Заблуждение

Заблужде́ние (иллюзия, самообман, наваждение, самообольщение, иногда суеверие) — неправильное мнение или представление о чём-либо, не соответствующее той или иной действительности или фактическому положению дел.

Различные по уровню и качеству заблуждения широко свойственны человеческому интеллекту и встречаются как в науке, так и в обыденной жизни.

Заблуждение в афоризмах и коротких цитатахПравить

  •  

Надменный и упрямый делает всё по-своему, не слушает ничьих советов и скоро становится жертвой своих заблуждений.

  Эзоп
  •  

Терпит вред тот, кто упорствует в заблуждении и невежестве.

  Марк Аврелий
  •  

Истина так нежна, что, чуть только отступил от неё, — впадаешь в заблуждение; но и заблуждение это так тонко, что стоит только немного отклониться от него, и оказываешься в истине.

  Блез Паскаль, до января 1659
  •  

… заблуждение <…> — это пища, общая умам всех времён и местностей, большая честь уметь просвещать и руководить этим глупым стадом смертных глупцов!

  Жюльен Ламетри, «Предварительное рассуждение», 1751
  •  

Люби истину, но будь снисходителен к заблуждениям.

  Вольтер, 1750-е
  •  

Слава, которой человек обязан заблуждению, есть иллюзия славы, которая разрушается при первых же лучах разума и истины.[1]:71

  Гельвеций, 1758
  •  

Заблуждения, освящённые гением великих мастеров, становятся со временем общепризнанными истинами.[2]

  •  

Спустя некоторое время после того, как заблуждение исчезло, люди не понимают, как они могли в него верить.

  Гельвеций, Мысли и размышления (XXXIV), 1760-е
  •  

Нет такого нелепого заблуждения, которое не нашло бы своего защитника.

  Оливер Голдсмит, 1771
  •  

Ничто так не заразительно, как заблуждение, поддерживаемое громким именем.

  Жорж Бюффон, 1770-е
  •  

Истина рождается как ересь и умирает как заблуждение.

  Георг Фридрих Гегель, 1820-е
  •  

Нет ничего опаснее для новой истины, чем старое заблуждение.

  Иоганн Вольфганг Гёте, 1800-е
  •  

У истины, так же как и у заблуждения, есть свои фанатики.

  Пьер Буаст, 1800-е
  •  

Величайший враг знания — не заблуждение, а косность.

  Генри Бокль, 1860
  •  

Одно заблуждение борется с другим, каждое разрушает своего противника, и из борьбы рождается истина.

  Генри Бокль, 1860
  •  

Я работник, труженик, и ежели «заблуждаюсь», то преимущественно потому, что человеку, однажды взявшему в руки перо, невозможно не заблуждаться. Заблуждения как-то сами собой вырастают из-под пера, и чем быстрее бежит перо по бумаге, тем больше и больше оно плодит заблуждений.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Круглый год», 1879
  •  

Мы называем заблуждение в сделке существенным, когда оно влечет за собою её ничтожность...[4]

  Генрих Дернбург, «Пандекты» (том первый), 1905
  •  

Никогда не спорь, ибо все одинаково верят в свои заблуждения.[5]

  Саша Чёрный, Совет человеку, который хочет остаться жить, 1908
  •  

 «Обязанность» учёных – очищать мировоззрение современников от заблуждений.[1]:67

  Николай Кольцов, 1910-е
  •  

Заблуждаться — это наилучший способ найти что-нибудь интересное.

  Пауло Коэльо, 1990-е
  •  

Истина? Это всего лишь заблуждение, которое просуществовало столетия. А заблуждение — это истина, просуществовавшая лишь минуту.

