Ни́зость — то же, что и подлость в современном значении, бесчестность, нравственная неразвитость, недостойное поведение, потакание инстинктам, моральная нечистоплотность, лживость, утилитарность мышления, склонность к совершению подлых поступков вообще; иногда — характеристика конкретного поступка.

Низость в афоризмах и определенияхПравить

  •  

Настоящая низость в юности ещё преступнее, чем в зрелом возрасте, зато слабость, наоборот, гораздо более извинительна.

  Жан-Жак Руссо
  •  

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

  Николай Чернышевский, 1860-е
  •  

...то, что она подслушивает за дочерью, так это её право, а не низость, <...> Будьте уверены, Алексей Фёдорович, что когда я сама буду матерью и у меня будет такая же дочь, как я, то я непременно буду за нею подслушивать.

  Фёдор Достоевский, «Братья Карамазовы» (книга Пятая), 1880
  •  

Христианская церковь ничего не оставила не тронутым в своей порче, она обесценила всякую ценность, из всякой истины она сделала ложь, из всего честного — душевную низость.

  Фридрих Ницше, «Антихрист. Проклятие христианству», 1888
  •  

Пусть низость говорит: «На солнце тоже пятна!..»[1]

  Георгий Голохвастов, «Солнце» (обращённый сонет), 1935
  •  

...он был приговорён потому, что самым подлым образом зарезал моего друга, который был его соперником у женщин. Весь город возмущался низостью этого подлого преступления Паганини.[2]

  Анатолий Виноградов, «Осуждение Паганини», 1936
  •  

Всю ложь и низость, некогда чужую,
Я нахожу ожившими во мне.[3]

  Валерий Перелешин, «Химера», 21 апреля 1944 (Шанхай)
  •  

Зависть умеряет своё бешенство, только вдоволь насладившись своей низостью.

  Андре Моруа, 1950-е
  •  

Высшая степень низости.

  Эмиль Кроткий, «Отрывки из ненаписанного», 1950-е
  •  

Словно может нас спасти
От стыда и от досады
Правота одной десятой,
Низость прочих девяти.[4]

  Давид Самойлов, «Если вычеркнуть войну...», октябрь 1961
  •  

...и глупость и низость ― это от смерти, а от жизни ― одна красота, которая умней всех нас и сама знает, что к чему.[5]

  Михаил Анчаров, «Золотой дождь», 1965
  •  

Я сам не люблю старичков-ворчунов
И все-таки истово рад,
Что я не изведал бесчестья чинов
И низости барских наград.[6]

  Александр Галич, «Я в путь собирался всегда налегке...», 9 марта 1972 г.
  •  

Как кара, как позор, как низость
Страшна двух тел раздетых близость.[7]

  Евгений Кропивницкий, «Любовь плотская грех сугубый...», 6 ноября 1973
  •  

Но есть ещё и низость комплиментов,
внушающих нам: «Правильно донёс».

  Евгений Евтушенко, «Голубь в Сантьяго» 1978
  •  

Некоторым людям надо достичь очень высокого положения, чтобы окружающие обнаружили, наконец, всю их низость.

  Эдуард Севрус, 1980-е
  •  

От низости злого труда,
От низости злого безделья…[8]

  Игорь Чиннов, «Какие вокруг образины...», 1981
  •  

В мире правят не тоталитаристы или демократы, а зло, мизантропия и низость.

  Сергей Довлатов, 1980-е
  •  

Нас впихивают на скотный двор, в навоз и помойку. Сознательно. Чтобы ублажить монстра. Толкачи низости знают: за это опускание народа в дерьмо им будут платить «бабки» и их не убьют.[9]

  Владимир Осипов, «Свобода в законе» (кто и зачем убил Юшенкова?), 2003
  •  

Презрение к народу ― низость духа,
Животный страх перед судьбы огнем…[10]

  Юнна Мориц, «Презрение к народу — низость духа...», 2008

Низость в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Стоило бы только задуматься над тем исполненным низости и подлости состоянием, в котором находятся португальцы, народ, лишённый искусств и промышленности, который англичане одевают от шляпы до башмаков, и увидели бы, насколько пагубно невежество для нации.

  Клод Адриан Гельвеций, из письма Вольтеру, 1761
  •  

Но что сказать об наших писателях, которые, почитая за низость изъяснить просто вещи самые обыкновенные, думают оживить детскую прозу дополнениями и вялыми метафорами?

