Картина мира через зрение

Зре́ние — функциональная способность видеть окружающий мир благодаря специфической оптической системе, эволюционно возникшей у животных и дающей возможность воспринимать электромагнитное излучение видимого спектра (свет), создавая ощущение положения предметов в пространстве.

Органом зрения являются глаза. Человек и многие другие животные обладают бинокулярным зрением, обеспечивающим возможность воспринимать объёмное изображение. Большинство дневных животных также обладает способностью различать отдельные цвета солнечного света (цветовое зрение).

Зрение в публицистике и научно-популярной прозеПравить

  •  

Мы подобны карликам, усевшимся на плечах великанов; мы видим больше и дальше, чем они, не потому, что обладаем лучшим зрением, и не потому, что выше их, но потому, что они нас подняли и увеличили наш рост собственным величием...[1].

  Бернар Шартрский, XII век
  •  

Сия серая поверхность поля, возделанная и утучненная, покрывается густою зеленостию, которая издали взору, бродящему по ней, представляет величественно распростертой ковёр, какой очам всесильного явила юная Природа, на произведение любовию его воспаленная; и возрастая до совершенствования семени, зеленое былие желтеет. Зри, ― восстав, дух бури несется по поверхности нив, колеблет желтые злаки и оку очарованному Океан представляет белокурый, на коем зрение тем паче услаждается, что зрит тут наполнившуюся уже надежду возделателя и совершившуюся благодать Природы на его прокормление.[2]

  Александр Радищев, «Описание моего владения», 1801
  •  

Острота зрения и слуха у гоголя изумительны: хотя бы он плыл спиною к охотнику, он видит, не оглядываясь, все его движения и слышит стук кремня об огниво. Много раз входило мне в голову: не устроен ли глаз у гоголя особенным образом? Но по наружности ничего особенного не заметно. [3]

  Сергей Аксаков, «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», 1852
  •  

Циник — мерзавец, чье обманчивое зрение видит вещи такими, какие они есть, а не такими, какими они должны быть.

  Амброз Бирс, 1910-е
  •  

Что требуется для развития большого мозга, для его независимой работы, для мышления? Прежде всего должны быть развиты мощные органы чувств, и из них наиболее ― зрение, зрение двуглазое, стереоскопическое, могущее охватывать пространство, точно фиксировать находящиеся в нем предметы, составлять точное представление об их форме и расположении. Излишне говорить, что голова должна находиться на переднем конце тела, несущем органы чувств, которые опять-таки должны быть в наибольшей близости к мозгу для экономии в передаче раздражения. Далее, мыслящее существо должно хорошо передвигаться, иметь сложные конечности, способные выполнять работу, ибо только через работу, через трудовые навыки происходит осмысливание окружающего мира и превращение животного в человека.

  Иван Ефремов, «Звёздные корабли», 1944
  •  

Вещественность восприятия Времени проявляется и в приравнивании его к миру, роду человеческому (mundus ― saeculum). Время, как и мир, портится (Ордерик Виталий). Оно не несет с собой прогресса человека, а если люди позднейших времен знают новое и видят дальше, чем их предшественники, то это объясняется тем, что они подобны карликам, усевшимся на плечах гигантов, но не свидетельствует о большей остроте их зрения (Бернард Шартрский, Иоанн Сольсберийский, Петр Блуа).[4]

  Арон Гуревич, «Категории средневековой культуры», 1972
  •  

Признаки отравления обнаруживаются обычно не позже чем через час после попадания растения <Белена чёрная> в желудок. Бывает даже, что уже через 10-15 минут после съедания растения у пострадавшего появляются такие типичные симптомы, как сухость во рту и глотке, хриплость голоса. Лицо у больного краснеет, зрачки сильно расширяются, при этом ухудшается зрение: человек плохо видит предметы, находящиеся вблизи; отдалённые же предметы различаются хорошо. Иногда больные также жалуются на светобоязнь. При быстром развитии отравления эти изменения зрения заметить не удаётся, так как у пострадавшего наступает психическое расстройство, спутанность сознания, бред, зрительные галлюцинации.[5]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Вечный вопрос (не)возможности реального познания заключается только в масштабе зрения или степени приближения головы к рассматриваемому предмету (что по существу одно и то же). <…> Таким бесславным образом кончается позавчерашняя эпоха крупного знания (энциклопедизм) и начинается сегодняшнее время мелкого и подробного профессионализма.[6]

