Бертолетова соль

химическое соединение

Бертоле́това соль, хлора́т ка́лия или ка́лий хлорнова́токи́слый (химическая формула KClO3калиевая соль хлорноватой кислоты. Впервые получена Клодом Бертолле (отсюда название бертолетова либо бертоллетова соль) в 1786 году при пропускании хлора через горячий концентрированный раствор едкого кали.

Чистая бертолетова соль

Смеси хлората калия с фосфором, серой, алюминием или некоторыми органическими соединениями взрывчаты и чувствительны к трению и ударам, чувствительность повышается в присутствии броматов и солей аммония. Из-за высокой чувствительности и нестабильности составов с бертолетовой солью, они крайне редко применялись для производства промышленных и военных взрывчатых веществ.

Бертолетова соль иногда использовалась в пиротехнике как источник хлора для цветнопламенных составов, входит в состав горючего вещества спичечной головки, и крайне редко в качестве инициирующих взрывчатых веществ (хлоратный порох — «сосис», детонирующий шнур, тёрочный состав ручных гранат вермахта). Некоторое время растворы хлората калия применялись в качестве слабого антисептика, наружного лекарственного средства для полоскания горла.

Бертолетова соль в кратких высказыванияхПравить

  •  

Шеф-повар на кухне: «Прометеев, огня! Танталов, муки! Колумбова, яйцо! Бертолетова, соль! Адамова, яблоко! Эзопов, язык! Прокрустов, руби! Дамоклов, шинкуй! Сизифов, неси

  Ашот Наданян, 1990-е

Бертолетова соль в научной и научно-популярной литературеПравить

  •  

Смола, получаемая действием воздуха из кониина, по Блиту, составляет продукт, переходный к бутириновой кислоте, которую кониин дает при сильном окислении. Анилин с бертолетовой солью и хлороводородной кислотой дает хлоранил и пятихлороспироловую кислоту. Хинолин также окисляется этим средством и дает аморфную массу, которая далее не исследована. Стрихнин, окисляемый теми же реагентами, дает, по Руссо, особую кислоту, которую он назвал стрихниновою; а при действии хлора, по Пеллетье, получается особый окисленный продукт, содержащий хлор.[1]

  Александр Бутлеров, «Теоретические и экспериментальные работы по химии», 1851-1886
  •  

Малокалиберная пуля Бердана малоубойна, и простреленный зверь уходит на дальние расстояния. Даже простреленная птица может отлететь на несколько сот шагов. Чтобы помочь этому горю, охотники выдалбливали пули, наполняли их смесью бертолетовой соли с серою и, таким образом, делали их разрывными.[2]

  Мария Лялина, «Путешествия H. М. Пржевальского в восточной и центральной Азии», 1891
  •  

― «Хлородонт», выпускаемый предприятиями ГДР, содержит несколько процентов бертолетовой соли: KCO3. Это довольно эффективное отбеливающее средство. Поэтому паста «Хлородонт» придает зубам белизну скорее, чем другие. Однако многие медики не убеждены в полной безвредности столь значительной добавки хлората калия и не рекомендуют вводить этот компонент в наши новые рецептуры.[3]

  Виктор Станицын, «Спутники зубастых (четыре рассказа о зубной пасте)», 1966
  •  

Горение может происходить как с участием кислорода, поступающего в зону горения с воздухом, так и при помощи кислорода, заключенного в веществе-окислителе. Одно из таких веществ — бертолетова соль (хлорат калия KClO3); это вещество легко отдает кислород. Сильный окислитель — азотная кислота HNO3: в чистом виде она воспламеняет многие органические вещества. [4]

  Илья Леенсон, «Химия пламени», 2011

Бертолетова соль в публицистике и мемуарахПравить

  •  

При ближайшем же осмотре, с участием экспертов, всего находившегося в квартире Прибылевых, следующие предметы обратили на себя особое внимание:
А) в комнате, служившей лабораторией: коробки от бертолетовой соли, сернистая сюрьма, смесь бертолетовой соли с сюрьмой, фарфоровые ступки с остатками приготовлявшихся в них взрывчатых веществ, коробка с составом для приготовления стопина, гуттаперчевые и стеклянные ареометры для определения плотности, стеклянная трубка, наполненная серной кислотой, четыре химических стаканчика с остатками гремучего студня, такой же стакан, наполненный нитроглицерином, пробирные и химические стаканчики, флакон с ртутью...[5]

  Владислав Желеховский, «Процесс 17-ти народовольцев», 1883
  •  

Наши бомбы имели химический запал: они были снабжены двумя крестообразно помещенными трубками с зажигательными и детонаторными приборами. Первые состояли из наполненных серной кислотой стеклянных трубок с баллонами и надетыми на них свинцовыми грузами. Эти грузы при падении снаряда в любом положении ломали стеклянные трубки; серная кислота, выливаясь, воспламеняла смесь бертолетовой соли с сахаром. Воспламенение же этого состава производило сперва взрыв гремучей ртути, а потом и динамита, наполнявшего снаряд. Неустранимая опасность при заряжении заключалась в том, что стекло трубки могло легко сломаться в руках.[6]

