Па́сквиль (устар. па́шквиль от нем. Pasquill, из итал. pasquillo) — сочинение, содержащее намеренные карикатурные искажения, клевету и злобные нападки, цель которых оскорбить и скомпрометировать какое-либо лицо, группу, коллектив, организацию и т. п. Как правило, пасквили имеют гротескную публицистическую или беллетристическую форму, близкую памфлету или пародии. Чаще всего используется как средство дискредитации противников. Не является «узаконенным» литературным жанром.

Пасквили у статуи Пасквино

Слово «пасквиль» происходит от топонима «Пасквино» (итал. Pasquino), народного прозвища статуи в Риме близ Пьяцца Навона, к которой авторы сатирических листков, нападавшие на определённых лиц, прикрепляли свои произведения. Отсюда пасквиль, понимаемый в ругательном значении, стал вообще обозначать клевету, часто анонимную.

Пасквиль в афоризмах и кратких определенияхПравить

  •  

Пасквиль есть сие, когда кто писмо изготовит, напишет или напечатает, и в том кого в каком деле обвинит, и оное явно прибьет или прибить велит, а имени своего и прозвища в оном не изобразит[1]

  Пётр I, «Артикул воинский» (149), 1715
  •  

Всё становится более утончённым: музыка когда-то была шумом, сатира — пасквилем, и там, где сегодня говорят «будьте любезны», некогда давали затрещину.

  Георг Кристоф Лихтенберг, 1780-е
  •  

Всякий Автор, нещастливый в любви, сочиняет пасквили![2]

  Жанлис, перевод Н. М. Карамзина, «Женщина – Автор», 1802
  •  

Когда человек живет в кругу семейства и богат, ему не трудно презирать злословие и пасквили.[2]

  Жанлис, перевод Н. М. Карамзина, «Женщина – Автор», 1802
  •  

Актриса не женщина ― это пасквиль на женщин; певицу надобно слушать, а не любить![3]

  Николай Полевой, «Живописец», 1833
  •  

Кажется, что бы тут такое? А вышел пасквиль: пудель-то этот был казначей...[4]

  Николай Гоголь, «Нос», 1834
  •  

Жизнь ― как будто злой пасквиль,
Злая, злая шутка.[5]

  Михаил Кузмин, «Пушкин едет на дуэль», 11 февраля 1927 г.
  •  

...пасквиль на революцию, вследствие чрезвычайной грандиозности её, написать невозможно. Памфлет не есть пасквиль, а Главрепертком — не революция.[6]

  Михаил Булгаков, письмо Правительству СССР 28 марта 1930
  •  

...Вероника закрылась в ванной и вышла оттуда голой. Глядя на неё, я был готов изменить свое пренебрежительное отношение к пышным формам. Передо мной предстала упругая гипсовая мощь парковой девушки с веслом, а не рубенсовский ожиревший пасквиль на тело.[7]

  Михаил Елизаров, «Госпиталь», 2009

Пасквиль в публицистике и критикеПравить

  •  

Пасквиль есть сие, когда кто писмо изготовит, напишет или напечатает, и в том кого в каком деле обвинит, и оное явно прибьет или прибить велит, а имени своего и прозвища в оном не изобразит. Ежели же дело, в котором будет в пасквиле обруганный обвинен, весьма о том будет доказано, то правда, хотя обыкновенное наказание не произведено будет, но однакож пасквилант по разсмотрению судейскому, тюрмою, сосланием на катаргу, шпицрутеном и протчим наказан быть имеет, понеже он истинным путем не пошел, дабы другаго погрешение объявить. Ежели кто советом, помощию и делом к таким ругательным писмам вспоможет, оные тайно прибьет, кому в дом или на улице подбросит и протчая: онаго не инако, яко пасквиланта самого, наказать, однакож по разсмотрению обстоятельств против оных иногда наказание легче чинитца.[1]

