Открыть главное меню

Билл, герой Галактики, на планете непознанных наслаждений

«Билл, герой Галактики, на планете непознанных наслаждений» (англ. Bill, the Galactic Hero: On the Planet of Tasteless Pleasure) — юмористический фантастический роман Гарри Гаррисона и Дэвида Бишофа 1991 года, шестой в серии.

ЦитатыПравить

  •  

Билл принялся размышлять, что же с ним, собственно, происходит. Осталась ли в нем хоть крупица достоинства и человечности? Нет, это противоречило бы армейскому уставу. Способен ли он полюбить? Знает ли, как пишется слово «любовь»? Не к тому ли стремится? Не оттого ли стал прятать в обложку комикса «Кровавые порнографические слюноточивые истории», который читал на глазах у новобранцев, другой комикс, «Истинные космически-романтические мелодрамы»?
Нет. И потом, на что годится обыкновенная женщина? Среди солдат бытовало поверье, что женщина заставит мужчину бросить курить и пить в своё удовольствие, а также трепать языком по любому поводу и таращиться вслед распоследней шлюхе, — а для чего тогда, ёлки-палки, жить на свете? — глава 1

 

Bill wondered if there was something going wrong with him. Had the Troopers left a shred of dignity and humanity in his body? It didn't seem possible. Was he capable of love? Did he even know how to spell the word? Was that what he was looking for? Was that why he was so restless of late? Was that why he'd started smuggling TRUE SLUSHY SPACE ROMANCE comix inside the copies of BLOOD PORN SPLATTER TALES that the recruits saw him reading?
Naw. What good was a regular woman, anyway? Like the Troopers said, a woman would make him stop smoking, drinking to excess, swearing incontinently while lusting after anything female that strolled by — and weren't those the vital ingredients that life was really all about?

  •  

Билл намотал на копыто портянку, сунул ногу в башмак, весь потёртый и исцарапанный, и тяжело вздохнул, припомнив, до какого блеска начищал солдатскую обувку Трудяга Бигер, то бишь чинджер Бгр,.. — глава 1

 

Bill pulled on a sweatsock over his cloven hoof, then covered that with a boot. He looked down nostalgically at the scuffed footwear, remembering the shine that Eager Beager used to be able to raise on his issue Trooper boots, back when Bgr the Chinger...

  •  

Костоломия-IV относилась к тем планетам, которые открыли совсем недавно. Несмотря на то что в ее атмосфере содержалось довольно много кислорода — что любопытно, в составе атмосферы обнаружились, кроме того, следы ароматных, переносимых по воздуху алкалоидов, наличие которых учёные объясняли тем, что некогда планету населяли ныне вымершие буддисты, индусы или хиппи; итак, несмотря на кислород и на то, что Костоломия вращалась вокруг звезды типа «А ну блесни!», весьма похожей на Солнце, на поверхности планеты не было найдено ни единого живого разумного существа. Сплошные заросли растительности, загадочный чёрный океан, частые приступы геологической активности... Поскольку Костоломия располагалась на полпути откуда-то куда-то, причем и то и другое было одинаково омерзительно, вполне понятно, почему армейское начальство решило построить на ней временный лагерь с пересыльным пунктом, публичным домом для старших офицеров и госпиталем на побережье чёрного океана, зловещие воды которого не ведали, что такое прилив или отлив. Вдобавок рядом с госпиталем возвели завод по дегидрации воды, который снабжал солдат водным порошком (нужно только добавить воды — и вуаля! — можешь пить воду). — глава 2

 

Colostomy IV was a planet only recently discovered. Though it had a reasonable oxygen content to its atmosphere soup (along with curious trace amounts of incense and airborne alkaloids; scientific speculation posited a dead, lost race of either Buddhists, Hindus or hippies) and it swung around a GO-GO star (very close to Sol in type), absolutely no living intelligent beings had been discovered upon its surface. Just lots of floral land undergoing the usual geological hiccups — and lots of mysterious dark ocean. Since the planet happened to be somewhere between somewhere and somewhere else, both somewheres being equally repulsive, the Troopers had naturally chosen to build a transient camp, reppel depple, Senior Officers Whorehouse and this hospital here, on the shores of the great black ocean, tideless and ominous. They also built a water dehydration plant on the shore to ship out powdered water for the troopers (just add water ... voila! Water!)

