Оса

название некоторых насекомых из подотряда стебельчатобрюхие отряда перепончатокрылых (не муравьи и не пчёлы)

Оса́, о́сы — тривиальное разговорное и не имеющее строго научного определения название некоторых имеющий характерный узнаваемый вид насекомых из инфраотряда жалящих (Aculeata). В число ос из этой обширной группы не входят только пчёлы и муравьи.

Обыкновенная оса на гнезде

Осы принадлежат к одной из двух основных категорий: одиночные и общественные. Гнёзда общественных ос, например шершней, изначально строятся маткой и в своих размерах не превышают грецкого ореха до тех пор, пока бесплодные женские рабочие особи не принимаются за строительство. Способы постройки гнёзд у одиночных ос более разнообразны, чем у общественных. К примеру, роющие осы (или осы-землерои) и цветочные осы строят ячейки в защищённых местах, как правило, со стороны стены. Гончарные осы (или пилюльные осы) аналогичным образом строят гнёзда подобные вазе из грязи зачастую с несколькими ячейками, прикрепляемыми к веткам деревьев или к стене.

Между тем, в неспециальных текстах под осой чаще всего имеется в виду оса обыкновенная, — вид общественных ос, постоянно селящихся рядом с человеком и имеющих броскую «тигровую» окраску.

Оса в афоризмах и коротких цитатахПравить

  •  

Воины шли, чтоб на рать троянскую гордо ударить.
Быстро они высыпались вперед, как свирепые осы.

  Гомер, «Илиада», середина VIII века до н. э.
  •  

Я вижу ясно, и в глаза мне осы
Любовные впиваются опять...

  Франческо Петрарка, «Как распускает вьющиеся косы. Сонет 227»
  •  

Клевета похожа на докучную осу: если у вас нет уверенности, что вы тут же на месте убьете её, то и отгонять её не пытайтесь, не то она вновь нападет на вас с ещё большей яростью.

  Себастьян-Рош Николя де Шамфор, 1770-е
  •  

Как ни странно может показаться название водяных ос, но на самом деле это вполне верно. Среди них встречается несколько видов, главным образом два <...>, которые прекрасно плавают, причем веслами им служат не ноги, как это можно было бы предположить, а крылья.

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя, Водяные осы», 1885
  •  

...красавица, настоящая красавица русская, не какая-нибудь там питерская вертунья-оса, а ― как Волга: вальяжная, медленная, широкая, полногрудая...[1]

  Евгений Замятин, «Русь», 1923
  •  

Я увидел гнездо ос. Оно напоминало большую грушу из серой бумаги. Бумажный «город» ос! Мне показалось примечательным, что весь «город» обращен вверх дном: каждая ячейка смотрит вниз. Опрокинутый «город»![2]

  Владимир Брагин, «В стране дремучих трав», 1962
  •  

— В лесу нет правых и виноватых, в лесу правы все: осы и осоеды, тетерева и тетеревятники.[3]

  Николай Сладков, «Зарубки на памяти», 1970-1996

Оса в научной и научно-популярной прозеПравить

  •  

Как ни странно может показаться название водяных ос, но на самом деле это вполне верно. Среди них встречается несколько видов, главным образом два: прествичия (Prestwitchia aquatica) и анафес (Anaphes cinctus), которые прекрасно плавают, причем веслами им служат не ноги, как это можно было бы предположить, а крылья. Зрелище такой плывущей осы необычайно любопытно.
Осы эти вовсе не редкость. Их можно встретить то и дело во рвах, наполненных водой, и лесных лужах, где встречаются плавунцы. Если же мы их мало знаем, то только потому, что вообще мало наблюдаем и не видим часто того, что у нас перед глазами. А сверх того, они и ростом не больше маленькой мушки.
Сейчас упомянутое нахождение их вместе с плавунцами объясняется тем, что личинки их паразитируют на яйцах этих жуков, которые, как известно, откладывают их в подводные части черешков болотных растений, особенно же частухи (Alisma plantago).

