Денис Васильевич Давыдов

один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года, генерал-лейтенант; русский поэт

Дени́с Васи́льевич Давы́дов (16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839) — русский поэт, наиболее яркий представитель «гусарской поэзии», мемуарист, генерал-лейтенант. Один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года.

Денис Давыдов
Denisdavydov.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Кутузов [в начале ноября], избегая встречи с Наполеоном и его гвардией, не только не преследовал настойчиво неприятеля, но, оставаясь почти на месте, находился во всё время значительно позади. Это не помешало ему, однако, извещать Чичагова о появлении своём на хвосте неприятельских войск. Предписания его, означенные задними числами, были потому поздно доставляемы адмиралу; Чичагов делал не раз весьма строгие выговоры курьерам, отвечавшим ему, что они, будучи посланы из главной квартиры гораздо позднее чисел, выставленных в предписаниях, прибыли к нему в своё время[1]

  — «Дневник партизанских действий», 1830-е

ПоэзияПравить

  •  

А завтра — чёрт возьми! — как зюзя натянуся,
На тройке ухарской стрелою полечу;
Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся,
И пьяный в Петербург на пьянство прискачу!

Но если счастие назначено судьбою
Тому, кто целый век со счастьем незнаком,
Тогда… о, и тогда напьюсь свинья свиньёю
И с радости пропью прогоны с кошельком!

  «Решительный вечер гусара», 1816
  •  

«Нет, братцы, нет: полусолдат
Тот, у кого есть печь с лежанкой,
Жена, полдюжины ребят,
Да щи, да чарка с запеканкой!»

Так говорил наездник наш,
Оторванный судьбы веленьем
От крова мирного — в шалаш,
На сечи, к пламенным сраженьям.

  «Полусолдат», 1826
  •  

Поляки, с русскими вы не вступайте в схватку:
Мы вас глотнём в Литве, а в…..м в Камчатку.[2]

  — эпиграмма, 1831
  •  

Был век бурный, дивный век:
Громкий, величавый;
Был огромный человек,
Расточитель славы.

То был век богатырей!
Но смешались шашки,
И полезли из щелей
Мошки да букашки. <…>

И комар, студент хромой,
В кучерской причёске,
И сверчок, крикун ночной,
Друг Крылова Моськи;..

  «Современная песня», 1836

ПисьмаПравить

  •  

Нет поэзии в безмятежной и блаженной жизни! Надо, чтобы что-нибудь ворочало душу и жгло воображение.[3]

  П. А. Вяземскому, 5 августа 1819
  •  

В легчайшей поэтической вспышке вашей, стихи ваши, как говорит Пушкин, стоят дыбом.[4]

  Н. М. Языкову, 3 октября 1834
  •  

Что это Сенковской! <…> Каковы его критики на книги? бывало Полевой ругался площадно́, но что он перед Сенковским? — Монастырка перед своднею…[5]

  — А. С. Пушкину, 10 августа 1836
  •  

Я всегда считал Чедаева человеком начитанным и без сомнения весьма умным шарлатаном в беспрерывном параксизме честолюбия, — но без духа и характера как белокурая кокетка <…>. Мне Строганов рассказал весь разговор его с ним <…>. Как он, видя беду неминуемую, признался ему, что писал этот пасквиль на русскую нацию немедленно по возвращении из чужих краёв, во время сумашествия, в припадках которого он посягал на собственную свою жизнь; как он старался свалить всю беду на журналиста и на ценсора, — на первого потому, что он очаровал его (Надеждин очаровал!) и увлёк его к позволению отдать в печать пасквиль этот, — а на последнего за то, что пропустил оный.[5]

  — А. С. Пушкину, 23 ноября 1836

О ДавыдовеПравить

  •  

Усач. Умом, пером остёр он, как француз,
Но саблею французам страшен:
Он не даёт топтать врагам нежатых пашен
И, закрутив гусарский ус,
Вот потонул в густых лесах с отрядом —
И след простыл!.. То невидимкой он, то рядом,
То, вынырнув опять, следом
Идет за шумными французскими полками
И ловит их, как рыб, без невода, руками. <…>
Но милым он дарит, в своих куплетах, розы.
Давыдов! Это ты, поэт и партизан!..

  Фёдор Глинка, «Партизан Давыдов», между 1812 и 1825
  •  

Давыдов, витязь и певец
Вина, любви и славы!
Я слышу, что твои совсем
Переменились нравы:
Что ты шампанского не пьёшь,
А пьёшь простую воду,
И что на розовую цепь
Ты променял свободу;
Что ныне реже скачешь в клоб,
В шумливые беседы,
И скромные в семье своей
Тебе вкусней обеды.
Не завиваешь ты уса;
Конь праздный в стойле тужит,
И сабельная полоса
За зеркало не служит.
Вкруг кивера обвился плющ
И всполз на верх султана;
Паук раскинул сеть свою
По сетке доломана.

