Вороний глаз, очень ядовитое растение

Воро́ний глаз (вороньи ягоды, волчьи ягоды, крест-трава; лат. Páris L.) — однодольные растений семейства Мелантиевые (Melanthiaceae), ранее относили к лилейным. В отличие от большинства однодольных растений, жилкование листа у вороньего глаза не линейное, а сетчатое. Растение имеет четыре листа, цветы зелёные, состоят из четырёх лепестков. Встречаются экземпляры с пятью листьями и пятерным числом частей цветка.

Растение очень ядовито, но сушёные ягоды и листья применяются как лекарственное средство в народной медицине. Вороний глаз долгое время удерживал за собой мировой рекорд среди растений по размеру генома, этот вид представляет собой важный модельный объект популяционной генетики.

Вороний глаз в прозеПравить

  •  

Незаметно для себя я перевалил еще через один хребетник и спустился в соседнюю долину. По дну ее бежал шумный ручей. Усталый, я сел отдохнуть под большим кедром и стал рассматривать подлесье. <...> Там и сям среди кустарников высились: зонтичная ангелика (Angelika dahurica Maxim.), вороний глаз (Paris quadrifolia L.) с расходящимися во все стороны узкими ланцетовидными листьями и особый вид папоротника (Pteridium aquilinum Kuhn) с листьями, напоминающими развернутое орлиное крыло, и вследствие этого называемый в просторечии «орляком».[1]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

― «Очень жаль», ― сказал врач, спрятав глаза, и после этого разговор у них разладился. В пути от Пихтовки до поселка она все поняла: и слова врача, жестокое их значение тут только и дошли до нее во всей полноте. Но не давал ей Сережа горевать и задумываться. Он уже показывал на крупную, седовато-черную ягоду, с наглым вызовом расположившуюся в мясистой сердцевине листьев:
― В-вороний глаз?
― Вороний глаз, ― послушно подтвердила она.
― А это вот заячья ягодка ― майником зовется. Красивая ягодка и до притору сладкая. Вспомнил ли? Он напряженно сморщил лоб. На лице его появилась болезненная сосредоточенность, и она догадалась, что его контуженная голова устала...[2]

  Виктор Астафьев, «Ясным ли днём», 1967
  •  

Этот цветок и в самом деле напоминает глаз какой-то птицы. Сидя на верхушке невысокого стебелька, смотрит он прямо вверх, в центре его ― блестящий темно-фиолетовый шарик завязи, а по краям ― «ресницы»: восемь узких тычинок четыре таких же узких лепестка и четыре более широких зеленых чашелистика. Когда цветок отцветает, из завязи получается крупная черно-синяя ягода, тоже похожая на глаз, только уже без ресниц. Стебель вороньего глаза отходит от тонкого ползучего корневища, расположенного неглубоко под землей. Каждый год, весной, это корневище дает по одному надземному стеблю, заканчивающемуся цветком, а верхушка его продолжает расти все лето под землей. Надземные стебли ― это как бы его боковые веточки. Ягоды вороньего глаза поедают многие птицы, например зорянки, которые и разносят его семена, находящиеся внутри ягоды.[3]

  Андрей Хохряков, «Вороний глаз», 1968
  •  

Как глюкозиды вообще, так и сапонины в частности вырабатываются в растении в результате сложных химических процессов. Присущий им горький вкус предохраняет растение от поедания животными. По этой же причине и случаи отравления ими довольно редки: даже дети ― как известно, большие охотники тащить в рот что попало ― вряд ли захотят лакомиться горькими ягодами вороньего глаза, несмотря на то, что вид у них очень аппетитный. Если же сапонины вороньего глаза все-таки попадают в организм человека, то они вызывают сильное сердцебиение, раздражают слизистые оболочки, что приводит к слезотечению, кашлю, рвоте, расстройству желудка. Кроме того, сапонины оказывают гемолитическое действие, то есть растворяют красные кровяные тельца. Многие сапонины (в том числе и паристифин) и вообще глюкозиды в небольших дозах оказывают целебное действие на нервную систему и сердечную деятельность. Поэтому некоторые столь же ядовитые, как и вороний глаз, растения уже давно используются в качестве ценного лекарственного сырья. Наиболее известные из них ― это содержащие глюкозиды ландыш, наперстянка, горицвет и содержащие сапонины первоцвет, синюха, истод. Лечебное и тонизирующее действие препаратов женьшеня и родственных ему аралии, элеутерококка, заманихи тоже в значительной степени объясняется наличием в них сапонинов. Правда, вороний глаз пока еще не числится в государственной фармакопее, хотя в народной медицине он довольно широко применяется от различных болезней как «кровеочистительное» средство. Трудно, однако, поверить, чтобы вороний глаз не обладал никакими лечебными свойствами, тем более что в корнях его найдены и различные алкалоиды. Обнаружить и изучить эти свойства ― дело будущих исследований.[3]

  Андрей Хохряков, «Вороний глаз», 1968

Вороний глаз в стихахПравить

  •  

Цветок любимый бабочек ночных, —
Вороний глаз, с приманкою из ягод
Отливно-цветных, синевато-чёрных, —
Пятнадцатилучистый сложный зонтик
Из ядовитых беленьких цветков,
Зовущихся — так памятно — цикутой...

  Константин Бальмонт, «Огонь», 1905

ИсточникиПравить

  1. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  2. Советский рассказ. Сост. И.Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  3. 3,0 3,1 А. Хохряков. «Вороний глаз» — М., журнал «Химия и жизнь», № 5 за 1968 г.

См. такжеПравить