  Пётр I, «Артикул воинский» (149), 1715
  •  

Мне возразят: аргумент, доказывающий слишком много, не доказывает ничего; вы полагаете, скажут мне, что людям следует предоставить полную свободу высказывать все, что они захотят. Но в таком случае придётся разрешить даже опубликование пасквилей, подстрекающих к мятежу; а поскольку это противоречит общественной пользе, то тем самым подтверждается, что свобода высказывания суждений должна быть ограничена.
Для того чтобы опровергнуть это возражение, на первый взгляд производящее впечатление, я замечу только, что вовсе не доказано, что рассуждения могут подстрекать к мятежу, если, конечно, этим именем не называть восстание против тирании. <…> но тогда, будьте добры, признайте и вы в свою очередь, что вы стремитесь ограничить свободу высказывания мнений лишь для того, чтобы дать возможность развиваться без всякого риска деспотической власти, тирании. Ибо подстрекать к мятежу народ, которым хорошо управляют, невозможно, точно так же как обучать алгебре быка. Итак, пока государством управляют хорошо, все эти пасквили совершенно безвредны; отсюда вполне закономерно следует, что запрещать их абсолютно бесполезно и даже невыгодно…

  Жюльен Ламетри, «Опыт о свободе высказывания мнений», 1748
  •  

Мне говорят: если все подданные имеют равное право выражать своё мнение по поводу суждений монарха, то конца не будет всяческим пасквилям, которые все вместе не замедлят оказать дурное воздействие на народ, больше привыкший ценить то, что скрывается за ослепительной внешностью, чем-то, что основано на здравых рассуждениях. К тому же если монархам придётся изучать все мнения, и положительные, и отрицательные, по поводу своих убеждений, то им понадобится для этого не менее тысячи часов в сутки; впрочем, всё это будет совершенно бесполезно, поскольку монархи окружены советниками, которые всегда сделают удобный им вывод из мнений публики. Отсюда можно заключить, что свобода высказывания мнений может и должна быть ограничена. Я отвечаю: верно, если свобода пера не ограничена, она способствует ежедневному появлению огромного числа пасквилей, которые в большинстве своём не стоят часов, затраченных на их чтение. Но раз эти пасквили не могут причинить вреда, зачем их запрещать? Верно, народ часто позволяет обманывать себя, и случается, что он оказывается жертвой ложных рассуждений; но обманчивый блеск никогда не сохраняет своего великолепия, поэтому публику так же легко вывести из заблуждения, как и обмануть. Впрочем, чего только не придётся делать, чтобы завоевать доверие публики, полностью нами утраченное из-за того, что ей запрещают высказать своё мнение. Кроме того, необходимо принять во внимание, что такое запрещение не всегда действенно: желание высказать свои идеи бывает столь велико, что всегда находится способ сделать это. А отсюда следует, что, несмотря на любые строгие меры, направленные на уничтожение этих идей, они почти всегда становятся достоянием гласности.

  Жюльен Ламетри, «Опыт о свободе высказывания мнений», 1748
  •  

Аристотель негде очень премудро говорит, что действия и героев должно описывать не такими, каковы они есть, но каковы быть должны, ― и мы подражаем сему благоразумному правилу в наших одах, иначе бы здесь оды превратились в пасквили; итак, вы видите, сколь нужно читать правила древних».[8]

  Иван Крылов, «Каиб. Восточная повесть», 1792
  •  

Он влюблен в тебя, и напишет сатиру. Господа остроумцы самые опасные любовники; начинают похвальными стихами, а лишась надежды, мстят пасквилями.
― Всякий Автор, нещастливый в любви, сочиняет пасквили! вот прекрасное и справедливое заключение![2]

