Сля́коть, мо́крядь, ря́нда, мо́крый снег, ле́пень, дрябня, хижа или ха́лепа — промозглое и холодное мокропогодье со снегом и дождём в межсезонье, поздней осенью, в начале зимы, во время оттепели или ранней весной.

Мокрый снег, слякоть (Хорватия, 23 февраля 2005)

Чаще всего под слякотью имеется в виду смесь снега и воды или мокрую грязь, лежащую на тротуаре под ногами. Сама по себе непогода, холодное ненастье, летящий к земле дождь со снегом или снег с дождём и вообще смешанные атмосферные осадки в виде капель и снежинок слякотью называют очень редко.

Слякоть в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

Деревня представлялась мне пустым, широким полем, с обрушившимися канавами, с желтой слякотью, под вечно серым небом, под неперестающим никогда дождичком.[1]

  Александр Дружинин, «Рассказ Алексея Дмитрича», 1848
  •  

...человек, как известно, есть слякоть, зашитая в кожу...[2]

  Андрей Белый, «Петербург», 1914
  •  

Помню я, хорошо помню ваши слова насчёт того, что мозг ― это сила, укрощающая космос... Зря вы всё это говорили! Ровно ничего не стоит эта трясучая, киселеобразная слякоть, кое-как разлитая по черепам.[3]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 1), 1958
  •  

...«слякоть» ― это проявление демократизма.[4]

  Виктория Токарева, «День без вранья», 1964
  •  

С какой нежностью вспоминаются из этого ада ― слякоть, туман, насморк и прочая ленинградская благодать.[5]

  Даниил Гранин, «Месяц вверх ногами», 1966

Слякоть в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Мелкий дождь моросит не переставая; сыро, мокро, скользко; серый туман, как войлок, облегает небо; воздух тяжёл и удушлив; холодно, жутко, кругом грязь и слякоть, земля как болото, всё рыхло, всё лезет врозь. Осень.[6]

  Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни...», 1861
  •  

Осень еще не начиналась, потому что стоит июль месяц, но, несмотря на то, здесь стоит ужасная погода. В этом месте и в прошлом году, и позапрошлые годы не хвалились хорошей погодой: до ильина дня стоит жар, в ильин день пройдет над горой сердитая гроза ― и потом дождик, который так и идет целые две недели; а ныне грозы не было, зато дождь начался с половины июля и, хотя он идет не постоянно, но все-таки идет, то через час, то через полчаса. Ничего бы и слякоть, так опять ветры дуют холодные, солнышко не показывается. Холод, ветер и дождь не только злят людей, но и тяжело действуют на растительность: от холода желтеют листья березы, желтеет трава, от ветра огаливаются деревья. Даже животные, щиплющие здесь траву, дрожат… И говорят люди, что погода в это время год от года становится все хуже и хуже.[7]

  Фёдор Решетников, «Горнорабочие», 1866
  •  

Доверившись стрижиному мельканию, люди начинают сушить сено, жать рожь, а тут вдруг затяжной дождь, слякоть, сырость, и все благодаря тому, что какой-нибудь стриж съел что-нибудь лишнее и тем нарушил соответствие своего маленького организма с состоянием атмосферы.[8]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Суета сует. Соч. Николая Соловьева», 1870
  •  

Сентябрь — месяц оклеветанный… Не говорят люди «замайнило», «заавгустело», «задекабрило», а «засентябрило» говорят. И тут полагается вспомнить плаксивое небо, туманную изморось, слякоть на дороге и надоедливый знобкий ветер. Неверно это! Клевета на хороший месяц.[9]

  Алексей Ливеровский, «Журавлиная родина», 1966
  •  

Я вспоминал Музейный остров в Берлине и потрясающий барельеф, изображающий битву богов и гигантов. Как было дело в действительности? Гиганты собрались на Флегрейских болотах, вся компания: Порфирион и Эфиальт, Алкионей и Клитий, Нисирос, Полибот и Энкелад, и Гратион, и Ипполит, и Отос, и Агрий, и Феон, и сколько их там ещё было, ужасных? Они взбунтовались в слякоть, в непогоду, под низкой сворой бесконечных туч, что неслись над ними дурными знамениями.[10]

