Открыть главное меню

Исаак Ньютон

английский физик, математик и астроном, один из создателей классической физики
Логотип Википедии
Исаак Ньютон

Исаа́к Нью́то́н[комм. 1] (англ. Isaac Newton, 1643 — 1727) — английский физик, математик, астроном, один из создателей классической физики; также занимался химией, алхимией, теологией. Будучи с 1699 года управляющим Монетного двора, значительно посодействовал проводимой денежной реформе.

Содержание

ЦитатыПравить

  •  

То, что сделал Декарт, было хорошим шагом. Вы добавили много <новых> решений, особенно там, где речь идет о философском рассмотрении цветов тонких плёнок <интерференции света>. Если я видел дальше [других], то потому, что стою на плечах гигантов[1]. — 1) Последнее предложение — парафраз известной метафоры, восходящей к Бернару Шартрскому, — стал популярен и потому она сама часто приписывается Ньютону[2][1]. 2) В. П. Карцев писал: «Во имя возможного примирения Ньютон покривил душой, признав большой вклад Гука в оптику. На самом деле он так отнюдь не считал, и в строках его знаменитого письма <…> можно увидеть скрытую издёвку. <…> Приглаживая образ Ньютона, многие позднейшие исследователи считали, что фраза <…> у Ньютона означает его уважение и благодарность по отношению к его предшественникам-гигантам. К сожалению, эта черта совершенно не свойственна Ньютону. В этом можно легко убедиться, открыв любую его работу. Если вникнуть в контекст переписки Ньютона и Гука тех времён, [то] фраза <…> в лучшем случае — двусмысленность. В худшем случае, который многим исследователям представляется наиболее вероятным, эта фраза — издевательская, учитывая малый рост горбуна Гука»[3][комм. 2].

 

What Des-Cartes did was a good step. You have added much several ways, & especially in taking ye colours of thin plates into philosophical consideration. If I have seen further it is by standing on ye sholders of Giants.[5][6]

  — письмо Роберту Гуку 5 (15) февраля 1676
  •  

Не знаю, кем я кажусь миру, но сам себе я кажусь ребёнком, который, играя на морском берегу, нашёл несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины расстилался неисследованным перед моим взором. — развитие мысли из «Возвращённого рая» Джона Мильтона (книга IV, строки 318-21, 330)

 

I do not know what I may appear to the world, but to myself I seem to have been only like a boy playing on the sea-shore, and diverting myself in now and then finding a smoother pebble or a prettier shell than ordinary, whilst the great ocean of truth lay all undiscovered before me.[7]

  •  

Такое изящнейшее соединение Солнца, планет и комет не могло произойти иначе, как по намерению и по власти могущественного и премудрого Существа. <…>
Сей управляет всем не как душа мира, а как властитель вселенной, и по господству своему должен именоваться Господь Бог Вседержитель (Παντοχράτωρ). — перевод А. Н. Крылова

 

Elegantissima haecce solis, planetarum & cometarum compages non nisi consilio & dominio entis intelligentis & potentis oriri potuit. <…>
Hic omnia regit non ut anima mundi, sed ut universorum dominus. Et propter dominium suum, dominus deus Παντοχράτωρ dici solet.

  — «Математические начала натуральной философии» (книга III, Общее поучение), 1726
  •  

Гипотез не измышляю.

 

Hypotheses non fingo.

  — «Математические начала натуральной философии» (книга III)
  •  

… задача естествоиспытателя — понять движение часов, хотя мы и не знаем, почему гиря опускается вниз.[8]

  •  

При изучении наук примеры полезнее правил.[9]

  •  

Так должно поступать, чтобы доводы наведения не уничтожались предположениями.[8]

  •  

… философы утверждают, что природа ничего не делает напрасно, а было бы напрасным совершать многим то, что может быть сделано меньшим. Природа проста и не роскошествует излишними причинами вещей.[8]

Приписываемые цитатыПравить

  •  

Гений есть терпение мысли, сосредоточенной в известном направлении.[10]достоверно употреблено не позже 1790, когда Эро де Сешель атрибутировал её Жоржу Бюффону (подробнее см. в его статье)

О НьютонеПравить

  •  

Классический пример молниеносного зарождения великой научной идеи находится в прекрасном рассказе об Исааке Ньютоне: сидя под яблоней, он увидел падающее на землю яблоко и вспомнил о движении Луны вокруг Земли; таким образом, он установил связь между ускорением яблока и ускорением Луны. Тот факт, что оба эти ускорения относятся между собой как квадраты радиусов орбиты Луны и земного радиуса, навел его на мысль, что эти два радиуса имеют общую причину; так он пришёл к основанию своей теории тяготения».[8]

