Преступление

специальное(ые) действие(я) человек(а) с целью причинения некоторого вреда другому(им) человеку(людям),его(их) имуществу,природе

Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности.

Логотип Википедии
Убийство

В коротких высказыванияхПравить

  •  

Амнистия — великодушие государства по отношению к тем преступникам, наказать которых ему не по средствам.[1]

  Амброз Бирс
  •  

Будущее несовершеннолетних преступников сомнительно. Из них ещё могут вырасти порядочные люди.[1]

  Станислав Ежи Лец
  •  

В беду падают, как в пропасть, вдруг, но в преступление сходят по ступеням.

  Александр Бестужев-Марлинский, «Мулла-Нур», 1836
  •  

Величайшее поощрение преступления — безнаказанность.

  Цицерон
  •  

Задуманное, хотя и неосуществлённое преступление есть всё же преступление.

  Сенека
  •  

Наилучшим способом воспрепятствовать преступлениям было бы убедить всех, что преступление — это не более чем выражение малодушия.

  Альфред Адлер
  •  

Наши улицы совершенно безопасны. Опасны только люди на улицах.[1]

  — Фрэнк Риццо, мэр Филадельфии
  •  

Недостаток воображения предрасполагает к преступлению.[1]

  Агата Кристи
  •  

Одни преступления открывают путь другим.

  Луций Анней Сенека
  •  

 Он переходит от предположения к предположению, и в заключение утвердительно доказывает, что обезьяна совершила преступление.

  Шарль Бодлер, «Эдгар По»
  •  

Позорно не наказание, а преступление.

  Иоганн Гердер
  •  

Преступление — дело невыгодное; всякий преступник рано или поздно будет наказан за неправильную парковку.[1]

  Тед Зайглер
  •  

Преступление нуждается лишь в предлоге.

  Аристотель
  •  

Робин Гуд грабил только богатых, потому что с бедных нечего взять.[1]

  — (NN)
  •  

Cлишком много изменялось в истории в представлениях о "норме" и "преступлении"

  Борис Поршнев
  •  

Страшные преступления влекут за собой страшные последствия.

  Александр Герцен
  •  

Только успешные преступления находят оправдание.[1]

  Джон Драйден
  •  

Тому, кто совершит преступление дважды, оно уже кажется дозволенным.[1]

  Талмуд

В художественной литературе и публицистикеПравить

  •  

В течение какого-нибудь месяца благодаря его известительному рвению Пошехонье переполнилось такими преступлениями, о которых самое разнузданное пошехонское воображение никогда не смело мечтать. И, что всего важнее, открыватель этих фантастических преступлений назывался уже не доносчиком, а известителем[2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Пошехонские реформаторы. — II. Никанор Беркутов» (из цикла «Пошехонские рассказы», 1883-84 гг.)
  •  

Один известный японист, кроме того, бывший глубоким моралистом – его имя сейчас на устах у всех – Г. Анри Сомм, имел обыкновение говорить юношам: «Избегайте совершить убийство: оно ведёт сначала к воровству, а затем к укрывательству преступления»[3]:122

  Альфонс Алле, из отдела заметок «le Journal», 1884-1905 гг.
  •  

Она начала интересоваться чужими преступлениями, потому что хотела знать, как вели себя другие в её положении. Она перечитала десятки уголовных процессов. Везде и всегда убийцы запутывали свои следы, как могли и умели, и всё-таки их выслеживали, судили, карали. Она читала дела, обставленные настолько ловко, что её преступление казалось детски простым в сравнении с ними, и всё-таки герои этих дел шли на эшафот, на галеры, в каторгу — и чем больше читала, тем более уверялась она, что и её рано или поздно откроют[4]

  Александр Амфитеатров, «Отравленная совесть», 1890 г.
  •  

Притом, ведь вообще на самом деле греха нет! – нет преступления. Есть только моменты, когда данный поступок не соответствует ритму вселенной, но он же в других условиях может быть высшей добродетелью. Единственное настоящее преступление – это бездарность[5]:179

  Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине», 1925 г.
  •  

Основным методом перевоспитания правонарушителей я считал такой, который основан на полнейшем игнорировании прошлого и тем более прошлых преступлений. Довести этот метод до настоящей чистоты было не очень легко, нужно было между прочими препятствиями побороть и собственную натуру. Всегда подмывало узнать, за что прислан колонист в колонию, чего он такого натворил.
<...>
Мы самым искренним образом перестали интересоваться прошлыми преступлениями колонистов, и у нас это выходило так хорошо, что и колонисты скоро забывали о них. Я сильно радовался, видя, как постепенно исчез в колонии всякий интерес к прошлому, как исчезали из наших дней отражения дней мерзких, больных и враждебных нам. В этом отношении мы достигли полного идеала: уже и новые колонисты стеснялись рассказывать о своих подвигах[6].

