Суеверие

вера в сверхъестественные и потусторонние силы

Суеверие (образовано от «суе» — напрасно (без осознания причин) и «вера», букв. «напрасное верование») — предрассудок, представляющий собой веру в какие-либо потусторонние силы.

Суеверие
Stegna Στεγνά Rhodes Ρόδος 2019-11-26 27 cat.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Суеверие в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Вся жизнь чувства состоит только из суеверия.

  Эмиль Дюркгейм
  •  

Единственное лекарство против суеверия — это знание.

  Амброз Бирс
  •  

Избегать суеверий — суеверие.

  Фрэнсис Бэкон
  •  

Когда суеверие проникает в голову народа, оно оставляет там запас глупостей на многие столетия.

  Пьер Буаст
  •  

Постоянное одиночество в бурных морских просторах и редкое для моряка внимательно-благоговейное отношение к миру развили в нём сильную склонность к суеверию; но то было суеверие особо рода, идущее, как это случается у иных, не столько от невежества, сколько, напротив, от рассудка. Он верил во внешние предзнаменования и внутренние предчувствия.

  Герман Мелвилл
  •  

Страх есть причина, благодаря которой суеверие возникает, сохраняется и поддерживается.

  Бенедикт Спиноза
  •  

Суеверия приносят несчастье. — Эпиграф к роману Умберто Эко «Маятник Фуко» (1988).

  Рэймонд Смаллиан, «5000 до н. э.»
  •  

Суеверие составляет элемент самого существа человека; иной раз нам кажется, что мы совершенно от него избавились, а оно между тем прячется в потайные уголки и вдруг снова появляется, когда считает себя в полной безопасности.

  Иоганн Гете
  •  

Суеверия, с которыми мы выросли, не теряют своей власти над нами даже тогда, когда мы познали их. Не все те свободны, кто смеется над своими цепями.

  Готхольд Лессинг
  •  

Суеверие проходит с успехом цивилизации.

  Виссарион Белинский
  •  

Суеверие — это способ объяснить необъяснимое необъяснимым образом.

  Борис Кригер
  •  

Философия и медицина сделали человека самым разумным из животных, гадание и астрология — самым безумным, суеверие и деспотизм — самым несчастным.

  Диоген Синопский
  •  

Человека унижает не атеизм, а суеверие и идолопоклонство.

  Карл Маркс
  •  

Чтобы подкова над дверью приносила удачу и защищала, нужно её снять и взамен установить камеру видеонаблюдения.

  Ашот Наданян
  •  

Не будьте суеверны — это приносит несчастье!

  жена лорда Галлюкса[1]
  •  

Позиция суеверного человека чрезвычайно удобна. Он может позволить себе очень мало чего знать и уметь, сохраняя в то же время полную счастливую уверенность в том, что надёжно прикрыт от всех возможных в жизни неприятностей.

  Марк Галлай

Суеверие в публицистике и научно-популярной прозеПравить

  •  

После того как в 1833 году в Зондском проливе взорвался вулкан Кракатау, у берегов Явы появились массы мигрирующих бабочек. Яванцы были единодушны: это появились души погибших при вулканическом извержении. Нередко с особым страхом суеверные люди относятся к одной из самых крупных бабочек, встречающихся в Европе, ― «мёртвая голова». На ее темной спинке действительно можно разглядеть рисунок, напоминающий череп. По народному поверью, если эта бабочка влетает, боже упаси, в комнату, где лежит больной, ― дела его плохи. Еще хуже, если она начинает кричать. Ее крик ― отпевание покойника![2]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том второй), 1991
  •  

Правда, уже многие природные явления, пугавшие когда-то наших далеких предков, не страшат и не удивляют современного человека. Затмения Луны и Солнца, появления на небе кометы или болида, цветные дожди и полярные сияния, вулканические извержения ― все это теперь не воспринимается в ореоле мистики. Но, если человек склонен верить в «потустороннее», в природе всегда найдутся явления, способные вызвать у него вспышку суеверия. Безграничная в своих проявлениях, она не устает поставлять нам то, что заставляет задуматься даже человека, далекого от обожествления неведомых ему сил.[2]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том второй), 1991
  •  

Профессия мореплавателя является одной из древнейших. Издревле люди пересекали на построенных ими кораблях и лодках пространства морей и океанов в торговых, военных или познавательных целях. И во все времена эта профессия требовала от людей, которые посвятили ей жизнь, отваги, стойкости, мужества и, как ни парадоксально, любознательности, стремления познать неизведанное, так как водная стихия всегда была полна тайн, загадок и представляла собой смертельную опасность для неумелых, не разбирающихся в морских тайнах людей. Мореходы как в древние времена, так и в наши дни встречаются с явлениями, поражающими воображение, порой необъяснимыми с позиций достигнутого уровня знаний. Поэтому вовсе не удивительно, что среди моряков всегда рождалось множество различных легенд, суеверий, а также обрядов и традиций, призванных обеспечить безопасное плавание и собственную жизнь.

  Владимир Виленович Шигин

Суеверие в мемуарах и художественной литературеПравить

  •  

Существуют ли домовые, колдуны, ведьмы, упыри, оборотни, бабы-яги и прочая нежить?
В нашем городе — Рибнике, лежащем посреди далматического Приморья, едва ли кто в этом сомневается. А ведь в Рибнике почти четыре тысячи крещёных душ, и если такая уйма народу верит, то это, значит, не шутки.

