Открыть главное меню

«Мир на колёсах» (англ. Wheelworld) — фантастический роман Гарри Гаррисона 1981 года, второй в трилогии «К звёздам» (To the Stars).

ЦитатыПравить

  •  

Плоский бугор шишковатой серой плоти весил, наверно, не меньше шести тонн. На его поверхности не было заметно никаких отверстий, никаких органов, хотя, внимательно присмотревшись, можно было обнаружить, что в каждом желваке толстой шкуры прячется кремневое оконце, прекрасно приспособленное для поглощения небесной радиации. Растительные клетки, расположенные под прозрачной пленкой, превращали энергию радиации в сахар. Медленно, вяло, за счет осмотического перемещения из клетки в клетку, сахар проникал в нижнюю часть тела, где превращался в спирт и накапливался в вакуолях. В то же время в нижней части странного создания происходили другие химические процессы.
Бугор распростерся на участке, богатом солями меди. Специальные клетки выделяли кислоту, соли растворялись и усваивались. Трудно сказать, сколько времени протекал этот процесс — у животного не было ничего похожего на мозг, времени для него не существовало. Оно попросту жило. Оно паслось, поглощая минералы, как корова пасется на лугу, пока не иссякла его пища. Теперь пришло время двигаться дальше. Есть стало нечего, хеморецепторы послали свои импульсы — и тысячи ножных мышц на нижней поверхности организма, которые питала энергия спирта, заботливо запасенного впрок, пришли в движение. Они в едином слаженном броске подняли неуклюжую плоскую махину, похожую на смятый ковер, и перекинули её метров на тридцать.
Тяжелый ковер перелетел через изгородь, окаймлявшую поле, и с глухим звуком шлепнулся в двухметровую гамма-кукурузу, переломав и подмяв под себя стебли, и скрылся из виду среди зеленой листвы и золотистых, длиной в руку, початков. И оказался полностью скрытым от другого чудовища, которое с грохотом надвигалось на него.
Ни у одного из них не было мозга. Шеститонное органическое создание управлялось рефлекторными дугами, с которыми родилось несколько веков назад. Чудовище металлическое весило двадцать семь тонн и управлялось запрограммированным процессором. Оба имели органы чувств — но чувствовать не могли. Они не подозревали о присутствии друг друга, пока не встретились.
Встреча оказалась весьма драматичной. Лязгая и урча, махина приближалась, оставляя за собой полосу тридцатиметровой ширины в ровных рядах кукурузы, уходивших за горизонт. За один проход кукуруза срезалась, початки отделялись от стеблей, стебли измельчались и сжигались в ревущей топке. Над высокой трубой клубился белый пар, а из-под лязгающих гусениц сыпался пепел и оседал на землю. Свою работу машина выполняла превосходно, но понятия не имела, что делать при обнаружении спрятавшихся в поле зверей. Она наехала на серый бугор и успела отхватить от него добрых два центнера, прежде чем её остановила аварийная система.
При всей примитивности нервной организации, такого радикального воздействия организм не заметить не мог. Химические раздражения включили механизмы ног, и через несколько минут — невероятно быстро для этого создания — мышцы сократились, и оно прыгнуло снова. Однако большая часть спирта была уже израсходована, поэтому на сей раз прыжок не получился. Усилия хватило лишь на то, чтобы подняться на несколько метров кверху — и обрушиться на комбайн. Металл сплющился, местами сломался; к сигналам тревоги, включившимся при обнаружении зверя, добавились новые — и машина загудела на все лады.
Там, где золоченое покрытие оказалось поврежденным, бугор обнаружил съедобную сталь. Он устроился поудобнее, прочно присосался к машине и безмятежно принялся поглощать её. — глава 1

 

