Калийная селитра

химическое соединение

Кали́йная селитра (нитра́т ка́лия, азотноки́слый ка́лий, ка́лиевая сели́тра, инди́йская селитра и др., химическая формула — KNO3) — неорганическая калиевая соль азотной кислоты. В стандартных условиях, калийная селитра — это кристаллическое бесцветное вещество, нелетучее, слегка гигроскопичное, без запаха, хорошо растворима в воде. Малотоксична для живых организмов. В природе нитрат калия распространён в виде минерала нитрокалита, в Ост-Индии находится одно из крупнейших месторождений, отсюда второе название — индийская селитра.

Порошок калийной селитры

Калийная селитра является сильным окислителем, реагирует с горючими материалами и восстановителями, при измельчении активно и нередко со взрывом. Основное применение имеет в качестве удобрения, так как совмещает в себе два элемента, частично блокирующих усвоение друг друга растениями, когда находятся в составе отдельных соединений. Применяется при изготовлении дымного пороха и некоторых других горючих смесей, которые используются в производстве пиротехнических изделий.

Калийная селитра является важнейшей и исторически самой распространённой среди одноимённых химических соединений, так что если в тексте встречается просто «селитра» без уточнения, можно быть уверенным, имеется в виду именно калийная.

Калийная селитра в кратких высказыванияхПравить

  •  

Ничто не воспринимает огня скорее и не удерживает его меньшее время, чем огнестрельный порох, выделываемый из серы, селитры и угля.[1]

  Рене Декарт, «Система мира» , 1633
  •  

Около сего места копают невеликую борозду для отведения дождевой воды и другой мокроты. Иногда обсажают его зелеными деревами, чего ради оно селитряный сад называется.[2]

  Михаил Ломоносов, «О варении селитры» (перевод), 1741
  •  

Все места можно чрез известь к произведению селитры способными учинить.[2]

  Михаил Ломоносов, «О варении селитры» (перевод), 1741
  •  

...из селитры, которая духу никакого и вкусу сильного не имеет, рождает проницательную и твердые металлы разъедающую кислость и смрад, отъемлющий дыхание.[3]

  Михаил Ломоносов, Слово о пользе химии, 1751
  •  

...тёплая селитра, в теплой же воде разведённая, даёт толь сильную стужу, что она в пристойном сосуде середи лета замерзает.[3]

  Михаил Ломоносов, Слово о пользе химии, 1751
  •  

Вкус селитры хотя и кисловат, однако далече не столь, как купоросный.[4]

  Михаил Ломоносов, «Первые основания металлургии или рудных дел», 1763
  •  

Варение селитры больше к пороховым заводам, нежели к рудным делам надлежит.[4]

  Михаил Ломоносов, «Первые основания металлургии или рудных дел», 1763
  •  

Селитра тонкими слоями находится около жилых мест, по старым каменным стенам, по городищам и по навозу...[5]

  Михаил Ломоносов, «О слоях земных», 1763
  •  

...искромётное селитряное вино <было> добыто из могильных склепов...[6]

  Ханс Кристиан Андерсен, «Лесной холм», 1845
  •  

Берегите накрепко, чтоб при этой селитряной варке от Григорья Строганова крестьянам обид не было ни под каким видом, <...> да берегите накрепко, чтоб он селитры не продавал никому.[7]

  Сергей Соловьёв, «История России с древнейших времен» (том 6, глава 7), 1859
  •  

...запорожцы кроме того, что берут по сту золотых с котла, притесняют селитреников всячески: и деньги, и напитки, и харчи берут с селитряных майданов беспрестанно, почему селитра дешево продаваться не может.[7]

  Сергей Соловьёв, «История России с древнейших времен» (том 14, глава 4), 1859
  •  

Если насытить воду селитрой с солью вместе, лишняя селитра и соль не смешаются, сложатся каждая по-своему — селитра столбиками, а соль кубиками.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Когда из жидкой воды делается крепкая вода, она складывается в фигуры, и из нее выходит тепло. То же самое делается с селитрой; когда она из жидкой складывается в крепкие фигуры, из нее выходит тепло.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Принеси селитры, соли и всякой вещи, какая в воде расходится, и распускай ее в воде, — станет холодно.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Лет 30 назад селитру начала готовить искусственно, протягивая струю воздуха через вольтову дугу; впервые этот способ был применен в Норвегии, <...> поэтому, за искусственной селитрой сохранилось название норвежской...[9]