  Юрий Никитин, «Трое из леса», «Изгой», 2000

Заблуждение в публицистике, психологии и научно-популярной литературеПравить

  •  

Все люди в своей основе имеют снадобье долговечности,
Но сами идут по стезе заблуждений, в бездумьи его отбросив. <...>
Зачем же непременно искать травы и учиться прижиганию пыреем?!![6]:89

  Чжан Бо-дуань, Главы о прозрении истины (<6>), 1075
  •  

Если ты понял скрытый здесь смысл, зачем тебе образ нужен?
Если изучишь все чертежи, чувства твои в заблуждении пребудут.[6]:203

  Чжан Бо-дуань, Главы о прозрении истины, 52 (36), 1075
  •  

Воображение. — Эта людская способность, вводящая в обман, сеющая ошибки и заблуждения, ещё и потому так коварна, что порою являет правду.

  Блез Паскаль, Мысли, до января 1659
  •  

Не осуждайте же того, кто сделал выбор, ибо вы ничего не знаете. «Не знаю и поэтому осуждаю не за то, что он сделал такой-то выбор, а за то, что вообще сделал выбор; заблуждается и тот, кто поставил на бога, и тот, кто поставил против него; единственно правильное — не рассуждать об этом». — «Да, но не играть нельзя; хотите вы того или не хотите, вас уже втянули в эту историю. На что же вы поставите? Поскольку приходится выбирать, подумайте, что для вас наименее существенно. Вам грозят два проигрыша — проигрыш истины и проигрыш добра, и на кон поставлены две ценности — ваш разум и ваша воля, ваши познания и вечное блаженство, и ваше естество отвращается от двух врагов — заблуждения и несчастья.

  Блез Паскаль, Мысли, до января 1659
  •  

Общее и укоренившееся заблуждение полезно людям, когда речь идёт о чём-то им непонятном: <…> главный недуг человека — беспокойное любопытство ко всему, для него непостижимому, и уж лучше пусть он заблуждается, чем живёт во власти такого бесполезного чувства.

  Блез Паскаль, Мысли, до января 1659
  •  

Позвольте мне сказать, что я нисколько не похож на все те портреты, которые распространяются, минуя меня, в обществе, и было бы неправильно судить обо мне по моим произведениям; впрочем, то, что есть самого невинного в наиболее невинных из этих произведений, менее невинно, чем я есть в действительности. Я не могу упрекнуть себя ни в дурном сердце, ни в дурных намерениях, и если мой ум заблуждается (он создан для этого), то моё более счастливое сердце не заблуждается вместе с ним.

  Жюльен Ламетри, «Предварительное рассуждение», 1751
  •  

… заблуждение <…> — это пища, общая умам всех времён и местностей, большая честь уметь просвещать и руководить этим глупым стадом смертных глупцов! <…> Если наилучшее лекарство опорочивается, когда его дают больному, находящемуся в совершенно безнадёжном состоянии, то и царственная философия проституируется, если о ней говорить с людьми, не посвящёнными в её тайны и имеющими ничего не видящие глаза и ничего не слышащие уши.

  Жюльен Ламетри, «Предварительное рассуждение», 1751
  •  

Управлять людьми посредством вымыслов — политика весьма неправильная. Ведь рано или поздно глаза у людей открываются, и заблуждения наши становятся тем более отвратительны, чем дольше мы находились под их влиянием. — глава XXXVII. О причинах успехов христианства…

 

C’est une très-mauvaise politique de vouloir gouverner les hommes par des fictions : car tôt ou tard les yeux s’ouvrent, et on déteste d’autant plus les erreurs dans lesquelles on a été nourri qu’on y a été asservi davantage.

  Вольтер, «Бог и люди», 1769
  •  

Если ум обременён грузом учёного невежества, то он уже не воспаряет к истине. Он утратил стремление, увлекавшее его прежде к ней. Знание того, что он раньше знал, отчасти связано с забвением того, что он знает теперь. Чтобы вбить в его голову некоторое количество истин, из неё приходится часто выбить такое же количество заблуждений. Но удаление их требует времени, и когда оно наконец осуществляется, то уже слишком поздно стать зрелым человеком.

