Марьянник

род растений

Марья́нник (лат. Melampýrum)[комм. 1]однолетние полупаразитические травянистые растения, относящиеся к небольшому роду марьянник семейства зарази́ховых (лат. Orobanchaceae).[комм. 2]

Виды марьянника, как и большинство растений семейства зарази́ховых, представляют собой полупаразитные растения. Корни у них слабые, неглубокие, однако они снабжены специальными корневыми присосками (гаусториями), которыми марьянники присасываются к другим растениям и вытягивают из них воду и питательные вещества. Наиболее известный на территории России вид — это марьянник дубравный (лат. Melampýrum nemorósum), едва ли не самый яркий и примелькавшийся лесной цветок, чаще всего называемый «Иван-да-Марья».

Марьянник в определениях и коротких цитатахПравить

  •  

Несколько позднее, т. е. в конце июня и в июле, здесь цветут: ломонос (Clematis manshurica, С. fusca), подмаренник (Gallium verum), Melampyrum roseum <Марьянник розовый>...[1]

  Николай Пржевальский, «Путешествие в Уссурийском крае», 1870
  •  

Марьянник, ты краса лесов![2]

  Николай Холодковский, «Марьянник или Иван-да-Марья» (Melampyrum nemorosum L.), 1922
  •  

Вторая загадка из области распространения сорных трав была знакома мне еще с ранней юности. Есть так называемый марьянник полевой (Melampyrum arvense) <...>
— Почему это мелампирум называется «арвензе», т. е. «полевой», «пашенный»? Ведь он растёт совсем не на полях!
— Название растению дали в Западной Европе, — объяснил отец. — Там он повсеместно растет как раз на пашнях, в посевах пшеницы.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Замечательно, что у этого полевого марьянника, относящегося к семейству Норичниковых (Scrophulariaceae), плоды и по размерам и по форме очень похожи на зерна пшеницы, только темнее цветом.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Почему марьянник не засоряет наших полей? Потому что вследствие суровости нашего климата его семена созревают слишком поздно, позднее уборки пшеницы. Если марьянник случайно и попадает в пшеничное поле, он будет скошен еще незрелым и не попадет в следующий посев.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Западная Европа — страна гористая. Там очень многие растения дают горные расы с укороченным периодом цветения и созревания плодов. Более быстро созревающий марьянник мог легко произойти именно от таких горных рас.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

В настоящее время там, где залежи устранены и возделывание ржи ограничено ради картофеля, марьянник, который не может паразитировать на картофеле, потерял экономическое значение.[4]

  — Владимир Тишлер, Сельскохозяйственная экология, 1971
  •  

...марьянник интересен тем, что с нижней стороны его прицветных листьев расположены особые железки, выделяющие сладкую жидкость. Муравьи, переползая от железки к железке, высасывают из них сок. Когда на растении созревают семена, оно перестаёт подкармливать муравьев.[5]

  Галина Денисова, «Удивительный мир растений», 1973
  •  

...свежие семена марьянника цветом, формой, размером и массой настолько напоминают муравьиные коконы, что муравьи впопыхах тащат их в свое жилище и бережно укладывают в «детские комнаты». Впоследствии вместе с коконами в ясные погожие дни семена вытаскивают на просушку и проветривание. Но многие из них уже потемнели, и муравьи, разобравшись в ошибке, выбрасывают семена близ муравейника, где они и прорастают.[5]

  Галина Денисова, «Удивительный мир растений», 1973
  •  

...марьянник <...> имеет слабо развитую корневую систему. Его легко выдернуть из почвы. На концах боковых корней у него есть «присоски», которыми корень этого полупаразита прикрепляется к корням соседних растений.[6]

  — Владимир Чуб, «Что изучает наука ботаника?», 1998
  •  

Иваны да Марьи подберут себе очень симпатичное лесное растение марьянник дубравный (иван-да-марья его второе название).[7]

  — Татьяна Подоскина, «Нескучная латынь», 2009
  •  

На корнях марьянника при соприкосновении с корнями потенциального хозяина образуются гаустории ― особые органы, напоминающие корни. Термин «гаустория» происходит от латинского слова haustor ― черпающий, пьющий. Гаустории проникают под покровные ткани корней растения-хозяина и начинают поглощать питательные вещества, циркулирующие по внутренним тканям.[8]