  Александр Пушкин, <О русской прозе>, 1822[11]
  •  

Но беспорочны ли моряки, любители бродить по «Матросскому раю»? Отнюдь нет, однако у них так называемые пороки гораздо реже, чем у обитателей суши, порождаются нравственной низостью, и в злачные места их влечёт не столько порочность, сколько избыток жизненных сил после долгих месяцев воздержания — просто и прямо, в полном согласии с естественными законами.

  Герман Мелвилл, 1850-е
  •  

Тысячи лет культура имела какие-то табу, ограничения. Без табу не существует культуры. Швыдкие и сорокины сознательно уничтожают саму сущность культуры, начала цивилизации. Нас впихивают на скотный двор, в навоз и помойку. Сознательно. Чтобы ублажить монстра. Толкачи низости знают: за это опускание народа в дерьмо им будут платить «бабки» и их не убьют. Отстреливать будут тех, кто всерьёз верит не в «зелень», а в какие-либо идеи и идеалы, включая либеральные (в случае с Юшенковым).[9]

  Владимир Осипов, «Свобода в законе» (кто и зачем убил Юшенкова?), 2003

Низость в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Немного спустя граф Толстой перестал бывать у нас, потому что мой муж <Николай Николаевич Головин> оставил придворную должность, но, чтобы замаскировать низость этого поступка, он выставил меня причиною этого разрыва, повсюду рассказывая, что я поощряла увлечение его жены и хотела похитить её у него. [12]

  Варвара Головина, Записки, 1819
  •  

...прежде всего стремление к внутренней правдивости и серьезности во всех делах, противостояние мелочности и низости при любых обстоятельствах.[13]

  Эрих Мария Ремарк, дневник, 24 августа 1918
  •  

Я верю, что каждый народ имеет право с оружием в руках защищать свое бытие; знаю, что долго еще война будет обычным средством разрешения спорных международных вопросов; что приемы борьбы будут и честные и, к сожалению, бесчестные. Но существует известная грань, за которою и низость перестает быть просто низостью, а переходит в безумие. До такой грани мы уже дошли. И если религия, наука, литература, философы, гуманисты, учители человечества не подымут широкого идейного движения против привитой нам готтентотской морали, то мир увидит закат своей культуры.[14]

  Антон Деникин, «Очерки русской смуты», 1921

Низость в художественной прозе и беллетристикеПравить

  •  

— А все-таки я рада быть его рабой, добровольной рабой; переносить от него все, все, только бы он был со мной, только б я глядела на него! Кажется, пусть бы он и другую любил, только бы при мне это было, чтоб и я тут подле была… Экая низость, Ваня? — спросила она вдруг, смотря на меня каким-то горячечным, воспаленным взглядом. Одно мгновение мне казалось, будто она в бреду. — Ведь это низость, такие желания? Что ж? Сама говорю, что низость, а если он бросит меня, я побегу за ним на край света, хоть и отталкивать, хоть и прогонять меня будет.

  Фёдор Достоевский, «Униженные и оскорблённые», 1861
  •  

― Что там спорить, ― воскликнул Белоярцев: ― дело всем известное, коли про то уж песня поется; из песни слова не выкинешь, ― и, дернув рукою по струнам гитары, Белоярцев запел в голос «Ивушки»: Ты Баралиха, Баралиха, Шальная голова, Что ж ты, Баралиха, Невесела сидишь?
― Что ж ты, Баралиха, Невесела сидишь? ― подхватывал хор и, продолжая пародию, пропел подлейшее предположение о причинах невеселого сиденья «Баралихи». Розанов пожал плечами и сказал:
― Это уж из рук вон подло.
Но Райнер совсем не совладел собой. Бледный, дрожа всем телом, со слезами, брызнувшими на щеки, он скоро вошел в залу и сказал:
― Господа, объявляю вам, что это низость.
― Что такое? ― спросили остановившиеся певцы.
― Низость, это низость ― ходить в дом к честной женщине и петь на ее счет такие гнусные песни. Здесь нет её детей, и я отвечаю за неё каждому, кто ещё скажет на её счет хоть одно непристойное слово.[15]

  Николай Лесков, «Некуда», 1864
  •  

Дядя, дядя, что я узнала, голубчик, ― писалось в новом письме. ― Какая это низость, какой это грех! У этой женщины от моего отца есть дети! Они мужики! Мои братья ― мужики![16]

