Кальцит

минерал, одна из форм карбоната кальция

Кальци́т или известко́вый шпатминерал из класса природных карбонатов, одна из природных форм карбоната кальция (CaCO3). Широко распространён в земной коре в нескольких формах:

Кристаллы кальцита

Кальцит в кратких цитатах

править
  •  

...встречающиеся среди эгириновых солнц пустоты в форме ёлочек представляют собою только отпечаток бывших здесь скелетных образований магматического кальцита, названного А. Е. Ферсманом элатолитом (ёлка-камень).[1]

  Геннадий Боч, «Экскурсия на Север», 1926
  •  

Кальцитовые драпировки становятся всё более и более мощными, всё более и более причудливыми, в особенности, в самом узком месте пещеры, где она вновь поворачивает несколько вправо. За узким проходом потолок пещеры становится низким, почти нависающим, и только слегка наклонным. Если осветить его, ― из тьмы выступят сталактиты.[2]

  — Николай Зимин, «Пещеры Чатырдага», 1927
  •  

...есть куски руды с белыми гнёздами кальцита, которые дадут возможность бросать руду в печь без добавочных флюсов.[3]

  Мариэтта Шагинян, Дневник, 1931
  •  

Вот в щёлке какой-то красный камень, красные кристаллики сидят на зеленом халцедоне, а там дальше большие кристаллы белого кальцита.[4]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

...такие среды кажутся непрозрачными. В этом легко убедиться, если мы сравним пластинку прозрачного кальцита (исландского шпата) и такой же толщины отполированную с обеих сторон пластинку тонкозернистого белого мрамора, состоящего из агрегата кальцитовых зерен. В то время как сквозь исландский шпат мы легко можем читать надписи на этикетке, пластинка мрамора не пропускает света.[5]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

...не исключено, что кальцит в Херсонесе применяли в качестве отощающей примеси <для керамики>.[6]

  Владимир Кадеев, Херсонесский дневник, 1961
  •  

Мел, мрамор, известняки, ракушечники ― всё это CaCO3 с незначительными примесями, а кальцит ― чистый CaCO3.[7]

  Белла Скирстымонская, «Кальций», 1969
  •  

Ниобий и является катализатором для ассимиляции кальцитов![8]

  Сергей Жемайтис, «Большая лагуна», 1977
  •  

Оптическая промышленность нуждается в крупных кристаллах кальцита, каменной соли, флюорита и др.[9]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978
  •  

Попалась ещё одна псевдоморфозакварца по кристаллу кальцита классической формы (она называется «скаленоэдр»). Сперва не мог понять, что это: по форме ― кальцит, по твёрдости ― кварц. Камни, оказывается, иногда тоже принимают чуждые им формы.[10]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

Подобен янтарю жемчуг ― тоже органического происхождения, тоже из воды. Возможно, русское название его ― от татарского «зеньджу» или китайского «чжень-чжу». По составу тот же кальцит, но с красивейшими перламутровыми (по-немецки «перламутр» и значит «мать жемчуга») переливами.[10]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

...было обнаружено интересное явление ― свечение кальцита. Для получения этого эффекта надо предварительно закрыть глаза, а затем осветить свод пещеры ярким светом фотовспышки.[11]

