Гранат (минерал)

группа минералов
(перенаправлено с «Гранат (камень)»)

Грана́т, грана́ты (от латин. granatus — подобный зёрнам), также бечета́ (устар.) или анфра́кс (устар.) — большая и широко известная группа минералов и камней-самоцветов, представляющих две изоморфные группы с общей формулой: R2+3 R3+2 (SiO4)3, где R2+Mg, Fe, Mn, Ca; R3+Al, Fe, Cr.

В узком смысле под гранатами чаще всего понимают прозрачные или полупрозрачные красные камни: альмандины и пиропы. Их тёмно-красные кристаллы напоминают зёрна граната, плода так называемого «финикийского яблока», откуда и произошло название камня. В ранние времена гранаты нередко назывались «венисами» и «ла́лами», — именем, объединяющим несколько драгоценных камней кроваво-красного цвета: рубин, шпинель и собственно гранат.[1]:316

Самые известные гранатиты можно разделить на две крупнейшие группы. Первая, группа пиральспитов (магниево-железо-марганцевых гранатов), включает в себя такие известнейшие минералы как: пиропы, родолиты, альмандины и спессартины. Вторую группу уграндитов (кальциевых гранатов) можно условно подразделить на: гроссуляры, андрадиты (включая демантоиды и меланиты), а также уваровиты. Далеко не все из перечисленных гранатов имеют красную или бордовую окраску.

Гранаты в коротких цитатахПравить

  •  

Бечеты <устаревшее название гранатов> за лал не купи́те. Бечет знати к цвету: в нём как пузырьки.[2]:10

  Торговая книга, до 1610
  •  

Гранат или по-русски вениса тот камень веселит сердце человеческое и кручину одоляет...[3]

  — «Вертоград Прохладный», начало XVIII века
  •  

Гранатъ не имѣетъ ни такой прозрачности, ни такого блеску, каковы суть въ другихъ драгоцѣнныхъ каменьяхъ. Время и употребленїе дѣлаетъ его наконецъ совсемъ тусклымъ. Твердость его соотвѣтствуетъ всегда красотѣ его, и онъ считается шестымъ или осьмымъ камнемъ по алмазѣ.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

Лучшія на украшенія, впрочемъ меньше прочихъ драгоцѣнныхъ камней уважаются; порошокъ мелкихъ гранатовъ служитъ вмѣсто наждака на шлифованіе...[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Есть гранаты, кои будучи вышлифованы съ нѣкоторою осторожностію, отливаютъ звѣздочкою четырелучною, когда держатъ ихъ противъ яркаго свѣта. Правда, что сей отливъ есть нѣчто случайное, но алмазчики весьма умѣютъ употреблять оный въ пользу.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Гранатъ собственно или вениса, цвѣтом болѣе или мѣнее красноватобурая, бывающая большею частiю въ кристаллахъ и округлённою; нах. у насъ въ Олонецкой Губернiи, въ Сибири въ Уральскихъ горахъ, также въ Швецiи, Саксонiи и проч.[6]:47

  Михаилъ Беляковъ, «Краткое начертание ориктогнозии: В пользу юношества», 1822
  •  

Камни сего семейства въ составе своемъ содержать нарочитое количество железа; по чему простая вениса и употребляется при плавке железныхъ рудъ какъ для облегченiя самой плавки, такъ и для поученiя изъ неё железа. Богемскiе и Восточные гранаты употребляются на украшенiя въ кольцахъ и въ ожерельяхъ.[6]:48

  Михаилъ Беляковъ, «Краткое начертание ориктогнозии: В пользу юношества», 1822
  •  

Шерлы лучистые и чёрные, также алый шерл, вениса или гранат малинового цвета, тож около аквамаринов....[7]

  Даурец, Внутренние известия: «Один день в лесах Хингана», Нерчинск, 15 мая 1841
  •  

...посредине браслета возвышались, окружая какой-то странный маленький зелёный камешек, пять прекрасных гранатов-кабошонов, каждый величиной с горошину. Когда Вера случайным движением удачно повернула браслет перед огнем электрической лампочки, то в них, глубоко под их гладкой яйцевидной поверхностью, вдруг загорелись прелестные густо-красные живые огни.[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава пятая), 1910
  •  

Посередине, между большими камнями, Вы увидите один зелёный. Это весьма редкий сорт граната — зеленый гранат. По старинному преданию, сохранившемуся в нашей семье, он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и отгоняет от них тяжелые мысли, мужчин же охраняет от насильственной смерти.[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава пятая), 1910
  •  

Ну что ж? Кто любит красный цвет?
Кто хочет краски на кафтаны,
Гранатов алых для манжет?[9]

  Николай Гумилёв, «Рондолла» (из сборника «Чужое небо»), 1912
  •  

Они были тёмными, пламенными и бархатистыми, такой цвет встречается лишь в сибирских гранатах и некоторых садовых цветах.