  Александр Шеллер-Михайлов, «В разброд», 1869
  •  

Все они теперь скитаются, как их разогнал Рогожин. Но что хуже всего, так это то, что я знал про него, что он мерзавец, негодяй и воришка, и всё-таки сел с ним играть, и что доигрывая последний рубль (мы в палки играли), я про себя думал: проиграю, к дяде Лукьяну пойду, поклонюсь, не откажет. Это уж низость, вот это так уж низость! Это уж подлость сознательная!
― Вот это так уж подлость сознательная! ― повторил Лебедев.[17]

  Фёдор Достоевский, «Идиот», 1869
  •  

Ольга Петровна. А сколько самому Алексею Николаичу он, по своей зависти, делал неприятностей.
Князь Янтарный. Алексею Николаичу даже!
Ольга Петровна. Да, как же! Все эти газетные статьи против Алексея Николаича были писаны под диктовку господина Вуланда.
Князь Янтарный. О, какая низость это с его стороны![18]

  Алексей Писемский, «Хищники», 1873
  •  

— Алёша, — залепетала она опять, — посмотрите у дверей, не подслушивает ли мамаша?
— Хорошо, Lise, я посмотрю, только не лучше ли не смотреть, а? Зачем подозревать в такой низости вашу мать?
— Как низости? В какой низости? Это то, что она подслушивает за дочерью, так это ее право, а не низость, — вспыхнула Lise. — Будьте уверены, Алексей Федорович, что когда я сама буду матерью и у меня будет такая же дочь, как я, то я непременно буду за нею подслушивать.
— Неужели, Lise? Это нехорошо.
— Ах, боже мой, какая тут низость? Если б обыкновенный светский разговор какой-нибудь и я бы подслушивала, то это низость, а тут родная дочь заперлась с молодым человеком… Слушайте, Алеша, знайте, я за вами тоже буду подсматривать, только что мы обвенчаемся, и знайте еще, что я все письма ваши буду распечатывать и всё читать… Это уж вы будьте предуведомлены…
— Да, конечно, если так… — бормотал Алеша, — только это нехорошо…

  Фёдор Достоевский, «Братья Карамазовы» (книга Пятая), 1880
  •  

― Твоё целомудрие оскорблено моею Пандорой? ― спросил его однажды вечером, сидя за вином, Фебуфис. Мак прервал свое долгое молчание и ответил ему:
― Да, с этой поры я не перестану жалеть, чем ты способен заниматься.
― Способен!.. Как это глупо! Я способен заниматься всем… и я, наконец, не понимаю, почему иногда не позволить себе шалость.
― Ты называешь это шалостью?
― Конечно. А ты?
― По-моему, это низость, это растление других и самого себя.
― Так ты видишь здесь один цинизм?
― Нет, я вижу всё, что здесь есть.[19]

  Николай Лесков, «Чертовы куклы», 1890
  •  

— Ну, да… подлость! — проговорил он вслух, точно подводя итоги своим размышлениям.
Вчера, когда было сделано предложение, он словно не вполне сознавал всей низости своего поступка и, обрадованный перспективой будущего благополучия, как будто и искренно уверял эту некрасивую, простодушную на вид девушку, с большими ясными доверчивыми глазами, в своей привязанности. И она, обрадованная и влюблённая, поверила, как раньше верила, и в серьезность его возвышенных речей, нашедших отклик в ее горячем сердце…
Но сегодня, как только он проснулся, вся эта низость предстала перед ним во всей своей наготе… Он ведь украл любовь девушки, представляясь перед ней совсем не тем человеком, каким был… Он ведь лгал, уверяя в своей любви…
Какая любовь?!
Она ему нисколько не нравится, и если б не ее миллионы, стал бы он с ней разговаривать! Она некрасива почти до уродливости: черты грубые, резкие, толстый нос, выдавшиеся скулы, обличавшие инородческую кровь, большие руки, грубоватые и красные, сложена отвратительно, маленькая, неуклюжая, одним словом внешность непривлекательная… Одни только глаза, кроткие, вдумчивые, большие темные глаза хороши у нее. И этот доверчивый взгляд
— И всё-таки я сделаю эту подлость, — проговорил Пинегин.[20]

