Свет

электромагнитное излучение видимого диапазона
(перенаправлено с «Сияние»)

Свет — воспринимаемое человеческим глазом электромагнитное излучение, испускаемое нагретым или находящимся в возбуждённом состоянии веществом.

Свет
USA Antelope-Canyon.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

Свет в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Свет прибывает к нам чувствительностью. Без визуальной чувствительности нет света, нет движения.

  Роберт Делоне, 1930-е
  •  

Мы живём на грани тьмы и света.[1]

  Сергей Губерначук
  •  

В лишнем свете ослепнешь. Ищи источник.[1]

  Сергей Губерначук
  •  

Радуйся солнцу, которое есть. А если его нет, сам придумай свет.[1]

  Сергей Губерначук
  •  

Даже в глубоком погребе стеклянный осколок ищет и отражает свет.[1]

  Сергей Губерначук
  •  

...легенда наделяла Мешок света свойствами могучими и весьма универсальными: владеющему им человеку он даровал на избранном поприще воистину демиургическую силу. Учёному он посылал озарение, пахаря жаловал тучной нивой, бред сумасшедшего претворял, молитву праведника направлял прямиком в уши Бога, ремесло возносил до искусства, падающего подталкивал, а художника наделял такой силой кисти, что холст излучал восторг даже с изнанки.[2]

  Павел Крусанов, «Мешок света», 2013

Свет в мемуарах, публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Навстречу восходящему светилу раскрыл лепестки лотос, и павиан издаёт ликующий крик, приветствуя новый день. Горные павианы считались в Египте священными, поскольку при восходе солнца они издают радостные крики. Кроме того, эти обезьяны считались священными животными бога мудрости Тота. Таким образом, павиан <…> символизирует сразу двух богов —Тота и Ра, как бы их «слияние воедино». Это, к примеру, может означать, что свет, который Ра дарует земле, и существующий мудрый миропорядок едины и неразделимы.[3]:10

  Легенды и мифы Древнего Египта, VI в. до н. э.
  •  

 Увы! Человеческое тело трудно обрести, свет и тьма с лёгкостью сменяют друг друга, и нельзя с точностью рассчитать, будет ли жизнь долгой или короткой. Как же избежать последствий совершённых поступков?! Если не будешь вглядываться в себя, чтобы быстрее достичь пробуждения, то тебе останется только ждать своего конца...[4]:55

  Чжан Бо-дуань, Главы о прозрении истины, 1078
  •  

Фосфор <(белый фосфор)> в твёрдом виде скоро жжёт, однако он, ежели в жидкой материи распущен будет, то можно им лицо и руки намазать без вреда, от чего они в тёмном месте светятся. Холодный он весьма вязок, и равно как из серебра сделанное стекло, от химиков называемое роговая луна; щепок, будучи положен в немалой стклянке, чрез несколько дней беспрестанно свет испускает и мало или ничего темнея и легче не становится.[5]

  Михаил Ломоносов, «Волфианская экспериментальная физика, с немецкого подлинника на латинском языке сокращенная», 1745
  •  

Ноги его утопали в зыбучем песке, а он чувствовал, что за плечами у него вырастают крылья, которые несут его, несут… И сердце ширится и рвется, и глаза куда ни обратятся, везде им навстречу: свет, свет, свет…[6]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Пошехонские реформаторы», 1883
  •  

И он рассыпается блесками огней, капризных и причудливых, иногда искажённых гримасою, непонятною и чуждою, иногда обольстительным призраком, то вдруг озаряется ослепительным сиянием, в котором может почудиться свет великого сознания. Что это такое? Разве эти прихотливо сменяющиеся образы, то обольстительные, то ужасные, то грациозные, то «вежливые» — разве они не знакомы тем, кто погружался активно в мистический путь? Это — стихия дьяволизма, океан призраков — великая область астрала. В эту область иногда светят лучи, отражённые высшими сферами, иногда она погружена в мрак низших областей.[7]:76

  Леонид Сабанеев, «Скрябин», 1916
  •  

Несколько лет тому назад химики Никольс и Гуль, сделает замечательный и очень удачный опыт. Они подогрели споры гриба-дождевика, с очень красивыми, упругими и шарообразными формами: споры были очень маленькие, их диаметр равнялся одной пятисотой миллиметра, температура была доведена до степени каления, затем они смешали белый, легкий, губкообразный порошок грибка с более тяжелым наждачным порошком и положили смесь в сосуд, наподобие песочных часов, откуда был выкачан воздух. Наконец, они эту смесь пропустили тонкой струей из верхнего отделения песочных часов в нижнее и одновременно освещали со стопины дуговой электрической лампой, свет котоpoй увеличили концентрацией его в двояковыпуклом стекле; при этом оказалось, что наждачный порошок падал перпендикулярно, тогда как смешанные с ним споры уклонялись в сторону, и именно, в противоположную освещению. На этом опыте с точностью был доказан чрезвычайно важный факт, что свет производит давление на все тела, и что это давление может при известных обстоятельствах, преодолеть закон тяжести, если, конечно, тело довольно легкое.[8]

