Полоний

химический элемент
супруги Кюри и новый металл
Андре Кастен, 1903
84
Полоний
(209)
4f145d106s26p4

Поло́ний (лат. Polonium; обозначается символом Po) — радиоактивный элемент главной подгруппы VI группы, шестого периода периодической системы химических элементов Д. И. Менделеева, с атомным номером 84. Относится к группе халькогенов. При нормальных условиях полоний представляет собой мягкий радиоактивный металл серебристо-белого цвета.

Полоний открыли французские ученые, супружеская пара: Пьер Кюри и Мария Кюри. Они обнаружили, что отходы, остающиеся после выделения урана из урановой руды, более радиоактивны, чем чистый уран. Из этих отходов супруги Кюри после нескольких лет интенсивной работы выделили два сильно радиоактивных элемента: полоний и радий. Первое сообщение об открытии полония (в виде смеси с барием) Кюри сделали 18 июля 1898 года во Французской академии наук в докладе под названием «О новом радиоактивном веществе, содержащемся в смоляной обманке». Элемент был назван в честь родины Марии Склодовской-Кюри — Польши.

Полоний в цитатахПравить

  •  

Мы полагаем, что вещество, которое мы извлекли из урановой руды, содержит еще не описанный металл, по своим химическим свойствам близкий к висмуту. Если существование этого металла подтвердится, мы предлагаем назвать его «полонием» — по имени страны, откуда происходит один из нас.[1]

  Пьер Кюри, Мария Кюри, из Доклада Академии Наук об открытии нового металла, 18 июля 1898 г.
  •  

Когда я формулировала гипотезу о причинах этого <завышенного фона радиоактивности, исходящего от остатков урановой руды>, мне пришло в голову только одно объяснение: должно быть, в этих минералах содержится какое-то неизвестное очень активное вещество. Мой муж согласился, так что я убедила его искать это гипотетическое вещество вместе, поскольку если сложить усилия, можно было получить результаты раньше.

  Мария Кюри, Краткие автобиографические заметки, 1921
  •  

Несколько по-другому воспринимает новость физик, какой-нибудь собрат супругов Кюри в области науки. Особенные свойства полония и радия разрушают основные теории, которым верили ученые в течение веков. Чем объяснить спонтанную радиоактивность элементов? Это открытие потрясает целый мир приобретенных знаний и противоречит крепко укоренившимся представлениям о строении материи. Поэтому физик ведет себя сдержанно. Его в высшей степени интересует работа Пьера и мадам Кюри, он понимает ее бесконечные возможности в дальнейшем, но, для того чтобы составить свое мнение, ждет решающих точных результатов. <...>
Чтобы показать скептикам радий и полоний, доказать миру существование их детищ и окончательно убедить самих себя, супругам Кюри понадобится четыре года упорной работы.
Урановая смолка, таящая в себе полоний и радий, — минерал очень дорогой; она добывается из руд Иоахимстали в Богемии с целью извлечения из нее урановых солей, употребляемых в стекольном производстве. Необходимые тонны обойдутся дорого. Чересчур дорого для самих Кюри!
Находчивость заменит им деньги. По соображениям обоих ученых, после извлечения урана из минерала те ничтожные количества полония и радия, которые в нем содержатся, должны оставаться в уже обработанном сырье. Следовательно, ничто не мешает им находиться в отбросах, и если необработанная урановая смолка стоит очень дорого, то ее отходы после извлечения урана стоят гроши. А если попросить у австрийского коллеги рекомендацию к директору рудников Иоахимстали, то не удастся ли получить большое количество этих отбросов по доступным ценам?[1]

  — Ева Кюри, «Мария Кюри» (из главы «Четыре года в сарае»), 1937
  •  

Радиоактивность, выделение теплоты, образование гелия и эманации, спонтанный распад... Как далеко мы ушли от теорий инертной материи, неизменного атома! Каких-нибудь пять лет тому назад ученые еще верили, что Вселенная состоит из вполне определенных тел, из неизменных элементов. А теперь оказывается, что частицы радия каждую секунду выталкивают из самих себя атомы гелия и выбрасывают их в пространство с огромной силой. Этот микроскопический и страшный взрыв Мари назовет «катаклизмом ядерного превращения»; остаток же его представляет собой атом эманации радия, который превратится в другое радиоактивное вещество, а оно, в свою очередь, претерпит распад. Сейчас мы знаем, что радиоактивные элементы образуют своеобразные семейства, где каждый из его членов выделяется в результате самопроизвольного превращения материнского вещества: радий — потомок урана, полоний — потомок радия. Эти тела ежемгновенно создаются и саморазрушаются по вечным законам: каждый радиоактивный элемент теряет половину своей массы в точно определенное, одно и то же время, которое назвали периодом полураспада. Чтобы уменьшиться наполовину, урану нужно несколько миллиардов лет, радию — тысяча шестьсот, эманации радия — четыре дня, а «потомкам» эманации — лишь несколько секунд.[1]