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя, Водяные осы», 1885
  •  

Развившаяся из яйца личинка осы начинает питаться личинкой веснянки и поедает ее всю, исключая кожи; затем превращается в куколку и, проведя в таком состоянии всю зиму, весной вылетает в форме осы.
Если найти такую помещающуюся в чехлике куколку осы и, продержав ее в воде до середины зимы, осторожно вскрыть, то из нее выйдет маленькая оса, которая может прожить несколько дней. Она будет ползать, вытягивать лапки, чистить ими свои крылышки и т. п., но дожить до весны не в состоянии.

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя, Агриотипус», 1885
  •  

Не будучи приспособленной к условиям жизни, как, например, орхидеи к оплодотворению при помощи насекомых или как роющие осы к сохранению своего потомства, природа человеческая скорее напоминает насекомых, инстинктивно привлекаемых к свету и обжигающих себе крылья.[4]

  Илья Мечников, «Этюды о природе человека», 1915
  •  

При выборе пищи для себя самих или для своего потомства животные исключительно руководствуются своими слепыми и врожденными инстинктами. Так, во 2-й главе мы видели, что роющие осы охотятся за определенными видами насекомых или пауков. Инстинкт указывает им род пищи, наиболее пригодной для их личинок.[4]

  Илья Мечников, «Этюды о природе человека», 1915

Оса в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Чтобы закалить железо, Ильмаринен послал пчёлку собрать мёду с цветов. Но злой дух Хиизи подслушал его приказание и послал послушную ему осу собрать змеиного яду. Ильмаринен принял осу за пчёлку и влил змеиный яд в воду, в которой должно было закалиться железо. Вот причина коварства железа; вот почему забыло оно клятву и, восстав против своего обладателя, проливает его кровь в жестоких войнах».[5]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Крайне интересно влияние моря на растительность. Например, яд зверобоя, борца, чемерицы у моря несравненно слабее, чем в горах. То же самое можно сказать относительно укусов змей, шершней и ос.[6]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Одна догадка, пришедшая мне в голову, кажется, уже после окончания университета, представляется мне и до сих пор заслуживающею проверки. Острая боль от ужаления пчелою, шмелём или осою наводит на мысль, что эти насекомые вонзают свое жало прямо в концевые нервные аппараты в коже. Для этого необходимо допустить, что они особенно отчетливо воспринимают в теле поражаемого ими животного его нервные ткани. И в самом деле, известно, что оса-анатом парализует сверчков, погружая свое жало прямо в их нервные узлы.[7]

  Николай Лосский, «Воспоминания: жизнь и философский путь», 1968

Оса в мемуарах, письмах и дневниковой прозеПравить

  •  

…в мясистом стволе кактуса не одно отверстие. Каждое из них служит входной дверью для самых различных обитателей «небоскрёба»: этажом ниже, под совой, роятся осы.[8]

  Фёдор Талызин, «Под солнцем Мексики», 1966
  •  

Мы провели несколько недель под кровом палатки; часто нам приходилось ночевать на берегу рек, по соседству с болотами и лужами; терпели мы порядочно, но не доходили до отчаяния, не страдали «комариною горячкою», которая нападает на всякого в Панаме, на берегах Ориноко и других американских рек. Плывя по рекам Африки, скорее нужно остерегаться ос, которые развешивают свои гнёзда над водою, наподобие больших роз. Кто не хочет в одно мгновение быть страшно искусанным, тот должен старательно обходить такую розу, у которой шипов больше, чем у натуральной.

  Генрик Сенкевич, «Письма из Африки», 1894
  •  

Покончив с шершнями, он побежал опять в лес, нарвал какой-то травы, и, растерев её на лезвии топора, приложил мне на больные места, а сверху прикрыл кусочками мягкой бересты и обвязал тряпицами. Минут через десять боль стала утихать. Я просил его показать мне эту траву. Он опять сходил в лес и принёс растение, которое оказалось маньчжурским ломоносом (Clematis manshurica Rupr.). Дерсу сообщил мне, что трава эта также помогает и от укусов змей, что эту-то именно траву и едят собаки. Она вызывает обильное выделение слюны; слюна, смешанная с соком травы, при зализывании укушенного места является спасительной и парализует действие яда. Покончив с перевязкой, мы пошли дальше. Разговор наш теперь вертелся около шершней и ос. Дерсу считал их самыми «вредными людьми»...[9]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