  Гельвеций, О человеке, 1769
  •  

О как утешительна истина! Как я восхищаюсь, поймав заблуждение в самом его начале! Как оно смешно и нелепо! Теперь перестанем шутить и смеяться над ирокезцами; мы сами с непонятным невежеством, с ребяческим легкомыслием верим, что земля обращается на своей оси и совершает путь около солнца.[7]

  Луи-Себастьян Мерсье, «Новые заблуждения известного Мерсье», 1804
  •  

Истина — не клад, случайно находимый в поле, и не болид, падающий с неба совсем готовым; она дается ищущему ценою величайших жертв и усилий, ценою заблуждений. Кто не искал истины, тот, конечно, не заблуждался. История всех величайших открытий и изобретений засвидетельствует это. Ты скажешь, быть может, что никто и не протестует против заблуждений, в результате которых явились: типографский станок, железная дорога, сила пара и т. д., а протестуют, дескать, против заблуждений из мира мечтательного, идеального, бесплодно волнующих общество и не приносящих никаких осязательных улучшений. Но первая половина этого возражения положительно несправедлива: ни одно великое открытие не явилось в мир без протеста, без насмешек, без злорадства.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Круглый год», 1879
  •  

К глубокому моему огорчению, я и до сих пор принадлежу к числу литераторов действующих. Я знаю и понимаю, что давно бы мне следовало оставить заблуждения, давно пора бы предать забвению письменные принадлежности и вообще «забыться и заснуть», но — увы! — обстоятельства сильнее меня. Здесь не место объяснять, какого рода эти обстоятельства, но я должен сознаться, что «возвышенное» и «прекрасное» играют в них, сравнительно, довольно второстепенную роль. Я работник, труженик, и ежели «заблуждаюсь», то преимущественно потому, что человеку, однажды взявшему в руки перо, невозможно не заблуждаться. Заблуждения как-то сами собой вырастают из-под пера, и чем быстрее бежит перо по бумаге, тем больше и больше оно плодит заблуждений. Разговариваю я, в большинстве случаев, не только здраво, но и благонамеренно, но едва прикасаюсь пером к бумаге — сейчас же начинаю заблуждаться.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Круглый год», 1879
  •  

— На это, прежде всего, повторю тебе, что литература имеет право допускать заблуждения, потому что она же сама и поправляет их. Но, кроме того, она и потому не может относиться к заблуждениям с желаемой щепетильностью, что они, так сказать, составляют подготовительный процесс той работы, в результате которой оказывается истина. Истина — не клад, случайно находимый в поле, и не болид, падающий с неба совсем готовым; она дается ищущему ценою величайших жертв и усилий, ценою заблуждений. Кто не искал истины, тот, конечно, не заблуждался. История всех величайших открытий и изобретений засвидетельствует это. Ты скажешь, быть может, что никто и не протестует против заблуждений, в результате которых явились: типографский станок, железная дорога, сила пара и т. д., а протестуют, дескать, против заблуждений из мира мечтательного, идеального, бесплодно волнующих общество и не приносящих никаких осязательных улучшений. Но первая половина этого возражения положительно несправедлива: ни одно великое открытие не явилось в мир без протеста, без насмешек, без злорадства. Что же касается до заблуждений второго рода, то ты имел бы основание тогда только указывать на них, если б была какая-нибудь возможность дверь в область идеальных интересов представить себе запертою. Но природа сама держит ее открытою, сама внушает человеку одинаковую склонность как к матерьяльным, так и к духовным интересам — следовательно, может ли литература, без насилия, без бунта, разгородить эти две области?[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Круглый год», 1879
  •  

Нет человека счастливее меня, когда мне представляется возможность искоренить заблуждение или организовать маленький крестовый поход, который приведёт к успеху.
К примеру, помните ли вы грандиозную кампанию, которую я устроил года четыре или пять тому назад, чтобы убедить людей в необходимости мыть ноги?
Вы даже не представляете себе, каким успехом увенчались мои усилия.
Даже сейчас я получаю массу писем с благодарностью за эти статьи.
Множество порядочных людей, не мывших ранее ноги, моют их теперь. Это им только на пользу, вот они и благодарят меня.
Так что юнцы, которые иронизируют надо мной в своих передовицах, могут стараться, сколько влезет: потому что человек, способный достигнуть такого результата, – уже далеко не болван![8]:116