  — Ева Кюри, «Мария Кюри», 1937
  •  

С именем Марии Склодовской-Кюри связано установление природы радиоактивности, открытие химических элементов полония и радия. Кстати, Марии Кюри мы обязаны и появлением самого термина «радиоактивность», образованного от латинского слова «radius» ― луч. В лабораторных записных книжках супругов Кюри за 18 июля 1898 года указано, что они предлагают назвать новый элемент полонием «по имени страны, являющейся родиной одного из нас». Так в названии первого из открытых элементов нашел выражение патриотизм Марии Склодовской-Кюри. В то время Польша (по-латыни Polonia) не была самостоятельной, она входила в состав Российской империи и терпела жестокий национальный гнёт: даже в гимназиях запрещалось преподавание и чтение книг на польском языке. Названием нового элемента молодая полька заявила на весь мир о надеждах польских патриотов на создание независимого польского государства. Спустя полгода, 26 декабря 1898 года, Мария и Пьер Кюри вместе с Бемоном нашли новый химический элемент. Он был более чем в тысячу раз активнее урана. В сообщении об открытии они писали: «… Полученное нами радиоактивное вещество содержит неизвестный элемент, который мы предлагаем назвать радием».[2]

  Константин Миронов, «Радий: rad», 1967
  •  

И герой заключает с Сатаной сделку: отдает ему свою бессмертную душу, за которую Сатана платит своим драгоценным радиевым телом («по три миллиона за фунт»). Сатану сделка вполне устраивает, и он начинает бахвалиться, попутно перевирая химические и физические понятия: «Уголь… надо добывать, без него нет ни пара, ни электричества, и к тому же потери огромные: уголь сжигают, и он исчезает без остатка. Иное дело радий! Моими девятьюстами фунтами можно обогреть весь мир. залить его светом, дать энергию всем кораблям, всем станкам, всем железным дорогам ― и не израсходовать при этом и пяти фунтов радия! И тогда…» «Полоний в чистом виде, освобожденный от висмута, является тем единственным веществом, которое способно управлять радием, обуздывать его разрушительные силы, укрощать их, держать в повиновении… Пощупайте мою кожу. Ну, что вы о ней скажете? ― Нежная, шелковистая, прозрачная, тонкая, как желатинная пленка, очень красиво, ваше величество! ― Так это и есть полоний…» А дальше идет уже совсем несусветное, с нашей точки зрения. Сатана заявляет: «Так вот, атом радия, имеющий положительный заряд, в пять тысяч раз меньше атома водорода. Этот неописуемо маленький атом зовется электроном». Впрочем, вся эта физико-химическая несуразица (вполне возможно, что умышленная) помогла создать отличный сатирический рассказ.[3]

  Теодор Молдавер, «Читая сатириков», 1969
  •  

На автоматизированных буях и плавучих маяках источник энергии должен отвечать принципу «поставить и забыть». Здесь в последнее время стали использовать термоэлектрические генераторы; «горячие» спаи их термопар нагреваются газовой горелкой, холодные ― омываются воздухом или водой. Система безотказно работает до тех пор, пока не исчерпается запас сжиженного газа; затем этот запас возобновляют. Для таких систем есть еще более долговечный источник: тот же генератор, но с радиоактивным топливом, например с изотопом полоний-210. Альфа-частицы, излучаемые изотопом, тормозятся поглощающим материалом, скажем, графитом, нагревают его, а он отдает тепло термопарам, вырабатывающим электроэнергию. Можно ли использовать такие источники на суше? Их уже используют.[4]

  Николай Лидоренко, «Автономная энергетика: источники тока для земли, моря, космоса», 1970
  •  

Отношение ветвления… Этот странный феномен должен был смущать мысль физика нисколько не меньше, чем квантовые скачки электронов. Иные из элементов распадались двояким способом. Вот радий-С: часть его атомов претерпевала альфа-распад и становилась теллуром-210, а другая часть переживала бета-распад и порождала полоний-214. Атому предлагались на выбор две судьбы. И ядро «заранее решало», что испустить ― альфа-частицу или бета-электрон. Параллель была разительной. Да только ничего не объясняла, как все параллели: к одной непонятности присоединялась другая ― того же свойства. Но это-то и было сверхважно: того же свойства! В разных сферах жизни атома проступала общая черта ― одинаково абсурдная с точки зрения вековечного здравомыслия науки. Однако удвоение абсурда не увеличивало его.[5]

  Даниил Данин. «Нильс Бор», 1975

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 1,2 Ева Кюри. «Мария Кюри» (1937) / пер. с франц. Е. Корша под ред. В.В. Алпатова. — М., 1976 г.
  2. К. В. Миронов. «Радий: rad». — М.: «Химия и жизнь», № 12, 1967 г.
  3. Теодор Молдавер. «Читая сатириков». — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1969 г.
  4. Лидоренко Н.. «Автономная энергетика: источники тока для земли, моря, космоса». — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  5. Даниил Данин. «Нильс Бор». — М.: «Молодая гвардия», 1978 г.

См. такжеПравить