «элексир жизни», нашёл новое, никому не известное вещество. К радости игумена монастырские свиньи, для которых это вещество оказалось сущим лакомством, стали от него быстро жиреть. Тогда игумен, заботясь о своих монахах, подбавил его в кашу. Но что годится свинье, вредно человеку ― к утру все сорок монахов скончались в страшных муках. По этой причине новое вещество назвали антимониумом ― «средством против монахов».[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Антимонием до сих пор называют сурьму во многих странах, в том числе в Англии и США. <...> Химический символ сурьмы происходит от общепринятого научного термина «стибиум». Словом «стиби» греки обозначали один из минералов, содержащих сурьму. Римляне называли природные соединения сурьмы и «стибиум» и «антимониум». Кстати, металл из сурьмяных минералов умели извлекать уже в древности. Сосуды из металлической сурьмы делали в Вавилоне.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Диоскорид и Плиний описывали способ получения металла из сернистой сурьмы, но оба они считали, что при этом получается свинец. Раз тяжёлый, раз легко плавится, раз тёмный ― значит свинец, и всё… Между прочим, есть некоторые основания полагать, что кое-кому уже в те далекие времена было ясно отличие сурьмы от свинца или, скажем, олова. Правда, здесь мы вступаем на зыбкую почву догадок.[8]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Весьма гармоничная схема Брандта ― шесть металлов и шесть полуметаллов ― просуществовала недолго. Через десять лет <...> его коллега по лаборатории Монетного двора Аксель Фредерик Кронштедт открыл следующий новый элемент ― никель, нарушив тем самым приятную, но искусственную гармонию. Упомянутые Брандтом шесть металлов ― это золото, серебро, медь, железо, олово, свинец. А шесть «полуметаллов» ― ртуть, висмут, цинк, сурьма, кобальт, мышьяк. Под полуметаллами учёный понимал вещества, по внешнему виду и весу подобные металлам, но в отлично от них не поддающиеся ковке.[25]

  — Борис Казаков, «Кобальт», 1965
  •  

В дореволюционной России не было ни одного завода, ни одного цеха, в которых бы выплавляли сурьму. А она была нужна ― прежде всего полиграфии (как компонент шрифтов) и красильной промышленности, где и до сих пор применяются некоторые соединения элемента № 51. В начале XX века Россия ежегодно ввозила из-за границы около тысячи тонн сурьмы. В начале тридцатых годов на территории Киргизской ССР, в Ферганской долине, геологи нашли сурьмяное сырье. В разведке этого месторождения принимал участие выдающийся советский ученый академик Д. И. Щербаков. В 1934 году из руд Кадамджайского месторождения началось производство трехсернистой сурьмы. Еще через год из концентратов этого месторождения на опытном заводе выплавили первую советскую сурьму, а в 1936 году началось производство этого вещества в масштабах, освободивших страну от необходимости ввозить его из-за рубежа.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

Наряду с золотом, ртутью, медью и шестью другими, сурьма считается доисторическим элементом. Имя ее первооткрывателя неизвестно. Известно только, что в Вавилоне, например, еще за 3000 лет до н. э. из нее делали сосуды. Латинское название этого элемента «stibium» встречается в сочинениях Плиния Старшего. Известно, однако, что греческое, от которого происходит это название, относилось первоначально не к самой сурьме, а к ее самому распространенному минералу ― сурьмяному блеску. У историков нет оснований считать, что сурьму знали в странах древней Европы.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

Как простое вещество она была открыта в средние века, и первым, кто признал её за металл, отличающийся от прочих металлов, был крупнейший металлург средневековья Агрикола. В одной из его книг есть такая фраза: «Если путём сплавления определенная порция сурьмы прибавляется к олову, получается типографский сплав, из которого изготовляется шрифт, применяемый теми, кто печатает книги». Таким образом, одному из главных нынешних применений элемента № 51 много веков.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

Свойства и способы получения сурьмы впервые в Европе подробно описаны средневековым монахом-алхимиком Василием Валентинусом. В его книге «Триумфальная колесница антимония» говорится, как можно приготовить металлическую сурьму, описаны некоторые ее сплавы, в частности со свинцом, и препараты. Ему же большинство историков приписывает изобретение термина «антимоний», от которого происходят английское, французское и немецкое названия элемента № 51.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