  Жанлис, перевод Н. М. Карамзина, «Женщина – Автор», 1802
  •  

Когда человек живет в кругу семейства и богат, ему не трудно презирать злословие и пасквили; но когда он всего лишился, ищет пристанища и должен жить одними трудами своими, которые всего более требуют душевного спокойствия, тогда нужно иметь отменную твердость, чтобы не впасть в уныние от злобы людей и не сделаться мизантропом.[2]

  Жанлис, перевод Н. М. Карамзина, «Женщина – Автор», 1802
  •  

Особенного внимания заслуживают заключительные строки статейки г. Булгарина. Надо сказать, что вместе с статейкою умер и герой её; эта, по-видимому, весьма естественная развязка подала повод сочинителю расчувствоваться так:
Вечная память и мир праху твоему, добрый человек! Много истребил ты бумаги в жизни, много искрошил перьев, пролил реки чернил, растопил горы сургуча; но ты не писал ни пасквилей, ни доносов, ни глупых и злобных критик, не заставил никого проливать слёзы, не резал языком чужой репутации, и не прижёг ничьего сердца клеветою.
Имеющий уши да слышит!

  Виссарион Белинский, рецензия на 3-й том «Русской беседы», июль 1842
  •  

…произведение, верно схватывающее какие-нибудь черты общества, считается у нас часто пасквилем то на общество, то на сословие, то на лица. От нашей литературы требуют, чтобы она видела в действительности только героев добродетели да мелодраматических злодеев и чтобы она и не подозревала, что в обществе может быть много смешных, странных и уродливых явлений.

  Виссарион Белинский, «Мысли и заметки о русской литературе», январь 1846
  •  

До какого предела издевательства над Россией могут иногда доходить освобожденные из «российской тюрьмы народов» шовинисты, свидетельствует опубликованное за границей воззвание украинцев о помощи голодающей Украине. Акт человеколюбия превращен в пасквиль на Россию. Не большевики, — а она обвиняется в голодании украинского мужика в то время, как бедствует и русский мужик, голодает русский крестьянин. Украина объявляется независимой страной, захваченной иностранной, враждебной ей армией.[9]

  Александр Керенский, из статьи «Голос издалека», 1928
  •  

Что же такое, в конце концов, — „Багровый остров“? — „Убогая, бездарная пьеса“ или это „остроумный памфлет“?
Истина заключается в рецензии Новицкого. Я не берусь судить, насколько моя пьеса остроумна, но я сознаюсь в том, что в пьесе действительно встаёт зловещая тень, и это тень Главного репертуарного комитета. Это он воспитывает илотов, панегиристов и запуганных „услужающих“. Это он убивает творческую мысль. Он губит советскую драматургию и погубит её.
Я не шёпотом в углу выражал свои мысли. Я заключил их в драматургический памфлет и поставил этот памфлет на сцене. Советская пресса, заступаясь за Главрепертком, написала, что „Багровый остров“ — пасквиль на революцию. Это несерьёзный лепет. Пасквиля на революцию в пьесе нет по многим причинам, из которых, за недостатком места, я укажу одну: пасквиль на революцию, вследствие чрезвычайной грандиозности её, написать невозможно. Памфлет не есть пасквиль, а Главрепертком — не революция.
Но когда германская печать пишет, что „Багровый остров“ — это „первый призыв к свободе печати“, — она пишет правду. <…> Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой бы власти она ни существовала, — мой писательский долг, так же, как и призывы к свободе печати.[6]

  Михаил Булгаков, письмо Правительству СССР 28 марта 1930

Пасквиль в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Горацианская сатира, тонкая, легкая и весёлая не устоит против угрюмой злости тяжелаго пасквиля.[10]

  Александр Пушкин, из письма П. А. Вяземскому, 1822
  •  

Экипажи, в которых нас повезли, есть совершеннейшая пасквиль на все экипажи: высокий, четырехугольный ящик на Двух колесах составляет карету, маленькие сухие, истерзанные шпорами, запряженные веревками лошади ― упряжку, а негр или креол с сигарою во рту, в лохмотьях, в изорванных башмаках и в шпорах, которых образцы можно видеть только на древних эстампах, заступает место кучера.[11]