  Гуго Эферот, «Библия безбожника», 1920
  •  

Между прочим, в пасмурный день перед дождём приглядитесь к свету. До дождя он один, во время дождя ― другой, а после дождя ― совершенно особый. Потому что мокрые листья придают воздуху слабый блеск. Серый, мягкий и теплый. Вообще изучать краски и свет, милый вы мой, ― наслаждение. Я свою долю художника ни на что не променяю.[9]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Со времён Ньютона шли дебаты является ли свет волной — то есть распространяющимся в некоторой среде возмущением — или частицей, которая двигается вне зависимости от наличия среды. Наблюдения Максвелла показали, что электромагнитные волны существуют и что их скорость в точности равна скорости света, таким образом дебаты были закончены: свет был признан электромагнитной волной.

 

Now, since the time of Newton there had been a debate about whether light was a wave — that is, a traveling disturbance in some background medium — or a particle, which travels regardless of the presence of a background medium. The observation of Maxwell that electromagnetic waves must exist and that their speed was identical to that of light ended the debate: light was an electromagnetic wave.

  Лоуренс Краусс. «Физика Звёздного Пути» (1995)
  •  

Алтарь становится всё более светлым ― в конце XIX века это уже целый ряд свечей. Но самый главный свет ― свет витражей: собственно, с этого началась готика. По Сугерию, человек не в силах достичь истины без помощи того, что материально, и потому будет направляться «истинными», хотя и лишь «чувственно воспринимаемыми светами» ― новый насыщенный светом прозрачный хор заменил тёмную прежнюю абсиду в Сен-Дени. Душа таким образом поднималась, вызволялась из земного плена.[10]

  — Светлана Еремеева. Лекции по истории искусства, 1999
  •  

Свет, свет ― видел купол света, как бы сверху, этот купол переливался и сверкал, свет исходил прямо из него и воздушно заполнял всё вокруг, из него изливались поющие голоса, гармония, такая, будто бы это звучали хором откуда-то из будущего тысячи и тысячи голосов… Но почему же будущая жизнь, вообще все это «будущее» погрузило в такое ожидание: предчувствие чего-то, приготовление к чему-то…[11]

  Олег Павлов, «Асистолия», 2009
  •  

Впереди уже виднеется родной лес. А вот то место, где он лежал сегодня после встречи с ней. Это место не узнать: оно золотое, а за ним совершенно чёрная река. «Сфотографировать ― никто не поверит», ― думает парень. Вдруг золотой свет гаснет, завораживающая, но изнурительная борьба света и тьмы прекращается, и в целом становится как будто яснее, светлее, хоть и темно, конечно, перед грозой. Парень чувствует себя простой частью природы, которая ожидает дождя. Он прольётся уже очень скоро.[12]

  Юрий Лунин, «Три века русской поэзии», 2016

Свет в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Существует предел для оптического изучения звёзд — предел, о котором достаточно упомянуть, чтобы понять его значение. Если бы всё зависело от силы оптических стёкол, человеческая изобретательность несомненно справилась бы в конце концов с этой задачей, и у нас были бы чечевицы каких угодно размеров.[13] К несчастию, по мере возрастания увеличительной силы стёкол, вследствие рассеяния лучей уменьшается сила света, испускаемого объектом. Этой беде мы не в силах помочь, так как видим объект только благодаря исходящему от него свету — его собственному или отражённому.

  Эдгар По, «Необыкновенное приключение некого Ганса Пфааля», 1835
  •  

В семь часов вечера, когда затонувшее солнце еще золотило горизонт, и вдали на западе чернели крохотные точки кораблей, и полная луна плыла высоко над головой, а море стало иссиня-черным, в причудливом свете заката, в смешении ярких красок, света и тьмы мы увидели великолепный Стромболи. Как величественно вставал из моря этот одинокий царь островов! Даль окутала его темным пурпуром, мерцающим покровом тумана смягчила суровые черты, и мы видели его словно сквозь паутину серебряной дымки. Факел его погас, огонь едва тлел где-то в глубине, и лишь столб дыма, поднимавшийся высоко в небо и таявший в лунном свете, один свидетельствовал, что перед нами живой самодержец моря, а не призрак мертвого владыки.[14]

  Марк Твен, «Простаки за границей или путь новых паломников» (Книга вторая, Глава V), 1869
  •  

Оба спускались в теософскую глубину. Один говорил другому: «Белый свет ― свет утешительный, представляющий собою гармоничное смешение всех цветов…» «Пурпурный свет ― ветхозаветный п священный, а красный ― символ мученичества». «Нельзя путать красное с пурпурным. Здесь срываются». «Пурпурный цвет нуменален, а красный феноменален».[15]