  Александр Ситников, «Химическая промышленность и сельское хозяйство», 1924
  •  

...все вещества, в которых есть калий, дали тот же фиолетовый цвет: и селитра, и поташ, и едкое кали.[10]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936

Калийная селитра в научной и научно-популярной литературеПравить

  •  

Разные мастерства, в которых без селитры обойтись не можно, а особливо делание пороха, которого без ней отнюд составить нельзя, довольно показывают, что она при нынешнем состоянии человеческого общества весьма необходимо нужна. И понеже воинское искусство старается, чтобы ему чрез употребление пороха от часу совершеннейшим и страшнейшим учиниться, что есть безопаснейший способ, чрез который неприятеля в страх и в уклонность привести можно, когда он тем, как некоторым огненным дождем, засыпан бывает, то следует само собою, что расход на селитру очень прибывать, а она сама реже и дороже становиться долженствует. Для того важная вещь есть о способах и средствиях подумать, как бы селитру, в рассуждение доныне бывшего времени, обильнее, дешевле и чище делать. При сем очевидном способстве, которое штату отсюду возрасти может, намерены мы некоторыми из сих листков и иным услугу показать, которым учреждение и надозрение селитряных сараев вручено и которые, может быть, такой работы мало в руках имели или им иную видеть случая не бывало, чтобы им неискусству или упрямству мастеров в обман не отдаться, но иных работу самим рассудить и рассмотреть можно было.[2]

  Михаил Ломоносов, «О варении селитры» (перевод), 1741
  •  

К варению селитры надлежит удобная и уже от натуры такою солью одарованная земля, которую обыкновенно на жирном, глинистом, и притом несколько рыхлом месте, а особливо в тёплой стороне искать надобно. Такая земля познавается по вкусу или ежели кто раскаленное железо в нее воткнет, от которой оно пестро становится. Она также на горячем угле загорается. Но понеже к кучной работе много земли надобно, для того что на некоторых местах из трех пудов земли только один фунт селитры выварить можно, то надлежит весьма рассуждать, как бы оную обогатить. Для сего строят на сухом месте один или несколько сараев, которые со всех сторон полы, чтобы воздух свободно проходить мог, а сверху легкою крышкою от дождя прикрыты.[2]

  Михаил Ломоносов, «О варении селитры» (перевод), 1741
  •  

Прежде, нежели сии кучи вымывать можно, надобно, чтобы они по последней мере весну и лето пролежали. После сего хотя и можно из них селитру вымыть, однако далече не столь много, как ежели когда кто случай имеет оные с землею, из лошадиных, коровьих и овечьих хлевов, из старых каменных погребов и сводов, из навозных ям и отходов собранною, смешать и водою из навозных ям и старою уриною поливать. Одним словом, все, что от животных и растущих вещей к скорому согнитию склонно, к обогащению оных куч и произведению селитры очень добро. Чрез такие придачи получают и вымытые оные кучи скоро опять новую селитру, так что чрез долгое время другой земли не надобно.[2]

  Михаил Ломоносов, «О варении селитры» (перевод), 1741
  •  

Много есть и других опытов, которыми то же подтверждается, напр, в воде распущенная сулема ни прозрачности, ни цвету оныя не переменяет. Но как только распущенный на влажном воздухе поташ влит будет, вода, прозрачность потеряв, померанцовый цвет на себя примет. Потом, как прильешь кислую материю, то есть купоросную или селитряную крепкую водку, цвет потеряется и прозрачность возвратится и на дне ничего подонков не сядет.[11]

  Михаил Ломоносов, «Волфианская экспериментальная физика, с немецкого подлинника на латинском языке сокращенная», 1745
  •  