  Юрий Ханон, «Тезисы одного несостоявшегося доклада», 2006

Зрение в мемуарах и художественной литературеПравить

  •  

Нет обратнее стихов, чем Волошина и Черубины. Ибо он, такой женственный в жизни, в поэзии своей — целиком мужественен, то есть голова и пять чувств, из которых больше всего — зрение. Поэт — живописец и ваятель, поэт — миросозерцатель, никогда не лирик как строй души.

  Марина Цветаева, «Живое о живом», 1932
  •  

Тишина. Слепит прожектор. Поворачивая взгляд в его сторону, я вижу лампу, которая кажется мне расплавившейся, ― не одну, а сразу несколько выплывающих друг из друга ламп видят мои не привыкшие к этому свету глаза. И не только один белый свет воспринимает зрение: целый спектр мигает, не утекая, перед глазами: сиреневое, зеленое облако ― и вдруг яркий кармин. Как они могут сниматься при свете юпитеров, когда приходится не то что думать о спасении своих глаз, а ещё и мимировать![7]

  Юрий Олеша, «Книга прощания», 1959
  •  

Позже Хан сказал, что подниматься на крышу не только бесполезно, но, скорее, даже вредно, потому что там человек оказывается только дальше от возможности по-настоящему покинуть поезд, ― но всё равно они продолжали сюда лазить просто для того, чтобы хоть на время покинуть осточертевшее пространство всеобщей жизни и смерти. Ни начала, ни конца поезда видно не было ― линия вагонов, несколько раз изгибаясь в поле зрения, доходила в обе стороны до горизонта, но всё же локомотив где-то существовал, и этому, помимо множества внутривагонно-метафизических обоснований, были два прямых доказательства ― толстый медный провод в полуметре над головой и иногда доносившийся неведомо откуда тихий протяжный гул.[8]

  Виктор Пелевин, «Желтая стрела», 2003
  •  

Полночи они сидели в темноте на балконе, и он рисовал ее эскизы. Двумя-тремя штрихами фломастера. A то и просто непрерывной линией он создавал в блокноте ее подвижность. Цикл будет назван «Динамика Колокольцевой», моя дорогая. А я бы предложила название «Штрихи в потемках». Зрение это не есть главное для художника, моя дорогая. У тебя есть познание Казимира Малевича? Имеется такая штука как за-зрение. Говоря о художниках, он называл их «Магелланами невидимых сфер». Художественный образ, повторяет он и раз и два, имеет зарождение не на сетчатке глаза, но в непознанных сферах вашего «эго». Он брал ее пятку в свою ладонь, и пятка немедленно переносилась на плотную, почти ненашенскую бумагу. Он пальцами шел по изгибам ее уха, и этот филигранный орган тела воплощался в загадочной игре пера. Коленка с ее внутренней пещеркой при сгибе восхищала его экстазно и воплощалась в штрихах с некоторыми мазками акварели.[9]

  Василий Аксёнов, «Таинственная страсть», 2007
  •  

Плохое зрение, тугой слух, дурной вкус,
слабое понимание, вялая память, тусклое спокойствие,
большой желудок и приятное самочувствие
— что ещё нужно человеку для настоящего счастья![10]:57

  Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было», 2013

Зрение в поэзииПравить

  •  

По долговременном теченьи наших дней
Тупеет зрение ослабленных очей.
Померкшее того не представляет чувство,
Что кажет в тонкостях натура и искусство.
Велика сердцу скорбь лишиться чтенья книг;
Скучнее вечной тьмы, тяжелее вериг!
Тогда противен день, веселие досада!
Одно лишь нам Стекло в сей бедности отрада.
Оно способствием искусныя руки
Подать нам зрение умеет чрез очки![11]