  Фёдор Литке, «Дневник, веденный во время кругосветного плавания...», 1817
  •  

Булгарин поглупел до того от Видока, что уехал ранее обыкновенного в деревню. Но подл по прежнему. Он напечатал[12] твою эпиграмму на Видока Фиглярина с своим именем не по глупости, как читатели думают, а дабы тебя замарать. Он представил её правительству, как пасквиль, и просил в удовлетворение своё позволения её напечатать. Ему позволили, как мне объявил цензор, похваля его благородный поступок, разумеется не зная, что эпиграмма писана не с его именем и что он поставил оное только из боязни, чтобы читатели сами не нашли её эпиграммою на него. Не желая, чтобы тебя считали пасквилянтом, человеком, делающим противузаконное, я подал в высшую Цензуру просьбу, чтобы позволили это стихотворение напечатать без ошибок. Не позволили.[13], а тебя прошу оправдаться пред его величеством. Государю, тебя ласкающему, приятно будет найти тебя правым.

  Антон Дельвиг, из письма А. С. Пушкину, 8 мая 1830
  •  

Лодейное Поле ― пасквиль на город. Здесь нет никакого училища, да и не для кого было бы ему тут быть.[14]

  Александр Никитенко, Дневник, 20 июля 1834 года
  •  

Пушкин написал род пасквиля на министра народного просвещения, на которого он очень сердит за то, что тот подвергнул его сочинения общей цензуре. <…>
Он как-то хвалился, что непременно посадит на гауптвахту кого-нибудь из здешних цензоров. Этой цели он теперь, кажется, достигнет в Москве, ибо пьеса наделала много шуму в городе. Все узнают в ней, как нельзя лучше, Уварова.[15]Александр Никитенко, Дневник, 17 января 1936

  •  

Я всегда считал Чедаева человеком начитанным и без сомнения весьма умным шарлатаном в беспрерывном параксизме честолюбия, — но без духа и характера как белокурая кокетка <…>. Мне Строганов рассказал весь разговор его с ним <…>. Как он, видя беду неминуемую, признался ему, что писал этот пасквиль на русскую нацию немедленно по возвращении из чужих краёв, во время сумашествия, в припадках которого он посягал на собственную свою жизнь; как он старался свалить всю беду на журналиста и на ценсора, — на первого потому, что он очаровал его (Надеждин очаровал!) и увлёк его к позволению отдать в печать пасквиль этот, — а на последнего за то, что пропустил оный.[16]

  Денис Давыдов, из письма А. С. Пушкину, 23 ноября 1836
  •  

верующий друг мой говорил мне, что он верит, что Шевченко — человек достойный и прекрасный. Вера делает чудеса — творит людей из ослов и дубин, стало быть, она может и из Шевченки сделать, пожалуй, мученика свободы. Но здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому. Этот хохлацкий радикал написал два пасквиля — один на г. и., другой — на г-ю и-у. Читая пасквиль на себя, г. хохотал, и, вероятно, дело тем и кончилось бы, и дурак не пострадал бы, за то только, что он глуп. Но когда г. прочёл пасквиль на и-цу, то пришёл в великий гнев <…>: «Положим, он имел причины быть мною недовольным и ненавидеть меня, но её-то за что?» И это понятно, когда сообразите, в чём состоит славянское остроумие, когда оно устремляется на женщину. Я не читал этих пасквилей, <…> но уверен, что пасквиль на и-цу должен быть возмутительно гадок <…>. Шевченку послали на Кавказ солдатом.[17] Мне не жаль его, будь я его судьёю, я сделал бы не меньше. Я питаю личную вражду к такого рода либералам. Это враги всякого успеха. Своими дерзкими глупостями они раздражают правительство, делают его подозрительным, готовым видеть бунт там, где нет ничего ровно, и вызывают меры крутые и гибельные для литературы и просвещения.[18]