Версия Гашека. В перерывах между молитвами и хозяйственными заботами настоятель Штальгаузенского монастыря в Баварии, отец Леонардус искал философский камень. В одном из своих опытов он смешал в тигле пепел сожженного еретика с пеплом его кота и двойным количеством земли, взятой с места сожжения. Эту «адскую смесь» монах стал нагревать. После упаривания получилось тяжелое темное вещество с металлическим блеском. Это было неожиданно и интересно; тем не менее, отец Леонардус был раздосадован: в книге, принадлежавшей сожженному еретику, говорилось, что камень философов должен быть невесом и прозрачен… И отец Леонардус выбросил полученное вещество от греха подальше ― на монастырский двор. Спустя какое-то время он с удивлением заметил, что свиньи охотно лижут выброшенный им «камень» и при этом быстро жиреют. И тогда отца Леонардуса осенила гениальная идея: он решил, что открыл питательное вещество, пригодное и для людей. Он приготовил новую порцию «камня жизни», растолок его и этот порошок добавил в кашу, которой питались его тощие братья во Христе. На следующий день все сорок монахов Штальгаузенского монастыря умерли в страшных мучениях. Раскаиваясь в содеянном, настоятель проклял свои опыты, а «камень жизни» переименовал в анти-мониум ― анти мониум, то есть средство против монахов.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

...латинское название сурьмы на самом деле ― греческое. А английское, французское и немецкое (antimony, antimoine, Antimon) ― берут начало из латыни. Остается только добавить, что и русское имя этого элемента ― совсем не русское. Слово «сурьма» берет начало от турецкого «сюрме», что переводится как «натирание» или «чернение бровей». Вплоть до XIX века в России бытовало выражение «насурьмить брови», хотя «сурьмили» их далеко не всегда соединениями сурьмы. Лишь одно из них ― чёрная модификация трёхсернистой сурьмы ― применялось как краска для бровей. Его и обозначили сначала словом, которое позже стало русским наименованием элемента № 51.[1]

  — Владимир Шеститко, «Сурьма», 1968
  •  

В средневековых книгах сурьму обозначали фигурой волка с открытой пастью. Вероятно, такой «хищный» символ этому металлу дали за то, что сурьма растворяет («пожирает») почти все прочие металлы. На средневековом рисунке, который воспроизведен здесь, ― волк, пожирающий царя. Зная алхимическую символику, этот рисунок следует понимать как образование сплава золота с сурьмой. На заднем плане ― освобождение золота из этого сплава путём выжигания сурьмы.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

В XV-XVI веках некоторые препараты сурьмы часто применяли как лекарственные средства, в основном как отхаркивающие и рвотные. Чтобы вызвать рвоту, пациенту давали вино, выдержанное в сурьмяном сосуде. А одно из соединений сурьмы ― <SbOKC4H4O6•0,5H2O> так и называется рвотным камнем. Соединения сурьмы и сейчас применяются в медицине для лечения некоторых инфекционных заболеваний человека и животных. В частности, их используют при лечении сонной болезни.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

Несмотря на то, что содержание сурьмы в земной коре весьма незначительно, следы её были обнаружены во многих минералах. Иногда сурьму обнаруживают в метеоритах. Воды моря, некоторых рек и ручьев также содержат сурьму. В спектре Солнца линии сурьмы не найдены.[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

Очень многие соединения сурьмы могут служить пигментом в красках. Так, сурьмянокислый калий (K2O•2Sb2O2) широко применяется в производстве керамики. Метасурьмянокислый натрий (NaSbO3) под названием «лейконин» используется для покрытия кухонной посуды, а также в производстве эмали и белого молочного стекла. Знаменитая краска «неаполитанская жёлтая» есть не что иное, как сурьмянокислая окись свинца. Применяется она в живописи как масляная краска, а также для окраски керамики и фарфора. Даже металлическая сурьма ― в виде очень тонкого порошка ― используется как краска. Этот порошок ― основа известной краски «железная чернь».[9]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

В низких прокопченных комнатах своего «дворца» Глаубер изготовляет множество неизвестных до него неорганических соединений: соли свинца, олова, железа, цинка, меди, сурьмяные и мышьяковые препараты.[26]