  Антон Макаренко, «Педагогическая поэма», 1935 г.
  •  

Когда война окончилась, мне довелось читать отчёты о суде над группой Эйхмана. В точности как я, они сидели по своим конторам, сочиняли докладные записки и высчитывали, как эффективнее убивать людей. Разница состояла в том, что их отправили в тюрьму или на виселицу как преступников, я же оставался на свободе[7]

  Фримен Дайсон, «Оружие и надежда», 1984 г.
  •  

Мы видим всегда только части. Напрасно думать, будто части сами собой складываются в целое. Цепь вещей кажется целой только для подслеповатых людей, говорит Розанов, острое зрение начинает видеть разрывы. Он не делает того шага наобум, той «глупости» или, вернее, того «преступления», чтобы заслонить связной картиной мира сам мир. Легкомысленные целеполагания хуже чем глупость, они преступление[8]

  Владимир Бибихин, «Язык философии», 1993 г.
  •  

Преступник потому и называется преступником, что он преступает запретную черту, перед которой нормальный человек останавливается. Подавляющее большинство борцов за светлое будущее действовало не под родными фамилиями, а под псевдонимами или под кличками. В эмигрантской прессе так и писали: «В России к власти пришли псевдонимы». Случайно ли это? Вряд ли. Осознанно? Скорее всего нет. Инстинктивно. Все крупные негодяйства в мире всегда совершаются именем правды, добра и справедливости. Ну как тут не спрятаться за псевдонимы?[9]

  Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене», 2001 г.

В поэзииПравить

  •  

И когда солдат, потупясь,
неумелый, молодой,
«Государственный преступник»
прикрепил к груди худой,
что же ты, смиряя ропот,
не смогла доску сорвать?
Преступленьем стало ― против
преступлений восставать.

  Евгений Евтушенко, «Чернышевский», 1965
  •  

Смешалось все давным-давно в природе.
Сместилось в жизни, спуталось в уме.
Не разобрать — кто беден, кто богат,
Кто перед кем и кто в чем виноват,
И вообще, что значит преступленье?
Когда-то были: родина, семья,
Враги (или союзники), друзья…
Теперь остались только ты и я.
Но у тебя и в этом есть сомненье.[10]

  Лидия Червинская, «Когда-то были: мы — и бедняки...», 1960-е
  •  

В графе «преступленье» ― епископ.
В графе «преступление» ― поп.
И вся ― многотысячным списком ―
профессия в лагерь идет.[11]

  Борис Слуцкий, «В графе «преступленье» — епископ...», 1977
  •  

Но преступление и ложь,
Я видел, входят в мир
С той легкостью, с какою нож
В овечий входит сыр.[12]

  Семён Липкин, «Кавказ», 1988

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  2. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 15. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973, «Пошехонские рассказы». Вечер четвёртый. Пошехонские реформаторы. — II. Никанор Беркутов.
  3. Alphonse Allais: mots, propos, aphorismes En Verve. — Paris, Conde-sur-Noireau: Horay, 2004. — 128 с. — ISBN 2-7058-0344-0
  4. Амфитеатров А.В. «Отравленная совесть» (1895 год). Москва, «Росмэн», 2002 г.
  5. Сабанеев Л.Л. Воспоминания о Скрябине. — М., Неглинный пр., 14: Музыкальный сектор государственного издательства, 1925. — 318 с.
  6. Антон Макаренко. Педагогическая поэма.. — Педагогика, 1981. — ISBN 1154
  7. Фримен Дайсон, «Оружие и надежда», Москва, изд. "Прогресс", 1990 г.
  8. В.В.Бибихин, «Язык философии». — М.: Издательская группа «Прогресс»,1993 г.
  9. Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене». — М.: Согласие, 2003 г.
  10. Л. Д. Червинская. Невидимая птица: Стихотворения, проза, заметки. — Рудня-Смоленск: Мнемозина, 2011 г. — 360 стр. (Серия «Серебряный пепел»). г.
  11. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  12. С. Липкин. «Воля». — М.: ОГИ, 2003 г.