The flattened mound of creased gray flesh must have weighed at least six tonnes. There appeared to be no openings or organs in its upper surface, although close examination would have revealed that each of the nodules in the thick skin contained a silicon window that was perfectly adapted to absorb radiation from the sky. Plant cells beneath the transparent areas, part of the intricate symbiotic relationships of the lumper, transformed the energy into sugar. Slowly, sluggishly, by osmotic movement between cells, the sugar migrated to the lower portion of the creature, where it was transformed into alcohol and stored in vacuoles until needed. A number of other chemical processes were also taking place on this lower surface at the same time. The lumper was draped over a particularly rich outcropping of copper salts. Specialized cells had secreted acid to dissolve the salts, which had then been absorbed. This process had been going on for a measureless time, for the beast had no brain recognizable as such, or any organs to measure time with. It existed. lt was here, eating, cropping the minerals as a cow would grass. Until, as in a grazed field, the available supply of food was gone. The time had come to move on. When the supply of nourishment fell away, chemoreceptors passed on their messages and the thousands of leg muscles in the lumper's ridged lower surface began to retract. Fueled now by the carefully stored alcohol, the muscles were actuated in a single, orgasmic spasm that sent the six tonnes of thick, carpetlike hulk hurtling over thirty meters through the air.
It cleared the fence that ringed the farm, and fell with an immense thudding impact into the two-meter high Gammacorn, crushing it flat, vanishing from sight behind the screen of green leaves and arm-long, golden ears. At its thickest point the lumper was only a meter through, so it was completely hidden from the view of the other creature that rumbled toward it. Neither of them had a brain. The six-tonne organic beast was controlled completely by the reflex arcs that it had been born with some centuries earlier. The metallic creature weighed twenty-seven tonnes, and was controlled by a programmed computer that had been installed when it was built. Both of them had senses-but were not sentient. Each was tQtally unaware of the other until they met.
The meeting was very dramatic. The great form of the harvester approached, clanking and whirring industriously. It was cutting a swathe thirty meters — wide through the evenly aligned rows of corn that marched away to the horizon. In a single pass it cut the corn, separated the ripe ears from the stalks, chopped the stalks to small bits, then burnt the fragments in a roaring oven. The water vapor from this instant combustion escaped from a high chimney in white trails of vapor, the ash billowed out in a black cloud from between the clanking treads to settle back to the ground. It was a very efficient machine at doing what it was supposed to do. It was not supposed to detect lumpers hidden in the corn field. It ran into the lumperand snapped off a good two hundred kilos of flesh before the alarms brought it to a halt.
As primitive as its nervous system was, the lumper was certainly aware of something as drastic as this. Chemical signals were released to activate the jumping feet and within minutes, incredibly fast for a lumper, the muscles contracted and the beast jumped again. It wasn't a very good leap though, since most of the alcohol had been exhausted. The effort was just enough to raise it a few meters into the air to land on top of the harvester. Metal bent and broke, and many more alarm signals were tripped to add to the ones already activated by the beast's presence.
Wherever the gold plating of the harvester had been torn or scratched away the lumper found toothsome steel. It settled down, firmly draped over the great machine, and began placidly to eat it.

  •  

— Возьмите лопаты и приподнимите край этой твари, только не касайтесь его снизу, а то его кислота может продырявить насквозь.
Свисавший край с усилием приподняли, Ян нагнулся и заглянул под него. Снизу тело буграча было белым и твёрдым и влажно блестело от кислоты. Ян ухватился за одну из прыжковых ног и потянул. Нога, формой и размером похожая на человеческую, росла из специальной складки — и когда Ян потянул её, она попыталась спрятаться поглубже. Но долго сопротивляться она была не способна, и в конце концов Ян вытащил её настолько, чтобы увидеть, в какую сторону сгибается толстое колено. Когда он отпустил ногу, она медленно ушла в складку. — глава 1

 

"Get shovels and help me lift the edge of this thing. Don't touch it underneath though. It drips acid that will eat a hole in you." With an effort a flap was lifted and Jan bent to look under. The flesh was white and hard, wet with acid. He found one of the many jumping legs, the size and roughly the same shape as a human leg. It was folded into a socket in the flesh and it pulled back when he dragged on it. But it could not resist a continuous tension and he drew it out far enough to see the direction of bend of the stocky knee. When he released it it slowly returned to position.