  Борис Савинков (В. Ропшин), «Воспоминания террориста», 1909
  •  

И вскоре случилось еще одно обстоятельство, сыгравшее уже решающую роль. Военное ведомство представило срочное требование заказать для него (если не ошибаюсь) две тысячи тонн бертолетовой соли. Я поручил В. вызвать лиц, могущих в указанных условиях (срок, технические требования и пр. ) поставить эту соль. Надо отметить, что незадолго до того, также по требованию военного ведомства, был нами заключен договор тоже на поставку бертолетовой соли по сравнительно высокой цене. Я имел полное основание предполагать, что на новое требование у нас будут предложения более выгодные, так как на рынке после последней поставки был избыток этого продукта. Между тем В., получив мое требование для наведения предварительных справок, к моему удивленно, сразу же заявил мне, что теперь цены будут очень высокие… Начались какие то сомнительные аллюры с его стороны… В результате, все предложенные цены были примерно, на 15% выше предыдущих…[7]

  Георгий Соломон (Исецкий), «Среди красных вождей», 1930
  •  

Спустя некоторое время у меня была назначена приемка двух тысяч тонн бертолетовой соли. Согласно техническим требованиям, упомянутым в договоре, эта соль должна была заключать в себе 98% чистой бертолетовой соли, т. е. , не иметь более 2% разных примесей. Я поручил произвести приемку Юзбашеву который просил позволения взять с собой в помощь Нитко. Я преподал Юзбашеву все необходимые правила. Приемка была простая и, закончив ее, Юзбашев рапортовал мне, что, явившись к месту приемки, он констатировал, что вся соль находилась в стольких то бочках такого то веса каждая, что он вскрыл столько то бочек, а потом вновь их опечатал (если не ошибаюсь, 5% всех бочек), взял из каждой по такому то количеству проб, смешал их в одну общую пробу и, опечатав ее, передал для анализа в государственную лабораторию. К рапорту Юзбашев прилагал удостоверение лаборатории, из которого было видно, что предъявленная для анализа бертолетовая соль содержит в себе посторонних примесей всего около 0, 3%, почему он, Юзбашев, и полагал, что можно принять всю партию соли и передать Транспортному Отделу для отправки ее в Москву. Я утвердил своею подписью приемочный акт и велел передать его Фенькеви для дальнейшего исполнения, а копию в бухгалтерию. Чуть ли не в тот же день, или на следующий, ко мне явился Нитко. Он весь ― одно ликующее торжество, одна многозначительность и таинственность… Ему-де необходимо поговорить со мной по крайне важному неотложному «государственному» делу…[7]

  Георгий Соломон (Исецкий), «Среди красных вождей», 1930
  •  

Наверное, Любченев был бы удивлен, узнав, что другой созданный им запал ― из бертолетовой соли и сахара ― больше ста лет носит имя легендарного революционера Кибальчича[8]

  Михаил Елизаров, «Pasternak», 2003

Бертолетова соль в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

Медицинские люди очень серьезные люди, но и они не спят спокойно… Их душит кошмар и снятся самые обольстительные сны. Щеки докторов, фельдшеров, аптекарей горят лихорадочным румянцем. И недаром-с! Над городами стоят зловонные туманы, а туманы эти состоят из микроорганизмов, производящих болезни… Болят груди, горла, зубы… Разыгрываются старинные ревматизмы, подагры, невралгии. Чахоточных тьма-тьмущая. В аптеках толкотня страшная. Бедным аптекарям некогда ни обедать, ни чая пить. Бертолетову соль, Доверов порошок, грудные специи, иод и дурацкие зубные средства продают буквально пудами. Я пишу и слышу, как в соседней аптеке звенят пятаками. У моей тещи флюс на обеих сторонах: урод уродом![9]

  Антон Чехов, «Встреча весны», 1882
  •  

Мы быстро прошли в последнее боковое отделение. Это была «кислородная» комната. В ней хранились запасы кислорода в виде 25 тонн бертолетовой соли, из которой можно было выделить по мере надобности 10 тысяч кубических метров кислорода: это количество достаточно для нескольких путешествий, подобных нашему. Тут же находились аппараты для разложения бертолетовой соли. Далее, там же хранились запасы барита и едкого кали для поглощения из воздуха углекислоты, а также запасы серного ангидрида для поглощения лишней влаги и летучего левкомаина — того физиологического яда, который выделяется при дыхании и который несравненно вреднее углекислоты. Этой комнатой заведовал доктор Нэтти.[10]

  Александр Богданов, «Красная звезда», 1908
  •  

Или вот вам случай с моим приятелем капитаном Ерохиным. Ему дали груз бертолетовой соли в бочонках из Англии в Архангельск. При выгрузке у пристани от удара эта соль воспламенилась в трюме. Бертолетова соль выделяет кислород — это раз, так что поддает силы пожару. А второе — она взрывается. Получше пороха. И ее полон трюм. Ахнет — и от парохода одни черепки. Он взорвется, как граната. Через минуту — пламя уже стояло из трюма выше мачт. У всей команды натуральное движение — на берег и бегом без оглядки от этого плавучего снаряда, и тут голос капитана: «Заливай!» И капитан стал красней огня и громче пламени. И никто не ушел. Не сошла машинная команда со своих мест и дали воду, дали шланги в трюм, и люди работали обезьяньей хваткой. А берег опустел: все знали — рванет судно, на берегу тоже не поздоровится. И залили. Через полчаса приехала пожарная команда. Не пустил ее Ерохин: после драки кулаками не машут.[11]