  — Григорий Моисеев, «Рудольф Глаубер», 1970
  •  

«Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему…» Эти две строфы ― из стихотворения Б. Л. Пастернака «Свидание», написанного в 1953 году. Адресовано оно О. Ивинской, причем адресовано в прямом смысле этого слова ― послано письмом, но ей, бывшей тогда в заключении, этого письма в руки не отдали, однако прочитали вслух. Так она и услышала тогда это стихотворение ― с голоса какого-то тюремщика. <...> И теперь самое время обратить внимание на то, как, по сути своей, перекликается первая строка «Антигоны» Книпер с содержанием второй из двух приведенных выше строф «Свидания» Пастернака: «Так глубоко ты в сердце врезан мне…» и «Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему…» <...> В ней, этой поэзии, «как будто бы железом, обмокнутым в сурьму», нарезаны точные, сильные строки ― без сантиментов, слезливости, жалоб на судьбу.[11]

  Борис Горзев, «Argumentum a contrario — доказательство от противного» (о поэзии А. В. Книпер), 2003
  •  

Существуют еще более сильные кислоты, основным элементом которых является сурьма – элемент, который может похвастаться, пожалуй, самой красочной историей среди всех элементов периодической системы. Навуходоносор, вавилонский царь, при котором в VI веке до н. э. были выращены знаменитые Висячие сады, приказал выкрасить стены своего дворца в жёлтый цвет, и для этого использовалась вредная сурьмяно-свинцовая смесь. Возможно, неслучайно его сын сошёл с ума, стал спать на улице и есть траву, как бык. Примерно в ту же эпоху египтянки применяли другую форму сурьмы в качестве косметики – чтобы красить лицо и одновременно приобретать колдовскую силу, позволявшую наводить сглаз на врагов.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Средневековые монахи – не говоря уж об Исааке Ньютоне – крайне интересовались «сексуальными» свойствами сурьмы. Они считали, что этот полуметалл двулик и напоминает гермафродита. Сурьмяные пилюли также были известны в качестве слабительного. В отличие от современных лекарств, эти жёсткие таблетки не растворялись в кишечнике. Пилюли считались такими драгоценными, что люди даже рылись в своих экскрементах, извлекали из них таблетки и использовали их повторно. В некоторых крепких семьях такое слабительное передавалось от отца к сыну. Вероятно, именно поэтому сурьмой так интересовались медики, несмотря на ее токсичность. Возможно, Моцарт умер именно от передозировки сурьмы, которую принимал как лекарство от сильного жара.[12]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

Отдадим должное Астрид Линдгрен (а также переводчице её чудесной повести Н. Городинской) — техника эксперимента описана толково. Марш осаждал мышьяк на фарфоровой пластинке, расположенной у отверстия трубки. Такое же зеркало, только сурьмяное, можно наблюдать для соединений сурьмы. Чтобы не перепутать мышьяковое зеркало с сурьмяным, Марш доработал метод. Зеркальный налёт окислялся на воздухе и переводился в раствор в виде мышьяковистой кислоты Н3AsO3, которая, в отличие от соединений сурьмы, даёт желтый осадок с нитратом серебра...[13]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Латинское название элемента (Stibium) происходит от греч. stimmi, которое, в свою очередь, восходит к древнеегипетскому stm (как читались гласные в соответствующем иероглифе — неизвестно), косметическому средству для подведения глаз и лечения глазных болезней (у арабов оно называлось ithmid). От этого корня произошло и название гидрида сурьмы – стибина SbH3.[14]

  Илья Леенсон, «Язык химии. Этимология химических названий», 2015

Сурьма в мемуарах, письмах и дневниковой прозе править

  •  

Милостивый государь! Позвольте мне препроводить Вам при сем отдельный оттиск сообщения, согласно которому я обнаружил в найденном здешнем серебряном минерале новый элемент германий. Первоначально я был того мнения, что этот элемент заполняет имеющийся в столь чрезвычайно остроумно составленной Вами периодической системе пробел между сурьмой и висмутом, т. е. что он, следовательно, представляет собой Вашу экасурьму; однако всё указывает на то, что здесь мы имеем дело с предсказанным Вами экакремнием.[3]