Селитра хотя в глубине земного недра и не находится, но токмо на ея поверхности рождается, однако ея часть, то есть крепкая водка, в металлургической химии необходимо нужна, для того нельзя миновать, чтобы оной здесь, сколько в сем предприятии надобно, не описать. Сия материя состоит всегда из шестиугольных прозрачных брусочков, ежели чиста. Вкус селитры хотя и кисловат, однако далече не столь, как купоросный. На огне, будучи в сосуде положена, расплывается, равно как соль, а на горячем уголье вспыхивает весьма ярко. Крепкой водки выгонить из ней так же, как из соли, невозможно, ежели она с купоросом, квасцами или какою-нибудь землею прежде не будет соединена. Сия крепкая водка когда из реторты в подставленный сосуд перебирается, тогда восходит под видом красного дыма. Она распускает в себе все металлы, кроме золота. Однако и то также ей противиться не может, когда она с нашатырем или со спиртом соляным соединена бывает, но в изрядную желтую жидкую материю в ней расплывается. Сия из двух сложенная крепкая водка называется королевскою, затем что короля всех металлов, то есть золото, в себе разводит; по-российски золотая.[4]

  Михаил Ломоносов, «Первые основания металлургии или рудных дел», 1763
  •  

Возьми 1 фунт селитры да два фунта винного камня, сотри мелко вместе, положи в горшок и прикрой, оставив небольшую скважину, чтобы раскаленным железным прутом можно было смешанную материю зажечь, которая от того с четверть часа, вспыхиваючи, горит и в уголь претворяется. Сей уголь надлежит истереть и в другой раз таким же образом раскаленным железом еще зажечь, буде станет гореть; а буде не зажжется, то должно признать, что она и с одного раза была готова. Сия сожженная и истертая в порошок материя называется чёрный флус. Белый флус составляют из двух частей селитры и из одной части винного камня, стерши вместе без жжения. Употребление сих флусов в следующей главе показано будет.[4]

  Михаил Ломоносов, «Первые основания металлургии или рудных дел», 1763
  •  

Варение селитры больше к пороховым заводам, нежели к рудным делам надлежит. Также и соловаренные заводы от оных совсем особливы; того ради о варении обоих сих материалов писать ради краткости оставляю.[4]

  Михаил Ломоносов, «Первые основания металлургии или рудных дел», 1763
  •  

Селитра тонкими слоями находится около жилых мест, по старым каменным стенам, по городищам и по навозу; для чего на селитряных заводах делают нарочные кучи, с которых на подобие инья в сосуды тонкую соль собирают, и потом вываривают. Многие места в Аравии покрыты селитряным иньем с солью смешенным, так что от излишества их земля стоит бесплодна.[5]

  Михаил Ломоносов, «О слоях земных», 1763
  •  

Рассудив, что соль есть материя сложенная, то она конечно не первозданная; и производится в натуре подобно как другие материи соляного сложения; то есть квасцы из кислоты серной, из белой земли и из воды; купорос из кислоты, из воды и из металлу, и как Химикам больше известно о других родах соли, искусством произведенных. Когда соль разрушается в не соль, 1) чрез Химическую перегонку; 2) в морских рыбах, которые не смотря, что в соленой воде родятся, возрастают и питаются солеными морскими травами и илом, однако свежи, и к сохранению своему от согнития не меньше соли требуют, нежели свежие речные рыбы. Сие все уверяет согласно о небытии соли с начала света. Тоже заключить должно и о подобной ей сложенной соляной материи селитре, которая родится на земной поверхности; и ежели где в земли находится, случайно туда попалась.[5]

  Михаил Ломоносов, «О слоях земных», 1763
  •  

Всемирным поставщиком селитры является Чили (государство Южной Америки), где имеются громадные залежи ее и откуда все страны получают ее и для удобрения и для получения взрывчатых веществ, красок и лекарств. Из селитры готовится азотная кислота, которая имеет большое применение при производстве взрывчатых веществ и красок.
Лет 30 назад селитру начала готовить искусственно, протягивая струю воздуха через вольтову дугу; впервые этот способ был применен в Норвегии, где для получения электрической энергии использовали силу водопадов; поэтому, за искусственной селитрой сохранилось название норвежской, а естественная селитра называется чилийской.
Получение искусственной селитры возможно при использовании даровой водяной силы, у нас, наприм., силы Днепровских порогов.[9]