  Марина Цветаева, «Повесть о Сонечке», 1937
  •  

Пегматиты ― главный источник самоцветных камней ― топаза, берилла, аквамарина, турмалина, граната и др.[10]

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Гранату присуще одно замечательное свойство, которого нет у рубина. Оказывается, в него можно вводить, кроме неодима, и иные редкоземельные элементы ― иттрий, гольмий, эрбий, тулий, иттербий и лютеций. Причем в зависимости от добавки кристалл генерирует свет строго определённой частоты.[11]

  Михаил Тер-Микаелян, «Кристаллы для электроники», 1976
  •  

...он упоминает и о «гранатках темновато-малиновых маленьких», которые встречались среди тех же ахтарандитовых скарнов, где «произрастают шерла самогранные», то есть гроссуляры и андрадиты.[12]

  Джемс Саврасов, «Дело о редкостях, или первопроходцы», 2008
  •  

Почти неразличимы оперение акулы и крылатой ракеты; паутина и пулемётный прицел; начинка мидий и женские половые органы; медузы, церковные купола и парашюты; кристаллики граната-камня и зёрнышки граната-фрукта...[13]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Гранаты в научной и научно-популярной литературеПравить

 
Китайские пиропы
  •  

Гранатъ есть темнокрасный и довольно прозрачный драгоцѣнный камень. Находятъ его разныхъ родовъ и различной красоты, которыя опредѣляются по высокому цвѣту, правильному образованїю и другимъ свойствамъ. Иные изъ оныхъ бываютъ темнокраснаго, другїе желтоватаго, фїолетоваго, темнаго и бычачей крови подобнаго цвѣта. Сїи качества съ твердостїю соединенныя особливо разбираютъ торгующїе драгоцѣнными каменьями.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

Гранаты не соблюдаютъ постояннаго и правильнаго образа, но иные изъ нихъ имѣютъ видъ ромбоида, другїежъ бываютъ объ осми, двѣнатцати, и дватцати четырехъ граняхъ. Сїи ихъ отличительныя свойства, съ видомъ земли, въ которой они находятся, и которая служитъ имъ маткою, наиболѣе наблюдаютъ природы испытатели. Въ гранатахъ бываютъ также разныя примѣси: одни изъ нихъ содержатъ въ себѣ частицы золота, другїе частицы олова, а иные частицы желѣза, и сїи послѣднїе обыкновеннѣе всѣхъ прочихъ.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

Гранатъ не имѣетъ ни такой прозрачности, ни такого блеску, каковы суть въ другихъ драгоцѣнныхъ каменьяхъ. Время и употребленїе дѣлаетъ его наконецъ совсемъ тусклымъ. Твердость его соотвѣтствуетъ всегда красотѣ его, и онъ считается шестымъ или осьмымъ камнемъ по алмазѣ.
Въ торговлѣ раздѣляютъ гранатовые камни, въ разсужденїи красоты, твердости и блеску ихъ, на двѣ главныя статьи, то есть на восточные и на западные гранаты. Наилучшїй восточный гранатъ имѣетъ высокой красной и блестящей цвѣтъ, отливающїйся черноватопурпуровымъ, и много сходствуетъ съ рубиномъ, въ коемъ за наилучшїй цвѣтъ почитается червленый. Сей получаютъ изъ Сирїи, изъ Каликутскаго и Камбїйскаго государствъ и изъ Еѳїопїи: но блескъ сего камня видѣнъ при великомъ только свѣтѣ; при свѣчѣ же кажется онъ чернымъ.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

Западный гранатъ имѣетъ гораздо меньше блеску; цвѣтомъ подобенъ онъ нѣсколько лазоревому яхонту: привозятъ его изъ Испанїи, Венгрїи, Богемїи и изъ другихъ мѣстъ. Въ Бризгау имѣются богатыя гранатовыя копи, и въ сей области, въ Фрейбургѣ построены мельницы и заведены орудїя, коими сїи камни полируютъ, также работники, кои ихъ просверливаютъ и дѣлаютъ изъ нихъ ожерелья. Что касается до золотыхъ гранатовъ, то оные черноваты: находятъ же ихъ отдѣленными на поверьхности земной, гдѣ они занесены бываютъ пескомъ, изъ коего ихъ рѣки и потоки вымываютъ.[4]