  Альфонс Алле, 1880-е
  •  

Человек чувствует, что для него не существует тайн. И так он встречает второго врага: Ясность! Эта ясность, столь трудно достижимая, рассеивает страх, но она же и ослепляет. Она заставляет человека не сомневаться в себе. Она даёт уверенность, что он ясно видит всё насквозь. Благодаря ясности к нему приходит мужество, он не остановится ни перед чем. Но всё это — заблуждение: это вроде чего-то неполного… Если человек поддастся своему мнимому могуществу, значит, он побеждён вторым врагом и будет в обучении топтаться на месте.

  Карлос Кастанеда, «Учение дона Хуана», 1968
  •  

Нас чрезвычайно вводят в заблуждение, рисуя образ нормального человека. По-настоящему тот кошмар, который мы из себя представляем, и есть вполне нормальный человек. А то, что нам рисуют как идеал, — такой же пластиковый фантом, как кукла Барби.

  Борис Кригер, «Кухонная философия», 1990-е

Заблуждение в праве и юриспруденцииПравить

  •  

Заблуждение нередко вызывает заключение таких сделок которых стороны на самом деле вовсе не желали. <...>
Только тот, кто заблуждался извинительным образом, может опорочить двустороннюю сделку вследствие заблуждения; по общему принципу римского права, можно ссылаться только на извинительное заблуждение. В источниках нет и намека на то, чтобы это правило оставалось без применения в случаях заблуждения в сделке. Главное основание данного правила, что не следует поощрять легкомысленное и поверхностное отношение к делу, — сохраняет свою силу и по отношению к заблуждению в сделке.[4]

  Генрих Дернбург, «Пандекты» (том первый), 1905
  •  

Мы называем заблуждение в сделке существенным, когда оно влечет за собою её ничтожность, — несущественным, если таких последствий нет. Несущественное с этой точки зрения заблуждение не лишено еще всякого юридического значения. Так оно может быть принято в соображение при обмане и при эдильских исках по поводу скрытых недостатков проданной вещи.[4]

  Генрих Дернбург, «Пандекты» (том первый), 1905
  •  

Заблуждение должно быть настолько значительным, что лицо, впавшее в заблуждение, поступило бы вопреки указаниям опыта и воззрениям гражданского оборота, если бы, зная действительное положение дела, заключило данную сделку. Обеспеченность прав крайне страдала бы, если бы из-за всякого незначительного заблуждения в составных частях сделки допускалось бы ее уничтожение. Но точно провести границу между заблуждением существенным и несущественным весьма трудно. Римское правоведение искало точек опоры во внешних моментах, но так как это не привело к удовлетворительным результатам, то новейшая теория при разработке этого учения должна была пойти отчасти самостоятельным путем.[4]

  Генрих Дернбург, «Пандекты» (том первый), 1905

Заблуждение в интервью, мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Моя будущая судьба теперь окончательно определилась. Пройдут еще два года трудовой однообразной жизни, и я приму на себя звание духовного врача. Видит бог, намерения мои всегда были чисты. Если я заблуждался, мечтая о другой дороге, заблуждение мое было бескорыстно, мысль не заходила далеко и… Я слышу голос батюшки, который зовет меня заплетать плетень, говоря: «Все равно ― ты сидишь без дела». Довольно![9]

  Иван Никитин, Дневник семинариста, 1860
  •  

― Конечно, ― сказал он, ― и я был молод, и я заблуждался, но кто же из нас не был молод, кто не заблуждался! Мне кажется, что в смысле политической благонадежности те люди даже полезнее, которые когда-нибудь заблуждались, но потом оставили свои заблуждения! Эти люди, во-первых, понимают, в чем заключаются так называемые заблуждения; и, во-вторых, знают сладость раскаянья.[10]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Дневник провинциала в Петербурге», 1872
  •  

― Это был независимый, до конца жизни, пытливый ум, ― выразился граф Л. Н. Толстой о Тургеневе, ― и я, несмотря на нашу когда-то мимолетную размолвку, всегда высоко чтил его и горячо любил. Это был истинный, самостоятельный художник, не унижавшийся до сознательного служения мимолетным потребам минуты. Он мог заблуждаться, но и самые его заблуждения были искренни.[11]