  Василий Аксёнов, «Круглые сутки нон-стоп», 1976
  •  

О Николае и удивительном, тотальном почитании его в Москве рассказ не закончен. Были упомянуты несколько причин особой любви Москвы: Николай есть спаситель (от слякоти) Дед Мороз; он же есть русский Кронос, повелитель времени. И еще: он первый выдумщик, прожектёр из прожектеров, великий чудак, притом такой, которому можно довериться, потому что (см. выше) он дружен со временем и добр.[11]

  Андрей Балдин, «Московские праздные дни», 1997
  •  

Приехал в Нижний Ельцин 9 января 1992 года. Очень интересно встретились. Мы с мэром Бедняковым пытались подготовить город к встрече, как-то приукрасить. Ничего не вышло: шел дождь, слякоть, грязь ― это девятого-то января. Ельцин на Мытном рынке попал в яму, просто провалился, с большим неудовольствием посмотрел на меня и на Беднякова, мы с Дмитрием Ивановичем были в полном трансе.[12]

  Борис Немцов, «Провинциал в Москве», 1999
  •  

Скоро Рождество и Новый год, и вот так иллюминируются улицы в Лондоне. Только вечная беда у них ― снегу мало, а то просто слякоть вместо снега, как вот как раз на этом снимке. Ну, они утешаются тем, что из ваты делают «снег» на ёлку! <...>
Ты спрашиваешь, выезжает ли зимой королева на санях. А где ж снегу взять? У нее, по-моему, и саней нет, и вообще я тут саней не видел. Не та зима, только слякоть снежная, быстро тающая.[13]

  Алексей и Анатолий Кузнецов, «Между Гринвичем и Куренёвкой», 1999

Слякоть в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Но все это он слушал как нечто само собой разумеющееся и ничуть не интересное ему, не прерывая меня: мол, говори себе что хочешь и сколько хочешь, мне все равно, и так и так чай пить. Он даже и не смотрел на меня, а смотрел больше в окно ― на непогожую, слякотную улицу, на свои садовые кустики, на всю эту мокрядь и неприютность надворья, видеть какую даже приятно, когда сидишь за чайным столом, на привычном, излюбленном месте, в тепле, обеспеченном доброй, безотказной печкой.[14]

  Александр Твардовский, «Печники», 1955
  •  

Сегодня мы едем в Москву. Даже странно, что где-то есть холод и слякоть. Здесь безветрие, солнце, синее небо. Вчера я ездил на высокую гору, откуда видел весь Эльбрус, весь Кавказский хребет ― и там, на высоте было так жарко, что я в белом костюме лежал на траве.[15]

  Николай Чуковский, «О том, что видел». Переписка Корнея и Николая Чуковских, 1936
  •  

Мы въехали в эту не ведающую своего будущего деревушку на стареньком «москвиче», купленном пополам с одним приятелем на деньги, заработанные мной за перевод «Баллады». Дело было осенью, и в воздухе висел отвратительный моросящий дождик, распыляющийся над самой землей холодной липкой слякотью. Пока мы топтались на так называемой главной улице, пытаясь определить, как пройти к Генкиному дому, Саша решил припарковать машину, ― он лихо свернул за угол и исчез. Минут десять мы его ждали, а потом жена Богатырева взроптала, что ей холодно и мокро, и мы, увязая по щиколотку в грязи, отправились искать Генкину хибару.[16]

