Открыть главное меню

Ломонос

(перенаправлено с «Лозинка»)
Клематис Жакмана (гибрид «Голубой жемчуг»)

Ломоно́с, кле́матис [комм. 1] или лози́нка (латин. Clématis) — многолетние деревянистые или травянистые растения, чаще — лиановидные из семейства лютиковых (лат. Ranunculaceae), достаточно широко распространённые по всему миру. Ломонос — это русское ботаническое название рода и оно применяется в основном к дикорастущим видам этой красивой лианы. А под названием «клематис» известны сотни садовых сортов и гибридов, очень популярных в декоративном садоводстве по всему миру, в областях с субтропическим и умеренным климатом.[комм. 2] Кроме красивых звёздчатых цветов и прекрасной зелени, клематисы привлекают также пушистыми шаровидными плодами. Семена клематиса, снабжённые длинным и узким парашютом, переносятся ветром.

Так же как большинство растений из семейства лютиковых, ломонос ядовит (листья, стебли, цветы и плоды содержат алкалоиды и сапонины).

Ломонос в прозеПравить

  •  

Травяной покров всей этой степи являет чрезвычайное разнообразие, совершенно противоположное однообразию той растительности, которая покрывает болотистые равнины по Сунгаче и Уссури. <...> Несколько позднее, т.е. в конце июня и в июле, здесь цветут: ломонос (Clematis manshurica, С. fusca), подмаренник (Gallium verum), <марьянник розовый> Melampyrum roseum, Calystegia dahurica, Vincetoxicum amplexicaule, Piatanthera hologlottis, Gymnadenia conopsea и др., а по мокрым местам великолепный розовый мытник (Pedicularis grandiflora).[1]

  Николай Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор», 1870
  •  

И пришло Дуне на память, что по обеим сторонам дома насажены густо заросшие палисадники и что там никого ни в какое время не бывает. Едва слышными шагами пошла она туда. Через силу отворила железную калитку на ржавых петлях и медленно пошла по дорожке когда-то усыпанной битым кирпичом, а теперь густо поросшей травою. Вдоль стен разрослись сирень, дикий жасмин, ломонос, трубоцвет, дикий виноград, плющ и вьюнок. Совсем почти закрывали они стены нижнего жилья.[2]

  Павел Мельников-Печерский, «На горах» (книга вторая), 1881
  •  

Ле́са между этими красными дворцами нет; здесь гнездятся только кустарники барбариса и караганы. Вероятно, летом, когда кустарники бывают одеты зеленью, ущелье смотрит приветливее, мы же посетили его в такую позднюю пору, когда здешняя растительность впала уже в общий серый цвет. О недавно прошедшем сезоне говорили только красные ягоды, висевшие на ветвях барбариса, как будто украшения, нашитые на изношенном полинялом платье, да белые шары летучек ломоноса, подвешенные на кустах засохшей караганы и напоминавшие седые букли на сморщенном лице кокетливой старушки.[3]

  Григорий Потанин, «Пи-Лин-Сы» (Отрывок из путевых заметок о северо-восточном Тибете), 1886
  •  

Незнакомые породы дерев, незнакомая сила растительности. Особенно интересны и хороши лианы. Здесь два сорта лиан: дикий виноград и ломонос или клематис. Клематис — владыка и краса здешних лесов.
Он охватывает вас своим нежным запахом, как только нога ваша вступает под сени леса… Он заставляет цвести для вас густыми белыми цветами и дуб, и ясень, и грушу, которые давно уже отцвели... За всех цветёт и пахнет, и зеленеет он сам. Вы его не отличите от деревьев, которые он одевает своими цепкими плетями; он взбирается на самые высокие вершины великанов и наряжает их, как молодых на свадьбу; его белые кисти ползут по стволу и свешиваются с веток обильными и пахучими гирляндами; они цветущим мостом и кудрявыми цепями перекидываются с одного дерева на другое, заполняя целые чаши.
О, не думайте, чтобы легко было отделаться от нежных объятий этого цветущего красавца; не доверяйте мнимой воздушности его гирлянд... Он ползёт от земли такими упругими и толстыми канатами, которые крепче любого ствола. На старом дубе можно найти десятки этих змеевидных тяжей, уже одеревеневших, но крепко натянутых; их можно принять за воздушные корни. Они свиты внутри из бесчисленного множества тягучих волокон и закручены как жгуты. Обыкновенная толщина их в ружейное дуло, но попадаются и толще.