  •  

Раскат грома напоминал отрыжку бробдингнегского великана, которая сопровождалась завываниями тысячи разъярённых кошек. — глава 5

 

Thunder, banging out like a brobdingnagian belch accompanied by the wail of a thousand petulant pussies.

  •  

Билл не мог вспомнить, доводилось ли ему чувствовать себя счастливее, чем сейчас. Правда, если соблюдать точность, он не мог вспомнить, бывал ли счастлив вообще, но решил не вдаваться в такие подробности. Два или три часа подряд он наслаждался солнцем, ощущая, как тело наполняется оргоном, а налитые спермой глаза грозят вот-вот лопнуть от напряжения. Он расслабился и радовался жизни, пленённый могущественными чарами, которые сотворили здешний климат, вино и сладострастная красотка, ни на мгновение не закрывавшая рта. — глава 5

 

Bill could not remember when he had been happier. Though to be precise Bill could not remember ever being happy, but it does not pay to split hairs: for a gentle two or three hours the sun shone, orgone surged through Bill's body and his sperm-filled eyeballs swelled mightily under the pressure. He was relaxed and content, caught up in the fanciful spell woven by the climate, the wine, and the concupiscent creature prattling incontinently on beside him.

  •  

Преодолев приблизительно половину горного склона, Билл достиг некоего подобия плато; подъем стал легче и где-то даже скучнее, поэтому он сунул в нос «Блинерз Дайджест», чтобы отогнать скуку.
Билл чувствовал, как книжка скользит по носоглотке, как впиваются в кожу электронные щупальца. Потом послышалось приглушенное гудение, за которым последовало звонкое «чвак!», и Билла пробрала дрожь. Щупальца проникли в мозг.
Перед мысленным взором Героя Галактики возник своего рода экран, по которому побежали легко читаемые строчки. Сначала появилось содержание. Билл выбрал наугад один из романов и погрузился в чтение шероховатого текста, тогда как его пальцы продолжали сами собой нащупывать, за что бы ухватиться на шероховатой поверхности скалы.

Майкл Здоровяк-Джексон.
«Твари из глубин памяти»