  — «Зрѣлище природы и художествъ», 1784
  •  

Мѣста нахожденія. Первая разность венисы, называемая также восточною или Сирійскою (grenat vermeil, Алмандинъ у Карстена) получается изъ Сиріана, столицы въ Пегу, въ Индіи. Г. Рейсъ приводитъ оную также изъ Эѳіопіи, Мадагаскара, Бразиліи, Богеміи, Венгріи и пр.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Россія также довольно изобильна симъ минеральнымъ тѣломъ. Находится вениса въ Верхотурскомъ Уралѣ на Вагранѣ; въ Колыванскихъ горахъ близь Усткаменогорска и на Алеѣ; въ Нерчинскихъ горахъ и пр. Особенное же вниманіе заслуживаютъ Кидельскія венисы, называемыя на мѣстѣ нахожденія Киделя-Киви, также Кидельскимъ рубиномъ. Въ 1805 году былъ я на семъ мѣстѣ ихъ нахожденія, близь деревни Киделя за Шуйстамскимъ погостомъ, при сѣверномъ концѣ Ладожскаго озера, въ старой Финляндіи. Цѣлыя горы тальковаго шифера ими преисполнены, и даже на поверхности ихъ, по снятіи мха видны онѣ торчащія подобно гвоздевымъ шляпкамъ. Величина гранатинъ съ обыкновенной орѣхъ. Осколки ихъ бываютъ приятнаго чистаго свѣтловишневаго цвѣта, и могутъ обработываться на перстневые камни.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Добываніе. Въ Богеміи добываютъ венису шахтами; мягчайшіе камни содержащіе въ себѣ оную, приводятъ въ порошокъ, и отдѣляютъ изъ нихъ венису посредствомъ двукратнаго промыванія; первымъ отдѣляютъ глину, а вторымъ песокъ. Гранатинки отбираютъ при просѣваніи сквозь рѣшето. Въ вышепомянутыхъ Кидельскихъ горахъ нашелъ я старыя Шведскія копи съ боковъ подъ горою проведенныя на довольное пространство; но нынѣ оставлены.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Употребленіе. Лучшія на украшенія, впрочемъ меньше прочихъ драгоцѣнныхъ камней уважаются; порошокъ мелкихъ гранатовъ служитъ вмѣсто наждака на шлифованіе; а въ нѣкоторыхъ странахъ Германіи и Богеміи бываютъ они столь изобильны, что ихъ употребляютъ какъ плавящее средство при обработкѣ желѣзныхъ рудъ, къ чему онѣ пригодны потому наипаче, что иногда сами содержатъ до 36 частей желѣза со ста.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Камни Венисовидныя.
16. Левкитъ (6ѣлая вениса) имѣeтъ кристаллъ двупирамидальный с трапецоидными плоскостями; нах. въ Италiи и въ Исландiи между произведеніями огнедышущихъ горь.
17. Олинполитъ (Гроссулярія, зеленая вениса), находимый въ видѣ додекаэдра съ ромбоидальными плоскостями; oтъ тренія получаетъ электрическое свойство въ высокой степени; попадаелiся въ Охотскѣ въ затвердѣлой глинѣ.
18. Аллохроитъ, сплошная вениса, цвѣта желтовато- или зеленосѣраго; нах. въ Норвегiи.
19. Колофонитъ, вениса, цвѣтом на канифоль похожая; нах. въ Норвегiи въ Арендалѣ.
20. Меланитъ, вениса чернаго цвѣта, находимая въ Италiи, близъ Рима и близъ Неаполя на горѣ Соммѣ.
21. Гранатъ собственно или вениса, цвѣтом болѣе или мѣнее красноватобурая, бывающая большею частiю въ кристаллахъ и округлённою; нах. у насъ въ Олонецкой Губернiи, въ Сибири въ Уральскихъ горахъ, также въ Швецiи, Саксонiи и проч. — Сюда же относятъ Гельвинъ (отъ helvus, желчнаго цвета), охрусталованный тетраэдрами, и находимый въ Саксонiи въ Шварценберге.
22. Пиропъ (Богемская вениса, Карбункулъ), отличающийся краснокровянымъ своимъ цветомъ и нарочитою прозрачностiю; въ темноте отъ трения издающий фосфорное сiянiе; нах. въ Богемiи и Саксонiи въ змѣевикѣ.
23. Румянцовитъ, камень, найденный в Финляндiи близъ Кумы, и названный въ честь Графа Румянцова; цветъ имеет черно-или-желтобурой, въ изломе подобной смоле.
23. Алмандинъ (просто Восточной или Сирийской Гранатъ), цветом темнокрасный съ фiолетовымъ отливомъ; нах. на острове Цейлонѣ; в Королевстве Перу; также въ Швецiи, Швейцарiи и Тиролѣ.
24. Манганитъ, гiацинтовокрасного цвета, всегда охрусталованный, содержащiй много окисленного марганца (35 частей во 100) и наход. въ Спессарте близъ Ашафенбурга.
25. Ставролитъ, цветом краснобурый, или красночёрный, въ виде шестиугольныхъ призматическихъ кристалловъ, другъ друга пересекающихъ; нах. въ Швейцарiи, въ Тироле, въ Пиренейскихъ горахъ, во Францiи; въ Сибири въ Златоустенскихъ горахъ.
Примечанiе. Камни сего семейства въ составе своемъ содержать нарочитое количество железа; по чему простая вениса и употребляется при плавке железныхъ рудъ какъ для облегченiя самой плавки, такъ и для поученiя изъ неё железа. Богемскiе и Восточные гранаты употребляются на украшенiя въ кольцахъ и въ ожерельяхъ.[6]