  Константин Станюкович, «Женитьба Пинегина», 1893
  •  

Ему все хотелось не верить в то, что то, что было перед ним, было его дело. Но неумолимая невидимая рука держала его, и он предчувствовал уже, что он не отвертится. Он еще храбрился и по усвоенной привычке, положив ногу на ногу и небрежно играя своим pince-nez, в самоуверенной позе сидел на своем втором стуле первого ряда. А между тем в глубине своей души он уже чувствовал всю жестокость, подлость, низость не только этого своего поступка, но всей своей праздной, развратной, жестокой и самодовольной жизни, и та страшная завеса, которая каким-то чудом все это время, все эти двенадцать лет скрывала от него и это преступление, и всю его последующую жизнь, уже колебалась, и он урывками уже заглядывал за нее.[21]

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
  •  

Я мог бы примириться с городом, которым правит богатство, с городом, которым правит аристократия, но здесь у власти стоят самые темные, гнусные элементы. Эта грубость, претендующая на высокую культурность; эта низость, утверждающая свое могущество; эта узость, отрицающая все чужие ценности и добродетели!

  О. Генри, «Теория и практика», 1910
  •  

«В искусстве Паганини нет ничего удивительного, ― внезапно вставил слово третий собеседник. ― Я думаю, что если он провел восемь лет в тюрьме и за это время у него не отнимали скрипку, то что же было ему делать с утра до вечера? Что касается тюремного заключения, то он был приговорен потому, что самым подлым образом зарезал моего друга, который был его соперником у женщин. Весь город возмущался низостью этого подлого преступления Паганини».
Никто не ожидал, что я вступлю в этот разговор. Я просто обратился к тому из говоривших, кто выдавал себя за наиболее осведомленное лицо, сообщающее о моих преступлениях. Тут все сидевшие за столом внезапно повернулись ко мне. Вообразите эффект и удивление. Вся публика, сидевшая в столовой, узнала во мне отъявленного преступника и негодяя. Рассказчик был смущен. Оказалось, что убитый вовсе не был его другом и что сам он слышал эту историю из третьих, четвертых, пятых уст. Со смущенным, жалким видом он говорил о том, что его могли ввести в заблуждение.[2]

  Анатолий Виноградов, «Осуждение Паганини», 1936
  •  

Я понял лицемерные речи Николая Антоныча о «покойном брате». Я понял это фальшивое, значительное выражение лица, когда, рассказывая о нем, Николай Антоныч строго сдвинул брови, как будто во всем, что случилось, были отчасти виноваты и вы. Я понял всю глубину низости этого человека, притворявшегося, что он гордится своим благородством. Он не был назван, но это был он! Я не сомневался в этом. У меня пересохло в горле от волнения...[22]

  Вениамин Каверин, «Два капитана», 1944
  •  

Я остался жив, и даже раны мои, если не считать случая, когда меня подняло на воздух и шмякнуло на битое стекло и я две недели не разговаривал, были все ерундовые. Что же касается души и ее ранений, а это гораздо занятнее, то я видел приблизительно все, что видели все в эти годы, и испытал все, что испытали все, только, может быть, немножко острее. Потому что я художник и до сих пор верю в то, что это во мне есть. Следовательно, остался цел, и убедился в главном, и понял, что в жизни все перемешано, и хорошее и плохое стоят рядом, а также патетика и шарманка, еще неизвестно, когда что важнее, и строить жизнь без черновиков пока не удаётся, а беситься от глупости жизни, от ее бессмысленности и низости ― это все равно, что негодовать на красочную грязь, которая остается на палитре и называется «фузой». Потому что и глупость и низость ― это от смерти, а от жизни ― одна красота, которая умней всех нас и сама знает, что к чему.[5]

  Михаил Анчаров, «Золотой дождь», 1965
  •  

Слабостью Штейнглица была тщеславная жажда добиться признания высшего офицерского корпуса. Сильной стороной ― готовность на любую низость ради этого.[23]

  Вадим Кожевников, «Щит и меч». Книга первая, 1968
  •  

― Почему вас не радует честность, прямота, верность принципам? Почему бы вам не порадоваться, что такие есть среди вас? А полтора года назад, когда я каялся перед вами и вы знали, что я лгу и совершаю низость, низость! ― почему вы аплодировали? Почему вы все так настаиваете: соверши опять подлость, сдайся, пади и будешь наш!..[24]