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», 1902
  •  

Покончив с шершнями, он побежал опять в лес, нарвал какой-то травы, и, растерев её на лезвии топора, приложил мне на больные места, а сверху прикрыл кусочками мягкой бересты и обвязал тряпицами. Минут через десять боль стала утихать. Я просил его показать мне эту траву. Он опять сходил в лес и принёс растение, которое оказалось маньчжурским ломоносом (Clematis manshurica Rupr.). Дерсу сообщил мне, что трава эта также помогает и от укусов змей, что эту-то именно траву и едят собаки. Она вызывает обильное выделение слюны; слюна, смешанная с соком травы, при зализывании укушенного места является спасительной и парализует действие яда. Покончив с перевязкой, мы пошли дальше. Разговор наш теперь вертелся около шершней и ос. Дерсу считал их самыми «вредными людьми»...[4]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

В собранном мною гербарии имеется даурский шиповник (Rosa cianurica Pall.), лишённый шипов, с опущенными мелкими листочками и с цветами средней величины; розовая иволистная таволожка (Spiraea salicifolia L.), образующая вместе с леспедецей (Lespedeza bicolor Turcz.) густые заросли. Тут же можно было видеть серебристо-белые пушки ломоноса (Clematis intricata Bunge) с мелкими листьями на длинных черешках, отходящих в сторону от стебля; крупный раскидистый гречишник (Polygonum divaricatum L.), обладающий изумительной способностью приспосабливаться и процветать во всякой обстановке, изменяя иногда свой внешний вид до неузнаваемости...[4]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Я взял у неё из рук чемоданчик, и мы пошли. Сначала тропинка была некрутая. Справа синее море, слева цеплялся за ноги кривой кизил, цвели ломонос и шиповник… Серые скалы были навалены друг на друга, будто с силой брошены великанами из-за главного хребта огромной крутой горы, похожей на верблюда, поджавшего ноги. Растения встречались с душистыми листьями, и серебряной пылью подернуты были цветы из семьи эдельвейсов. Гора, похожая на верблюда, поросла небольшими колченогими соснами. <...>
Не задумываясь, не колеблясь, как был, запылённый, в колючках и белом пуху ломоноса, с небритым лицом, я вошёл в дом к Ларисе.
― Барыня занята, ― ответила мне петербургская горничная, и, как почудилось, с дерзкой усмешкой.[5]

  Ольга Форш, «Одеты камнем», 1925
  •  

Каштановый мёд, собираемый пчёлами с неприметных женских цветков каштана (мужские цветки этого однодомного, но раздельнополого дерева собраны в торчащие кремовые серёжки с запахом прели), специфический продукт Кавказа. Немногие знают, что характерный вкус и запах каштановому мёду придаёт ломонос виноградолистный ― распространённая листопадная лиана, цветущая одновременно с каштаном.[6]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Как и другие представители семейства лютиковых, ломонос шестилепестковый в свежем виде обладает довольно сильным местным раздражающим действием. Особенно чувствительны к нему слизистые оболочки. Если растирать свежее растение, то появляются насморк, усиленное слёзотечение и слюнотечение. На кожу сок ломоноса оказывает отшелушивающее действие, а при высоких дозах или длительном контакте вызывает образование пузырей.
Свежее растение обладает очень сильыми фитонцидными свойствами: при его действии сравнительно быстро погибают даже мелкие грызуны. <...>
После высушивания ломоноса его токсические свойства исчезают. Лечебные препараты, изготовленные из высушенных частей растения, могут употребляться в сравнительно высоких дозах без нежелательных последствий.
У кошек введение водных извлечений ломоноса <...> приводило к падению артериального давления до нуля и кратковременной остановке дыхания. Через две-три минуты после этого вновь появлялось дыхание, кровяное давление начинало постепенно возвращаться к исходным величинам. <...> Ещё более токсичен ломонос бурый.[7]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Клематис заслуженно считается королём среди лиан. И это неудивительно ― невозможно найти другое вьющееся растение, сочетающее в себе яркость, богатство цветения и одновременно хрупкость, изысканность и бесконечное разнообразие форм. Сегодня рынок готов предложить сотни сортов клематисов. На чём же остановить выбор, какие формы предпочесть: с мелкими или крупными цветками, простыми или махровыми, тёмными или светлыми? Какие условия нужны для них в саду и как наилучшим образом разместить их рядом с другими садовыми растениями? В садах Западной Европы клематисы культивировались ещё с середины XVI века ― это были в основном мелкоцветковые местные виды. Лишь во второй половине XIX века, когда появились крупноцветковые гибридные формы, клематисы привлекли внимание садоводов во всём мире. <...> В декоративном садоводстве используют многолетние, главным образом листопадные формы клематисов. Есть виды с отмирающими на зиму травянистыми побегами, а есть ― с зимующими одревесневающими побегами. Большинство видов, сортов и форм клематиса ― лианы-листолазы, они способны цепляться за опоры, обвиваясь вокруг них с помощью прочных, закручивающихся черешков листьев. Некоторые виды и происходящие от них сорта не имеют способности цепляться за опору и классифицируются как пряморастущие травянистые многолетники или полукустарники. Многие клематисы цветут на побегах текущего года с начала лета и нередко до холодов.[8]