Зовите меня Конрад Хилтон.
Нет, к чёрту, зовите меня Ганга Дин.
Нет, валяйте, зовите меня Гас.
Когда я был борцом-профессионалом, меня звали Великолепным Гасом, Вечным Победителем и прочими дурацкими кличками. Мне говорили, будто я спас Землю от гарпий, которые налетали стаями с Греческих планет, но сам я ни шиша не помню, потому что в ту неделю пил с утра до вечера. Ну и хрен с ним! Знаю лишь, что очухался в Парфеноне с раскалённым бластером в руках, а то, что увидел вокруг, напоминало заключительную сцену из какой-нибудь трагедии Софокла. Жуть! Куда ни посмотри — всюду горы трупов! Хотя, может статься, я всё это сочинил. Речь-то ведь идёт о мифах, верно? А что такое мифы? Придуманные истории про богов, героев и всяких там существ. Некоторые критики утверждают, что я и впрямь сочиняю эти истории, а потом нашептываю их на ушко своим возлюбленным, которые и разносят мои небылицы по всей Земле. Другие уверены, что видели, как я тайком выбирался из новоалександрийской библиотеки с украденным экземпляром «Тайных писаний» Джозефа Кэмпбелла под шинелью.
В общем, полная чушь. А правда в том, что, хотя я обычно ношу в кармане брюк книжку Эдит Гамильтон, чтобы отвлечься от наскучивших приключений, моё настоящее имя Филип Чандлер, а прибыл я из таинственного мира Камелот. Земная заварушка началась несколько лет назад; я тогда работал частным сыщиком в старом добром Лос-Анджелесе. Мой рассказ, который следует ниже, должен устранить всяческие недоразумения.
Денёк выдался солнечный. Я сидел в своем кабинете — дело происходило в Городе Ангелов, — смазывал ствол пистолета 38-го калибра и одновременно потягивал виски. И вдруг появилась она!
«Меня зовут Фригга Афина, — произнесла она нараспев. Её огромные груди бултыхались в стальном лифчике, что сверкал, словно необыкновенно яркая двойная звезда. — Вы Филип Чандлер, частное недреманное око закона из таинственного мира Камелот?»
«Верно, милашка, — прорычал я, постаравшись как можно точнее воспроизвести шепелявость Хамфри Богарта. — Изгнан на Землю самим Мерлином, после того как продулся в пространственный бридж».
«Мистер Чандлер, — проговорила она, тряхнув своими великолепными грудями, — у меня ужасное несчастье. Я попала в беду», — и вопросительно уставилась мне в лицо. Голубые, как у ребёнка, глаза, личико кинозвезды — естественно, мой пульс участился ударов до тысячи в минуту.
«Выручать из беды, мэм, моя профессия, — отозвался я. — С особым удовольствием я спасаю прекрасных, сказочно сложенных блондинок. Итак, что стряслось? Потеряли своего единорога? Или ваш муж сошелся тайком с этой шлюхой Афродитой?»
Я предложил ей стаканчик виски, и она опорожнила его одним глотком, будто у нее во внутренностях полыхало пламя. Затем села, и меня окатило ароматом духов «Лотофаги», как в решающую ночь в теплице Ниро Вульфа.
«Я беспокоюсь за мужа, Локи Агонистеса. Его шантажируют. Он продавал оружие полумагическим революционным режимам «третьего мира», и кто-то об этом узнал».
Локи Агонистес! Будда на костылях! Едва я услышал это имя, как мои глаза округлились и стали размером с крупный самоцвет. Я испугался, что они вот-вот выскочат из орбит, но какое-то время спустя, слепо пошарив руками по столу и надлежащим образом сдавленно повздыхав, ухитрился вернуть их на место.
«Иисусе, госпожа! Откровенно говоря, моему дряхлому телу осталось жить ещё как минимум пару тысяч лет. Я буду морочить людям головы и после того, как моя карма вместе с Локи Агонистесом угодит в Гадес, а рассказ об этой поре моей жизни окажется в египетской «Книге мёртвых», в разделе «Чокнутые ищейки». — Я поднялся, чтобы выпроводить посетительницу из кабинета. — Почему бы вам не обратиться к моему приятелю? Он живет в Сосолито, в плавучем доме под названием «Трах-рас-трах». Зовут его Трэвис Уоттс. Он занимается метафизическими расследованиями. Что касается меня, я предпочитаю чисто мифологические дела».
«Мистер Чандлер, — лучезарная, исполненная надежд улыбка на её лице сменилась гримасой разочарования, столь глубокого, что она утонула в нем чуть ли не с головой. — Мистер Чандлер, я хочу именно вас!»
Внезапно она обняла меня, и я уткнулся носом в промежуток между роскошными грудями; она буквально излучала феромоны, причем в таком количестве, что возбудился бы и инеистый великан, застигнутый врасплох в разгар зимы. Она принялась распалять мою похоть; я ничуть не сопротивлялся. Где-то через полчаса, спустившись на миг с вершины блаженства, я согласился взяться за расследование. — глава 6

 

Halfway up though he reached a kind of plateau and the climbing got easier and even a little boring, so he stuck his copy of BLEEDER'S DIGEST up his nose so that he could read as he climbed.
He could feel the device slide around inside his sinuses as it attached its electronic appendages. There was a muffled whirring sound as it did its work and a shuddering frisson as it attached itself to his brain.
A "mind's eye" screen appeared in his frontal lobes which he could read wonderfully well, as it superimposed orange words over his field of vision.
First up was a short catalog of the Read-a-Book's contents.
He selected an appropriate condensed novel and dug into the craggy prose even as his hands found holds in the craggy mountainside.