  Нина Воронель, «Без прикрас. Воспоминания», 2003

Слякоть в беллетристике и художественной литературеПравить

  •  

Обыкновенно души сосредоточенные и огорченные с увлечением предаются мечтам о природе, об уединении, ― этого со мною, однако, не было. Деревня представлялась мне пустым, широким полем, с обрушившимися канавами, с желтой слякотью, под вечно серым небом, под неперестающим никогда дождичком. На одном конце поля необходимо торчал лес, похожий на кустарник, на другом разбросано было с десяток серых изб. Если я представлял себе Вериньку, воображение рисовало ее не иначе, как на этом грустном, желтоватом фоне, и в грудь мою пробиралось чувство нежное, но совершенно соответствующее описанному мною ландшафту.[1]

  Александр Дружинин, «Рассказ Алексея Дмитрича», 1848
  •  

Дни идут за днями, а Митенька всё болтает.
Все его оставили, все избегают. Баронесса ощущает нервные припадки при одном его имени; супруг её говорит: «Этот человек испортил мою Marie!» — и без церемонии называет Митеньку государственною слякотью; обыватели, завидевши его на улице, поспешно перебегают на другую сторону...

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Она ещё едва умеет лепетать», 1864
  •  

По дороге из Мурмоса в Ключевской завод шли, не торопясь, два путника, одетые разночинцами. Стояло так называемое «отзимье», то есть та весенняя слякоть, когда ни с того ни с сего валится мокрый снег. Так было и теперь. Дорога пролегала по самому берегу озера Черчеж, с которого всегда дул ветер, а весенний ветер с озера особенно донимал.
― Эк его взяло! ― ворчал высокий сгорбленный путник, корчившийся в дырявом дипломате.
― Это от Рябиновых гор нашибает ветром-то… И только мокроть!.. Прежде, бывало, едешь в фаэтоне, так тут хоть лопни дуй…[17]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Три конца», 1890
  •  

13 сентября. Дождь, слякоть. В окнах ― низкое, темное, точно каменное, небо. На голых сучьях мокрые вороны каркают. Тоска, тоска![18]

  Дмитрий Мережковский, «Петр и Алексей», 1905
  •  

Тогда-то вот Коленька понял, что все, что ни есть на свете живого, ― «отродье», что людей-то и нет, потому что они ― «порождения»; сам Аполлон Аполлонович, оказался и он «порождением»; то есть неприятною суммою из крови, кожи и мяса ― неприятною, потому что кожа ― потеет, мясо ― портится на тепле; от крови же разит запахом не первомайских фиалочек. Так его душевная теплота отождествлялась с необозримыми льдами, с Антарктикой, что ли; он же ― Пирри, Нансен, Амундсен ― круговращался там в льдах; или его теплота становилась кровавою слякотью (человек, как известно, есть слякоть, зашитая в кожу). Души-то, стало быть, не было. Он свою, родную плоть ― ненавидел; а к чужой ― вожделел.[2]

  Андрей Белый, «Петербург», 1914
  •  

Сентября 19. Золотая осень кончилась. Дождь, слякоть, холод. Осенний Борей шумит в оголенных ветвях, срывает и гонит последний желтый лист. У Катерины Андреевны флюс; у Андрюши горло подвязано; у маленькой кашель ― не дай Бог, коклюш.[19]

  Дмитрий Мережковский, «Александр Первый», 1922
  •  

Пора было убираться восвояси, пока временные знакомые не обнаружили его одного на пустынной улице. Кроме того, мокрый снег перешел в дрянной зимний дождь, и усиливавшаяся капель с оборжавевшей крыши понукала Николку домой. Прямо по снежной слякоти мостовой возвращался он к дядьке на Благушу, и разбухшие валенки его смачно хлюпали в потемках.[20]

  Леонид Леонов, «Вор», 1927
  •  

Помню я, хорошо помню ваши слова насчёт того, что мозг ― это сила, укрощающая космос, и что он ― самый благородный металл вселенной, и что даже черепная коробка питекантропа прекраснее Венеры Милосской, ― всё помню, дорогой учитель! Но только знаете что? Зря вы всё это говорили! Зря вы всё это говорили! Ровно ничего не стоит эта трясучая, киселеобразная слякоть, кое-как разлитая по черепам. Не тот прав, у кого мозга больше, а тот, у кого дубина тяжелее. И вот я пришёл к заключению, что сопротивляться бесполезно.[3]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом» (часть 1), 1958
  •  