  Виссарион Белинский, письмо П. В. Анненкову 1—10 декабря 1847
  •  

...даже такой излюбленный, популярный писатель, как Салтыков-Щедрин, на вопрос поклонников Мусоргского, интересовавшихся его мнением о Мусоргском и полагавших, что он почувствует близкое своей натуре в звуках создателя новой комической музыки, ― ответил едкой карикатурой своего сатирического пера. Весь Петербург читал этот пасквиль на молодой талант, закисая от смеха; смешно рассказывалось, как некий громкий эстет выставил на суд знатоков свой доморощенный талант и как сей едва-едва протрезвевший талант промычал свою новую арию на гражданскую тему: об извозчике, потерявшем кнут.[19]

  Илья Репин, «Далёкое близкое», 1912-1917

Пасквиль в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

А вот на прошлой неделе такой же был случай. Пришел чиновник таким же образом, как вы теперь пришли, принес записку, денег по расчёту пришлось два рубля семьдесят три копейки, и все объявление состояло в том, что сбежал пудель черной шерсти. Кажется, что бы тут такое? А вышел пасквиль: пудель-то этот был казначей, не помню какого-то заведения.[4]

  Николай Гоголь, «Нос», 1834
  •  

Прячешься иногда, прячешься, скрываешься в том, чем не взял, боишься нос подчас показать ― куда бы там ни было, потому что пересуда трепещешь, потому что из всего, что ни есть на свете, из всего тебе пасквиль сработают, и вот уж вся гражданская и семейная жизнь твоя по литературе ходит, все напечатано, прочитано, осмеяно, пересужено! Да тут и на улицу нельзя показаться будет; ведь тут это все так доказано, что нашего брата по одной походке узнаешь теперь.[20]

  Фёдор Достоевский, «Бедные люди», 1845
  •  

Ну, и вот вам пример, Варвара Алексеевна, вот что значит оно: служишь-служишь, ревностно, усердно, ― чего! ― и начальство само тебя уважает (уж как бы там ни было, а все-таки уважает), ― и вот кто-нибудь под самым носом твоим, безо всякой видимой причины, ни с того ни с сего, испечет тебе пасквиль.[20]

  Фёдор Достоевский, «Бедные люди», 1845
  •  

― Это… это… ― говорил Виктор: ― это уже подло! ― возразил он наконец.
― А пасквили писать благородно? ― спросил его полицеймейстер.
― Это я писал для пользы общества, ― объяснил Басардин.
― А я вас для пользы общества сажаю в часть…[21]

  Алексей Писемский, «Взбаламученное море», 1863

Пасквиль в поэзииПравить

 
Остатки пасквинской статуи
  •  

Ни пакостным стихом, ни пасквилем бесчестным —
Ничем тебя не укорят. <…>
Вот прямо выгода быть вовсе неизвестным.[22]

  Михаил Дмитриев, эпиграмма на П. А. Вяземского
  •  

А ты, глупец и трус, что делаешь ты с нами?
Где должно б умствовать, ты хлопаешь глазами;
Не понимая нас, мараешь и дерешь;
Ты черным белое по прихоти зовешь;
Сатиру пасквилем, поэзию развратом,
Глас правды мятежом, Куницына Маратом.