CRITTERS OF MYST AND MEMORY
by
Michael Huge-Jackson

Call me Conrad Hilton.
No, strike that. Call me Gunga Din.
Naw, just go ahead and call me Gus.
When I'm a professional wrestler, they call me Grandiose Gus, the Eternal Victor or some other such swill. They say I saved Earth from the swarms of Harpy creatures from Greekus Planetus, but hell, I was drinking lots of ouzo that week and it's all a blackout to me, so what the hay! All I know is that I woke up in the Parthenon with a hot blaster in my hands and the landscape looking like catharsis time in a Sophoclean tragedy. Phew, dead mythological critters everywhere!
Then again, maybe I'm making all this up.
That's what myths are, you know. Made-up stories with heroes and gods and things. Some of my critics say that I just make up all these stories and whisper them into the ears of my lovers, who promptly spread them all around Earth. Others say they've seen me furtively sneaking from the Library of New Alexandria with stolen copies of the Secret Writings of Joseph Campbell tucked under, my trench coat.
Stuff and nonsense, of course. Truth is, while I generally keep a paperback copy of Edith Hamilton tucked into my chinos' back pocket to while away the boring bits of adventures, my real name is Philip Chandler from the mysterious world of Camelot. This Earth business started a few years ago when I was a private dick in Old LA, and the following narrative means to set the record straight.
It was a sunny day in the City of Angels, and I was lubricating the bore of my .38 with oil and the back of my throat with some Jack Daniels, when the babe strolled into my office.
"My name is Frigga Athena," she sang, her mammoth gazongas hammocked in a steel bra that shone like a healthy Double Sun system. "Are you Philip Chandler, Private Third Eye from the Secret World of Camelot?"
"That's right, sweetheart," I snarled in my best Humphrey Bogart lisp. "Exiled here on Earth by Merlin himself after I trumped out in a Dimensional Bridge game."
She heaved those magnificent breasts at me like calling cards. "I'm in dreadful trouble, Mr. Chandler." She was batting a pair of baby blues at me from a moviestar face, and was already batting a thousand with my pulse.
"Trouble is my business, ma'am," I told her. "'Specially trouble involving Beautiful Mythologically Proportioned Blondes. So what the scoop? Lost your unicorn? Husband cheating on you with that slut Aphrodite?"
I offered her a glass of whiskey and she knocked it back like her tonsils were on fire. She sat down and I got a blast of Lotus Eaters Perfume like Bargain Night at Nero Wolfe's hothouse. "It's my husband, you see. Loki Agonistes. He's being blackmailed for running guns to semi-magical Third World Revolutionary countries."
Loki Agonistes! Buddha on Crutches! My eyes rolled like catseye marbles at the very name! I managed to get my eyes back in their orbits after some blind groping on my desk, and made appropriate gasping noises.
"Christ, lady. I still got a couple thousand years left in this old bod! I fool around with people after Loki Agonistes and my karma will be in Hades' sling, and this section of my life will be included in the Egyptian BOOK OF THE DEAD, in the Dumb Dicks section!" I got up to show her out. "Why don't you try this buddy of mine. Lives in Sausalito on a houseboat called the Screwed Straight, name of Travis Watts. He handles the Metaphysical Detection. Me, I stick to pure Mythological stuff."
The broad's hopeful smile flip-flopped into a frown that almost touched her toes. "But Mr. Chandler, I want you!" Suddenly, those arms were around me, and I had a face full of galvanized mammaries and a snootful of pheromones that would have steamed up the testosterone of an Ice Giant in mid-winter. She started to grind against me. I supplied the bumps.
By the time a half-hour passed and I came up for air from some serious couch Olympics, I was on the case.

  •  

— Моё паломничество — второе по замечательности среди всех на свете! — провозгласил Рик с пылом завзятого оратора. — Я ищу Святой Гриль-бар! — глава 6

 

"Why, for the second most fabulous quest of them all!" said Rick in a highly oratorical manner. "The Quest for the Holy Bar and Grill!"

  •  

... уже никто не мешал Биллу читать или смотреть книги и фильмы из богатой порнографической коллекции Рика (Билл особенно выделял «Любострастные проказы венерианских полов», которые смахивали на нечто среднее между извращённой оргией и «Лебединым озером»). — глава 7

 

... Bill was free to read or watch Rick's huge supply of alien pornography (he particularly enjoyed THE MATING FROLIC OF THE SEVEN VENUSIAN SEXES which appeared to be a combination of a complicated orgy and SWAN LAKE).