Я промолчал. Мне вовсе не хотелось, чтобы зима приходила скорее, потому что у меня нет зимнего пальто. Кроме того, я понимал, что «слякоть» ― это проявление демократизма. Это значило: «Вот ты опаздываешь, халтуришь, а я с тобой как с человеком разговариваю». Я молчал. Вера Петровна блуждала ложкой в супе.[4]

  Виктория Токарева, «День без вранья», 1964
  •  

Остановка на таком пекле ― гибель. Машина превращается в духовку. Мы корчились в ней, как грешники. С какой нежностью вспоминаются из этого ада ― слякоть, туман, насморк и прочая ленинградская благодать. Что произошло с нашим чахлым, гриппозным солнышком на этой половине земного шара? Никакое оно не солнышко ― это насос, который разъяренно выкачивает из тебя пот.[5]

  Даниил Гранин, «Месяц вверх ногами», 1966
  •  

Он поудобнее ухватил свое карающее орудие, прищурился, деловито огляделся, вдруг сбросив робость, и, в два счета оказавшись у заварухи, саданул первого попавшегося под руку контролёра прямиком по макушке. Нелегкая была у креста подставка… Жертва беззвучно рухнула. Двое прочих не сразу поняли, в чем дело. Скупую кровь благодарно впитывала снежная слякоть, то, во что превращается обычно безумный осенний снег.[21]

  Дарья Симонова, «К теме маленького человека», 2002
  •  

― Шик, ― одобрил Криворотов новый Аринин наряд: шаль в цыганских розах, наброшенную на плечи поверх черного до пят пальто шинельного кроя. Взявшись за руки, пошли в сторону пруда. Каток превратился в слякоть и бездействовал. По талому месиву неприкаянно бродил черный пуделек. Сильно пахло пресной водой. В голых кронах тяжело трепыхались вороны.
― На счастье, ― сказала Арина и стерла клочком бумаги птичий помёт с рукава Левиной куртки.[22]

  Сергей Гандлевский, «НРЗБ», 2002
  •  

Второй случай уж был куда более зазорным, поскольку совместно с Яхою тут уж выказал свою фантазию и Ган. В результате скучной дождливо-слякотной безклубной осенней ночью они решили устроить некое подобие Ночи Саней ― подёргать во всех учреждениях и у частных лиц все очищалки и стащить их всё туда же ― к порогу уважаемого «прикольного» учителя Рыдваньера. Усилий пришлось приложить немеряно![23]

  Алексей Шепелёв, «Кгыышфт Вшытундф-ТВ», 2011

Слякоть в стихахПравить

  •  

Здесь солнцедухота! Прольёт ли дождь порой —
Он смоет с крышек пыль и мутными ручьями
Бежит в канавах мостовой;
Туман висит над головой,
И грязь, и слякоть под ногами.[24]

  Михаил Дмитриев, «Лето в столице», 1832
  •  

Небо серо, ― мгла и тучи, садик слякотью размыт,
Надо как-нибудь подкрасить предвесенний русский быт.[25]

  Саша Чёрный, «В оранжерее», 1912
  •  

Теплынь, лягушачья слякоть ―
а утром сулили снег.
Толкает меня под локоть
невежливый человек
И просит на опохмелку,
и дела-то ― медный грош.
И сам я монеткой мелкой
качусь под осенний дождь[26]

  Бахыт Кенжеев, «Теплынь, лягушачья слякоть — а утром сулили снег...», 1980-е
  •  

После бабьего лета два месяца ―
дождь и сеево, слякоть и месиво,
впору пить, и недолго повеситься,
и депрессию вымстить в агрессии,
и не хочешь, а вспомнишь Некрасова,
заразительнонудный задор его,
муза невская ― эвон ― наквасила,
вот и пей тут, и пой за Григорьева.