  — Вадим Марушин, «По реке Белой к жемчужине Урала — пещере Шульган-Таш», 2016

Кальцит в научной и научно-популярной литературе

править
  •  

Если тело состоит из множества маленьких частиц ― зёрен, различно оптически ориентированных, то в такой среде лучи света не могут проложить себе прямых длинных путей. Свет в таких средах, многократно преломляясь в различных направлениях, в конце концов рассеивается и отражается. Поэтому такие среды кажутся непрозрачными. В этом легко убедиться, если мы сравним пластинку прозрачного кальцита (исландского шпата) и такой же толщины отполированную с обеих сторон пластинку тонкозернистого белого мрамора, состоящего из агрегата кальцитовых зерен. В то время как сквозь исландский шпат мы легко можем читать надписи на этикетке, пластинка мрамора не пропускает света. Только в тонких шлифах такие тела обнаруживают свою прозрачность.[5]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Спайностью называется способность кристаллов и кристаллических зёрен раскалываться или расщепляться по определённым кристаллографическим направлениям. Это свойство кристаллических сред связано исключительно с внутренним их строением и для одного и того же минерала не зависит от внешней формы кристаллов (например, у ромбоэдрических, скаленоэдрических и призматических кристаллов или даже совершенно неправильных кристаллических зерен кальцита наблюдается всегда одна и та же форма спайности по ромбоэдру). Поэтому этот признак, являющийся характерным для каждого данного кристаллического вещества, служит одним из важных диагностических признаков, помогающих определить минерал. Не случайно многие минералы называются шпатами (полевые шпаты, тяжёлый шпат, плавиковый шпат, исландский шпат и т. д.) К шпатам издавна относят те, не имеющие металлического блеска, минералы, которые обладают хорошей спайностью <сразу> в нескольких направлениях («спате» по-гречески ― пластина).[5]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Исследования последних лет показали, что гамма-, бета- и нейтронное облучения способны быть инициаторами кристаллизации; они регулируют и «подстегивают» рост кристаллов, устраняют дефекты их решеток. Можно ожидать, что радиационный синтез будет использован для ускоренного и направленного выращивания монокристаллов, повышения их качества. Но не следует думать, что овладение энергией ядра разрешит все проблемы минерального синтеза. Вспомним, что многочисленные попытки получить искусственный исландский шпат (оптический кальцит) или, скажем, малахит не увенчались успехом. Собственно, проще простого синтезировать точные химические подобия этих минералов ― карбонат кальция, всем известный в виде мела, или основной карбонат меди, повторяющий состав малахита. Однако структурно это различные вещества, поэтому карбонат кальция, в отличие от исландского шпата, не поляризует свет, а блёклые тона основного карбоната меди и отдаленно не напоминают радостную игру ярко-зелёных узоров малахита.[12]

  Давид Финкельштейн, «Искусственные минералы: боразон», 1966
  •  

Карбонат кальция CaCO3 ― одно из самых распространенных на Земле соединений. Минералы на основе CaCO3 покрывают около 40 миллионов квадратных километров земной поверхности. Мел, мрамор, известняки, ракушечники ― всё это CaCO3 с незначительными примесями, а кальцит ― чистый CaCO3.[7]

  Белла Скирстымонская, «Кальций», 1969
  •  

Простая форма и у кристаллов кальцита ― прозрачных косоугольных параллелепипедов. <...> Разобьем сильным ударом кристалл кальцита (углекислый кальций). Он разлетится на кусочки разной величины. Рассматривая их внимательно, мы обнаружим, что эти куски имеют правильную форму, вполне подобную форме большого кристалла ― их родителя. Наверное, рассуждал учёный, и дальнейшее дробление кристалла будет происходить таким же образом, пока мы не дойдем до мельчайшего, невидимого глазом кирпичика, представляющего кристалл данного вещества.[9]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978

Кальцит в публицистике и документальной литературе

править
  •  

Среди больших стяжений эгириновых солнц изредка можно встретить небольшие пустоты, имеющие вид трехлопастных елочек. Размеры этих образований колеблются от 1 до 10 см в длину и от 0, 3 до 4 см в ширину. Исследования академика А. Е. Ферсмана показали, что эти пустоты были некогда заполнены минералом, представлявшим собою особую разность углекислого кальция, выделившимся из магмы при большом давлении в ранние моменты остывания (обыкновенный кальцит всегда выделяется только из водных растворов). Очевидно, рост кристаллов протекал настолько быстро, что образовались только скелетные формы, напоминающие по форме ёлочки. При последующем выделении эгирина II ёлочки углекислого кальция оказались охваченными со всех сторон плотным войлоком эгириновых солнц. Наступившее вслед за этим значительное понижение давления вызвало разложение и вынос елочек магматического кальцита, устойчивого только при высоком давлении и температурах выше 970°. Таким образом, встречающиеся среди эгириновых солнц пустоты в форме елочек представляют собою только отпечаток бывших здесь скелетных образований магматического кальцита, названного А. Е. Ферсманом элатолитом (ёлка-камень).[1]