  Григорий Данилевский, «Поездка в Ясную Поляну» (Поместье графа Л. Н. Толстого), 1886
  •  

Я был так счастлив, что крутых переломов в моем миросозерцании с тех пор, как я выступил на литературное поприще, не было. Подобные переломы, для искренних натур тяжелые вообще, для писателя отягчаются еще мучительным сознанием, что, дескать, не только сам заблуждался, а еще публично проповедовал заблуждение, распространял его. Я не испытывал этих мучений. Кроме каких-нибудь мелочей, которые мне сейчас даже в голову не приходят, мне не от чего отрекаться в своей литературной деятельности. [12]

  Николай Михайловский, «Литературные воспоминания», 1891
  •  

Если исключить подтекст, он лишен всякого смысла. Человек обнаруживает себя не только в тех случаях, когда он излагает свое кредо или говорит о том, что его более всего в данный момент интересует. Здесь он способен заблуждаться и даже вводить в заблуждение. «Проговаривается» он чаще всего в мелочах. Для того чтобы люди понимали друг друга, им нет необходимости все договаривать до конца. Во многих случаях жирную линию успешно заменяет пунктир.[13]

  Александр Крон, «Моя анкета», 1961
  •  

Вы хотите объяснить и оправдать хорошее ко мне отношение израильтян? Думаю, всё очень просто ― я старался быть искренним. И когда заблуждался, это было искреннее заблуждение. Что же касается моей позиции, она никогда не была ни проарабской, ни произраильской. Я всегда ставил и ставлю во главу угла интересы своей страны. Моя позиция пророссийская.[14]

  Александр Бовин, «Пять лет среди евреев и мидовцев», 1999

Заблуждение в художественной прозе и беллетристикеПравить

  •  

— <…> Разве есть что-нибудь более почтенное, чем долговечное заблуждение?
Разум долговечнее заблуждения, — возразил Задиг.

  Вольтер, «Задиг, или Судьба», 1747
  •  

Каким образом я пришел к убеждению, что либеральные идеи скрывают в себе пагубное заблуждение ― здесь объяснять не место. Надеюсь, однако ж, что ты без труда поймешь, что в моем положении заблуждаться не только неприлично, но и непозволительно. Из всех зол, которые до сих пор известны, нет зла более ужасного, как заблуждающийся помпадур, ибо с его заблуждением неизменно связывается заблуждение целого края. Я думаю, это довольно ясно и прибавлять к этому нечего.[15]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Помпадуры и помпадурши», 1863
  •  

Пробовала вяленая вобла и заблуждения человеческие судить — и тоже хорошо у ней вышло. Тут она наглядным образом доказала, что ежели лишние мысли и лишние чувства без нужды осложняют жизнь, то лишняя совесть и тем паче не ко двору. Лишняя совесть наполняет сердца робостью, останавливает руку, которая готова камень бросить, шепчет судье: «Проверь самого себя!» А ежели у кого совесть, вместе с прочей требухой, из нутра вычистили, у того робости и в заводе нет, а зато камней — полна пазуха. Смотрит себе вяленая вобла, не сморгнувши, на заблуждения человеческие, и знай себе камешками пошвыривает. Каждое заблуждение у ней под номером значится и против каждого камешек припасен — тоже под номером. Остаётся только нелицеприятную бухгалтерию вести. Око за око, номер за номер. Ежели следует искалечить полностью — полностью искалечь: сам виноват! Ежели следует искалечить в частности — искалечь частицу: вперёд наука! И тáк она этою своею резонностью всем понравилась, что скоро про совесть никто и вспомнить без смеха не мог...