  Александр Ситников, «Химическая промышленность и сельское хозяйство», 1924
  •  

Крохотный кристаллик сильвина был внесен в пламя газовой горелки. Пламя разгорелось так же ярко, как и от кристаллика поваренной соли, но окрасилось в другой цвет — не желтый, а фиолетовый. И не один сильвин, а все вещества, в которых есть калий, дали тот же фиолетовый цвет: и селитра, и поташ, и едкое кали. Вывод ясен: фиолетовый цвет пламени зависит от калия. Но Бунзен и тут не отказался от последней проверки: он внес в пламя чистый калий. Все тот же фиолетовый цвет. Значит, желтый цвет — признак натрия, а фиолетовый — калия.[10]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Нитрат калия KN03, или калийная селитра, в небольших количествах также встречается в природе, но главным образом получается искусственно при взаимодействии нитрата натрия с хлоридом калия.
Обе эти соли используются в качестве удобрений, причем нитрат калия содержит два необходимых растениям элемента: азот и калий. Нитраты натрия и калия применяются также при стекловарении и в пищевой промышленности для консервирования продуктов.[12]:401

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

Сильный окислитель — азотная кислота HNO3: в чистом виде она воспламеняет многие органические вещества. Нитраты, соли азотной кислоты (например, в виде удобрения — калийной или аммиачной селитры), легко воспламеняются, если смешаны с горючими веществами.[13]

  Илья Леенсон, «Химия пламени», 2011

Калийная селитра в публицистике, мемуарах и документальной прозеПравить

  •  

Из противною на языке свинцу и из острого уксусу производит мёд превосходящую сладость и чрез смешение минералов испускает тонкое благоухание приятныя розы. Напротив того, из селитры, которая духу никакого и вкусу сильного не имеет, рождает проницательную и твердые металлы разъедающую кислость и смрад, отъемлющий дыхание. Не ясно ли из сего понимаете, что изыскание причины разных вкусов и запахов не инако с желаемым успехом предприять можно, как, последуя указанию предыдущий химии и применяясь по ее искусству, угадывать в тонких сосудах органических тел закрытые и только вкушению и обонянию чувствительные перемены.[3]

  Михаил Ломоносов, Слово о пользе химии, 1751
  •  

Известно химикам, что крепкие водки, растворяя в себе металлы, без прикосновения внешнего огня согреваются, кипят и опаляющий пар испускают; что чрез слитие сильной селитряной кислости с некоторыми жирными материями не токмо страшное кипение, дым и шум, но и ярый пламень в мгновение ока воспаляется, и, напротив того, тёплая селитра, в теплой же воде разведенная, дает толь сильную стужу, что она в пристойном сосуде середи лета замерзает.[3]

  Михаил Ломоносов, Слово о пользе химии, 1751
  •  

Человек простой и убогий, который, убегая своей скудости, следовал издалеча химии к получению достатков неведомыми себе дорогами, и в намерении отворить себе вход во внутренность дорогих металлов соединил с угольем серу и селитру и на огонь в сосуде поставил. Внезапно страшный звук и крепкий удар воспоследовал! И хотя сам не без повреждения остался, однако больше того был обрадован надеждою, что он получит сильную и нерушимий металл разрушающую материю. Для того запирал и заклепывал состав свой в твердые железные сосуды, но без успеху. Отсюду произошло огнестрельное оружие, загремели полки и городские стены, и из рук человеческих смертоносная молния блеснула![3]

  Михаил Ломоносов, Слово о пользе химии, 1751
  •  

Для наряда для пушек и пищалей в своем новом городке Строганов нуждался в селитре; царь по его челобитной позволил ему на Вычегодском посаде и в Усольском уезде сварить селитры, но не больше тридцати пудов, причем писал старостам тех мест: «Берегите накрепко, чтоб при этой селитряной варке от Григорья Строганова крестьянам обид не было ни под каким видом, чтоб на дворах из-под изб и хором он у вас сopy и земли не копал и хором не портил; да берегите накрепко, чтоб он селитры не продавал никому». Строганов построил городок, назвал его Канкором, но через пять лет одного городка оказалось мало...[7]