  Михаилъ Беляковъ, «Краткое начертание ориктогнозии: В пользу юношества»,[14]:46-48
  •  

У Алабашки попадаются следующие минералы: <...>
Гранат или вениса (железисто-горько-земистая) кристаллами, часто значительной величины, цвета кровянокрасного. Иногда, от выветривания, кристаллы венисы имеют поверхность чёрного цвета.[15]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Большими массами кварц выделяется в жилах, образующихся при застывании магмы, причем как в трещинах самой изверженной породы, так и за её пределами.
Из таких жил особенно интересны пегматитовые жилы, наиболее тесно связанные с массивом застывающей магмы и богатые разнообразными минералами. Пегматиты ― главный источник самоцветных камней ― топаза, берилла, аквамарина, турмалина, граната и др. Кварцу в этих жилах принадлежит одно из первых мест.[10]

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Семейство граната. Из этой группы камней наиболее известен был в свое время темно-красный пироп. Римляне называли его за сходство в цвете с плодами гранатового дерева ― «гранатус», отсюда и название всей группы, куда входят разные минералы: пироп, альмандин, спессартин, гроссуляр, андрадит, уваровит. Все эти минералы относятся к ортосиликатам. <...>
Принято считать, что гранат ― камень красного цвета. Но на самом деле гранаты бывают окрашены и иначе. Прозрачные кристаллы андрадита ― зеленого цвета, они называются демантоидами и очень ценятся в ювелирном деле. Красиво окрашен в изумрудно-зеленый цвет уваровит, но встречается этот камень очень редко.[16]

  Борис Горзев, «Семейство корунда», 1965
  •  

Однако за последние годы рубин уступил свои позиции в квантовой электронике гранату. Это опять-таки корунд,[17] но с другой примесью ― неодимом. Он играет ту же роль, что и хром в рубине. Однако в отличие от рубинового лазера гранатовый испускает невидимый (инфракрасный) свет. И не только отдельными импульсами, но и непрерывно. Гранату присуще одно замечательное свойство, которого нет у рубина. Оказывается, в него можно вводить, кроме неодима, и иные редкоземельные элементы ― иттрий, гольмий, эрбий, тулий, иттербий и лютеций. Причем в зависимости от добавки кристалл генерирует свет строго определённой частоты. Тем самым открывается заманчивая перспектива ― создать целый набор лазеров, работающих в заданных точках диапазона инфракрасных волн. В нашем институте в тесном сотрудничестве с Институтом кристаллографии АН СССР выращивают (методом направленной кристаллизации) и исследуются самые необычные разновидности лютеций-алюминиевого граната, который более технологичен по сравнению с иттрий-алюминиевым…[11]

  Михаил Тер-Микаелян, «Кристаллы для электроники», 1976

Гранаты в публицистике и документальной литературеПравить

 
Китайские спессартины
  •  

Бечеты <устаревшее название гранатов> за лал не купи́те. Бечет знати к цвету: в нём как пузырьки. <...>
А берегите того, чтобы вам винисы за лал не продали; а виниса камень красен, а цвет жи́док у него.[2]:10

  Торговая книга,[18] до 1610
  •  

А кто червчатый яхонт носит в перстне при себе, тот крепит сердце своё... Аще кто лал при себе носит в поветрие моровое отгоняет и похоти телесные умет... Яхонт лазоревый — кто его носит при себе тело умножает и благолепие лицу подает... Изумруд толчен в питии прият пользует прокаженных людей, печени и желудковым болезням помогает... Гранат или по-русски вениса тот камень веселит сердце человеческое и кручину одоляет...[3]