  М. В. Ломоносов. «Письмо о пользе стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику», 1752
  •  

В древних неки мнили, испущением лучей
Зрение что наше делается от очей.
Но что звёзды видим мы оны неподвижны,
Кои б были все лучам нашим недостижны,
То догмат сей древних опровержен самым тем,
А новейшим мудрым и неугоден стал всем.[12]

  Василий Тредиаковский, Феоптия. Эпистола IV, 1754
  •  

Тобой пленяться издали
Мое всё зрение готово,
Но слышать, боже сохрани,
Мне от тебя одно хоть слово.[13]

  Михаил Лермонтов, «К глупой красавице», 1830
  •  

Это наше зрение в проводах
Зажигает лампы воспаленные грозди,
Это наше сердце рычит в котлах,
Это наши кости вбиты, как гвозди
Социализм! Я вижу его![14]

  Эдуард Багрицкий, «О чем они мечтали», 1930
  •  

Угол зрения. В этот угол
Меня загоняли неоднократно.
Вдруг в углу большой газеты,
Обычно ― в правом верхнем,
Мне приписывали угол зрения,
Не совпадающий с прямым и верным.
Изо всех верных углов зрения
На меня смотрела старуха,
Старуха в высшем смысле слова.
Она задавала мне вопросы
С правом получать ответы.
Всю жизнь горжусь, что это право
Старуха осуществляла редко.
Она спрашивала, спрашивала, спрашивала.
Она кричала.
Я же ― слушая, но не слыша,
Думал свое дело.[15]

  Борис Слуцкий, «Углы», 1961
  •  

Мы проезжали поля, и поля отражали друг друга,
листья из листьев летели, и круг выпрямлялся из круга.
Или свиданье стоит, обгоняющий сад,
где ты не видишь меня, но увидишь, как листья глядят,
слёзы горят,
и само вещество поклянется,
что оно зрением было и в зренье вернется.

  Ольга Седакова, «Странное путешествие», 1978
  •  

древнеримский солдат
проходя проверку зрения
должен увидеть
что одна из звезд на ручке ковша большой медведицы
двойная
тогда возьмут смотреть убивать
вглядываться грабить
рассматривать насиловать
звездный свет дважды бьёт ему в глаза
словно повторяется
словно учится подделывать подпись кого-то ослепительно неграмотного...[16]

  Андрей Сен-Сеньков, «Графология: Алькор и Мицар» (2012)

ИсточникиПравить

  1. Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в средние века. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003 г. — 160 с. — ISBN 5-288-03334-X.
  2. Радищев А. Н.. Полное собрание сочинений в 3 томах. — М. Л.: Издательство АН СССР, 1941 г., том второй
  3. Аксаков С.Т. «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии». Москва, «Правда», 1987 г.
  4. А. Я. Гуревич, «Категории средневековой культуры». — М.: «Питер», 1972 г.
  5. П.С.Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.15-16
  6. Юрий Ханон, «Тезисы одного несостоявшегося доклада»; журнал «Кактусы и другие сухолюбивые растения», №3 (29) 2006, стр.9-11.
  7. Олеша Ю.К. «Книга прощания». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  8. Виктор Пелевин. «Желтая стрела». — М.: Вагриус, 2003. ISBN: 5-264-00863-9.
  9. Аксенов В.П. «Таинственная страсть». Роман о шестидесятниках. — М.: «Семь Дней», 2009 г.
  10. Юрий Ханон Альфонс, которого не было. — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.
  11. М. В. Ломоносов. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  12. В. К. Тредиаковский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1963 г.
  13. М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 г.
  14. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  15. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  16. Андрей Сен-Сеньков. Стихотворения. — М.: журнал «Новый Берег» №41, 2013 г.

См. такжеПравить