  •  

«Баллада о Супергерое»
Меня порой называли Героем с тысячью лиц.
Я многого навидался, но ни разу не падал ниц.
Я — персонаж преданий, привык бороздить небосклон.
Мой герой — это Кэмпбелл, только не Джозеф, а Джон.
<…>
Я знаю, что человеку Вселенной владеть суждено.
Строить таверны и бары и всюду хлестать вино.
Я рос болван-болваном, на всё на свете плевал,
Пока мне однажды в руки Джонов рассказ не попал.
Теперь я брожу по космосу, в своё удовольствие пью
И инопланетных тварей с ходу без промаха бью.
<…>
Меня заболтали Лей-я и Звездопоносец Люк.
Ну, с Лейей я развелся лет пару-тройку назад.
В постели с принцессой — скука. Ну ладно, сам виноват.
Насчет же Люка я думал, что парень пасет овец.
«На помощь! — он крикнул. — Скорее, иначе миру конец!»
Вернулся лорд Дарт Вейдер, так его и растак!
Чу! Кто-то с натугой дышит... Истинно — это знак!
Он восстал из мёртвых! О, тяжкие вздохи слышны!
Я до смерти перепуган и сейчас наложу в штаны!
Едва Люк успел закончить, на нас напали враги,
И мы бежали в космос, туда, где не видно ни зги.
Из-за туманностей, в коих полно оврагов и балок.
И там мы готовились к битве и читали «Аналог».
Старый добрый Джон В. Кэмпбелл — вот молодчина!
«Эстаундинг» — это классика! Там всё было чин по чину!
Куда до него всяким Спилбергам? Да разве при нем смогли б
Поставить, скажем, «Чужого»? Да разве прошел бы «Ип»?
«Сомкнуть ряды, — он изрёк бы. — А ну, наверх, гарнизон!
Победа за техникой! К бою! Андерсон! Гаррисон!
Вторглись инопланетяне? Прижмём их, ребята, к ногтю!
Подумаешь, эка невидаль! Бабахнем разок — и тю-тю!»
Мы в поте лица пахали, тупицы, — да что с нас взять?
Втемяшилось нам в подкорки сверхизлучатель создать.
Создали. Джон был бы доволен. Док Смит удавился бы, —
Такая вышла хреновина; ну прямо подарок судьбы!
Тогда мы рванули навстречу вражеским кораблям.
Ну, доложу вам, зрелище — фильма ужасов для.
Один другого громадное, и все придумал Джордж Лукас.
Чем только нам ни грозили, а мы решили: «А ну-ка!»
«Миром правит Тёмная Сила, и с нею ты не балуй!
Лучше присоединяйся! Снимай про вампиров! Торгуй!»
А мы в ответ как жахнем — и всех отправили в ад.
Нет, парни Джона не станут лизать Императору зад!
Чёрный лорд Дарт Вайдер был слишком, бедняга, наивен
Он не знал, кто такие Клэнси, Пурнель и Нивен.
А те, кто читал «Эстаундинг», в науке все мастаки,
Болт отличают от гайки и подраться не дураки.
Да, мы разбирались в науке вполне прилично — и вот
Набили в наш излучатель ультра— и гиперчастот,
Понадёргали их из Азимова, Де Кампа и Клемента,
Из Диксона и Дель Рея, чтоб держало крепче цемента.
Заряд у нас был что надо, ни строчки галиматьи.
Да здравствует Джон В. Кэмпбелл, а также его статьи.
Враги — те, что уцелели, — скуля, побежали прочь.
Тёмная Сила пала! День переплюнул ночь!
По слухам Джон В. Кэмпбелл, развесив на небе гамак,
На нынешних смотрит авторов, что пыжатся так и сяк,
— И говорит, потягивая нектар пораньше с утра:
«Ну, если это фантастика, то мне воскресать пора!» — глава 7

 

"Ballad of the Supernal Hero"
They call me the Hero with a Thousand Faces.
I see lots of things and go lots of places.
I'm a mythic hero, I like to ramble.
But my hero's not Joseph but John W. Campbell.

<…>
Mankind was meant to rule all these stars
Build malls and condos, and taverns and bars.

As I child I was a wimp, I found nothing arousing.
Till I read John on Dean Drive and Dowsing.
Now I travel from planet to planet, circum-celestial
Killing things smart and extraterrestrial.
<…>
There in the stall was Lay-ya and Luke Starfokker.

Now Lay-ya I'd divorced 'couple years before
Sex with a princess was mostly a bore.
Luke I thought was raising sheep on Mount Shasta.
"Help!" Luke cried. "We need you and your blaster!"