  — «Вертоград Прохладный», начало XVIII века
  •  

Цѣна венисы на сіе издѣліе назначаемой, опредѣляется по вѣсу большаго или меньшаго числа гранатинъ, вмѣстѣ взятыхъ. Такъ напримѣръ, естьли на одинъ лотъ идетъ три ста необдѣланныхъ гранатинъ, то платятъ въ Богеміи за одинъ фунтъ оныхъ по два гульдена Имперскими деньгами. Естъли же походитъ на одинъ лотъ только двѣсти пятдесятъ гранатинъ, то одинъ фунтъ оныхъ стоитъ три съ половиною гульдена. Буде же въ лотѣ находится четыреста гранатинъ, то фунтъ оныхъ стоитъ одинъ гульденъ. За лучшіе почитаются тѣ, коихъ идетъ тысяча совсѣмъ уже просверленныхъ и выграненныхъ за одинъ фунтъ.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Въ Минеральномъ Кабинетѣ Академіи Наукъ хранится ваза изъ цѣльной венисы около двухъ вершковъ въ большемъ поперечникѣ; вениса приятнаго вишневаго цвѣта, и прозрачна; подножіе вазы также венисовое. Есть гранаты, кои будучи вышлифованы съ нѣкоторою осторожностію, отливаютъ звѣздочкою четырелучною, когда держатъ ихъ противъ яркаго свѣта. Правда, что сей отливъ есть нѣчто случайное, но алмазчики весьма умѣютъ употреблять оный въ пользу. Наконецъ на венисѣ много также вырѣзывали. Въ Парижской библіотекѣ, пишетъ Г. Браръ, имѣется между прочимъ изображеніе головы Лудвига XIII въ венисѣ оправленной въ золотѣ съ финифитью. — Искусникъ Коли славенъ по своей рѣзьбѣ на гранатѣ. Въ С. Петербургѣ нѣкоторый ювелиръ Г. Калло, имѣетъ искуство наводить цвѣтную финифить на самую венису, уже шлифованную.[5]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Первые шаги на пути целенаправленного неорганического синтеза полимеров уже сделаны. В лабораториях получены алмаз, слюда, корунд, гранат, кварцит, асбест, ряд минералов глин и многие другие неорганические полимеры. Некоторые из них уже производятся в промышленных масштабах.[19]

  Юлий Черкинский, «Неорганические полимеры», 1965
  •  

Начали поступать в промышленность такие искусственные минералы, как кислотоупорный голубой асбест, крупнокристаллический флюорит ― ценнейшее сырье для точных оптических приборов, двупреломляющий исландский шпаткальцит, используемый для производства лазеров иттриево-алюминиевый гранат.[20]

  Александр Портнов, «Алмазы на конвейере», 1976
  •  

...благотворное влияние таких излучений на некоторые недуги теперь хорошо известно. Но ведь радиоактивны и некоторые самоцветы. Так, в гранатах обнаружены микродозы радиоактивного изотопа калия, в берилле ― атомы радиоактивного тория, а топазы содержат уран. Как могут воздействовать на человеческий организм эти излучения, мы еще не знаем, к тому же они очень слабые. Но нельзя забывать, что самоцветы в лечебных целях люди носили и носят годами, не снимая их с себя ни ночью, ни днем. А в этом случае даже самые слабые радиоактивные излучения, возможно, способны оказать лечебное действие.[21]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Упорство и самоотверженный труд изыскателей драгоценных камней не увенчались должным успехом. Найденные ими «шерла самогранные зелёные, во свидетельство гранильщику Корякину представленные… были им не уважены». Степан Попов очень этим расстроен, что и чувствуется в дальнейшем тексте дневника. Он оправдывается в том, что изыскания, им проведенные, недостаточны, и высказывает предположение, что здесь «во внутренностях земли быть многому дошедшего аматисту и другим каким-нибудь редкостям». Любопытно, что он упоминает и о «гранатках темновато-малиновых маленьких», которые встречались среди тех же ахтарандитовых скарнов, где «произрастают шерла самогранные», то есть гроссуляры и андрадиты. Не исключена вероятность, что это были пиропы, но скорее всего альмандины.[12]