  — Наталья Василенко, «Нахлебники, приспособленцы и просто красавцы», 2009
  •  

Для питания заразихи, так же как и марьянники, используют гаустории. <...> Часть корня ниже соединения отмирает, и создаётся впечатление, что тело паразита и есть естественное продолжение корневой системы хозяина.[8]

  — Наталья Василенко, «Нахлебники, приспособленцы и просто красавцы», 2009

Марьянник в публицистике и научно-популярной литературеПравить

  •  

Марьянник полевой (Melampyrum arvense), который при достаточном обеспечении водой может расти на почвах от песчаных до хрящеватых, является полупаразитом зерновых культур. В южной Швеции он был раньше наиболее обычным сорняком в посевах ржи на лёгких почвах, которые до начала интенсивной очистки посевного материала были больше засорены многолетними сорняками, на которых марьянник также мог паразитировать. Кроме того, поля на бедных почвах с подходящими растениями-хозяевами в течение многих лет оставались без обработки. В настоящее время там, где залежи устранены и возделывание ржи ограничено ради картофеля, марьянник, который не может паразитировать на картофеле, потерял экономическое значение.[4]

  — Владимир Тишлер, Сельскохозяйственная экология, 1971
  •  

При всей своей внешней неказистости марьянник — чрезвычайно любопытное растение, заслуживающее того, чтобы к нему приглядеться более внимательно. Прежде всего марьянник интересен тем, что с нижней стороны его прицветных листьев расположены особые железки, выделяющие сладкую жидкость. Муравьи, переползая от железки к железке, высасывают из них сок. Когда на растении созревают семена, оно перестаёт подкармливать муравьев.[5]

  Галина Денисова, «Удивительный мир растений», 1973
  •  

Однако муравьи по проторенной дорожке по-прежнему посещают это растение, теперь уже интересуясь его семенами. Белые продолговатые семена марьянника особенные: они точь-в-точь такие же, как муравьиные коконы, содержащие куколок и называемые в быту муравьиными яйцами. Если муравей увидел кокон, лежащий на свету, инстинкт заставляет его немедленно тащить своего будущего собрата во влажную темноту гнезда, где сложены в «пакеты» другие такие же коконы.
А свежие семена марьянника цветом, формой, размером и массой настолько напоминают муравьиные коконы, что муравьи впопыхах тащат их в свое жилище и бережно укладывают в «детские комнаты». Впоследствии вместе с коконами в ясные погожие дни семена вытаскивают на просушку и проветривание. Но многие из них уже потемнели, и муравьи, разобравшись в ошибке, выбрасывают семена близ муравейника, где они и прорастают.[5]

  Галина Денисова, «Удивительный мир растений», 1973
  •  

Корни некоторых растений «занимаются разбоем», отнимая у других растений питательные вещества. Например, марьянник (Melampyrum sp., сем. Нори́чниковые ― Scrophulariaceae)[комм. 3] имеет слабо развитую корневую систему. Его легко выдернуть из почвы. На концах боковых корней у него есть «присоски», которыми корень этого полупаразита прикрепляется к корням соседних растений. (Если вы не повредили присоски, когда выдергивали растение, то можете их рассмотреть).[6]

  — Владимир Чуб, «Что изучает наука ботаника?», 1998
  •  

Имена небожителей и их многочисленного потомства запечатлены также в названиях планет (и созвездий химических элементов) и даже овсяную кашу чаще называют геркулесовой! А может ли обыкновенный человек найти своего «тёзку» в мире флоры или фауны? Наверное, обладательницы имён Роза и Лилия здесь вне конкуренции. Иваны да Марьи подберут себе очень симпатичное лесное растение марьянник дубравный (иван-да-марья его второе название).[7]

  — Татьяна Подоскина, «Нескучная латынь», 2009
  •  

Например, иван-да-марья. Так называют марьянник дубравный (Melampyrum nemorosum) ― однолетнее травянистое растение из семейства норичниковых.[комм. 4] Казалось бы, ничто в облике этого растения не указывает на его «паразитическую сущность». Однако в подсоединении его корней к корням других растений легко убедиться, если осторожно выкопать несколько кустиков марьянника дубравного и соседних с ним растений. На корнях марьянника при соприкосновении с корнями потенциального хозяина образуются гаустории ― особые органы, напоминающие корни. Термин «гаустория» происходит от латинского слова haustor ― черпающий, пьющий. Гаустории проникают под покровные ткани корней растения-хозяина и начинают поглощать питательные вещества, циркулирующие по внутренним тканям. Обычное в наших лесах растение ― марьянник дубравный, или иван-да-марья. Размножается только семенами, которые разносят муравьи. Муравьёв привлекают «мясистые» придатки семян (ариллоиды), напоминающие их куколок. Марьянник дубравный не одинок в своих притязаниях. Некоторые другие известные нам луговые цветы, например погремок, мытник, при благоприятных условиях тоже не упускают возможности добыть себе дополнительное питание, отнимая его у соседей.[8]