  Сергей Соловьёв, «История России с древнейших времен» (том 6, глава 7), 1859
  •  

Мазепа сам писал о буйстве запорожцев во время похода, но и от тех, которые оставались на Сечи, не было покоя. В начале 1701 года запорожцы прислали Мазепе жалобу, что селитреники, которые выделывают селитру около реки Самары, обещали им платить с котла по 100 золотых и обещания не исполняли. Донеся об этой жалобе государю, гетман писал: запорожцы кроме того, что берут по сту золотых с котла, притесняют селитреников всячески: и деньги, и напитки, и харчи берут с селитряных майданов беспрестанно, почему селитра дешево продаваться не может. Запорожцы упорно называют речку Самару от устья до верху и леса, по ее берегам растущие, и дальние буераки лесовые, и могилы, из которых селитра делается, своими; грозили майданы селитряные разорить, селитреников с работниками отогнать и не только на селитряное дело, ни на какую потребу лесов самарских никому не давать, как паствы скотине там не дают. И если при реке Самаре селитры не делать, то нигде более способных мест нет.[7]

  Сергей Соловьёв, «История России с древнейших времен» (том 14, глава 4), 1859
  •  

Когда запорожцы, Герасим Крыса с товарищами, приехали в Москву за жалованьем, то их посадили за караул и расспрашивали: когда разбивали греков и селитреников, они, Крыса с товарищами были ли у этого грабежа?
Крыса отвечал: «Над греками учинили мы грабёж всем Войском Запорожским с общего совета; и как их пожитки в Сече были разграблены, в то время мы тут были и пожитки делили. А пограбили мы их за то, что они Сечу нашу миновали, ругаясь над нами, ставя Войско Запорожское ни во что, а прежде греки и другие купцы мимо нас никуда не проезжали и нанимали нас в проводники; так эти греки по нашему обыкновению учинились в арешт и за арешт, и мы их пограбили. Как селитреники разорены — не знаем; услыхали мы об этом на дороге; только и тут Войско Запорожское не виновато, потому что селитреники торговые мужики завладели нашими угодьями».[7]

  Сергей Соловьёв, «История России с древнейших времен» (том 14, глава 4), 1859
  •  

Если насытить воду селитряным порошком, а потом подсыпать еще селитры лишней, всё согреть и не мешавши дать остынуть, то селитра лишняя не ляжет порошком на дне воды, а соберется вся шестигранными столбиками и сядет на дне и по бокам, столбик подле столбика. Если насытить воду селитряным порошком и поставить в теплом месте, то вода уйдет паром, а селитра лишняя также сложится столбиками шестигранными.
Если насытить воду простою солью, согреть и также дать уйти воде паром, то лишняя соль сложится тоже не порошком, а кубиками. Если насытить воду селитрой с солью вместе, лишняя селитра и соль не смешаются, сложатся каждая по-своему — селитра столбиками, а соль кубиками.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Если, когда вода насыщена селитрой и в ней начинают складываться фигуры, отломить иголочкой край фигуры, то опять на то же место придут новые кусочки селитры и опять заделают отломанный край точно так, как ему надо быть, — шестигранными столбиками. То же самое и с солью и со всякой другой вещью. Все маленькие порошинки сами ворочаются и приставляются той стороной, какой надо.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Что такое лёд? Это холодная, крепкая вода. Когда из жидкой воды делается крепкая вода, она складывается в фигуры, и из нее выходит тепло. То же самое делается с селитрой; когда она из жидкой складывается в крепкие фигуры, из нее выходит тепло. То же с солью, то же с плавленым чугуном, когда он из жидкого делается крепким. Когда какая-нибудь вещь из жидкой делается крепкой, — из нее выходит тепло, и она складывается в фигуры. А когда из крепкой делается жидкая, то вещь забирает в себя тепло, и из нее выходит холод, и фигуры ее распускаются.
Принеси плавленого железа и дай ему остывать; принеси теста горячего и дай ему остывать; принеси извести гашеной и дай ей остывать, — будет тепло. Принеси льду и тай его, — станет холодно. Принеси селитры, соли и всякой вещи, какая в воде расходится, и распускай ее в воде, — станет холодно. Чтоб заморозить мороженое, сыплют соль в воду.[8]