В лесу нет правых и виноватых, в лесу правы все: осы и осоеды, тетерева и тетеревятники.[3]

  Николай Сладков, «Зарубки на памяти», 1970-1996

Оса в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

Несколько кустов малины приютились около кучки гранитных обломков, бог знает, какой силой занесенных в это уединенное место; над самым ключиком свесили свои липкие побеги молодая верба и несколько кустов черной смородины. Трудно было подобрать уголок красивее, и я с удовольствием отдыхал здесь, прислушиваясь к жужжанью ос и шмелей, которые кружились над головками шалфея.[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золотуха», 1883
  •  

Это ― Русь, и тут они водились недавно ― тут, как в огороженной Беловежской Пуще, они ещё водятся: «всех давишь» ― медведи-купцы, живые самовары-трактирщики, продувные ярославские офени, хитроглазые казанские «князья». И над всеми ― красавица, настоящая красавица русская, не какая-нибудь там питерская вертунья-оса, а ― как Волга: вальяжная, медленная, широкая, полногрудая, и как на Волге: свернёшь от стрежня к берегу, в тень и, глядь, омут[1]

  Евгений Замятин, «Русь», 1923
  •  

Я перешагнул ручеек и, задевая кусты шиповника, пошел по густой, высокой траве. Вот какой-то полусгнивший деревянный брусок, вросший в землю. С жужжанием кружатся, носятся вокруг него осы. Я увидел гнездо ос. Оно напоминало большую грушу из серой бумаги. Бумажный «город» ос! Мне показалось примечательным, что весь «город» обращен вверх дном: каждая ячейка смотрит вниз. Опрокинутый «город»! Отмахиваясь, я оторвал кусочек их сооружения, точнее говоря, ― кусочек тонкого картона.[2]

  Владимир Брагин, «В стране дремучих трав», 1962
  •  

Кругом было тихо. Только стремительно с жужжанием летали осы. Держа в руках кусочек картона, отломленный мною от стены «города», я решил посмотреть, можно ли на нем что-либо изобразить. <...> Пройдя несколько шагов, я уселся на какой-то пень и с любопытством стал смотреть, как собака, отбиваясь от ос, сердито заворчала и побежала прочь.[2]

  Владимир Брагин, «В стране дремучих трав», 1962
  •  

И скоро будет весна. И май придет безбрежным весенним ливнем, когда земля вспухает, опоясанная лакированными ремнями морщинистых ручьев, блестят тропинки, вытягиваясь в сумраке осклизлыми дождевыми червями, капли впиваются в плечи острыми осами, и машины спят у обочин...[11]

  Александр Терехов, «Мемуары срочной службы», 1991

Оса в поэзииПравить

 
«Натюрморт с чашей цитронов», деталь (Гарцони, 1650-е)
  •  

Воины шли, чтоб на рать троянскую гордо ударить.
Быстро они высыпались вперед, как свирепые осы,
Подле дороги живущие, коих сердить приобыкли
Дети, вседневно тревожа в жилищах их придорожных;
Юность безумная общее зло навлекает на многих;
Ежели их человек, путешественник, мимо идущий,
Тронет нечаянно, быстро крылатые с сердцем бесстрашным
Все высыпаются вдруг на защиту детей и домов их, —
С сердцем и духом таким от своих кораблей мирмидонцы
Реяли в поле; воинственный крик их кругом раздавался.

  Гомер, «Илиада», середина VIII века до н. э.
  •  

Я вижу ясно, и в глаза мне осы
Любовные впиваются опять,
И я мое сокровище искать
Бреду в слезах, обильных, словно росы.