  — Наталья Василенко, «Нахлебники, приспособленцы и просто красавцы», 2009
  •  

Для питания заразихи, так же как и марьянники, используют гаустории. Внедрение гаусториев в ткани будущего кормильца происходит в результате воздействия специальных ферментов, разрушающих их клетки. Часть корня ниже соединения отмирает, и создаётся впечатление, что тело паразита и есть естественное продолжение корневой системы хозяина.[8]

  — Наталья Василенко, «Нахлебники, приспособленцы и просто красавцы», 2009

Марьянник в мемуарах, письмах и дневниковой прозеПравить

  •  

Точная древность сего городища осталася намъ неизвѣстною; но оно окружено было отвсюду возвышенными мѣстами, на которыхъ росли <...> дрема (Lychnis viscaria), донникъ (Spiræa filipendula), ежевика въ тѣнистыхъ ракитникахъ росла изобильно (Rubus fruticosus), мышей горохъ съ листками солотковаго корня (Asragalus glycyphyllus), душица (Oryganum vulgare), и петушьи гребешки (Melampyrum cristatum).[9]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Порядочное), положеніе слоевъ (глинистыхъ съ), песчаными увѣряютъ (что сіи), мѣста нѣкогда (покрыты были), водами и (что оная), въ разныя (времена различныя), сіи (положила слои). Такое произшествіе казалося быть сихъ возвышенныхъ мѣстъ, но послѣ природа украсила ихъ перелѣсками, по которымъ росли малой репейникъ (Agrimonia eupatoria), желтушникъ (Melampyrum cristatum), борщь (Heracleum sphondylium), донная трава (Spiraea filipendula), душица (Origanum vulgare), мѣткая трава (Melampyrum nemorosum)[9]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1770
  •  

Травяной покров всей этой степи являет чрезвычайное разнообразие совершенно противоположное, однообразию той растительности (которая покрывает, болотистые равнины) по (Сунгаче и), Уссури. С ранней весны до поздней, осени расстилается, здесь пёстрый ковёр цветов различных, смотря по времени года. <...> Несколько позднее, т. е. в конце июня и в июле, здесь цветут: ломонос (Clematis manshurica, С. fusca), подмаренник (Gallium verum), Melampyrum roseum <Марьянник розовый>...[1]

  Николай Пржевальский, «Путешествие в Уссурийском крае», 1870
  •  

Вторая загадка из области распространения сорных трав была знакома мне еще с ранней юности. Есть так называемый марьянник полевой (Melampyrum arvense), близкородственный и сходный с распространенной в наших лесах «Иван-да-Марьей» (Melampyrum nemorosum).
Растение — очень заметное своими разрезными розово-лиловыми прицветниками, среди которых сидят желтые с красным цветы. Замечательно, что у этого полевого марьянника, относящегося к семейству Норичниковых (Scrophulariaceae), плоды и по размерам и по форме очень похожи на зерна пшеницы, только темнее цветом. Водится он у нас довольно часто, но только южней Москвы, преимущественно там, где начинаются чернозёмы. В местах, где я бывал в детстве, он не встречается, а потому, когда юным гимназистом мне случалось сопровождать отца в более далеких экскурсиях к югу бывшей Тульской губернии, я радовался, впервые встречая красивое, оригинальное растение; радовался, но и только.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Старший брат мой относился к гербаризации серьезней. Узнав латинское название марьянника, он стал спрашивать отца:
— Почему это мелампирум называется «арвензе», т. е. «полевой», «пашенный»? Ведь он растет совсем не на полях!
— Название растению дали в Западной Европе, — объяснил отец. — Там он повсеместно растет как раз на пашнях, в посевах пшеницы.
Итак, вот перед нами загадка. Марьянник, семена которого так сходны с пшеничными зернами, обильно засоряет западноевропейские поля. Тот же марьянник у нас отлично растет вне полей, но в посевы не попадает. Почему?[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Брат мой, вообще много занимавшийся вопросами о сорных травах, несколько раз принимался искать ключ к решению этой загадки и не забывал о ней буквально до последних своих дней. Вот отрывок из письма, которое он писал мне весной 1923 г. из Харькова, за неделю до своей смерти:
— Я уже не выхожу из дому. Спешу подготовить для печати кое-что из законченных работ. Между прочим, по вопросу о Melampyrum arvense мне удалось, наконец, составить довольно правдоподобную гипотезу.
Эта гипотеза так и осталась пока неопубликованной. Мне известна лишь общая схема решения загадки.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927
  •  