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Вяленая вобла», 1884
  •  

Прошло две тысячи лет, но ничего не изменилось. Все те же пустословы и обманщики, люди лживые и корыстолюбивые, играют на человеческих слабостях и страхах, принимая вид благочестия. А ведь еще на заре христианства, в посланиях к Коринфянам и в Эфес к Тимофею, писалось о тех, кто, желая быть законоучителями, не разумеют ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают. Текст посланий апостол помнил наизусть: «Злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь. Ибо настанет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху, и от истины отвратят слух и обратятся к басням». Писалось… но не помогло![16]

  Николай Дежнев, «Принцип неопределенности», 2009

Заблуждение в поэзииПравить

  •  

Когда ж с сердечною слезою
Поэт дрожащею рукою
Снимает с слабостей покров,
Являя гибель заблуждений,
Ведущих к бездне преступлений,
Змею под прелестью цветов, ―
Я в духе с ним изнемогаю…
Ах! кто из нас страстей не раб?
Смотрю на небо и взываю:
«Спаси, спаси меня! я слаб!»[17]

  Николай Карамзин, «Дарования», 1796
  •  

Что говорю? Когда великий Глюк
Явился и открыл нам новы тайны
(Глубокие, пленительные тайны),
Не бросил ли я всё, что прежде знал,
Что так любил, чему так жарко верил,
И не пошёл ли бодро вслед за ним
Безропотно, как тот, кто заблуждался
И встречным послан в сторону иную?

  Александр Пушкин, «Моцарт и Сальери», 1830
  •  

А может быть, и ты — всего лишь заблужденье
Ума, бегущего от истины в мечту?

  Шарль Бодлер, 1860-е
  •  

По рытвинам, средь мусора и пепла,
Корова тащит лес. Она ослепла.
В её глазах вся наша темнота.
Переменились формы и цвета.
Пойми, мне жаль не слов ― слова заменят,
Мне жаль былых высоких заблуждений.
Бывает свет сухих и трезвых дней,
С ним надо жить, он темноты темней.[18]

  Илья Эренбург, «По рытвинам, средь мусора и пепла…», 1943
  •  

Между слухов, сказок, мифов,
просто лжи, легенд и мнений
мы враждуем жарче скифов
за несходство заблуждений.

  Игорь Губерман, «Гарики на каждый день», глава II, 1992

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Е. С. Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  2. Мастера Афоризма: от Возрождения до наших дней (изд. 3-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: Эксмо, 2006.
  3. 1 2 3 4 М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  4. 1 2 3 4 Генрих Дернбург. Пандекты. — М., 1906. — Т. I. — С. 248—341
  5. Саша Чёрный, «Совет человеку, который хочет остаться жить» (1908)
  6. 1 2 Чжан Бо-дуань, перевод Е.А.Торчинова «Главы о прозрении истины». — СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1994. — 344 с.
  7. Мерсье Л. С. Новыя заблуждения известнаго Мерсье: [О письме из Париж. журн. к г. Кесне от 23 июня против И.Ньютона] // Вестн. Европы. — 1804. — Ч. 17, N 18. — С. 139-141.
  8. Alphonse Allais: mots, propos, aphorismes En Verve. — Paris, Conde-sur-Noireau: Horay, 2004. — 128 с. — ISBN 2-7058-0344-0
  9. И. С. Никитин, Сочинения. — М.: Художественная литература, 1980 г.
  10. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 10. Москва, Художественная литература, 1973 г.
  11. «В Ясной Поляне», сборник (Интервью и беседы с Львом Толстым), сост. и комм. В. Я. Лакшина. — М.: Современник, 1986 г.
  12. Н.К. Михайловский. Литературная критика и воспоминания. Москва, «Искусство», 1995 г.
  13. Крон А. А.. Пьесы и статьи о театре. ― М.: Искусство, 1980 г.
  14. Александр Бовин, «Пять лет среди евреев и мидовцев, или Израиль из окна российского посольства» (из дневника). — М., Захаров, 2000 г.
  15. М. Е. Салтыков-Щедрин. Помпадуры и помпадурши. — М.: Правда, 1985 г.
  16. Николай Дежнев. «Принцип неопределенности». — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2009 г.
  17. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  18. И.Г. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, Академический проект, 2000 г.

См. такжеПравить