  Франческо Петрарка, «Как распускает вьющиеся косы. Сонет 227»
  •  

Распустила косу русую, — проскользнула в рожь коса
И скосила острым волосом звездоликий василёк.
Улыбнулась лепестковая, и завился мотылёк
Не улыбка ль воплощённая?.. Загудело, как оса…[12]

  Игорь Северянин, «Вечером жасминовым» (из цикла «А сад весной благоухает!», сборник «Victoria Regia»), 1909
  •  

Скоро жарко станет, вкруг шалфея
зажужжат осы,
вечером крестьяне
приедут с сенокоса.[13]

  Илья Эренбург, «Утром на поляне гладкой...», 1913
  •  

Как этот день сегодня странно тонок:
Слепительный, звенящий ряд берёз;
И острое жужжанье быстрых ос
Над влажностью коралловых масленок.[14]

  Василий Комаровский, «Гляжу в окно вагона-ресторана», 1913
  •  

Вся в снегу, кудрявом, благовонном,
Вся-то ты гудишь блаженным звоном
Пчёл и ос, от солнца золотых.
Старишься, подруга дорогая?
Не беда! Вот будет ли такая
Молодая старость у других![15]

  Иван Бунин, «Старая яблоня», 1916
  •  

Нет, непохожи: певцами лесными любимы ― узорные
Травки те Ваши целительные, за луговыми покосами.
Травы мои ― ядовитые, зелья мои ― наговорные,
По-над болотами, знаемы одними сердитыми осами.[16]

  Вера Меркурьева, «М.М.Замятниной», 1918
  •  

Черешни, осы ― на лотках;
и, точно отсвет моря синий,
на знойно-каменных стенах
горят, горят глаза глициний.[17]

  Владимир Набоков, «Крымский полдень», 1922
  •  

Сквозь голубые облачные вёсны
Мне юная запомнилась одна.
Она, как завязь дикого плода,
И первые, кружась, её узнали осы.[18]

  Христина Кроткова, Боттичелли: «Весна» (из цикла «Итальянские сонеты»), 1928
  •  

Барометр, своим умом дошед
до истины, что жарко, тем же делом
и мненьем занят. И оса ― дюшес
когтит и гложет ненасытным телом.

  Белла Ахмадулина, «Вот не такой, как двадцать лет назад...», 1977
  •  

Деревце охорашивается.
Осы возвращаются, беглецы.
Воздух сияет во славу саженца,
желтым огнем и красным сигналит здравница.
Светят сирени розовые столбцы,
на каждом капустница не нарадуется.<[19]

  Михаил Айзенберг, «Деревце...», 2015

Пословицы и поговоркиПравить

  •  

Как оса лезет в глаза́, докучает.

  русская поговорка
  •  

И у осы мед есть.

  русская поговорка

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. — М.: Русская книга, 2003 г. том 1.
  2. 1 2 3 В.Брагин. «В стране дремучих трав.». — М.: Детская литература, 2004 г.
  3. 1 2 Николай Сладков. Зарубки на памяти. — М.: журнал «Звезда», №1, 2000 г.
  4. 1 2 И.И. Мечников. «Этюды о природе человека». — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1961 г.
  5. Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  6. В. К. Арсеньев. «В дебрях Уссурийского края». — М.: «Мысль», 1987 г.
  7. Лосский Н.О. Воспоминания: жизнь и философский путь. — М.: Русский путь, 2008 г.
  8. Ф. Ф. Талызин. Под солнцем Мексики. Серия: Путешествия. Приключения. Фантастика. Тираж: 50000 экз. — М.: Мысль, 1967 г.
  9. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  10. Д. Н. Мамин-Сибиряк. «Золото». Роман, рассказы, повесть. — Минск: «Беларусь», 1983 г.
  11. А. Терехов. «Это невыносимо светлое будущее». ― М.: АСТ-Астрель, 2009 г.
  12. Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.» — М.: «Наука», 2004 г.
  13. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  14. В. А. Комаровский, Стихотворения. Проза. Письма. Материалы к биографии. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2000 г.
  15. Бунин И.А. Стихотворения. Библиотека поэта. Ленинград, «Советский писатель», 1956 г.
  16. В. Меркурьева. «Тщета». — М.: Водолей Publishers, 2007 г.
  17. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  18. Кроткова Х. П. в сборнике: Поэты пражского «Скита». — СПб.: Росток, 2005 г.
  19. М. Айзенберг. «Справки и танцы». — М.: Новое издательство, 2015 г.

См. такжеПравить