Сля́коть, мо́крядь, ря́нда, мо́крый снег, ле́пень, дрябня, хижа или ха́лепа — промозглое и холодное мокропогодье со снегом и дождём в межсезонье, поздней осенью, в начале зимы, во время оттепели или ранней весной.

Мокрый снег, слякоть (Хорватия, 23 февраля 2005)

Чаще всего под слякотью имеется в виду смесь снега и воды или мокрую грязь, лежащую на тротуаре под ногами. Сама по себе непогода, холодное ненастье, летящий к земле дождь со снегом или снег с дождём и вообще смешанные атмосферные осадки в виде капель и снежинок слякотью называют очень редко.

Слякоть в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

Деревня представлялась мне пустым, широким полем, с обрушившимися канавами, с желтой слякотью, под вечно серым небом, под неперестающим никогда дождичком.[1]

  Александр Дружинин, «Рассказ Алексея Дмитрича», 1848
  •  

...человек, как известно, есть слякоть, зашитая в кожу...[2]

  Андрей Белый, «Петербург», 1914
  •  

Помню я, хорошо помню ваши слова насчёт того, что мозг ― это сила, укрощающая космос... Зря вы всё это говорили! Ровно ничего не стоит эта трясучая, киселеобразная слякоть, кое-как разлитая по черепам.[3]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 1), 1958
  •  

...«слякоть» ― это проявление демократизма.[4]

  Виктория Токарева, «День без вранья», 1964
  •  

С какой нежностью вспоминаются из этого ада ― слякоть, туман, насморк и прочая ленинградская благодать.[5]

  Даниил Гранин, «Месяц вверх ногами», 1966

Слякоть в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Мелкий дождь моросит не переставая; сыро, мокро, скользко; серый туман, как войлок, облегает небо; воздух тяжёл и удушлив; холодно, жутко, кругом грязь и слякоть, земля как болото, всё рыхло, всё лезет врозь. Осень.[6]

  Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни...», 1861
  •  

Осень еще не начиналась, потому что стоит июль месяц, но, несмотря на то, здесь стоит ужасная погода. В этом месте и в прошлом году, и позапрошлые годы не хвалились хорошей погодой: до ильина дня стоит жар, в ильин день пройдет над горой сердитая гроза ― и потом дождик, который так и идет целые две недели; а ныне грозы не было, зато дождь начался с половины июля и, хотя он идет не постоянно, но все-таки идет, то через час, то через полчаса. Ничего бы и слякоть, так опять ветры дуют холодные, солнышко не показывается. Холод, ветер и дождь не только злят людей, но и тяжело действуют на растительность: от холода желтеют листья березы, желтеет трава, от ветра огаливаются деревья. Даже животные, щиплющие здесь траву, дрожат… И говорят люди, что погода в это время год от года становится все хуже и хуже.[7]

  Фёдор Решетников, «Горнорабочие», 1866
  •  

Доверившись стрижиному мельканию, люди начинают сушить сено, жать рожь, а тут вдруг затяжной дождь, слякоть, сырость, и все благодаря тому, что какой-нибудь стриж съел что-нибудь лишнее и тем нарушил соответствие своего маленького организма с состоянием атмосферы.[8]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Суета сует. Соч. Николая Соловьева», 1870
  •  

Сентябрь — месяц оклеветанный… Не говорят люди «замайнило», «заавгустело», «задекабрило», а «засентябрило» говорят. И тут полагается вспомнить плаксивое небо, туманную изморось, слякоть на дороге и надоедливый знобкий ветер. Неверно это! Клевета на хороший месяц.[9]

  Алексей Ливеровский, «Журавлиная родина», 1966
  •  

Я вспоминал Музейный остров в Берлине и потрясающий барельеф, изображающий битву богов и гигантов. Как было дело в действительности? Гиганты собрались на Флегрейских болотах, вся компания: Порфирион и Эфиальт, Алкионей и Клитий, Нисирос, Полибот и Энкелад, и Гратион, и Ипполит, и Отос, и Агрий, и Феон, и сколько их там ещё было, ужасных? Они взбунтовались в слякоть, в непогоду, под низкой сворой бесконечных туч, что неслись над ними дурными знамениями.[10]