  Борис Житков, «Храбрость», 1932
  •  

Пожар не потухнет. В этих бочках, ты не знаешь, ― в них бертолетова соль!
― Как? ― спросил капитан.
― Ведь ты сказал ― хлорноватая какая-то соль…
― Да, да! Это и есть бертолетова. Я не соврал. Но я знал, что ты не поймешь.
― Я спрашивал ведь тебя: не опасно? А ведь это ― взрыв!..
― Нет, нет, ― плакал старик, ― не взрыв! Ее нагревает, она выпускает кислород, а от него горит. Сильней, сильней все горит. ― Старик умоляюще глядел на капитана. ― Ну, прости, прости хоть ты, господи! ― Старик ломал руки. ― Никто, никто не простит… ― И Салерно искал глазами по каюте. ― Мне дали триста лир, чтобы я устроил… дьявол дал… эти двадцать бочек. Что же теперь? Что же? <...> Остановить пароход в темноте ― все пассажиры проснутся, и в темноте будет каша и бой. А в какую минуту взорвется? В какую из двадцати семи? Или соль выпускает кислород? Просто кислород, как в школе на уроке химии? Капитан дернулся смерить, вспомнил и топнул с сердцем в палубу.[12]

  Борис Житков, «Механик Салерно», 1935
  •  

― Тогда предложите какое-нибудь безобразие, ― говорит Йиржи Геллер.
― Нам что-то в голову ничего не идет… Постойте, а какая вам нужна соль ― поваренная или бертолетова?! И через секунду я слышу, как Йиржи Геллер радостно сообщает своим гостям:
― Друзья! Мой сосед предлагает устроить в саду фейерверки!..[13]

  Иржи Грошек, «Реставрация обеда», 2000

Бертолетова соль в поэзииПравить

 
Смесь бертолетовой соли с углём
  •  

Позднею ночью город пустынный
При бертолетовых вспышках зимы.
Нежная девушка пахнет овчиной,
И рукавички на ней и пимы.[14]

  Леонид Мартынов, «Позднею ночью город пустынный...», 1922
  •  

Прекрасная Дама смотрела
Сквозь слезы на шедший с небес
На снег бертолетово-белый,
На черные ветви древес.[15]

  Антонин Ладинский, «Зима», 1931
  •  

Боярыни в кокошничках
С серебряными блестками,
Полтавские красавицы
Стокгольмского тиснения,
Вот-с троечки московские
Со снегом бертолетовым…
Возьмите, сударь, серию, ―
Пять франков не расход.[16]

  Саша Чёрный, «Кому в эмиграции жить хорошо», 1932
  •  

За Смоленской церковью
на немецком кладбище
сквозь решетку редкую
прохожу, гуляючи.
Вижу фиолетовый
свет над краем гавани,
точно бертолетовой
соли полыхание.
Что ж не стал я химиком,
химиком-механиком?
А хожу на кладбище
непутевым странником?

  Евгений Рейн, «Ночь в Комарове», 1990

ИсточникиПравить

  1. А.М.Бутлеров Сочинения в 3 томах. — М.: Издательство Акдемии Наук СССР, 1953-1958 гг.
  2. «Путешествия H. М. Пржевальского в восточной и центральной Азии». Обработаны по подлинным его сочинениям М. А. Лялиной. — СПб. 1891 г.
  3. В. Станицын. «Спутники зубастых (четыре рассказа о зубной пасте)». — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1966 г.
  4. И. А. Леенсон. «Химия пламени». — М.: «Химия и жизнь», № 2, 2011 г.
  5. В. Желеховский, Процесс 17-ти народовольцев. — СПб.: 1883 г.
  6. Б.С. Савинков. «Воспоминания террориста». — Л.: Лениздат, 1990 г.
  7. 7,0 7,1 Соломон Г.А. «Среди красных вождей». — Москва, «Современник», 1995 г.
  8. Елизаров М.Ю. Pasternak. Москва, Ad Marginem, 2003 г.
  9. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 1. (Рассказы. Повести. Юморески), 1880-1882. — стр.141
  10. А. А. Богданов. «У светлого яра Вселенной». М.: «Правда», 1989 г. (серия «Мир приключений»)
  11. Б. С. Житков, Избранное. — М.: Правда, 1988 г.
  12. Б. С. Житков, «Джарылгач» (рассказы и повести). – Ленинград: Издательство «Детская литература», 1980 г.
  13. Иржи Грошек, «Реставрация обеда». — СПб: Азбука-классика, 2003 г.
  14. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  15. Ладинский А.П. Собрание стихотворений. — М.: Русский путь, 2008 г.
  16. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.

См. такжеПравить