  Клеменс Винклер, из письма Д. И. Менделееву, 26 февраля 1866
  •  

Я тоже вездесущ, как и иод. Почему мой яд разлит во всем мире? Я ― смерть и жизнь. Почему ты не писал о моих сверкающих каплях в жилах гор, почему ничего не сказал о горячих вулканах, приносящих мои ядовитые пары вместе с моими друзьями ― мышьяком и сурьмой?[27]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940

Сурьма в беллетристике и художественной прозе править

  •  

К утру все сорок монахов померли в страшных мучениях, и отец Леонардус остался один.
Камень жизни был не что иное, как сурьма. Её открыл в 1460 году игумен Штальгаузенского монастыря в Баварии Леонардус, назвав ее в шутку по-латыни «антимонием» (то есть средством «против монахов»).
Сам отец Леонардус и в дальнейшем всю жизнь разводил свиней, которым сурьма не только не вредит, но от которой они толстеют, — так что по желанию германского императора ему был пожалован графский титул.[5]

  Ярослав Гашек, «Камень жизни», 25 января 1910
  •  

Я исследовал выходящие газы, набирал их в стеклянную реторту, пропускал через неё свет электрической лампы и прошедшие через газ лучи разлагал на призме спектроскопа… В спектре вулканического газа я обнаружил линии сурьмы, ртути, золота и еще многих тяжёлых металлов[28]

  Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина», 1927
  •  

Не имея перед собой манускрипта, он наизусть переводил для Лавуазье целые страницы арабских текстов о путешествиях Синдбада, где говорится об искусстве приготовления серебра и золота, о ядах и противоядиях, о семи планетах и семи сферах, о семи днях и семи климатах, о семи цветах шелка, о семи цветах радуги, о семи цветах луча, отраженного и преломленного алмазом и удвоенного турмалином, о семи возрастах мира, о свинцовых рудах восточно-индийского острова Калаха, о «желтом мышьяке», посредством которого арабские врачи удаляли волосы, о порошке «кохо», который, по мнению Саси, был простой сурьмой[29]

  Анатолий Виноградов, «Чёрный консул», 1932
  •  

Вот слушайте, вот, вот, здесь всё написано: «…вышеупомянутый Иоганн Хербст по прозванию Опоринус, задержанный для снятия допроса по настоянию медицинской коллегии и капитула храма святого Петра, под угрозой пытки подтвердил, что его учитель ― лекарь Филипп Ауреол Бочбаст Теофраст фон Гогенгейм по прозванию Парацельс ― занимается чёрной магией и колдовством; и сам лично был свидетелем изготовления волшебских лекарств и получения Парацельсом с помощью бесовской тинктуры золота из свинца и сурьмы…» Слышали?[10]

  Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер. «Лекарство против страха», 1987
  •  

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему… Эти две строфы ― из стихотворения Б. Л. Пастернака «Свидание», написанного в 1953 году. Адресовано оно О. Ивинской, причем адресовано в прямом смысле этого слова ― послано письмом, но ей, бывшей тогда в заключении, этого письма в руки не отдали, однако прочитали вслух. Так она и услышала тогда это стихотворение ― с голоса какого-то тюремщика. <...> И теперь самое время обратить внимание на то, как, по сути своей, перекликается первая строка «Антигоны» Книпер с содержанием второй из двух приведенных выше строф «Свидания» Пастернака: «Так глубоко ты в сердце врезан мне…» и «Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему…» <...> В ней, этой поэзии, «как будто бы железом, обмокнутым в сурьму», нарезаны точные, сильные строки ― без сантиментов, слезливости, жалоб на судьбу.[11]

  Борис Горзев, «Argumentum a contrario — доказательство от противного» (о поэзии А. В. Книпер), 2003

Сурьма в стихах править

 
Чёрная сурьма
  •  

Корзина пахла луком и укропом
И едким кислым запахом сурьмы, ―
Я бросил взгляд: перед народным скопом
Узнал мундир начальника тюрьмы...[30].