  Александр Воейков, «Послание к Д. В. Давыдову», 1819
  •  

Он дал мне почувствовать, что можно быть оригинальным.[6]

  Александр Пушкин, слова М. В. Юзефовичу после 11 июня 1829
  •  

Военные уверены, что он отличный писатель, а писатели про него думают, что он отличный генерал.[7]

  — Александр Пушкин часто говорил это
  •  

Сенковскому учить тебя русскому языку всё равно, что евнуху учить Потёмкина.[8]Сенковский обычно правил произведения авторов, печатавшихся в его журнале «Библиотека для чтения»

  — Александр Пушкин, письмо Денису Давыдову, приписываемое Александру Пушкину, 1834—1836
  •  

Коротко сказать, поэзия стихотворений Давыдова представляет непрерывный огнедышущий дифирамб <…>.
Нельзя не заметить ещё особенной характеристической черты, отличающей поэзию Давыдова. Это некоторый род живого весёлого юморизма, чуждого саркастической желчи, но растворённого каким-то беспечным, простодушным и вместе насмешливым презрением к мелочным суетам прозаической жизни. Такое расположение весьма естественно в душе воина, привыкшего играть жизнью.
<…> то не извинительно в нашем поэте, что он, забываясь, позволяет себе слишком явное оскорбление всякого приличия в выражениях, которое в Горации могла сносить только безнравственность дряхлого Рима. <…>
Что касается до прозаических его «Замечаний на Некрологию Н. Н. Раевского», то долг беспристрастия заставляет нас желать, чтоб он такою прозою писал меньше. <…> относительно изложения и языка заметим, что она слишком ниже славного имени Давыдова. Строгая критика, с одним грамматическим дозором, могла б найти в ней много грехов…

  Николай Надеждин, «Летописи отечественной литературы. Стихотворения Д. Давыдова. Замечания на некрологию Н. Н. Раевского», 1832
  •  

Элегии Давыдова часто дышат истинною поэзиею, и их всегда можно перечесть с удовольствием, несмотря на их однообразность.

  — Виссарион Белинский, «Русская литература в 1841 году», декабрь
  •  

Летучие стихотворения Давыдова — бивуачные импровизации. Давыдов и в поэзии был партизаном, как на войне. Нельзя лучше его успеть в поэзии, занимаясь ею между прочим, как одним из наслаждений жизни.

  — Виссарион Белинский, «Русская литература в 1844 году», декабрь
  •  

… Д. Давыдов <…> связал свою жизнь сложными нитями со своей поэзией. Это романтическое жизнеощущение <…> тогда было ещё не традицией, а витающим в воздухе живым литературным (и, шире, — культурным) переживанием…

  Юрий Лотман, «Александр Сергеевич Пушкин: биография писателя», 1981

Пётр ВяземскийПравить

  •  

Анакреон под дуломаном,
Поэт, рубака, весельчак!
Ты с лирой, саблей иль стаканом
Равно не попадешь впросак.

  «К партизану-поэту (В 1814-м году)»
  •  

Давыдов, баловень счастливый
Не той волшебницы слепой,
И благосклонной, и спесивой,
Вертящей мир своей клюкой,
Пред коею народ трусливый
Поник просительной главой, —
Но музы острой и шутливой
И Марса, ярого в боях!

  «К партизану-поэту», 1814 или 1815
  •  

Денис Давыдов спрашивал однажды князя К***, знатока и практика в этом деле, отчего вечером охотнее пьёшь вино, нежели днём? — «Вечером как-то грустнее», — отвечал князь с меланхолическим выражением в лице. Давыдов находил что-то особенно поэтическое в этом ответе.[9]

О произведенияхПравить

  •  

Статью <о партизанской войне>, отдали на цензурный просмотр А. И. Михайловскому-Данилевскому. Пушкин отозвался: «Это всё равно, как если бы князя Потёмкина послать к евнухам учиться у них обхождению с женщинами».[10]июнь—июль 1836

  — Н. В. Шимановский по записи П. Бартенева

ПримечанияПравить

  1. Денис Давыдов. Дневник партизанских действий 1812 г. Надежда Дурова. Записки кавалерист-девицы. — Ленинград: Лениздат, 1985. — 512 с.
  2. Давыдов Д. В. Полное собрание стихотворений. — Л., 1933. — С. 121.
  3. Старина и новизна. — 1917. — Т. 22.— С. 30.
  4. Русская старина. — 1884. — № 7. — С. 143.
  5. 1 2 А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений в 16 т. Т. 16. Переписка, 1835—1837. — М., Л.: Изд. Академии наук СССР, 1949. — С. 152, 194.
  6. М. В. Юзефович. Памятные заметки // Русский Архив. — 1874. — Кн. II. — С. 732.
  7. А. Ф. Голицын-Прозоровский // Русский Архив. — 1899. — Кн. II. — С. 355.
  8. В. Д. Давыдов // Русская Старина. — Т. V. — Апрель 1872. — С. 638.
  9. П. А. Вяземский. Полное собрание сочинений: в XII томах. Изд. графа С. Д. Шереметева. Т. VIII. Старая записная книжка. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1883.
  10. Русский Архив. — 1880. — Кн. III. — С. 228.