  Макс Планк
  •  

Для того чтобы этот новый метод исследования природы не явился нам с первого взгляда чем-то особо стоящим, я позволю себе вкратце напомнить Вам исторический ход развития спектрального анализа и его применения к спектроскопии неба, напомнить ту сложную и разностороннюю работу человеческой мысли, которая предшествовала новому завоеванию в безграничном звездном мире. Основатель спектральных исследований ― Ньютон: он первый разложил белый свет на его составные части, на цвета радуги, заставляя пучек света проходить через призму из прозрачного вещества; такое разложение света мы часто наблюдаем как в радуге, так и в граненых подвесках люстр. Открытие Ньютона положило основание исследованиям природы световых явлений; но прошло более ста лет упорной работы, прежде нежели Френель доказал рядом блестящих опытов, что свет есть волнообразное движение так называемого светового эфира, что свет распространяется от светящегося тела совершенно так же, как рябь по поверхности воды от упавшего камня.[11]

  Пётр Лебедев, «О движении звезд по спектроскопическим исследованиям», 1892
  •  

Миллионы людей видели, как падают яблоки, но только Ньютон спросил, почему.[9]

  Бернард Барух
  •  

Яблоко, упавшее на голову Ньютона, было яблоком с древа познания.[9]бельгийская журналистка (род. 1946)

  — Сильвия Чиз
  •  

Вот я вам скажу: «Величайшим из всех когда-либо живших на земле людей был Дарвин», а вы возразите: «Нет, Ньютон», но я надеюсь, что наш спор на этом прекратится. Мысль моя заключается в том, что как бы ни разрешился наш спор, ни один важный вывод от этого не изменится. В истории жизни и свершений Ньютона и Дарвина не произойдет никаких изменений независимо от того, будем мы называть их «великими» или нет.

  Ричард Докинз, «Эгоистичный ген», 1976
  •  

Я спросил Джона Гриббина, как он считает: стоял ли Ньютон на плечах такого гиганта, как Галилео.
— Он был наследником идей Галилео, но я думаю, что Ньютон был настолько особенной личностью, что возможно, если бы Галилео вообще не было, Ньютон все-равно сделал бы то, что сделал. Но Галилео предстал перед нами со своими идеями. Он был близок к идее закона инерции. Он думал, что естественное движение — круговое, что не было всецело ошибочным, потому что он представлял себе, что вращающееся тело на поверхности Земли должно бы было вращаться до бесконечности, конечно, если бы не было никакого трения и Земля вращается, и Галилео думал, что это говорит о естественности вращательного движения. Некоторые из идей Галилео были истолкованы Декартом, и Декарт очень повлиял на те методы, которые использовал Ньютон. Его знаменитая цитата о плечах гигантов была связана с работами не по гравитации, а — по оптике. Он знал, что до него были великие идеи, но он был настолько самостоятелен, что я думаю, он смог бы проделать это всё сам.[12]

  Джон Гриббин, интервью из книги «На плечах гигантов», 2005
  •  

Любопытный эпизод: мне нужен был портрет Гука ― современника Ньютона, который написал книгу об основах микроскопии «Микрография». Ищу в литературе ― нигде портрета Гука нет. Хотя иконография Ньютона ― его современника ― содержит 37 портретов. А Гука ― нет. Я написал в Лондонское Королевское общество, которое Гук основал. Мне ответили, да, действительно, портретов Гука нигде нет, ни скульптурных, ни живописных, потому что когда тот умер, Ньютон, который в то время был президентом Королевского общества, велел все его портреты сжечь. Пришлось поместить вместо портрета Гука титульный лист его сочинения. Ньютон вообще был несносным человеком: не терпел никого рядом с собой. Поэтому не создал школы, был один ― и все. Это привело к тому, что английская наука после Ньютона пришла в упадок на весь XVIII век. <...> Ньютон очень долго прожил, больше 80 лет, и под конец жизни занялся теологией, причем это было очень похоже на ересь: он усомнился в догмате Троицы. В то время в Англии шли борьба с папством и утверждение англиканской церкви, и тех, кто допускал малейшую критику церкви, немилосердно истребляли ― это было как троцкизм у нас. Ньютон жил и работал в Кембридже, друзья понимали его значение и перевели его в Лондон, где они могли присмотреть, чтобы он не слишком вдавался в вольномыслие. Его назначили членом Парламента, он выступил только раз, попросив закрыть окно, из которого дуло. Потом его как абсолютно честного человека сделали директором монетного двора. Талант Ньютона проявился и на этом поприще: он укрепил денежное обращение, и при нем чуть ли не в пять раз увеличилось производство монет и по его экспертизе семь фальшивомонетчиков были повешены. Но науку он подавил, считая, что он уже все сделал, и больше ничего не надо.[13]