  Олег Чухонцев, «После бабьего лета два месяца...» (из сборника «Осьмерицы»), 2016

Слякоть в песнях и массовой культуреПравить

  •  

Любовь не вздохи на скамейке
И не прогулки при луне.
Всё будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
А песню не легко сложить.[27]

  Степан Щипачёв, «Любовью дорожить умейте…», 1939
  •  

Экспедиция уехала, и все затихло. Пусто становится в городах, когда уезжают близкие тебе люди. И летят вслед уходящим бессильные строчки:
И февраль как апрель ― всё дожди, всюду слякоть и грязь.
А ты в мыслях все рвешься куда-то по горло в снегу!
Я вам нервов катушку отдам ― пригодится на связь,
А сейчас закурю ― это все, что, пожалуй, смогу».

  Константин Серафимов, «Экспедиция во мрак», 1978

ИсточникиПравить

  1. 1 2 А. В. Дружинин. Повести. Дневник. Серия «Литературные памятники». Издание подготовили Б. Ф. Егоров, В. А. Жданов. — М., «Наука», 1986 г.
  2. 1 2 Андрей Белый. Петербург: Роман. — Санкт-Петербург, «Кристалл», 1999 г.
  3. 1 2 Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  4. 1 2 Виктория Токарева. «День без вранья». Повести и рассказы. ― М.: Квадрат, 1994 г.
  5. 1 2 Гранин Д.А., Собрание сочинений: В 2 томах. Т. 2. — Л.: Худ. лит., 1979 г.
  6. Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни путём самосознания» (1861 год)
  7. Решетников Ф. М. Между людьми. Повести, рассказы и очерки. — М.: «Современник», 1995 г.
  8. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 9. — Москва, Художественная литература, 1965 г.
  9. А. А. Ливеровский. «Журавлиная родина». Рассказы охотника. — Л.: Лениздат, 1966 г.
  10. Василий Аксёнов. «Круглые сутки нон-стоп». — М.: Новый Мир, №8, 1976 г.
  11. А.Н.Балдин. «Московские праздные дни». — М.: «Астрель», 2010 г.
  12. Борис Немцов. Провинциал в Москве. — М.: Вагриус, 1999 г.
  13. Алексей Кузнецов. «Между Гринвичем и Куреневкой». — М., Захаров: 2002 г.
  14. Советский рассказ. Сост. И.Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  15. Чуковский Н. К. О том, что видел: Воспоминания. Письма. — Москва, Молодая гвардия, 2005 г.
  16. Нина Воронель. Без прикрас. Воспоминания. — М.: Захаров, 2003 г.
  17. Д. Н. Мамин-Сибиряк. Собрание сочинений в Собрание сочинений в 8 томах. — М.: «Художественная литература», 1955 г.
  18. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 2. — М.: «Правда», 1990 г.
  19. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том 3. — М.: «Правда», 1990 г.
  20. Леонов Л.М., «Вор», Части 1-2. — М.: Советский писатель, 1979 г.
  21. Д. В. Симонова. Половецкие пляски. — Москва, «Вагриус», 2002 г.
  22. Гандлевский С.М. НРЗБ. — М.: Журнал «Знамя», №1 — 2002 г.
  23. А. А. Шепелёв. Кгыышфт Вшытундф-ТВ. — Саратов: «Волга», № 5-6, 2011 г.
  24. М. А. Дмитриев. Московские элегии. Стихотворения. Мелочи из запаса моей памяти / сост., предисл. и примеч. Вл. Б. Муравьева. — М.: Моск. рабочий, 1985.— 317 с.— (Московский Парнас).
  25. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  26. Бахыт Кенжеев. Осень в Америке. — Тенафлай, 1988 г.
  27. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.

См. такжеПравить