  Геннадий Боч, «Экскурсия на Север», 1926
  •  

Стены постепенно сближаются, образуя высокий, узкий коридор. Известняк стен покрыт здесь как бы мощными каменными драпировками, иногда прикрывающими стену ровным плащом, иногда сложенными причудливыми складками. Это драпри местами разорвано широкими трещинами, по которым часть драпировки как бы осела. Застывшие причудливые драпировки сложены из слоев полупрозрачного кристаллического вещества ― кальцита. Стекающая по стене почти сплошной пленкой вода открывает историю наблюдаемых здесь кальцитовых драпировок. Кальцит кристаллизуется из той воды, которая проникает в пещеру с поверхности через капиллярные трещины породы. Эта вода ― вода атмосферных осадков ― содержит в себе углекислоту, полученную из углекислого газа, захваченного из воздуха. Проходя по породе, вода растворяет известняк и выносит с собой в растворе двууглекислую известь. Когда часть воды в пещере испаряется, происходит кристаллизация содержащегося в растворе вещества, при чем двууглекислая известь переходит в углекислую, т. е. в кальцит. Кальцитовые драпировки становятся все более и более мощными, все более и более причудливыми, в особенности, в самом узком месте пещеры, где она вновь поворачивает несколько вправо. За узким проходом потолок пещеры становится низким, почти нависающим, и только слегка наклонным. Если осветить его, ― из тьмы выступят сталактиты.[2]

  — Николай Зимин, «Пещеры Чатырдага», 1927
  •  

На его потолке профессор обнаружил множество тонких прозрачных сталактитов трубчатой формы. Они отражали падающий на них свет яркими алмазными лучами. Потому-то он и назвал его Бриллиантовым. В нем, как и в Арочном зале, было обнаружено интересное явление ― свечение кальцита. Для получения этого эффекта надо предварительно закрыть глаза, а затем осветить свод пещеры ярким светом фотовспышки. После чего, открыв глаза, в течение нескольких секунд можно наблюдать голубоватое свечение стен, покрытых кальцитом. Чем ярче вспышка, тем дольше продолжается свечение.[11]

  — Вадим Марушин, «По реке Белой к жемчужине Урала — пещере Шульган-Таш», 2016
  •  

Попалась ещё одна псевдоморфозакварца по кристаллу кальцита классической формы (она называется «скаленоэдр»). Сперва не мог понять, что это: по форме ― кальцит, по твёрдости ― кварц. Камни, оказывается, иногда тоже принимают чуждые им формы. У камней куда более насыщенная жизнь, чем нам кажется. Просто они живут медленнее, потому что им некуда спешить. У них впереди много времени, с точки зрения мотылька-человека ― вечность. Мы в силах увидеть только один кадр их долгой жизни ― и потому эта жизнь кажется нам замершей, замёрзшей.[10]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Кальцит в мемуарах, письмах и дневниковой прозе

править
 
кальцитовая друза
  •  

...видели выходы рудных пластов. Я собрала интересные кусочки. Между прочим в дашкесанской руде встречаются примеси: часто видишь жёлтые вкрапленности медного колчедана (сера), затем пирита; есть куски руды с белыми гнездами кальцита, которые дадут возможность бросать руду в печь без добавочных флюсов.[3]

  Мариэтта Шагинян, Дневник, 1931
  •  

А Шурочка, смелыми, резкими движениями цепляясь за камни, лезла все выше.
― Ура! ― кричала она сверху. ― Вот в щелке какой-то красный камень, красные кристаллики сидят на зеленом халцедоне, а там дальше большие кристаллы белого кальцита. А жила, жила тянется все выше, все шире, все прекраснее! ― кричала она мне, но я в ее словах слышал уже только голос азарта, голос охотника, игрока.[4]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

