Амбра

твердое, горючее воскоподобное вещество, образующееся в пищеварительном тракте кашалотов

А́мбра (от араб. анбар), се́рая а́мбра — твердое, горючее воскоподобное вещество, образующееся в пищеварительном тракте кашалотов. Встречается также плавающей в морской воде или выброшенной на берег. Она высоко ценится в парфюмерии, используется как фиксатор запаха. Изредка используется как ароматизатор также в традиционной медицине и в гомеопатии. В XX веке почти вся собранная натуральная амбра скупалась парфюмерными фирмами для изготовления дорогих духов.

Кусок амбры

В свежем виде амбра представляет собой мягкую массу черноватого или сероватого с чёрным цвета, обладающую неприятным фекальным запахом. Под действием морской воды и света она постепенно осветляется, становясь коричневатой или светло-серой («белая амбра»), и твердеет. Одновременно ее запах облагораживается и смягчается, делаясь сладковатым и мускусным, по парфюмерной оценке — «землистым», «морским» и «животным». После очистки и сушки цвет амбры — от чёрного до золотистого и белого (последние разновидности наиболее ценны).

Начиная с середины XVIII века слово «амбра» в русском литературном языке получает более широкое, в том числе, ироническое значение. С одной стороны, амброй стали называть и другие благовония (либо благовония вообще); а с другой стороны, появилось весьма выразительное амбре́, означающее, поначалу, маскирующую смесь запахов (когда смрад заглушали благовониями), а затем — сомнительный запашо́к вообще.

Амбра в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

каждая травка испускала амбру, и вся степь курилась благовонием.[1]

  Николай Гоголь, «Тарас Бульба», 1841
  •  

― А эти смолистые кустарники, как будто вечно плачущие, на которых повисли густые смолистые слёзы, желтые, как янтарь, душистые?
― Из них можно сделать амбру. Если ты натрешься ею…
― Думаешь ли ты, что этот аромат будет сильнее запаха горячей серы?[2]

  Влас Дорошевич, Как дьявол стал пахнуть серой, 1905

Амбра в научно-популярной литературе и публицистикеПравить

  •  

Подле Манилы есть пороховой завод, который удовлетворяет надобностям колонии. Из каменьев яшма, магнит, хрусталь и разные кремнистые породы находятся в большом количестве. На берегах часто находят янтарь и серую амбру.[3]

  Василий Головнин, «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе...», 1822
  •  

Его царственные прерогативы ― порок, преступление и рабство ― рабство самое мелкое, но чуть ли не самое подлое и ужасное из всех рабств, когда-либо существовавших на земле. Это слизкость жабы, ненасытная прожорливость гиены и акулы, смрад вонючего трупа, который смердит еще отвратительнее оттого, что часто бывает обильно спрыснут благоухающею амброю. Его дети ― Болезнь и Нечестие.[4]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Часть 6), 1867
  •  

Грибоедов был уксусным брожением. А там ― с Лермонтова идет по слову и крови гнилостное брожение, как звон гитары. Запах самых тонких духов закрепляется на разложении, на отбросе (амбра ― отброс морского животного), и самый тонкий запах ближе всего к вони. Вот ― уже в наши дни поэты забыли даже о духах и продают самые отбросы за благоухание. В этот день я отодвинул рукой запах духов и отбросов.[5]

  Юрий Тынянов, «Смерть Вазир-Мухтара», 1928
  •  

Филипп обещает показать своим приглашенным последние минуты казни. Старые герцогини и экзальтированные барышни из квартала Сен-Жермен рассаживаются в задрапированной черным комнате, где так накурено амброй, что трудно дышать. Бравый граф Муравьев про себя вздыхает: зачем он сюда пришел? Ему жарко, неудобно, стеганое будуарное кресло, на которое его усадили, слишком для него низко.[6]

  Георгий Иванов, «Книга о последнем царствовании», 1933

Амбра в мемуарах и художественной прозеПравить

  •  

Оттуда Али-Баба перешёл в комнату благовоний, духов и курений — а это была последняя комната — и нашёл в ней все лучшие сорта и прекрасные разновидности вещей этого рода. Там веяло алоэ и мускусом и пахло запахом амбры и цибета, по комнате разносилось благовоние недда и всяких духов, и она благоухала шафраном и прочими ароматами.