  Василий Аксёнов, «Круглые сутки нон-стоп», 1976
  •  

О Николае и удивительном, тотальном почитании его в Москве рассказ не закончен. Были упомянуты несколько причин особой любви Москвы: Николай есть спаситель (от слякоти) Дед Мороз; он же есть русский Кронос, повелитель времени. И еще: он первый выдумщик, прожектёр из прожектеров, великий чудак, притом такой, которому можно довериться, потому что (см. выше) он дружен со временем и добр.[11]

  Андрей Балдин, «Московские праздные дни», 1997
  •  

Приехал в Нижний Ельцин 9 января 1992 года. Очень интересно встретились. Мы с мэром Бедняковым пытались подготовить город к встрече, как-то приукрасить. Ничего не вышло: шел дождь, слякоть, грязь ― это девятого-то января. Ельцин на Мытном рынке попал в яму, просто провалился, с большим неудовольствием посмотрел на меня и на Беднякова, мы с Дмитрием Ивановичем были в полном трансе.[12]

  Борис Немцов, «Провинциал в Москве», 1999
  •  

Скоро Рождество и Новый год, и вот так иллюминируются улицы в Лондоне. Только вечная беда у них ― снегу мало, а то просто слякоть вместо снега, как вот как раз на этом снимке. Ну, они утешаются тем, что из ваты делают «снег» на ёлку! <...>
Ты спрашиваешь, выезжает ли зимой королева на санях. А где ж снегу взять? У нее, по-моему, и саней нет, и вообще я тут саней не видел. Не та зима, только слякоть снежная, быстро тающая.[13]

  Алексей и Анатолий Кузнецов, «Между Гринвичем и Куренёвкой», 1999

Слякоть в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Но все это он слушал как нечто само собой разумеющееся и ничуть не интересное ему, не прерывая меня: мол, говори себе что хочешь и сколько хочешь, мне все равно, и так и так чай пить. Он даже и не смотрел на меня, а смотрел больше в окно ― на непогожую, слякотную улицу, на свои садовые кустики, на всю эту мокрядь и неприютность надворья, видеть какую даже приятно, когда сидишь за чайным столом, на привычном, излюбленном месте, в тепле, обеспеченном доброй, безотказной печкой.[14]

  Александр Твардовский, «Печники», 1955
  •  

Сегодня мы едем в Москву. Даже странно, что где-то есть холод и слякоть. Здесь безветрие, солнце, синее небо. Вчера я ездил на высокую гору, откуда видел весь Эльбрус, весь Кавказский хребет ― и там, на высоте было так жарко, что я в белом костюме лежал на траве.[15]

  Николай Чуковский, «О том, что видел». Переписка Корнея и Николая Чуковских, 1936
  •  

Мы въехали в эту не ведающую своего будущего деревушку на стареньком «москвиче», купленном пополам с одним приятелем на деньги, заработанные мной за перевод «Баллады». Дело было осенью, и в воздухе висел отвратительный моросящий дождик, распыляющийся над самой землей холодной липкой слякотью. Пока мы топтались на так называемой главной улице, пытаясь определить, как пройти к Генкиному дому, Саша решил припарковать машину, ― он лихо свернул за угол и исчез. Минут десять мы его ждали, а потом жена Богатырева взроптала, что ей холодно и мокро, и мы, увязая по щиколотку в грязи, отправились искать Генкину хибару.[16]