  Лев Толстой, «Третья русская книга для чтения», 1875
  •  

Соединение кислоты со щёлочью является прежде всего, причиной образования соли, причем освобождается энергия. Примет ли эта энергия целиком или отчасти форму электричества, зависит от обстоятельств, при которых она освобождается. В цепи, состоящей например из азотной кислоты и раствора калия между платиновыми электродами, это будет иметь отчасти место, причем для образования тока безразлично, включат ли или нет селитряный раствор между кислотой и щёлочью, так как это может лишь замедлить, но не помешать окончательно образованию соли.[14]

  Фридрих Энгельс, «Диалектика природы» (гл. 13), 1882
  •  

Чёрный порох состоит из смеси около 74-77 частей селитры (калиевой), 11-15 древесного угля и 8-12 1/2 частей серы. <...> Достоинства чёрного пороха: он дешев, может храниться в годном состоянии хоть сто лет, только бы не отсырел, хорошо отмеривается меркой, хорошо зажигается всяким пистоном, нагар его меньше вредит стволу, к способам заряжания он мало чувствителен, ― при увеличениях заряда дает соответствующие увеличения давлений и скоростей. Недостатки: отсырев, портится и уже не восстановляет качеств своих после сушки, сильно пачкает стволы, так что бой дробью, а в особенности пулей, после нескольких выстрелов заметно ухудшается, при выстреле дает довольно сильную отдачу и гром выстрела, дает большое облако густого дыма, которое часто мешает вовремя дать второй выстрел.[15]

  Сергей Бутурлин, «Дробовое ружье и стрельба из него», 1926
  •  

Главной заслугой Рудольфа Глаубера остаются исследования неорганических солей и кислот. Азотная и соляная кислоты были известны и до него, со времен раннего средневековья. Их получали сухой перегонкой купоросов и квасцов с селитрой либо с поваренной солью. Глаубер объяснил, как образуется серная кислота, как она, в свою очередь, реагирует с калийной селитрой и поваренной солью. Из его опытов следовало, что азотную кислоту можно добыть, перегоняя смесь серной кислоты с селитрой, а соляную ― путем перегонки серной кислоты с поваренной солью. Именно этим способом Глаубер впервые получил в чистом виде обе кислоты ― азотную и соляную. Он заметил, что при образовании соляной кислоты выделяется побочный продукт: кристаллы какой-то новой, не известной никому ранее соли.[16]

  — Григорий Моисеев, «Рудольф Глаубер», 1970
  •  

В Египте было несколько способов бальзамирования ― одни для богатых, другие для бедных. А если умерший был фараоном, то тело его обрабатывали более 100 дней. Сначала тело вскрывали, промывали полости пальмовым вином, наполняли воском и асфальтом со дна Мертвого моря. После погружения на 70 дней в натрон ― сложный раствор, содержащий азотнокислый калий, сернистый натр, углекислый калий и известь, ― тело просушивали, натирали ароматическими маслами, щедро посыпали благовониями и помещали в раствор мёда и смол еще на 20 дней. Затем надевали рубаху, которая зашнуровывалась сзади, и 15 ― 20 раз упелёнывали льняным полотном, пропитанным смолами.[17]

  Василий Голованов, «Закон неотвратимости», 2004
  •  

Кирик и Улита остаются живыми и невредимыми после самых невероятных мучений. Все орудия казни, направленные на мать и младенца, разрушаются, приобретают противоположные свойства или же обращаются против мучителей. Так, лезвие топора ломается, а горящая селитра с оловом стновятся как море да ледяное.[18]

  — Александра Кудрявцева (Коробова), «Духовные стихи как жанр фольклора», 2016

Калийная селитра в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

В кухне жарились на вертелах сотни жирных лягушек, готовились ужиные шкурки с начинкой из детских пальчиков и салат из мухоморов, сырых мышиных мордочек и белены. Пиво было взято с завода самой бабы-болотницы, а искромётное селитряное вино добыто из могильных склепов; словом, всё было как следует. К десерту готовились груды ржавых гвоздей и осколков церковных стёкол.[6]