"Lord Brain-Death is back, the Farce help us all.
We hear Heavy Breathing, and that is his Call.
He's back from the dead, practicing evil Craft
I am scared, I am crazy — I'm going half daft."

No sooner said, that, than Storm Troopers attacked.
Dodging deathrays, quickly, to the DESIRE we backed.
We zoomed through space, hid in nebulean bogs.
Trained hard for the battle, read old ANALOGS.

Good old John Campbell, his essays were profounding!
Hectoring lectures in the good old ASTOUNDING.
In those pre-Spielberg days you'll have to agree
John would have crunched the ALIEN, barfed on ET.

"Bowb the Force," he'd have said, "Man the garrison!
Technology rules! Up Anderson! Up Harrison!
Alien invasion? Build a great gun!
Stay to the Right of Baen and Attila the Hun."

So we cobbled and soldered like technology's fools
A better death ray, using brains and slide rules!
John would've liked it, Doc Smith would turn green
Buddy, this beamer was big, huge, and obscene!

So we hurtled on out to meet the death fleet
A terrible sight — they were something to meet!
A thousand alien ships, designed by George Lucas
Wanted to turn us to slag and horrible mucus.

"Surrender to the Dark Side," said Death, big surprise!
"Join the Empire! Make mythic movies! Merchandise!"
In answer we just aimed our out big beamer and happily shot 'em
No way was John's boys gonna kiss the Empire's bottom.

Now, for Brain Death technology was a given!
But his scientists hadn't read Tom Clancy, Pournelle and Niven
ASF's sons, all — so what if they couldn't write.
They knew their nuts from their bolts, and boy could they fight.

Our blaster, you see, wasn't loaded with energy rounds.
It was stocked with ultra and hyperfrequency sounds.
Homocentric readings from Asimov, deCamp and Clement.
Dickson and del Rey, thrilling as drying cement.

We blasted the coup de grace! Hyperboreals!
John W. Campbell's editorials!
Stunned, the Empire's death ships whimpered away.
Old Death hoisted surrender. Ours was the day!

They say good old John Campbell, he's somewhere up there.
Watching new writers with all their hot air.
Gulping aloud great celestial gulps.
"If this junk is SF — then bring back the pulps!"

  •  

— Фрэнк! Фрэнк Джизм! — испуганно прошептал кто-то из-под стола.
Наружность бандита привела Билла в такое замешательство, что он бросил возиться с обувью и тупо воззрился на незваного гостя.
Тот сильно смахивал на пузырь вроде тех, какие рисуют в комиксах у рта говорящего, облаченный вдобавок в костюм ковбоя. Круглое, луковицеобразное тело, внутри которого колышется какая-то жидкость. Чёрная шляпа, из-под которой зловеще смотрят темные глаза. А ниже талии... Ниже талии у пузыря было некое подобие щупальца, которое не только поддерживало тело, но и приводило его в движение.
На деле Фрэнк Джизм представлял собой гигантский сперматозоид! — глава 18

 

"It's Frank! Frank Jism!" came a frightened whisper from beneath one of the tables.
Bill was so stunned by the thing that walked in that he stopped his struggles and simply stared.
The creature before him looked like a giant comic book thought-balloon dressed in Western garb. Its body was round, bulbous and sheened with a thick fluid. Dark eyes peered malevolently out from beneath a black hat. Around its bulbous, glistening base was a belt and a gun. But its waist trailed off into a thin whiplike flagellum, which somehow not only supported its entire body, but provided its forward movement as well.
Frank Jism was a gigantic spermatozoon!

  •  

— Ты знаешь, кто я такой?
— Тебя называют Джесси Джизм, — ответил Билл, глотая окончания. — Но похож ты больше всего на переросток-сперматозоид!
— Так и есть, приятель, — ухмыльнулся Джесси. — Я — самый большой сперматозоид к западу от Вазэктомической реки. И самый свирепый. — глава 18

 

"Do you know who I am?"
"They say you're Jesse Jism," said Bill, slurring his words a bit. "But you look like a great big sperm to me!"
Jesse Jism grinned. "That's what I am, partner. The biggest sperm west of the Vasectomy River. And I'm the meanest one, too."

ПереводПравить

К. М. Королёв (под псевд. Н. Михайлов), 1994


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона, Я тебя вижу) · Две повести и восемь завтра (1965, Портрет художника, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)