  •  

Следуя указаниям Яна, пилот выбрал слабину троса и включил лебёдку. Крючья вонзились глубже, по телу буграча волнами прокатилась дрожь. Это был опасный момент: если бы буграч сейчас прыгнул — он мог бы повредить вертолёт. Но край приподнялся, потом ещё и ещё, и наконец белое влажное брюхо повисло в двух метрах над землёй. Ян хлопнул в ладоши, и Летающий Кран медленно двинулся в сторону, немного протащил за собой животное и снова опустил на землю, словно перевернул одеяло с одной стороны на другую. Буграч оказался на спине, вверх огромным, белым, влажно блестевшим брюхом.
Внезапно тысячи ног выстрелили в воздух и несколько долгих секунд торчали, словно внезапно выросший бледный лес. Потом они медленно опустились и спрятались.
— Теперь он безвреден, — сказал Ян. — Со спины ему не перевернуться. — глава 1

 

Following his directions, the pilot put tension on the cable, then began carefully to reel it in. The hooks sank deep and the lumper began to shiver with a rippling motion. This was the bad time. If it jumped now it could wre the copter. But the edge came up, higher and higher, until the moist white underside was two meters in thc air. Jan chopped with his hand and the Big Hook moved slowly away, towing the edge of the creature behind it level with the ground. It was like taking a blanket by the edge and turning it back. Smoothly and easily the lumper rolled until it was lying on its back on the ground, its underside a great expanse of glistening white flesh.
In a moment it changed, as the thousands of legs shot suddenly into the air, an instantly grown forest of pale limbs. They stood straight up for long seconds, then slowly dropped back to rest.
"It's harmless now," Jan said. "It can't get off its back."

  •  

Эльжбета сидела в штурманском кресле, а Отакар стоял у неё за спиной и кивал, счастливо улыбаясь. Совсем рядом с ними сидела грузная седая женщина и что-то вязала со зловеще свирепым лицом. Дочь самой Градиль, цепная собака на страже девственности… — глава 7

 

Alzbeta sat in the co-driver's seat, with Otakar standing behind her nodding his head happily. Not two feet away sat a pudgy, gray-haired woman, knitting with grim ferocity. The Hradil's own daughter, watchdog and guardian of virgins.

  •  

— Закон…
Ян с омерзением сплюнул и растер плевок подошвой сапога по стальному полу.
— Вот он, закон твой! Его же изобрели специально для вас, ты не знаешь? На Земле нет ни семей, ни глав, ни запретов на браки между специально выбранными группами людей. Ваши так называемые законы — фикция, сочиненная наемными антропологами. Общество на заказ, которым легко и просто управлять. Они поковырялись в учебниках, собрали по кусочку из разных общественных формаций — и состряпали общество, в котором население должно быть покорным, исполнительным, трудолюбивым… И тупым! Это самое главное — тупость!
Семёнов не знал, удивляться или возмущаться. Он покачал головой — словно физик, которому сообщили, что все его основные законы никуда не годятся. — глава 14

 

"There is the law.
Jan spat disgustedly on the floor then rubbed the spittle into the steel plating with the sole of his boot. "That for your law. It is an invention, don't you know that? There are no such things as Families and Family Reads on Earth, or taboos about marriage between chosen groups. Your so-called laws are works for fiction written by hireling anthropologists. Societies to order. They scratch around in the textbooks and put together bits and pieces of vanished societies and brew up one that will keep a population docile and obliging and hardworking-and stupid."
Semenov did not know whether to be shocked or angry; he shook his head unbelievingly, a physicist with the basic laws of energy threatened.

ПереводПравить

Г. Швейник, 1994 («На колесах»)


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона, Я тебя вижу) · Две повести и восемь завтра (1965, Портрет художника, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)