  Джемс Саврасов, «Дело о редкостях, или первопроходцы», 2008
  •  

...многие названия <минералов> похожи на поэтические неологизмы, когда ты можешь не знать значения слова (его может вообще не быть), но само звучание уже даёт некоторое эмоциональное впечатление. Слюда, смешное старое слово. Смарагд-изумруд, лал (красная шпинель и рубин тоже), вениса (гранат)...[13]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

Интересно название «гранат»: камень назвали в честь фрукта ― из-за сходства зерён последнего с кристаллами первого (granatus ― по-латыни «зернистый»). Зёрна кровавого фрукта действительно напоминают кристаллики пиропа, названного в честь огня, или альмандина (звучит как имя испанского идальго) ― красных гранатов. Отсюда же ― боевая граната с её взрывчатыми зёрнами-осколками.[13]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Гранаты в мемуарах, письмах и дневниковой прозеПравить

  •  

«В котором месте ваши утёсы кварца или, по здешнему сказать, топазовые?» — спросил путешественник у Миссионера. «И как далеко отсюда будет до приисков ваших Урульгинских цветных камней, которые открыл крестьянин Кривоносов; и в одном ли месте найдены Сибирские алмазы — тяжеловесы, а по Минералогии топазы, и разноцветные аквамарины, и лучистый шерл и чёрный, также разноцветные турмалины и вениса, или гранат?»
— Утёсы кварца или по нашему топазовые, где найдёны тяжеловесы, отсюда по левой руке, вон там за теми хребтами! — отвечал Миссионер. От дороги, по которой мы идём, не более будет 30 вёрст; а до аквамариновых приисков вёрст 20. Шерлы лучистые и чёрные, также алый шерл, вениса или гранат малинового цвета, тож около аквамаринов. Найден ещё тёмно-фиолетовый прекрасный аметист в другом месте, не так давно. Впрочем и все подобные камни, равно как и горный безцветный хрусталь находят в горах Урульгинских во многих местах.[7]

  Даурец, Внутренние известия: «Один день в лесах Хингана», Нерчинск, 15 мая 1841
  •  

...был у нас в деревне, это было давно, парень Ферручио Челлери. С детства возился он с камнями. Собирал опалы в зеленом камне из-под Илларио, где-то нашел аметисты и жёлто-бурые гранаты, а потом как-то набрёл и на розовый турмалин.[22]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Весь бледный, шатающийся, вернулся к себе домой Ферручио. Потом прошло несколько дней, что-то ничего не слышно было о нем, и лишь, как сейчас помню, в самую вербную субботу рыбаки принесли его тело с южного берега Монте-Капанны. Пошел ли он с горя искать сверкающие, как капли росы, кристаллы горного хрусталя, да оступился, или хотел отбить куски той зеленой гранатной змейки, что вьется между гранитом и чипполипами у мыса Паломбайя, ― никто этого не знает.[22]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940

Гранаты в беллетристике и художественной литературеПравить

 
Гранатовый браслет (Чехия)
  •  

Цветных камней в чешских землях не мало, но все они невысокого достоинства и вообще много уступают цейлонским и нашим сибирским. Исключение составляет один чешский пироп, или «огненный гранат», добываемый на «сухих полях» Мероница. Лучше его нет нигде граната.
У нас пироп был когда-то в почете и в старину высоко ценился, но теперь хорошего крупного чешского пиропа в России почти невозможно найти ни у одного ювелира. Многие из них не имеют о нем и понятия. У нас нынче встречается в дешевых ювелирных вещах или мутный, темный тирольский гранат, или «гранат водяник», но крупного огненного пиропа с «сухих полей» Мероница нет. Все лучшие старинные экземпляры этого прекрасного, густоцветного камня, ограненные, большею частию, мелкогранною крейц-розетою, скуплены по ничтожным ценам иностранцами и вывезены за границу, а вновь находимые в Чехии хорошие пиропы прямо идут в Англию или в Америку. Там вкусы устойчивее, и англичане очень любят и ценят этот прекрасный камень с таинственным огнем, в нем заключенным («огонь в крови» — «Feuer in Blut»). Англичане и американцы, впрочем, вообще любят характерные камни, как, например, пироп или как «лунный камень», который при всяком освещении отливает только одним своим лунным светом.[23]

  — Николай Лесков, «Александрит», 1884
  •  

Едучи за границу, я, между прочим, имел поручение от одного петербургского приятеля привезти ему из Богемии два лучшие граната, какие только можно будет найти у чехов.
Я и отыскал два камня изрядной величины и хорошего цвета; но один из них, наиболее приятный по своему тону, к досаде моей, был испорчен очень несовершенной, грубой огранкой. Он имел форму брильянта, но верхняя его площадка была как-то неуклюже, прямолинейно срезана, и оттого камень не имел ни глубины, ни блеска.
Руководивший меня в выборе чех, однако, посоветовал мне купить этот гранат и потом отдать его перегранить одному известному местному гранильщику, по имени Венцелю, которого поводырь мой называл величайшим мастером своего дела и притом большим оригиналом.[23]