  Андрей Белый, «Симфония», 1901
  •  

― Ты, умник, ― бросил ему Чернаков, ― с завтрашнего дня сам будешь себе свет в рану направлять. А то орет каждые три минуты: свет, свет! Паша, свет сделай, ничего не вижу. Хрен тебе будет, а не свет.[16]

  — Влада Валеева, «Скорая помощь», 2002
  •  

...легенда наделяла Мешок света свойствами могучими и весьма универсальными: владеющему им человеку он даровал на избранном поприще воистину демиургическую силу. Учёному он посылал озарение, пахаря жаловал тучной нивой, бред сумасшедшего претворял, молитву праведника направлял прямиком в уши Бога, ремесло возносил до искусства, падающего подталкивал, а художника наделял такой силой кисти, что холст излучал восторг даже с изнанки. После Брюса тайно обладали Мешком света многие заметные даже из нашего далека люди, так что след, оставленный им, какое-то время прочерчивался довольно отчетливо. Ломоносов так и вовсе пытался познать дивную субстанцию инструментами науки и имел намерение самостоятельно выделить её из молнии.[2]

  Павел Крусанов, «Мешок света», 2013
  •  

Когда подали каре ягненка, на сцене появились чуть смущенные, явно не избалованные корпоративами ребята с электрическими инструментами и огненно-рыжий парень запел про капитанов. Хорошо запел. Дело не в мастерстве, дело в чувстве. «Краденое солнце», ― вспомнил Никодимов строчку в распорядке торжества, и тут же в мыслях его снова всплыл Мешок света. Впрочем, теперь спусковой пружиной помыслов о нем служило всё, что угодно: и христиано-большевизм Пульджи, и славянофильство чугуновского извода. Об обещанном «потешном вызвездне» не стоило и говорить: Мешок света сиял и там. Между тем на Верхний сад спустились бледные тени и в шатре зажглись лампы.[2]

  Павел Крусанов, «Мешок света», 2013

Свет в поэзииПравить

  •  

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!

  Сергей Есенин, «Исповедь хулигана», 1920
  •  

Светла до белого накала,
Закутана в прозрачный газ,
Венера ярко засверкала,
Хотя закат и не угас.[17]

  Михаил Зенкевич, «В раздумье над Москвой-рекою...» (из цикла «Сказочная эра»), 1961
  •  

Свет
Свет
Свет
Свет
Свет
Свет
Свят.[18]

  Игорь Холин, «Свет...», 1970-е
  •  

О мир, одних ты манишь злом.
Другой же излучает свет –
творит молитву перед сном.[1]

  Сергей Губерначук

ИсточникиПравить

  1. 1 2 3 4 5 Сергей Губерначук. «Мозаика»: сборник поэзий и цитат. – Киев: ArtHuss, 2020. – 142 c. – стр. 92, 100. 106, 127.
  2. 1 2 3 Павел Крусанов, Мешок света. — М.: «Октябрь», № 2, 2013 г.
  3. И.В.Рак «Легенды и мифы Древнего Египта». — СПб.: ИТД Летний Сад, 1998. — 192 с. — 5000 экз. — ISBN 5-89740-016-4
  4. Чжан Бо-дуань. Главы о прозрении истины / Перевод Е. А. Торчинова. — СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1994. — 344 с.
  5. М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 т. Том 1. — М.-Л.: «Наука», 1984 г.
  6. Салтыков-Щедрин М.Е. Собрание сочинений в двадцати томах, Том 9. — Москва, «Художественная литература», 1970 г.
  7. Сабанеев Л. «Скрябин». — М.: к-во «Скорпион», 1916. — 274 с.
  8. «Библия безбожника»: Пер. с нем. Гуго Эферот. - 2-е изд., доп. — Москва: Гос. изд-во, 1925 г. — 368 с.
  9. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  10. С.А.Еремеева. Лекции по истории искусства. — М.: ИДДК, 1999 г.
  11. О. Павлов. Асистолия. ― М.: «Знамя», №11, 2009 г.
  12. Ю. И. Лунин, Три века русской поэзии. — Нижний Новгород: «Волга», № 7-8, 2016 г.
  13. В астрономии и оптике слово «чечевица» (из-за формы своих семян) употребляется в смысле «линзы».
  14. Марк Твен. Собрание сочинений. Том 1. Простаки за границей или путь новых паломников, Книга вторая (перевод И. Гуровой). — Москва, Государственное издательство художественной литуратуры. 1959 г.
  15. Андрей Белый. Старый Арбат: Повести. Москва, Московский рабочий, 1989 г.
  16. Влада Валеева. Скорая помощь. — М.: Вагриус, 2002 г.
  17. Зенкевич М.А., «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  18. И.С.Холин. Избранное. — М.: Новое литературное обозрение, 1999 г.

См. такжеПравить