  Сергей Капица, «Мои воспоминания», 2008
  •  

Вернёмся из сослагательной истории гравитации в реальную, в которой закон всемирного тяготения носит имя Ньютона. Это ― непростая и невеселая история, в которой неустанно обсуждают вопрос, по праву ли этот закон носит это имя. При всей мировой славе сэра Исаака Ньютона, начавшейся при его жизни, ему давно предъявляют моральную претензию в том, что он якобы не поделился славой с Робертом Гуком, выдающимся физиком-экспериментатором. Тот очень даже претендовал на соавторство, считая, что именно он сообщил Ньютону ключевую гипотезу: притяжение планет к Солнцу, обратно пропорциональное квадрату расстояния, определяет эллиптическую форму орбиты. Сам он это доказать не мог и в 1679 году обратился за помощью к Ньютону, уже славному своей математической мощью. <...> Возвращаясь к малоприятному конфликту между Гуком и Ньютоном, теперь следует разделить закон всемирного тяготения и задачу об эллиптической орбите: первое возможно без второго. И теперь легче понять Ньютона и посочувствовать ему. Ведь он пришел к астрономическому закону всемирного тяготения, начав путь от физического явления, вполне исследованного Галилеем, ― свободного падения вблизи поверхности Земли. А его побуждали признать ценность фраз Гука, не имеющих четкого физико-математического смысла. То, что Гук, страдая болезненной ревнивостью, выдвигает свои приоритетные претензии направо и налево, ― не достаточное основание, чтобы искажать истину. Максимум, что можно сделать, ― это промолчать. После приоритетных претензий Гука на оптические результаты Ньютона, тот замолчал до смерти Гука, замолчал на четверть века, хотя его исследования свойств света ― вторая важнейшая область его достижений. Накопленные результаты Ньютон опубликовал в монографии «Оптика» лишь после смерти Гука, притом несколько раз упомянув его добрым словом. Он бы, возможно, отложил и публикацию своей теории тяготения, но книга эта издавалась по инициативе и на средства его друга и коллеги. Ньютон пошел ему навстречу и упомянул Гука наряду с другими, кто говорил о законе «обратных квадратов». Отношение Ньютона к предшественникам, по книгам которых он учился, и его здравое отношение к собственным результатам не укладываются в какую-то манию величия.[14]

  Геннадий Горелик. «Гравитация — первая фундаментальная сила», 2012

О Ньютоне в поэзииПравить

  •  

Природы строй, её закон
В извечной тьме таился.
И молвил Бог: «Явись, Ньютон!»
И всюду свет разлился.[15]эпитафией стала другая надпись на латыни, эта была позже начертана на мраморной табличке и размещена в комнате дома в Вулсторпе, в которой Ньютон родился[16]; после появления теории относительности Джон Сквайр эпиграмматически её дополнил

 

Nature and nature's laws lay hid in night;
God said "Let Newton be" and all was light.[16]

  Александр Поуп, эпитафия для могилы Ньютона в Вестминстерском аббатстве
  •  

Был этот мир извечной тьмой окутан
«Да будет свет!» — И вот явился Нью́тон. — перевод-парафраз С. Я. Маршака[17]

  •  

А третье ― третье яблоко Ньютона;
Оно упало в час своей поры,
И понял ум незыблемость закона,
Что движет землю, небо и миры.
То третье яблоко вернуло рай нам,
Сравняло всех, владыку и раба,
Открыло нам дорогу к вечным тайнам,
Чтоб не страшила больше ― и Судьба![18]

  Валерий Брюсов, «Три яблока», 1916

КомментарииПравить

  1. Английскому оригиналу соответствует ударение на первом слоге, в русском языке исторически чаще делалось ударение на втором.
  2. По мнению Г. А. Смирнова, Карцев «показал, что нуждается в разъяснении и уточнении буквально каждое, ставшее привычным мнение об этом глубоком и сложном человеке»[4].

ПримечанияПравить

  1. 1,0 1,1 Бернард Шартрский // Цитаты из всемирной истории. От древности до наших дней. Справочник / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2006.
  2. Knowles E. The Oxford Dictionary of Quotations. Oxford, 2001, pp. 68-69, 543.
  3. Карцев В. П. Ньютон. — М.: Молодая гвардия, 1987. — Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Вып. 684. — Часть V, гл. «Эфир». — 150 000 экз.
  4. Смирнов Г. А. Ньютон, которого мы не знали // Техника — молодежи. — 1989. — № 1.
  5. Факсимилле письма на digitallibrary.hsp.org.
  6. Johanna E. Tallman, Check Out a Librarian. Scarecrow Press, 1985, p. 120.
  7. Memoirs of the Life, Writings, and Discoveries of Sir Isaac Newton (1855) by Sir David Brewster (Volume II. Ch. 27).
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 Слово о науке. Афоризмы. Изречения. Литературные цитаты. Книга первая / составитель Е. С. Лихтенштейн. — М.: Знание, 1976.
  9. 9,0 9,1 9,2 Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин (изд. 4-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2004.
  10. Н. Я. Хоромин (составитель). Энциклопедия мудрости. — Киев: книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловскаго, 1918. — (переизд. — Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, 1994.)
  11. П.Н.Лебедев. Собрание сочинений. — М.-Л.: 1963 г.
  12. Мелвин Брэгг. «На плечах гигантов». — London: BBC-book, 2005 г.
  13. Капица С.П. Мои воспоминания. — М.: «Российская политическая энциклопедия», 2008.
  14. Горелик Г. Е. «Гравитация — первая фундаментальная сила» // Знание — сила. — 2012. — № 7.
  15. Советские издания 1930-40-х работ Ньютона.
  16. 16,0 16,1 The Epigrammatists: A Selection from the Epigrammatic Literature of Ancient, Mediæval, and Modern Times (1875) by Henry Philip Dodd, p. 329.
  17. Избранные переводы. — М., 1946.
  18. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.