  Нина Воронель, «Без прикрас. Воспоминания», 2003

Слякоть в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Обыкновенно души сосредоточенные и огорченные с увлечением предаются мечтам о природе, об уединении, ― этого со мною, однако, не было. Деревня представлялась мне пустым, широким полем, с обрушившимися канавами, с желтой слякотью, под вечно серым небом, под неперестающим никогда дождичком. На одном конце поля необходимо торчал лес, похожий на кустарник, на другом разбросано было с десяток серых изб. Если я представлял себе Вериньку, воображение рисовало ее не иначе, как на этом грустном, желтоватом фоне, и в грудь мою пробиралось чувство нежное, но совершенно соответствующее описанному мною ландшафту.[1]

  Александр Дружинин, «Рассказ Алексея Дмитрича», 1848
  •  

Дни идут за днями, а Митенька всё болтает.
Все его оставили, все избегают. Баронесса ощущает нервные припадки при одном его имени; супруг её говорит: «Этот человек испортил мою Marie!» — и без церемонии называет Митеньку государственною слякотью; обыватели, завидевши его на улице, поспешно перебегают на другую сторону...

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Она ещё едва умеет лепетать», 1864
  •  

По дороге из Мурмоса в Ключевской завод шли, не торопясь, два путника, одетые разночинцами. Стояло так называемое «отзимье», то есть та весенняя слякоть, когда ни с того ни с сего валится мокрый снег. Так было и теперь. Дорога пролегала по самому берегу озера Черчеж, с которого всегда дул ветер, а весенний ветер с озера особенно донимал.
― Эк его взяло! ― ворчал высокий сгорбленный путник, корчившийся в дырявом дипломате.
― Это от Рябиновых гор нашибает ветром-то… И только мокроть!.. Прежде, бывало, едешь в фаэтоне, так тут хоть лопни дуй…[17]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Три конца», 1890
  •  

13 сентября. Дождь, слякоть. В окнах ― низкое, темное, точно каменное, небо. На голых сучьях мокрые вороны каркают. Тоска, тоска![18]

  Дмитрий Мережковский, «Петр и Алексей», 1905
  •  

Тогда-то вот Коленька понял, что все, что ни есть на свете живого, ― «отродье», что людей-то и нет, потому что они ― «порождения»; сам Аполлон Аполлонович, оказался и он «порождением»; то есть неприятною суммою из крови, кожи и мяса ― неприятною, потому что кожа ― потеет, мясо ― портится на тепле; от крови же разит запахом не первомайских фиалочек. Так его душевная теплота отождествлялась с необозримыми льдами, с Антарктикой, что ли; он же ― Пирри, Нансен, Амундсен ― круговращался там в льдах; или его теплота становилась кровавою слякотью (человек, как известно, есть слякоть, зашитая в кожу). Души-то, стало быть, не было. Он свою, родную плоть ― ненавидел; а к чужой ― вожделел.[2]

  Андрей Белый, «Петербург», 1914
  •  

Сентября 19. Золотая осень кончилась. Дождь, слякоть, холод. Осенний Борей шумит в оголенных ветвях, срывает и гонит последний желтый лист. У Катерины Андреевны флюс; у Андрюши горло подвязано; у маленькой кашель ― не дай Бог, коклюш.[19]

  Дмитрий Мережковский, «Александр Первый», 1922
  •  

Пора было убираться восвояси, пока временные знакомые не обнаружили его одного на пустынной улице. Кроме того, мокрый снег перешел в дрянной зимний дождь, и усиливавшаяся капель с оборжавевшей крыши понукала Николку домой. Прямо по снежной слякоти мостовой возвращался он к дядьке на Благушу, и разбухшие валенки его смачно хлюпали в потемках.[20]

  Леонид Леонов, «Вор», 1927
  •  

Помню я, хорошо помню ваши слова насчёт того, что мозг ― это сила, укрощающая космос, и что он ― самый благородный металл вселенной, и что даже черепная коробка питекантропа прекраснее Венеры Милосской, ― всё помню, дорогой учитель! Но только знаете что? Зря вы всё это говорили! Зря вы всё это говорили! Ровно ничего не стоит эта трясучая, киселеобразная слякоть, кое-как разлитая по черепам. Не тот прав, у кого мозга больше, а тот, у кого дубина тяжелее. И вот я пришёл к заключению, что сопротивляться бесполезно.[3]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 1), 1958
  •  