  — «Али-Баба и сорок разбойников», XII век
  •  

«Ваше благоуханное величество! ― вскричал другой: ― понеже каждая из твоих потовых скважин подобна самочистейшей амбре, которая при сгорении своем испускает от себя приятнейшее благовоние, и понеже каждая исходящая из тебя капля твоего пота имеет ароматный запах, то для того всенижайше тебя прошу удостоить возложением на меня почтенной и увеселительной должности чистить твое белье и отирать грязь с твоего тела.[7]

  Иван Крылов, «Почта Духов, или Ученая, нравственная и критическая переписка арабского философа Маликульмулька с водяными, воздушными и подземными духами», 1789
  •  

Ее всю закупило светское великодушие. Спросите же у него, кто она: амбра или мускус? «Это грязь, ― скажут, ― но она напиталась нашим благовонием». Как прекрасен стан ее, который так осторожно носит роскошную одежду из боязни, чтоб не упрекнули в небрежении чужого добра; как хороши ее каштановые волосы, причесанные гладко, скромно; но они не распустятся локонами, чтоб не назвали это кокетством.[8]

  Александр Вельтман, «Ольга», 1837
  •  

Ну что особенного в этом туалете? Стол с зеркалом ― больше ничего! Но вот на нем лежит ее перчатка, вывороченная наизнанку, ― крошечная и пахнет амброй. Воображение никак не хочет приписать этого запаха французским духам, а непременно ручке, которая носит ее. Диван ― прекрасная мебель, и всё тут![9]

  Иван Гончаров, «Счастливая ошибка», 1839
  •  

Позолоченные двери салонов отворились перед ним; мир чудный, роскошный, неведомый открылся перед ним: и ковры, и бронзы, и шёлк, и бархат, и мрамор, и вся эта сказочная роскошь тысячи одной ночи. Он, очарованный, вдохнул в себя эту негу, эту тончайшую амбру, которая так непостижимо-усладительно щекочет обоняние бедняка, сыздетства более привыкшего к гераням и ноготкам, чем к пышным, махровым розам, гелиотропам и гиацинтам[10]

  Иван Панаев, «Белая горячка», 1840
  •  

Вечером вся степь совершенно переменялась. Всё пестрое пространство ее охватывалось последним ярким отблеском солнца и постепенно темнело, так что видно было, как тень перебегала по ним, и они становились темно-зелеными; испарения подымались гуще, каждый цветок, каждая травка испускала амбру, и вся степь курилась благовонием.[1]

  Николай Гоголь, «Тарас Бульба», 1841
  •  

Иван воспитывался не дома, а у богатой старой тетки, княжны Кубенской: она назначила его своим наследником (без этого отец бы его не отпустил); одевала его, как куклу, нанимала ему всякого рода учителей, приставила к нему гувернера, француза, бывшего аббата, ученика Жан-Жака Руссо, некоего m-r Courtin de Vaucelles, ловкого и тонкого проныру, ― самую, как она выражалась, fine fleur эмиграции, ― и кончила тем, что чуть не семидесяти лет вышла замуж за этого финь-флера; перевела на его имя все свое состояние и вскоре потом, разрумяненная, раздушенная амброй a la Richelieu, окруженная арапчонками, тонконогими собачками и крикливыми попугаями, умерла на шелковом кривом диванчике времен Людовика ХV, с эмалевой табакеркой работы Петито в руках...[11]

  Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1858
  •  

Шурша длинным, похожим на рясу, шелковым платьем модного цвета мартовской фиалки, с откидными венецианскими рукавами, с опушкой из черно-бурого лисьего меха, распространяя веяние мускусной амбры, ― в келью Савонаролы вошел скриптор святейшей апостолической канцелярии. Мессер Ричардо Бекки обладал той елейностью в движениях, в умной и величаво-ласковой улыбке, в ясных, почти простодушных глазах, в любезных смеющихся ямочках свежих, гладко выбритых щек, которая свойственна вельможам римского двора.[12]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

― Я слышу чудный аромат!
― Это масло роз, это амбра, в них потонул запах серы, и ничто не мешает нам унестись за звезды, мой милый.
И они понеслись. И огорченные, в слезах, отлетели ангелы от дверей Таис к престолу Аллаха.[2]

