Открыть главное меню
Перстень с венисами
(Германия, середина XVIII века)

Вени́са (или вини́са) — одно из устаревших названий бледно-красных грана́тов (в их классическом понимании). Обычно в узком смысле под гранатами понимают прозрачные красные камни (альмандины и пиропы). В старые же времена красные гранаты назывались «бече́т» и «вени́са», кроме того, они могли носить и более общее название «ла́лов» — именем, объединяющим сразу несколько камней кроваво-красного цвета, более дорогих и ценных: рубин, шпинель и, в последнюю очередь, гранат.[1]:316

Само по себе слово «вениса» (или, реже, виниса) происходит от искажённого (русифицированного) персидского «бенефсе», что означает — фиолетовый. Ещё Аль-Бируни в своей «Минералогии» не раз замечал, что красный цвет гранатов не лишён фиалкового (сиреневого) оттенка. И в самом деле, при разном освещении цвет может изменяться от огненно-красного до почти фиолетового.

В научной и научно-популярной литературеПравить

  •  

А кто червчатый яхонт носит в перстне при себе, тот крепит сердце своё... Аще кто лал при себе носит в поветрие моровое отгоняет и похоти телесные умет... Яхонт лазоревый — кто его носит при себе тело умножает и благолепие лицу подает... Изумруд толчен в питии прият пользует прокаженных людей, печени и желудковым болезням помогает... Гранат или по-русски вениса тот камень веселит сердце человеческое и кручину одоляет...[2]

  — «Вертоград Прохладный», начало XVIII века
  •  

Алмаз ― наичистейший, граненый называется бриллиант; рубин ― красный; яхонт ― синий; топаз, как золото, желтый; изумруд ― зеленый; хризолит ― желто-зеленый; аметист ― фиолетовый; виниса ― тёмнокрасная; гиацинт ― желто-красный; берилл ― сине-зеленый, из коих первые семь наипрозрачнейшие, а последние три более или менее прозрачные и суть все драгоценные камни, различающиеся между собою цветом или водою, цену имеющие в чистоте воды, а продающиеся по весу.[3]

  Василий Зуев, из учебника «Начертание естественной истории», 1785
  •  

Гнейс, о котором я говорю, изрезан весьма частыми жилами кварца и перемежается с гранитом и сиенитом, имеющим слоистое строение. Непосредственно над гнейсом лежит зернистый известняк с прожилками розового кварца: пласты его, изрезанные жилами гранита и еврейского камня, падают к юго-юго-западу, сперва их падение около 50°, потом становится все больше и доходит до 60°. Затем, проследив их на 3/4 версты, я снова встретил гранит, который проследил только 1/4 версты. Так как уже было поздно, а впереди предстояло еще два трудных переезда через Жемчуг, то я перешел на правый его берег и еле выбрался среди густого леса, грязи и мшистых кочек к горам правого берега, где встретил обнажения только еврейского камня, простирающиеся на полверсты. В сиените попадается вениса.[4]

  Пётр Кропоткин, «Поездка в Окинский караул», 1865
  •  

У Алабашки попадаются следующие минералы: <...>
Гранат или вениса (железисто-горько-земистая) кристаллами, часто значительной величины, цвета кровянокрасного. Иногда, от выветривания, кристаллы венисы имеют поверхность черного цвета.[5]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873

В художественной литературеПравить

  •  

«В котором месте ваши утёсы кварца или, по здешнему сказать, топазовые?» — спросил путешественник у Миссионера. «И как далеко отсюда будет до приисков ваших Урульгинских цветных камней, которые открыл крестьянин Кривоносов; и в одном ли месте найдены Сибирские алмазы — тяжеловесы, а по Минералогии топазы, и разноцветные аквамарины, и лучистый шерл и чёрный, также разноцветные турмалины и вениса, или гранат
— Утёсы кварца или по нашему топазовые, где найдёны тяжеловесы, отсюда по левой руке, вон там за теми хребтами! — отвечал Миссионер. От дороги, по которой мы идём, не более будет 30 вёрст; а до аквамариновых приисков вёрст 20. Шерлы лучистые и чёрные, также алый шерл, вениса или гранат малинового цвета, тож около аквамаринов. Найден ещё тёмно-фиолетовый прекрасный аметист в другом месте, не так давно. Впрочем и все подобные камни, равно как и горный безцветный хрусталь находят в горах Урульгинских во многих местах.[6]

  Даурец, Внутренние известия: «Один день в лесах Хингана», Нерчинск, 15 мая 1841
  •  

По сонной Москве, по серым домам с узкими окнами прыгают черные лошадиные морды, то вздыбленные, то опущенные книзу, иногда такая же черная тень человека в лохматой шапке с бердышом на плече. У башен стены, у решеток на перекрестках улиц топчутся люди в лаптях и сапогах, в кафтанах сермяжных, по серому снегу мечутся клинья и пятна желтого света фонарей, краснеют кафтаны конных стрельцов, иногда вспыхнет и потухнет блеск драгоценного вениса на обшлаге княжеской шубы, особенным звоном звенит о стремя дорогой хорасанский клинок в металлических ножнах, и далеко слышен княжеский голос:
― Сторож! Кого пропущал за решетку?[7]

  Алексей Чапыгин, «Разин Степан», 1927
  •  

― Чуете, говорит что? Упершись на посох, сверкая на трясущейся голове митрой, усеянной венисами и лалами, митрополит говорил неторопливо и тихо, передав священнику тяжелый крест:
― О, людие православные! Великая беда, смятение идут на город наш. Стрельцы убили начальствующего ими голову́ Кошкина Ивана и иных слуг, верных великому государю, всех начальников… чают к бунту.[7]

  Алексей Чапыгин, «Разин Степан», 1927
  •  

Вырвали окна; резные рамы трещали под ногами, слюда рвалась, липла к сапогам. ― Узорочье ― товарыщи-и! Разбили крышку ларя, окованного серебром, но там оказались кортели, кики, душегреи. Пихали в карманы, роясь в ларе, боярские волосники, унизанные жемчугом и лалами. ― Во где наша соль! Всё из ларя выкидали на пол, ходили по атласу, а золотую парчу рвали на куски. Кичные очелья били о подоконники, выколачивая венисы и бирюзу.[7]

  Алексей Чапыгин, «Разин Степан», 1927

В стихах и поговоркахПравить

  •  

Коль захочешь цветов, чернобровая,
Я из паруса в шатре размечу цветы,
Все венисы, перлы-жемчуги,
Златоглав парчу-узорочье.[7]

  Алексей Чапыгин, «Разин Степан», 1927

ИсточникиПравить

  1. М.И.Пыляев «Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребления». — третье, значительно дополненное. — СПб.: А.С.Суворина, 1896. — 406 с.
  2. Прохладный вертоград : Лечебник Патриаршего келейника Филагрия. (Сост., авт. предисл., пер. и коммент. Т.А.Исаченко). Серия: Рос. гос. б-ка. — М.: Археографический центр, 1997 г. — 408 стр.
  3. В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  4. Пётр Кропоткин. «Поездка в Окинский караул». Научное наследство. Том 25. — М.: Наука, 1998 г.
  5. Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.11-14. — Пермь: 1873 г.
  6. «Москвитянин»: учёно-литературный журнал, издаваемый М.Погодиным. — Москва: В Университетской Типографии, 1842 г. Часть II. №3. — стр. 222.
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 А.П.Чапыгин «Разин Степан». — Ленинград: Лениздат, 1986.

См. такжеПравить