Почему марьянник не засоряет наших полей? Потому что вследствие суровости нашего климата его семена созревают слишком поздно, позднее уборки пшеницы. Если марьянник случайно и попадает в пшеничное поле, он будет скошен еще незрелым и не попадет в следующий посев. Почему же в более мягком климате Западной Европы марьянник созревает одновременно или раньше пшеницы? Западная Европа — страна гористая. Там очень многие растения дают горные расы с укороченным периодом цветения и созревания плодов. Более быстро созревающий марьянник мог легко произойти именно от таких горных рас.[3]

  Александр Цингер, Занимательная ботаника, 1927

Марьянник в художественной прозеПравить

  •  

― Марьянник, Melampyrum nemorosum, ― подсказал Иван Матвеич, очень довольный за друга, что хоть и ушёл из леса, но образы в мышлении по-прежнему черпает из их общей науки. ― Тем же самым занимается всё семейство Rhinantus apterus, полевого погремка.
― Вот, вот, именно «погремок», ― обрадовался этой находке Валерий, имея в виду, как он пояснил, распространённую в западноевропейских странах склонность к отвлечённому пустозвонству насчёт культуры.[10]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953

Марьянник в поэзииПравить

  •  

Не буду тратить лишних слов:
Синеголовый, желтоцветный,
Издалека легко заметный, –
Марьянник, ты краса лесов![2]

  Николай Холодковский, «Марьянник или Иван-да-Марья» (Melampyrum nemorosum L.), 1922

КомментарииПравить

  1. Разные виды марьянника имеют и другие народные названия. Например, марьянник гребенчатый (Melampyrum cristatum L.) достаточно часто называют «петушками», а марьянник дубравный (лат. Melampýrum nemorósum) более всего известен как «Иван-да-Марья».
  2. По разным данным род марьянник включает в себя от десяти до трёх десятков видов. Вплоть до недавнего времени род марьянник, так же как и род погремок и мытник относили к семейству нори́чниковых, тому же семейству, что и известное декоративное растение — львиный зев.
  3. Здесь Владимир Чуб относит марьянник не к семейству зарази́ховых, а ещё — к нори́чниковым, согласуясь со старой систематикой.
  4. Аналогичным образом, и Наталья Василенко в своей статье (посвящённой многим зарази́ховым) относит марьянник к нори́чниковым, хотя к 2009 году нововведение было уже хорошо известно.

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Н.М. Пржевальский. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — М.: ОГИЗ, 1947 г.
  2. 1 2 Холодковский Н.А., «Гербарий моей дочери». — Московское издательство П.П. Сойкина и И.Ф. Афанасьева, 1922 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Цингер А. В. Занимательная ботаника, под ред. и с доп. проф. С. С. Станкова. — 6-е изд. — Москва: Сов. наука, 1954 г. — 236 с.
  4. 1 2 Тишлер В. Сельскохозяйственная экология. — М.: Колос, 1971 г. — 456 с., стр.191
  5. 1 2 3 4 Денисова Г. А. Удивительный мир растений. Пособие для учащихся. — Москва: Просвещение, 1981 г. — 236 с.
  6. 1 2 Малеева Ю., Чуб В. «Биология. Флора». Экспериментальный учебник для учащихся VII классов. — М.: МИРОС. 1994 г.
  7. 1 2 Татьяна Подоскина. «Нескучная латынь». — М.: журнал «Наука и жизнь», № 3 за 2009 г.
  8. 1 2 3 4 Наталья Василенко, «Нахлебники, приспособленцы и просто красавцы», — М., «Наука и жизнь». № 8, 2009 г.
  9. 1 2 И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1770 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1802 года
  10. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.

См. такжеПравить