Я промолчал. Мне вовсе не хотелось, чтобы зима приходила скорее, потому что у меня нет зимнего пальто. Кроме того, я понимал, что «слякоть» ― это проявление демократизма. Это значило: «Вот ты опаздываешь, халтуришь, а я с тобой как с человеком разговариваю». Я молчал. Вера Петровна блуждала ложкой в супе.[4]

  Виктория Токарева, «День без вранья», 1964
  •  

Остановка на таком пекле ― гибель. Машина превращается в духовку. Мы корчились в ней, как грешники. С какой нежностью вспоминаются из этого ада ― слякоть, туман, насморк и прочая ленинградская благодать. Что произошло с нашим чахлым, гриппозным солнышком на этой половине земного шара? Никакое оно не солнышко ― это насос, который разъяренно выкачивает из тебя пот.[5]

  Даниил Гранин, «Месяц вверх ногами», 1966
  •  

Он поудобнее ухватил свое карающее орудие, прищурился, деловито огляделся, вдруг сбросив робость, и, в два счета оказавшись у заварухи, саданул первого попавшегося под руку контролёра прямиком по макушке. Нелегкая была у креста подставка… Жертва беззвучно рухнула. Двое прочих не сразу поняли, в чем дело. Скупую кровь благодарно впитывала снежная слякоть, то, во что превращается обычно безумный осенний снег.[21]

  Дарья Симонова, «К теме маленького человека», 2002
  •  

― Шик, ― одобрил Криворотов новый Аринин наряд: шаль в цыганских розах, наброшенную на плечи поверх черного до пят пальто шинельного кроя. Взявшись за руки, пошли в сторону пруда. Каток превратился в слякоть и бездействовал. По талому месиву неприкаянно бродил черный пуделек. Сильно пахло пресной водой. В голых кронах тяжело трепыхались вороны.
― На счастье, ― сказала Арина и стерла клочком бумаги птичий помёт с рукава Левиной куртки.[22]

  Сергей Гандлевский, «НРЗБ», 2002
  •  

Второй случай уж был куда более зазорным, поскольку совместно с Яхою тут уж выказал свою фантазию и Ган. В результате скучной дождливо-слякотной безклубной осенней ночью они решили устроить некое подобие Ночи Саней ― подёргать во всех учреждениях и у частных лиц все очищалки и стащить их всё туда же ― к порогу уважаемого «прикольного» учителя Рыдваньера. Усилий пришлось приложить немеряно![23]

  Алексей Шепелёв, «Кгыышфт Вшытундф-ТВ», 2011

Слякоть в стихахПравить

  •  

Здесь солнцедухота! Прольёт ли дождь порой —
Он смоет с крышек пыль и мутными ручьями
Бежит в канавах мостовой;
Туман висит над головой,
И грязь, и слякоть под ногами.[24]

  Михаил Дмитриев, «Лето в столице», 1832
  •  

Небо серо, ― мгла и тучи, садик слякотью размыт,
Надо как-нибудь подкрасить предвесенний русский быт.[25]

  Саша Чёрный, «В оранжерее», 1912
  •  

Теплынь, лягушачья слякоть ―
а утром сулили снег.
Толкает меня под локоть
невежливый человек
И просит на опохмелку,
и дела-то ― медный грош.
И сам я монеткой мелкой
качусь под осенний дождь[26]

  Бахыт Кенжеев, «Теплынь, лягушачья слякоть — а утром сулили снег...», 1980-е
  •  

После бабьего лета два месяца ―
дождь и сеево, слякоть и месиво,
впору пить, и недолго повеситься,
и депрессию вымстить в агрессии,
и не хочешь, а вспомнишь Некрасова,
заразительнонудный задор его,
муза невская ― эвон ― наквасила,
вот и пей тут, и пой за Григорьева.