  Ханс Кристиан Андерсен, «Лесной холм», 1845
  •  

Нос мой обоняет дурной бесовский запах серы, элемента номер шестнадцать с атомным весом тридцать два ноль шестьдесят шесть. Помнится, это её ты выплавлял из гипса, в котором содержится кальций-эс-о-четыре… С селитрой тебе повезло, нитрат калия калий-эн-о-три достался тебе от такого же суетного и нетерпеливого. Если ты доживёшь до утра, то попробуй в дальнейшем получать селитру обменной реакцией между нитратом натрия и хлоридом калия… Ну, а уголь ты взял из костра.[19]

  Анатолий Азольский, «Монахи», 2000

Калийная селитра в поэзииПравить

 
Мешок с калийной селитрой (удобрением)
  •  

Исчезло чистое вино,
Теперь — бог знает что оно!
Его подделывают хитро:
Поташ берётся и селитра,
Корица, сера и горчица,
Сухая костьребро, ключица,
Коренья, всяческое зелье —
Вот нынешнее виноделье!
Всю эту гадость в бочки льют —
Беременные жены пьют
И, раньше времени полнея,
Не обольщают нас сильнее.
Бывает, что вино такое
Ведёт и к вечному покою

  Себастьян Брант, «Корабль дураков», 1494
  •  

Среди бомб, и пуль, и стуку,
‎Средь сгущенных облаков,
Между пушечного звуку
‎И селитряных дымов,
Везде путь любви свободен,
‎Везде сыщет та меня,
Везде буду я неволен,
‎Буду плакать без тебя.[20]

  Михаил Чулков, «Посреди войны крававой», 1770

ИсточникиПравить

  1. Розенбергер Ф. История физики (Период возникновения новой физики (приблизительно с 1600 до 1650 г.)). — Москва-Ленинград, ОНТИ Государственное технико-теоретическое издательство, 1934 г.
  2. 1 2 3 4 5 М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. — Л.: «Наука», 1984 г.
  3. 1 2 3 4 5 М. В. Ломоносов. «Избранные философские произведения». Москва, Госполитиздат, 1950 г.
  4. 1 2 3 4 5 М. В. Ломоносов. Первые основания металлургии или рудных дел. — Санктпетербург: Императорская Академия Наук, 1763 г.
  5. 1 2 3 М. В. Ломоносов. О слоях земных. Первые основания металлургии или рудных дел. Прибавление 2. — Санктпетербург: Императорская Академия Наук, 1763. С. 237—416
  6. 1 2 Собрание сочинений Андерсена в четырёх томах. — 1-e издание. — СПб., 1894 г. — Т. 1
  7. 1 2 3 4 5 С. М. Соловьев История России с древнейших времен: в 15 кн. Том XIV. Глава IV. — М.: Соцэкгиз, 1961 г.
  8. 1 2 3 4 5 6 Толстой Л. Н. Собрание сочинений: в 22 т. — М.: Художественная литература. — том 10. Произведения 1872—1886 гг.
  9. 1 2 А. П. Ситников. Химическая промышленность и сельское хозяйство. Харьков, газета «Коммунист». — 29 июня 1924. — № 147 (1338). — Стр. 4.
  10. 1 2 М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  11. М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 т. Том 1. — М.-Л.: «Наука», 1984 г.
  12. Н. Л. Глинка. Общая химия: Учебное пособие для вузов (под. ред. В.А.Рабиновича, издание 16-е, исправленное и дополненное). ― Л.: Химия, 1973 г. ― 720 стр.
  13. И. А. Леенсон. «Химия пламени». — М.: «Химия и жизнь», № 2, 2011 г.
  14. Энгельс Ф. Диалектика природы. — М.: Партиздат, 1934 г.
  15. С. А. Бутурлин. Дробовое ружье и стрельба из него. — М.: изд-во Всекохотсоюза, 1929 г.
  16. Г. Моисеев. «Рудольф Глаубер». — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  17. Голованов В.Я. «Закон неотвратимости» (2004). — М.: Журнал «Вокруг света», №6 — 2004 г.
  18. Александра Кудрявцева (Коробова). Духовные стихи как жанр фольклора (лекционный курс). — М.: Литагент Ридеро, 2016 г.
  19. Анатолий Азольский. Монахи. — М.: «Новый Мир», №6, 2000 г.
  20. М. Д. Чулков. Сочинения Михаила Дмитриевича Чулкова. — СПб., 1913. — Т. 1. — С. 154

См. такжеПравить