  — Николай Лесков, «Александрит», 1884
  •  

Венцель довольно непочтительно кивнул мне головою и еще непочтительнее бросил первозданного рыцаря на очень грязную, засиженную мухами тарелку, на которой валялось несколько совершенно схожих на вид гранатов.
Мне это не понравилось, и я даже просто побоялся, что мой пироп перемешается с другими, худшими.
Венцель это заметил и наморщил лоб.
— Постойте! — сказал он и, смешав рукою все гранаты в тарелке, неожиданно бросил их все в мою шляпу, а потом потряс ее и, опустив в нее, не глядя, свою руку, как раз вынул «трубочиста».
— Хотите это сто раз повторить или довольно, довольно одного раза?
Он чувствовал и различал камень по плотности.
— Довольно, — отвечал я.
Венцель опять бросил камень в тарелку и ещё горделивее кивнул головою.[23]

  — Николай Лесков, «Александрит», 1884
  •  

Она разрезала ножницами ленту и бросила в корзину вместе с бумагой, на которой был написан ее адрес. Под бумагой оказался небольшой ювелирный футляр красного плюша, видимо, только что из магазина. Вера подняла крышечку, подбитую бледно-голубым шелком, и увидела втиснутый в черный бархат овальный золотой браслет, а внутри его бережно сложенную красивым восьмиугольником записку. Она быстро развернула бумажку. Почерк показался ей знакомым, но, как настоящая женщина, она сейчас же отложила записку в сторону, чтобы посмотреть на браслет.
Он был золотой, низкопробный, очень толстый, но дутый и с наружной стороны весь сплошь покрытый небольшими старинными, плохо отшлифованными гранатами. Но зато посредине браслета возвышались, окружая какой-то странный маленький зелёный камешек, пять прекрасных гранатов-кабошонов, каждый величиной с горошину. Когда Вера случайным движением удачно повернула браслет перед огнем электрической лампочки, то в них, глубоко под их гладкой яйцевидной поверхностью, вдруг загорелись прелестные густо-красные живые огни.
«Точно кровь!» — подумала с неожиданной тревогой Вера.[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава пятая), 1910
  •  

Я бы никогда не позволил себе преподнести Вам что-либо, выбранное мною лично: для этого у меня нет ни права, ни тонкого вкуса и — признаюсь — ни денег. Впрочем, полагаю, что и на всем свете не найдется сокровища, достойного украсить Вас.
Но этот браслет принадлежал еще моей прабабке, а последняя, по времени, его носила моя покойная матушка. Посередине, между большими камнями, Вы увидите один зелёный. Это весьма редкий сорт граната — зеленый гранат. По старинному преданию, сохранившемуся в нашей семье, он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и отгоняет от них тяжелые мысли, мужчин же охраняет от насильственной смерти.
Все камни с точностью перенесены сюда со старого серебряного браслета, и Вы можете быть уверены, что до Вас никто еще этого браслета не надевал.[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава пятая), 1910
  •  

«Показать Васе или не показать? И если показать — то когда? Сейчас или после гостей? Нет, уж лучше после — теперь не только этот несчастный будет смешон, но и я вместе с ним».
Так раздумывала княгиня Вера и не могла отвести глаз от пяти алых кровавых огней, дрожавших внутри пяти гранатов.[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава пятая), 1910
  •  

— Да. Но последним вашим поступком, именно присылкой этого вот самого гранатового браслета, вы переступили те границы, где кончается наше терпение. Понимаете? — кончается. Я от вас не скрою, что первой нашей мыслью было — обратиться к помощи власти, но мы не сделали этого, и я очень рад, что не сделали, потому что — повторяю — я сразу угадал в вас благородного человека.
— Простите. Как вы сказали? — спросил вдруг внимательно Желтков и рассмеялся. — Вы хотели обратиться к власти?.. Именно так вы сказали?[8]

  Александр Куприн, «Гранатовый браслет» (глава десятая), 1910
  •  

Какие у неё были глаза, любезный господин! Ради вашего же спокойствия желаю вам никогда не повстречать подобных! Они не были ни синими, ни чёрными, но цвета особенного, единственного, нарочно для них созданного. Они были тёмными, пламенными и бархатистыми, такой цвет встречается лишь в сибирских гранатах и некоторых садовых цветах. Я вам покажу скабиозу и сорт штокрозы, почти чёрной, которые напоминают, хотя и не передают точно, чудесный оттенок её глаз.