  Николай Тихонов, «Голова» (из книги «Перекрёсток утопий»), 1919
  •  

Лоснящиеся щёки городов
Намазаны свинцовою сурьмою
И жалкий столб не ведая годов
Руками машет занявшись луною...[31]

  Борис Поплавский, «В серейший день в сереющий в засёрый...», 1933
  •  

Кипит железо, серебро, сурьма
и тёмно-бурые растворы брома,
и кажется вселенная сама
одной лабораторией огромной.[32]

  Степан Щипачёв, «Читая Менделеева», 1948
  •  

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.[33]

  Борис Пастернак, «Свидание», 1949
  •  

Кому по гроб аскеза
И чертогон, кому
Дорожное железо
Обмакивать в сурьму.[34]

  Всеволод Зельченко, «Переделкино» (из цикла «Стихи о русской поэзии»), 1992

Источники править

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 В. Шеститко. Сурьма. — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1968 г.
  2. 1 2 А. Е. Арбузов, Краткий очерк развития органической химии в России (монография). — М.-Л: 1948 г.
  3. 1 2 А. Макареня. Из переписки Д. И. Менделеева и К. А. Винклера. ― М.: «Химия и жизнь», № 7, 1966 г.
  4. 1 2 3 4 Ф.Ф.Эрисман.Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  5. 1 2 Ярослав Гашек. Собрание сочинений в 6 томах. Том 2. Рассказы, политические памфлеты, очерки 1909-1912. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  6. 1 2 М. И. Боголепов. Аккумулятор накала. — М.: «Радио Всем», № 24, 1928 г.
  7. 1 2 П. В. Тимофеев, «Фотоэлементы». — М.: «Техника — молодежи», № 3, 1951 г.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 В. Рич. Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1965 г.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Борис Горзев. Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1968 год
  10. 1 2 Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер. «Лекарство против страха». — Москва: Советский писатель, 1986 г.
  11. 1 2 3 Борис Горзев. Argumentum a contrarioдоказательство от противного (о поэзии А. В. Книпер). — Нью-Йорк: «Вестник США», 10 декабря 2003 года
  12. 1 2 3 4 5 Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  13. 1 2 3 4 Е. Стрельникова. Мышь, мышьяк и Калле-сыщик. — М.: «Химия и жизнь», № 2, 2011 г.
  14. 1 2 И. А. Леенсон. Язык химии. Этимология химических названий. — М.: Corpus, 2016 г.
  15. М. В. Ломоносов. «Избранные философские произведения». — Госполитиздат, Москва, 1950 г. — с.326.
  16. Руководство къ Математической и Физической Географіи, со употребленіемъ земнаго глобуса и ландкартъ, вновь переведенное съ примѣчаніями фр. Теодор Ульр. Теод. Эпимуса. Изданіе второе. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1764 года Санктпетербург: При Имп. Акад. наук, 1764 г.
  17. Н. Н. Страхов. Мир как целое. — М.: Айрис-пресс: Айрис-Дидактика, 2007 г.
  18. Точно такую же «холерную» картину отравления дают и классические соединения мышьяка, что и позволяло маскировать криминальные случаи под банальное пищевое отравление или холеру.
  19. Н. Л. Глинка. Общая химия: Учебное пособие для вузов (под. ред. В.А.Рабиновича, издание 16-е, исправленное и дополненное). ― Л.: Химия, 1973 г. ― 720 стр.
  20. Е. Свердлов, В. Василевский. Рассеянные элементы. — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1965 г.
  21. Ф. М. Перельман, «Рубидий». ― М.: «Химия и жизнь», №12, 1965 г.
  22. 1 2 Теодор Молдавер, Иосиф Левин. Индий. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1968 г.
  23. В. Желеховский, Процесс 17-ти народовольцев. — СПб.: 1883 г.
  24. П.Н.Лебедев. Собрание сочинений. — М.-Л.: 1963 г.
  25. Б. Казаков. Кобальт. ― М.: «Химия и жизнь», № 6, 1965 г.
  26. Г. Моисеев. «Рудольф Глаубер». — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  27. А. Е. Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  28. Толстой А. Н. Гиперболоид инженера Гарина. — М.: «Художественная литература», 1983 г.
  29. А. К. Виноградов. Черный консул. — Минск: Полымя, 1982 г.
  30. Н.С.Тихонов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1981 г.
  31. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  32. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.
  33. Б. Пастернак. Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1990 г.
  34. Вс. В. Зельченко. Из Африки: Стихи. — М.: АРГО-РИСК, 1994 г.

См. также править