 

Има ли мора, видина, вјештица, вједогоња, здухача, гвоздензуба и осталијех утвара?
У нашем мјесту - у Рибнику, насред приморја далматинског - мало ко сумња да нема света тога. А у Рибнику живе до четири тисуће крштенијех глава, те вјеровање толика народа није, ваљда, ситница.

  Симо Матавуль, «Злодеяние болтуна», 1890-е
  •  

Как у всех людей, которых гнетёт судьба, у Дмитриева выработалось суеверие: он замечал, что бывают дни везения, когда одна удача цепляется за другую, и в такие дни надо стараться проворачивать как можно больше дел, и бывают дни невезения, когда ни черта не клеится, хоть лопни.[3]

  Юрий Трифонов, «Обмен», 1969
  •  

В море нельзя делать точные расчёты, как несколько суеверный человек никогда не говорит категорически о своих расчётах и предположениях, а всегда с оговорками, вроде «если ничего не случится» или «если все будет благополучно», зная хорошо, какими неожиданными случайностями и неожиданностями полна морская жизнь.

  Константин Михайлович Станюкович, «Фрегат «Паллада»
  •  

Тут мы касаемся одного из обитателей этих окраин, принадлежащего к классу рептилий, присутствие которого на островах дало им другое испанское название – Галапагос. Так вот, что касается живущих там черепах, то на их счёт в кругу моряков долгое время сохранялось поверье, не столь ужасающее, сколь карикатурное: матросы были серьёзно убеждены, что все морские офицеры, особенно командоры и капитаны, обладавшие дурным нравом, после смерти (а иногда и до неё) превращались в черепах и становились единственными хозяевами этих раскалённых пустырей, напоминающих окрестности Мёртвого моря.

  Герман Мелвилл , «Моби Дик, или Белый кит», 1851
  •  

Конечно, если вдуматься, позиция суеверного человека чрезвычайно удобна. Он может позволить себе очень мало чего знать и уметь, сохраняя в то же время полную счастливую уверенность в том, что надёжно прикрыт от всех возможных в жизни неприятностей.
   Избегай ответственных — а лучше, всяких — полётов по тринадцатым числам и в понедельник. Не желай никому удачи (для этого существует охотничья формула «ни пуха ни пера»). В ответ на эти «пух и перо» ни в коем случае не благодари, а в нарушение всех правил элементарной вежливости посылай собеседника, самое близкое, к черту. Не брейся перед полётом. Никогда не констатируй вслух (дабы не сглазить), что дела идут хорошо. Применяй в нужных случаях столь несложную операцию, как поплевывание через левое (обязательно левое, правое не годится!) плечо. Соблюдай ещё два-три сильнодействующих приёма подобного же толка, и все всегда будет хорошо!
   Особо изысканные суеверы полагают небесполезным трактовать приведённые правила расширительно: например, избегать не только тринадцатых номеров, но и кратных им — двадцать шестых, тридцать девятых и так далее.
   А если все-таки, несмотря на все принятые меры, дела обернутся в чем-то неблагоприятно — значит, это было неотвратимо! Во всяком случае, пострадавшему остаётся утешительное сознание, что он-то сделал все от него зависящее, дабы умилостивить судьбу.

  Марк Галлай, «Испытано в небе»
  •  

  На старых самолётах с открытыми кабинами, залезать в которые приходилось прямо с земли, лётчики проделывали эту операцию обычно строго определённым способом: правую руку на борт кабины, правую ногу на подфюзеляжную скобу, затем левую ногу на заднюю кромку крыла, а левой рукой — за стойку центроплана и так далее.
   — Обрати внимание, — любили с иронией в голосе шепнуть иные сверхнаблюдательные аэродромные посетители, — он каждый раз залезает в аэроплан с одной и той же ноги. А расскажи кому-нибудь — не поверят: такой известный лётчик и настолько суеверен!
   И невдомёк подобным Шерлокам Холмсам, что иначе — не в раз навсегда отработанной последовательности — залезать в самолёт было бы попросту очень неудобно: схватившаяся не за то, за что надо, рука мешала бы занести через борт ногу, а не туда поставленная нога не позволила бы дотянуться до очередной точки опоры руке.

  Марк Галлай, «Испытано в небе»

Суеверие в поэзииПравить

  •  

Суеверие ду́хами
Башни насели́т,
И с упадшими дворцами
Ветр заговорит.[4]

  Антон Дельвиг, «Утешение бедного поэта», 1819
  •  

Да, суеверие мне сродно,
Предчувствий темных дикий лес.
Я, если будет Вам угодно,
Неисправимый мракобес.[5]

  Анна Баркова, «Одна... Хотя бы человечка!..», 1957

ИсточникиПравить

  1. «Пшекруй» № 955, с. 8
  2. 1 2 В.А.Мезенцев, К. С. Абильханов. «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 2, книга 4. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  3. Трифонов Ю.В. Избранные произведения в двух томах. – Москва, «Художественная литература», 1978 г.
  4. А.А.Дельвиг. Сочинения. — Л.: Художественная литература, 1986 г. — стр. 358
  5. Анна Баркова. «Восемь глав безумия». Проза. Дневники. — М.: Фонд Сергея Дубова, 2009 г.