  Владимир Дудинцев, «Белые одежды», 1987
  •  

Отношение среднестатистического мужчины к женщине характеризуется крайней низостью и запредельным цинизмом… Опросы показывают, что, с точки зрения мужской половой морали, существует две категории женщин. «Сукой» называется женщина, которая отказывает мужчине в половом акте. «Блядью» называется женщина, которая соглашается на него. Мужское отношение к женщине не только цинично, но и крайне иррационально. По господствующему среди мужчин мнению — так считает семьдесят четыре процента опрошенных — большинство молодых женщин попадает в обе категории одновременно, хоть это и невозможно по принципам элементарной логики

  Виктор Пелевин, «Empire V», 2006

Низость в поэзииПравить

  •  

Кто прям душой, тот в низости своей
Себе и без свидетелей винится,
Сгорая на костре душевных мук,
Хоть только небо да земля вокруг.[25]

  Луиджи Тансилло, «Слёзы Апостола Петра» (Le lagrime di San Pietro), 1560
  •  

Ждала тебя на подоконничке
Ревнивее, чем враг ― врага. ―
Легонечко, любовь, легонечко!
У низости ― легка нога!..[26]

  Марина Цветаева, «... коль делать нечего!..», 8 августа 1920
  •  

Когда обидой — опилась
Душа разгневанная,
Когда семижды зареклась
Сражаться с демонами
Не с теми, ливнями огней
В бездну нисхлёстнутыми:
С земными низостями дней.
С людскими косностями
Деревья! К вам иду! Спастись
От рёва рыночного!
Вашими вымахами ввысь
Как сердце выдышано!

  Марина Цветаева, «Когда обидой — опилась…», 8 сентября 1922
  •  

Слепорождённому, не нужен свет кроту
Пусть низость говорит: «На солнце тоже пятна!..»
Друзья, отравим ли и мы свою мечту?..
Благословенный диск! Как мощь его понятна,
Как близость дорога за блеск, за теплоту, ―
Не им ли всё живет, всё дышит, всё в цвету?[1]

  Георгий Голохвастов, «Солнце» (обращённый сонет), 1935
  •  

Рога и клювы, гривы и чешуи
Вобрал и я ― и, как на полотне,
Всю ложь и низость, некогда чужую,
Я нахожу ожившими во мне.
У глаз моих зрачки чужие, волчьи,
В моих движеньях ― обозленный слон.
Но знаю: вдалеке проходишь молча
Ты, некогда изгнавший легион…[3]

  Валерий Перелешин, «Химера», 21 апреля 1944 (Шанхай)
  •  

Если спросят нас юнцы,
Как мы жили, чем мы жили,
Мы помалкиваем или
Кажем раны и рубцы.
Словно может нас спасти
От стыда и от досады
Правота одной десятой,
Низость прочих девяти.
Ведь из наших сорока
Было лишь четыре года,
Где нежданная свобода
Нам, как смерть, была сладка…[4]

  Давид Самойлов, «Если вычеркнуть войну...», октябрь 1961
  •  

«Человеческой воли крылатой просторы я вижу,
Человеческой боли горбатые горы я вижу,
Человека и зверя пытливые взоры я вижу!..
Гнилью древних болот простирается низость людская».[27]

  Аделина Адалис, «Человеческой воли крылатой просторы я вижу...» (Из «Неизвестного»), 1966
  •  

Пускай заседают за круглым столом
Вселенской охоты псари,
А мудрость их вся заключается в том,
Что два ― это меньше, чем три.
Я сам не люблю старичков-ворчунов
И все-таки истово рад,
Что я не изведал бесчестья чинов
И низости барских наград.[6]

  Александр Галич, «Я в путь собирался всегда налегке...», 9 марта 1972 г.
  •  

Как кара, как позор, как низость
Страшна двух тел раздетых близость.
Соитье их ― звериный блуд
Таит в сознаньи горечь смут,
Ничтожество и униженье,
Духовности уничиженье…
Любовь, как кара, как недуг,
Она таит обилье мук.[7]

  Евгений Кропивницкий, «Любовь плотская грех сугубый...», 6 ноября 1973
  •  

Какое наслажденье для ничтожеств
доносчиком невинного назвать!
Но есть ещё и низость комплиментов,
внушающих нам: «Правильно донёс».