С шумом скатывали мы вниз в синюю Волгу большие глыбы, упорно работали своими молотками, разбивая куски и выискивая целестин. Уже вечерело, красные краски стали заливать широкий горизонт левобережной низины, когда счастье нам улыбнулось. В маленькой пещерке известняка сверкали, как синие глазки, несколько прекрасных голубых кристаллов, жёлто-белые кальциты еще более оттеняли голубой цвет, серый халцедон скреплял кристаллы прочной оправой, а они были чистые, светлые, с блестящими гранями, сверкавшими какими-то переливами в лучах заходящего солнца.[4]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Среди просмотренных материалов обнаружил кусок кальцита. И это уже не в первый раз, что наводит на мысль, что кальцит в Херсонесе использовался для каких-то нужд. Отломленный кусочек кальцита сравнительно легко крошится и принимает вид тех блесток, которые часто встречаются в изломе керамических сосудов и считаются блестками слюды, служившие отощающей примесью при приготовлении глиняного теста. Поэтому не исключено, что кальцит в Херсонесе применяли в качестве отощающей примеси.[6]

  Владимир Кадеев, Херсонесский дневник, 1961
  •  

Быстро пробегаю несколько поворотов меандра с хрупкими песчаными заберегами и оказываюсь перед глубоким колодцем. Стекающий по стене колодца ручеек отложил на ней белоснежную дорожку гроздевидного кальцита…

  Константин Серафимов, «Экспедиция во мрак», 1978
  •  

Псевдоморфоза ― «ложная форма»: ортоклаз, один из «полевых шпатов», вытеснил своим твёрдым красным мясом кристалл слюды, приняв её форму, от природы ортоклазу не свойственную. Попалась ещё одна псевдоморфоза ― кварца по кристаллу кальцита классической формы (она называется «скаленоэдр»). Сперва не мог понять, что это: по форме ― кальцит, по твёрдости ― кварц. Камни, оказывается, иногда тоже принимают чуждые им формы.[10]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

Кальцит и его братья ― тоже из породы минеральных плебеев, хотя каждый из них способен стать героем. Кальцит ― всего лишь карбонат кальция. Но из того же вещества ― и прекрасный мрамор (я избыточен в эпитетах «прекрасный», «великолепный», «удивительный», но ничего не могу с этим поделать, пусть остаются), и волшебный исландский шпат. Из кальцита сложены известняки.[10]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Кальцит в художественной прозе

править
  •  

― Вначале мне показалось, что я в чем-то ошибаюсь, что ниобий остался в анализаторе от предыдущих опытов, но вот сейчас я вспомнил все до мельчайших подробностей. Я был близок к отчаянию, все летело к черту, и тут мне на глаза попалась эта странная водоросль ― зеленовато-сизая, с нежной структурой листа, и я сунул ее в анализатор. ― Костя умолк, словно пораженный неожиданно пришедшей мыслью, и, хлопнув себя по лбу, воскликнул: ― Ну, да! Ниобий и является катализатором для ассимиляции кальцитов! Ну и олух я царя небесного! Ты не находишь?[8]

  Сергей Жемайтис, «Большая лагуна», 1977

Источники

править
  1. 1 2 Боч Г.Н., «Экскурсия на Север». — М.: Государственное издательство, 1926 г.
  2. 1 2 Н. Зимин. Пещеры Чатырдага. — М., „Всемирный следопыт“, № 4, 1927 г.
  3. 1 2 Мариэтта Шагинян. Дневники. 1917—1931. — Л.: Издательство писателей в Ленинграде, 1932 г.
  4. 1 2 3 А. Е. Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  5. 1 2 3 А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  6. 1 2 Кадеев В. И. Херсонесский дневник 1961 года. Древности 2012. Харьковский историко-археологический ежегодник. Вып. 11. Харьков: ООО «НТМТ», 2012 г. С. 291-297.
  7. 1 2 Б. И. Скирстымонская. Кальций. — М.: «Химия и жизнь» № 6, 1969 г.
  8. 1 2 Сергей Жемайтис, Большая лагуна. — М.: «Детская литература», 1977 г.
  9. 1 2 А. И. Китайгородский, Л. Д. Ландау. Физика для всех. — М.: Наука, 1984 г.
  10. 1 2 3 4 5 В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  11. 1 2 Вадим Марушин. «По реке Белой к жемчужине Урала — пещере Шульган-Таш». Путеводитель. — Уфа : Китап, 2016 г. — 136 с.
  12. Д. Н. Финкельштейн, «Искусственные минералы». ― М.: «Химия и жизнь», №11, 1966 г.

См. также

править