  — Валерия Ильина, «Покоряющие высоту», 2009

Клематис и ломонос в поэзииПравить

  •  

В лесу, среди рос и коз, рос ― ломонос.
Рос, рос, да понемногу вы рос...
А в чём вопрос? ― не суй свой нос
В чужое дело, пока пора не подоспела... [9]

  Михаил Савояров, «Ми хайло» (о-задачка), 1919
  •  

Клематис — это мира ветвь,
король цветов разнообразий,
оттенки и нюансов стразы,
и сердце побеждает разум,
и взгляду ярче и светлей!

  — Улекса фон Лу, «Клематис Мане», 2010
  •  

Слиянье воздуха и цвета
в переплетении ветвей.
Сказанием живых огней
окутан промежуток лета
<...> ...Лазури свод
стирает чёрточки сомнений
лиловым, жёлтым, голубым,
чтоб дымчатой игрой забвений
сравнялось сложное с простым.

  — Сергей Ердяков, «Клематис», 2000-е
  •  

Сочным солнцем полотен Матисса,[комм. 3]
подражая палитре нетленной,
безмятежно цветут клематисы,
на ограду припав гобеленом. <...>
Вверх по грани точёного фриза,
извиваясь лозой винограда,
кучерявится цвет клематисов.
Для прекрасного нету преграды!

  — Владимир Белозерский, «Клематис», 2011
  •  

Клематис жгучий. Пчёл роенье.
Цветы — снежинки с облаков.
Медовый запах. Настроенье.
И дышится здесь так легко!

  — Сергей Прилуцкий, «Клематис жгучий», 2014

КомментарииПравить

  1. Садоводы профессионалы и любители чаще всего произносят название рода кле́матис с неправильным ударением (на средней гласной «а») — Clemátis. Это неверное ударение стало практически нормой — по степени распространённости в языке. Кроме того, с времён франкоязычных салонов осталось менее частое ударение на последний слог «клемати́с», так слово произносят франкофоны.
  2. Прежде существовал ещё один род, очень близкий к ломоносам — это княжик. В настоящее время западные ботаники-систематики рассматривают княжик в качестве подрода или секции клематиса. Однако большинство отечественных ботаников продолжают придерживаться старой точки зрения и считают княжик — отдельным родом.
  3. У Эдуарда Мане есть небольшая картина, типично импрессионистский натюрморт в палевых тонах: «Цветы клематиса в хрустальной вазе». Однако упомянутый в стихотворении Анри Матисс со своей яркой палитрой значительно более подходит как для рифмы, так и для цветовой гаммы садовых клематисов.

ИсточникиПравить

  1. Н.М. Пржевальский. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — М.: ОГИЗ, 1947 г.
  2. П. И. Мельников-Печерский. Собрание сочинений. — М.: «Правда», 1976 г.
  3. Г.Н.Потанин. «Пи-Лин-Сы». (Отрывок из путевых заметок о северо-восточном Тибете) (1886). — СПб., «Исторический вестник», №5 за 1892 г.
  4. 4,0 4,1 В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г. Ошибка цитирования Неверный тег <ref>: название «Уссури» определено несколько раз для различного содержимого
  5. О.Д. Форш. «Одеты камнем». «Михайловский замок»: Романы. — Ленинград, Художественная литература, 1980 г.
  6. Карпун Ю.Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи, 1997 г., стр.16
  7. П.С.Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.62-63
  8. Валерия Ильина, «Покоряющие высоту» — М., журнал «Наука и жизнь». № 7 за 2009 г.
  9. М.Н.Савояров, Двадцатый сборник сочинений: последние тексты песен, куплетов и декламаций. — Петроград, 1920 г., Гороховая 12

См. такжеПравить