  Евгений Евтушенко, «Голубь в Сантьяго» 1978
  •  

Уйдём от зеленых чудовищ,
От синих страшилищ-червей
На Остров Небесных Сокровищ,
Где славит бессмертный Орфей
Богов. Где легко и прозрачно,
И жизнь ― как большая звезда.
Туда ― от грязцы аммиачной,
От низости злого труда,
От низости злого безделья,
Дельцов, подлецов, дураков,
От злого змеиного зелья
Улыбок, оскалов, щипков, ―
Туда, где ничто не похоже
На скуку наскучивших мест…
Но райское пение тоже
(Всю вечность!) тебе надоест…[8]

  Игорь Чиннов, «Какие вокруг образины...», 1981
  •  

Презрение к народу ― низость духа,
Животный страх перед судьбы огнем…
Пожар войны, и голод, и разруха
Напомнят о народе, ― да, о нем,
О демосе, о плебсе и о быдле,
О солдатне, о черных батраках,
О сгустках отвращенья ли, обид ли
В их смачно выразительных плевках.[10]

  Юнна Мориц, «Презрение к народу — низость духа...», 2008

Низость в пословицах и поговоркахПравить

  •  

Смелый человек — полон достоинства, трусливый — полон низости.

  Ингушская пословица

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Г. В. Голохвастов. Лебединая песня. Несобранное и неизданное. — М.: Водолей, 2007 г.
  2. 1 2 А. К. Виноградов. Повесть о братьях Тургеневых. Осуждение Паганини. — Минск: Мастацкая литература, 1983 г.
  3. 1 2 Валерий Перелешин. Три родины: Стихотворения и поэмы. Том 1. – М.: Престиж Бук, 2018 г.
  4. 1 2 Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  5. 1 2 Михаил Анчаров, «Теория невероятности». — М.: «Советская Россия», 1973 г.
  6. 1 2 'Галич А.'. Сочинения в двух томах, том второй: Стихотворения и поэмы (составитель А.Петраков, художник В.Крючков). — М.: «Локид-Пресс», 1999 г.
  7. 1 2 Кропивницкий Е.Л. Избранное. — Москва: «Культурный слой», 2004 г.
  8. 1 2 И. В. Чиннов. Собрание сочинений: в 2 т. М.: Согласие, 2002 г.
  9. 1 2 Владимир Осипов. «Свобода в законе» (кто и зачем убил Юшенкова?) — М.: «Завтра», 13 мая 2003 г.
  10. 1 2 Ю. П. Мориц. По закону — привет почтальону! — М.: Время, 2008 г.
  11. Незавершённое, отрывки, наброски, планы.
  12. Головина Варвара. В царском кругу. Воспоминания фрейлин дома Романовых. — М.: ТД Алгоритм, 2016 г.
  13. Томас Ф. Шнайдер. Воинствующий пацифист? — 1993.
  14. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Том I. Крушение власти и армии — Париж, 1921 г.
  15. Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 томах, Том 4. — Москва, «Правда», 1989 г.
  16. Полное собранiе сочиненiй А. К. Шеллера-Михайлова . Томъ IV. Приложеніе къ журналу «Нива» на 1904 г. — СПб.: Изд. А. Ф. Маркса, 1904 г.
  17. «Идиот». Роман в четырех частях Федора Достоевского. — СПб.: «Редакция Б. Томашевского и К. Халабаева», 1874 г.
  18. Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 6. — М.: «Правда», 1959 г.
  19. Лесков Н. С. Энциклопедическое собрание сочинений. М.: «ИДДК», IDDK-0561
  20. Станюкович К.М. Собрание сочинений в десяти томах, Том 4, стр.23-24. — Москва, Правда, 1977 г.
  21. Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: В 22 томах, том 13 «Воскресение». — Москва, «Художественная литература», 1978—1985 гг.
  22. В. Каверин. «Два капитана». Библиотека приключений в 20 томах. — М.: «Машиностроение», 1984 г.
  23. Кожевников В. М. Щит и меч. ― М.: Советский писатель, 1968 г.
  24. Дудинцев В., «Белые одежды» (часть третья). — М.: Советский писатель, 1988 г.
  25. Мигель де Сервантес, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», часть первая, глава XXV
  26. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  27. А.Е. Адалис. Бессоница: избранные стихи 1920-1969. ― Санкт-Петербург, Лимбус Пресс, 2002 г.

См. такжеПравить