  Олег Чухонцев, «После бабьего лета два месяца...» (из сборника «Осьмерицы»), 2016

Слякоть в песнях и массовой культуреПравить

  •  

Любовь не вздохи на скамейке
И не прогулки при луне.
Всё будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
А песню не легко сложить.[27]

  Степан Щипачёв, «Любовью дорожить умейте…», 1939
  •  

Экспедиция уехала, и все затихло. Пусто становится в городах, когда уезжают близкие тебе люди. И летят вслед уходящим бессильные строчки:
И февраль как апрель ― всё дожди, всюду слякоть и грязь.
А ты в мыслях все рвешься куда-то по горло в снегу!
Я вам нервов катушку отдам ― пригодится на связь,
А сейчас закурю ― это все, что, пожалуй, смогу».

  Константин Серафимов, «Экспедиция во мрак», 1978

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 А. В. Дружинин. Повести. Дневник. Серия «Литературные памятники». Издание подготовили Б. Ф. Егоров, В. А. Жданов. — М., «Наука», 1986 г.
  2. 2,0 2,1 Андрей Белый. Петербург: Роман. — Санкт-Петербург, «Кристалл», 1999 г.
  3. 3,0 3,1 Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  4. 4,0 4,1 Виктория Токарева. «День без вранья». Повести и рассказы. ― М.: Квадрат, 1994 г.
  5. 5,0 5,1 Гранин Д.А., Собрание сочинений: В 2 томах. Т. 2. — Л.: Худ. лит., 1979 г.
  6. Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни путём самосознания» (1861 год)
  7. Решетников Ф. М. Между людьми. Повести, рассказы и очерки. — М.: «Современник», 1995 г.
  8. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 9. — Москва, Художественная литература, 1965 г.
  9. А. А. Ливеровский. «Журавлиная родина». Рассказы охотника. — Л.: Лениздат, 1966 г.
  10. Василий Аксёнов. «Круглые сутки нон-стоп». — М.: Новый Мир, №8, 1976 г.
  11. А.Н.Балдин. «Московские праздные дни». — М.: «Астрель», 2010 г.
  12. Борис Немцов. Провинциал в Москве. — М.: Вагриус, 1999 г.
  13. Алексей Кузнецов. «Между Гринвичем и Куреневкой». — М., Захаров: 2002 г.
  14. Советский рассказ. Сост. И.Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  15. Чуковский Н. К. О том, что видел: Воспоминания. Письма. — Москва, Молодая гвардия, 2005 г.
  16. Нина Воронель. Без прикрас. Воспоминания. — М.: Захаров, 2003 г.
  17. Д. Н. Мамин-Сибиряк. Собрание сочинений в Собрание сочинений в 8 томах. — М.: «Художественная литература», 1955 г.
  18. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 2. — М.: «Правда», 1990 г.
  19. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 3. — М.: «Правда», 1990 г.
  20. Леонов Л.М., «Вор», Части 1-2. — М.: Советский писатель, 1979 г.
  21. Д. В. Симонова. Половецкие пляски. — Москва, «Вагриус», 2002 г.
  22. Гандлевский С.М. НРЗБ. — М.: Журнал «Знамя», №1 — 2002 г.
  23. А. А. Шепелёв. Кгыышфт Вшытундф-ТВ. — Саратов: «Волга», № 5-6, 2011 г.
  24. М. А. Дмитриев. Московские элегии. Стихотворения. Мелочи из запаса моей памяти / сост., предисл. и примеч. Вл. Б. Муравьева. — М.: Моск. рабочий, 1985.— 317 с.— (Московский Парнас).
  25. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  26. Бахыт Кенжеев. Осень в Америке. — Тенафлай, 1988 г.
  27. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.

См. такжеПравить