  Влас Дорошевич, Как дьявол стал пахнуть серой, 1905
  •  

А может быть, это совсем не перечница, ― подумал Евгений, ― а старинный аппарат для освежения воздуха? Даже наверное сюда клали какое-нибудь благоухающее снадобье ― амбру, может быть. Ведь даже в начале XIX века носили в кармане крошечные ящички для амбры, украшенные миниатюрами. Наверное, этот аппарат появился во Франции под влиянием китайских курильниц.[13]

  Константин Вагинов, «Бамбочада», 1931
  •  

...слушать тебя, держать тебя за руку, подобрать утюг, слушать песни, ставить будильник, забывать чемоданы, остановиться на бегу, выбрасывать мусор, спрашивать, любишь ли ты меня по-прежнему, ссориться с соседкой, рассказывать тебе о моем детстве в Бахрейне, описывать перстни моей няньки, запах хны и шариков амбры, делать наклейки для банок с вареньем…

  Анна Гавальда «Я её любил. Я его любила», 2003

Амбра в поэзииПравить

 
Серая амбра в розетке
  •  

От розового сока стали краше
Серебряные, золотые чаши.
Сияла там небесная краса,
И амбра поднималась в небеса.

  Фирдоуси, «Шахнаме», 1011
  •  

Густеет воздух, напоённый
Алоэ запахом и амброй драгоценной![14]

  Александр Грибоедов, «Кальянчи» («В каком раю ты, стройный, насаждён?...»), 1822
  •  

Амбра, душистая амбра, скольких ты и мух и червей
Предохраняешь от тленья!
Амбра ― поэзия: что без нее именитость людей?
Блеск метеора, добыча забвенья![15]

  Николай Гнедич, «Амбра», 1832
  •  

Вы всё та же, вся пахнете амброю, перемены в вас нет, вы всё та,
Сами пол подметаете шваброю, но изящны, как сон, как мечта.[16]

  Михаил Савояров, «Вы – всё та же!» (канцонетта), 1919
  •  

Перевей волю амбра.
Моревун морегамбра.
Перебурль волю амбра.
Моревун морегамбра.
Перекрась театр амбра.
Моревун морегамбра.
Передай миру амбра.
Моревун морегамбра.[17]

  Василий Каменский, «Прибой в Сухуме», 1922
  •  

Влезай, влетай в окно, птенец,
вдыхай амбре дерьма,
стрельба и смерть ― один конец,
а на худой ― тюрьма.[18]

  Иосиф Бродский, «Романс Вора», 1961
  •  

Как пахнут амбра и «Шанель»,
Когда выходишь на панель,
Авантюристка и беглянка,
Целую локоть твой крутой,
Дышу твоею красотой
И смазкою родного танка.

  Евгений Рейн, «В диких лесах Пицунды», 1989

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 Николай Гоголь, «Тарас Бульба». Большая хрестоматия. Русская литература XIX века. ИДДК. 2003 г.
  2. 2,0 2,1 Дорошевич В.М. Сказки и легенды. — Мн.: Наука и техника, 1983 г.
  3. В.М.Головнин. «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным». — М.: «Мысль», 1965 г.
  4. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г. ISBN 5-253-00029-1
  5. Тынянов Ю.Н. Кюхля. Рассказы. — Ленинград, «Художественная литература», 1974 г.
  6. Иванов Г.В. Собрание сочинений в трёх томах, Том 2. Москва, «Согласие», 1994 г.
  7. И.А.Крылов. Полное собрание сочинений, том 1. — М.: ОГИЗ. Государственное издательство художественной литературы. 1945 г.
  8. А. Ф. Вельтман. Повести и рассказы. — М.: Советская Россия, 1979 г.
  9. Гончаров И.А. Собрание сочинений в 8 томах. — Москва, «Художественная литература», 1979 г.
  10. И. И. Панаев. Избранная проза. — М.: «Правда», 1988 г.
  11. И. С. Тургенев. Собрание сочинений. — М.: «Наука», 1954 г.
  12. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  13. К.К. Вагинов. Полное собрание сочинений в прозе. — СПб.: «Академический проект», 1999 г.
  14. А. С. Грибоедов. Сочинения. М., «Художественная литература», 1988 г.
  15. Гнедич Н. И. Стихотворения. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  16. М. Н. Савояров: «Вы всё та же» (нотное издание). — Петроград, 1921 год, слова и музыка Михаила Савоярова, склад издательства Давингоф, Гостиный двор.
  17. В. Каменский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта (большая серия). — М.: Советский писатель, 1966 г.
  18. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г.

См. такжеПравить