  Марина Цветаева, «Повесть о Сонечке», 1937

Гранаты в поэзииПравить

 
Пироп (огранка)
  •  

Мой нож шевелится, как пьяный.
Ну что ж? Кто любит красный цвет?
Кто хочет краски на кафтаны,
Гранатов алых для манжет?
Ах, крови в жилах слишком скучно,
Не вечно ж ей томиться там,
А ночь темна, а ночь беззвучна:
Спешите, трусы, по домам.[9]

  Николай Гумилёв, «Рондолла» (из сборника «Чужое небо»), 1912
  •  

(Сидит ― и камешек гранит,
И грамотку хранит…
В твоей груди зарыт ― горит! ―
Гранат, творит ― магнит.
Что радий из своей груди
Достал и подал: вот!
Живым ― Европы посреди ―
Зарыть такой народ?[24]

  Марина Цветаева, «Народ» (из сборника «Стихи к Чехии»), 1939
  •  

Пускай его любимым камнем будет
Не изумруд зелёный, что находит
Разрыв-траву и отпирает клады,
Не жёлтый яхонт, дев приворожитель,
Да не гранат, что кровь заговорит,
А покровитель мореходов ― синий
Сапфир![25]

  Илья Сельвинский, «Монолог Иоанна Грозного», 1944

ИсточникиПравить

  1. М. И. Пыляев Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребления. — третье, значительно дополненное. — СПб.: А. С. Суворина, 1896. — 406 с.
  2. 1 2 С. Ф. Ахметов «Беседы о геммологии». — М.: «Молодая гвардия», 1989. — 237 с. — ISBN 5-235-00499-X
  3. 1 2 Прохладный вертоград : Лечебник Патриаршего келейника Филагрия. (Сост., авт. предисл., пер. и коммент. Т.А.Исаченко). Серия: Рос. гос. б-ка. — М.: Археографический центр, 1997 г. — 408 стр.
  4. 1 2 3 4 5 «Зрѣлище природы и художествъ». Часть III. Въ Санктпетербургѣ, Иждивенїемъ Императорской Академїи наукъ, 1784 года.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  6. 1 2 3 Михаил Беляков(1790-1860). Краткое начертание ориктогнозии: В пользу юношества. Издал Михаил Беляков, Московской губернской гимназии старший учитель. — Москва: В Университетской типографии, 1822 г.
  7. 1 2 «Москвитянин»: учёно-литературный журнал, издаваемый М.Погодиным. — Москва: В Университетской Типографии, 1842 г. Часть II. №3. — стр. 222.
  8. 1 2 3 4 5 6 А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 т. Том 5. — М.: «Художественная литература», 1972 г.
  9. 1 2 Н. Гумилев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1988 г.
  10. 1 2 акад. А. Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах», издание второе. — Москва: «Наука». – 1974 год, 240 стр.
  11. 1 2 Тер-Микаелян Михаил, Кристаллы для электроники. — М.: «Техника - молодежи». № 8, 1976 г.
  12. 1 2 Д. И. Саврасов. «Мои алмазные радости и тревоги». — СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 2011 г.
  13. 1 2 3 В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  14. Ориктогнозия — вышедший из употребления термин, введённый Абраамом Вернером в 1780 году, когда он выделил из единого геолого-минералогического направления естествознания три ветви: геогнозию (общую и динамическую геологию), ориктогнозию (минералогию и петрологию), а также «горное искусство» (горное дело).
  15. Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.11-14. — Пермь: 1873 г.
  16. Борис Горзев. Портреты камней (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1965 г.
  17. Вероятно, здесь автор статьи ошибается или допускает неточность.
  18. Книжка описательная, како молодым людям торг вести и знати всему цену, и отчасти в ней описаны всяких земель товары различные, их же привозят на Русь Немцы и иных земель люди торговые (1575-1610 гг.)
  19. Ю. Черкинский, Неорганические полимеры. ― М.: «Химия и жизнь», №4, 1965 г.
  20. А. М. Портнов, Алмазы на конвейере. ― М.: «Юный натуралист», №2, 1976 г.
  21. В.А.Мезенцев, К. С. Абильханов. «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 2, книга 4. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  22. 1 2 А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  23. 1 2 3 Н. С. Лесков. Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 7, с. 395-408. — Москва, Правда, 1989 г.
  24. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  25. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.

См. такжеПравить