  Александр Пушкин, «Послание цензору», 1822
  •  

К чему же эта эпиграмма!
Он жалок всем и без того:
Его стихи ― источник срама
И лучший пасквиль на него.[23]эпиграмма на А. Н. Островского

  Николай Щербина, Автору всевозможных «Пустячков», 1853
  •  

А в ушах звенит кадриль
В Аничковом. Жутко.
Жизнь ― как будто злой пасквиль,
Злая, злая шутка.[5]

  Михаил Кузмин, «Пушкин едет на дуэль», 11 февраля 1927 г.
  •  

Ох, грехи-то, ох, грехи-то
Сердце оплели!
Зелены в болотах мхи-то,
Господи, внемли!
Всюду пасквили да ссоры,
Силен ярый враг!
Нам бы в дебри, нам бы в норы,
В довременный мрак!
Волчьи вои, лисьи лаи ―
Вот оно ― нутро!
Да окрест звенят трамваи,
Свиристит метро.[24]

  Евгений Кропивницкий, «Сектантская», 1950
  •  

Виньеткой между дел
(Взамен ex libris)
Писну́ть иль пи́скнуть пасквиль,
Чтоб был прославлен
Иль расчехвостен райский ль
Иль адский пламень.[25]

  Георгий Оболдуев, «Героев рандеву...» (из сборника «Я видел»), 1952

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т. Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. ― М.: Юридическая литература, 1986
  2. 1 2 3 4 Жанлис, перевод Н. М. Карамзина, «Вестник Европы», октябрь 1802, № 20-21
  3. Полевой Н. А. Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 г.
  4. 1 2 Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1952 г.
  5. 1 2 М. Кузмин. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  6. 1 2 Краткие комментарии // Михаил Булгаков. Собрание сочинений в 10 томах. Том 5. Багровый остров. — М.: Голос, 1997. — С. 520-536.
  7. Елизаров М.Ю. в книге: Десятка. Антология современной русской прозы. — М.: «Ад Маргинем» Пресс, 2011 г.
  8. Крылов И.А. Полное собрание сочинений. Том 1. Москва, «ОГИЗ. Государственное издательство художественной литературы», 1945 г.
  9. А. Ф. Керенский. «Голос издалека». — Париж: «Дни: Еженедельник», № 6-8 за 1928 г.
  10. А. С. Пушкин, Письма, Том I, 1815―1825 Под редакцией и с примечаниями Б. Л. Модзалевского. — Москва, Ленинград, Государственное издательство, 1926 г.
  11. Ф.П.Литке. «Дневник, ведённый во время кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка» (Кронштадт)» в книге: «К берегам Нового Света». — М., Наука, 1971 г.
  12. Сын отечества и Северный архив. — 1830. — № 17. — С. 303.
  13. Гиппиус В. В. Пушкин и борьбе с Булгариным в 1830—31 гг. // Пушкин: Временник Пушкинской комиссии. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941. — [Вып.] 6. — С. 243.
  14. Никитенко А.В., Записки и дневник: В 3 т. Том 1. — М.: Захаров, 2005 г. (Серия «Биографии и мемуары»)
  15. Пушкин в жизни. — XV.
  16. А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений в 16 т. Т. 16. Переписка, 1835—1837. — М., Л.: Изд. Академии наук СССР, 1949. — С. 152, 194.
  17. Шевченко 5 апреля 1847 был арестован под Киевом в связи с делом «Кирилло-Мефодиевского братства». Хотя следствие не доказало его причастность к Обществу, он поплатился за обнаруженные антиправительственные стихотворения. «Два пасквиля» — сатирическая поэма «Сон» (1844). Резкий отзыв вызван распространёнными III отделением клеветническими слухами о радикализме Шевченко
  18. Оксман Ю. Переписка Белинского: Критико-библиографический обзор // В. Г. Белинский. Кн. II. — М.: Изд-во АН СССР, 1950. — С. 245. — (Литературное наследство. Т. 56).
  19. Илья Репин. «Далёкое близкое». Воспоминания. М.: Захаров, 2002 г.
  20. 1 2 Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в 30 томах. — Л.: «Наука», 1972 г.
  21. Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 6. — М.: «Правда», 1959 г.
  22. Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 114-115.
  23. Н. Ф. Щербина, Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1970.
  24. Кропивницкий Е.Л. Избранное. — Москва: «Культурный слой», 2004 г.
  25. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.

См. такжеПравить