Открыть главное меню

Ляпис-лазурь

сульфат-содержащий непрозрачный минерал
Ляпис-лазурь в породе из кальцита
(Бадахшан, Афганистан)

Ля́пис-лазу́рь (также лазури́т или лазу́рик) — полудрагоценный непрозрачный камень от сине-фиолетового до голубовато-серого цвета. Название «ляпис-лазурь» появилось в раннем Средневековье, в прямом переводе: «лазурный камень». Более распространённое современное название «лазурит» появилось позднее, в XVIII веке. С тех пор «ляпис-лазурью» стали называть наилучшего качества тёмно-синие разновидности лазурита.

Содержание

ЦитатыПравить

в минералогииПравить

  •  

Изо всех синих камней, известных в древние времена, красивый камень, называемый ныне «ляпис-лазурь», относился к наиболее высоко ценимым и использовался для изготовления амулетов, ваз, шкатулок и т.п., а также как материал для мозаик и инкрустаций. Современное название появилось только в Средневековье; во времена Плиния этот камень назывался сапфиром. Плиний приводит такое его описание: «Ибо сапфир тоже сверкает пятнышками, подобными золоту. Он также лазурного цвета, хотя иногда, но редко, бывает пурпурным». В этих нескольких словах он точно характеризовал ляпис-лазурь, имеющую синий цвет, изменяющийся иногда до пурпурного, и содержащую рассеянные вкрапления пирита, который по цвету неотличим от золота.[1]:451

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни»
  •  

Лазуревый камень. Ляпис-лазурь или лазурик, также армянский или бухарский камень. <...> Встарину находил употребление в медицине и технике. В старинных фармакологиях находим, что из него приготовляли так называемые «Confectio Alkermes», которые, будучи приняты внутрь, в количестве 20 или 25 гран, производили рвоту. В позднейшее время из лазуревого камня приготовляли краску ультрамарин.[2]:312

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

Граф Разумовский говорит, что в царствование императрицы Екатерины II было сделано первое открытие лазурика в окрестностях Байкала иркутским цеховым мастером Н.Лапшиным, который, занимаясь звериным промыслом, случайно нашёл лазурик в песке на берегу речки Слюдянки (в простонародии называемой Каргою) и довёл о своём открытии до сведения академика Лаксмана, жившего тогда в Иркутске. Однакоже, Лапшин, в то время, не мог сообщить точных сведений о месте своей находки.[2]:313

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

Но способен ли байкальский лазуревый камень <...> заменить собою бухарскую ляпис-лазурь – это ещё вопрос, который в Петербурге покуда не решён и, вероятно, долго останется нерешённым. Причина этого, как я полагаю, не находится в связи с достоинством камня, но единственно зависит от коммерческих рахсчётов поставщиков. Найденные г. Пермикиным экземпляры лазуреваго камня превосходят все лучшие образцы, попадавшиеся до сего времени. Особенно замечателен лиловый и светло-фиолетовый лазурик, а также и розовый, нигде до сих пор не встречавшийся.[2]:315

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

Я видел также очень хорошие экземпляры лазурика, которые были добыты в Иркутской губернии, в Тункинских горах, на реке Снежной (близ Ниловой пустыни).[2]:315

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

В 1873 году, во время пребывания германского императора Вильгельма I в С-Петербурге, государь император приятно изумил своего августейшего гостя многими великолепными подарками, в числе которых было несколько ваз и других украшений для письменного стола, сделанных из лазуреваго камня.
Между этими подарками отличалась чрезвычайно тонкою работою миниатюрная модель памятника Петру I, в которой скала была сделана из превосходного лазурика, а статуя из матового серебра.[2]:316

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

В запонках, серьгах, перстнях и других мелких вещах, лазуревый камень много теряет, особенно вечером; но, впрочем, иногда попадаются и такия вставки, которыя не теряют своего вида при искусственном освещении, но оне ценятся весьма дорого.[2]:316

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...»
  •  

Богачи и князьки живут окруженные многочисленною челядью, накопляя в сундуках дорогие уборы и безделушки из сердолика, ляпис-лазури, нефрита и других ценимых ими камней и проводя время в безделье, доходящем у некоторых до того, что слуги кладут им пищу в рот.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Сойоты»
  •  

Через всю длинную историю культуры проходил один камень ― яркий синий лазурит Афганской земли, и сложными путями караванов попадал он в далекий Египет, Китай, в Рим и Византию. Через афганских и бухарских купцов скупались отдельные куски афганского камня, и шел он как особая ценность для украшений дворцов растущего Петербурга, и не мог с ним состязаться светлый пятнистый лазурит берегов Байкала. «А все-таки афганский лазурит ярче вашего сибирского», ― сказала Екатерина II, когда караванами из далекой Сибири пришли первые возы с лазуритом Байкала. Екатерина правильно оценила свойство камней этих двух месторождений, и до самых последних дней афганский камень оставался непревзойденным синим камнем. Между тем уже давно ходили в Средней Азии легенды, что где-то в высотах Памира имеется камень лазуард, как его называли персы, что где-то там между синеющими снегами ледников и темно-синим небом Памира встречается на недоступных вершинах «Крыши мира» этот яркий синий самоцвет. Об этом писали даже английские путешественники начала XVIII века, посещавшие с опасностью для жизни запретные месторождения Афганской земли, об этом говорили под секретом и старые таджики, заходившие во время охоты за архарами на труднодоступные вершины гор, это подтверждала и общая геологическая обстановка, так как отроги хребта Гиндукуша, в котором расположены лазоревые копи на Афганской земле, простираются и на территорию Советского Союза.[3]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Великолепные царские двери отлиты из бронзы; подле них справа и слева стоят 2 драгоценные колонны из ляпис-лазури.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Исаакиевский собор»
 
Натуральный ультрамарин,
пигмент, приготовленный из ляпис-лазури
  •  

Этот очерк я посвящаю тому синему камню, который хотя не имеет прозрачности сапфира, блеска и чистоты эвклаза, всё же прекрасен. <...> Лазурит, или, как его ещё называют, ляпис-лазурь, лазоревый камень – алюмосиликат сложного состава с содержанием серы, отвечающий по своему химическому составу искусственному ультрамарину. Наиболее известен лазурит Бадахшана (Афганистан) в трёх своих разновидностях: густо-синей, цвета индиго, небесно-синей и зеленовато-синей. [4]:100

  — акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах»
  •  

Ещё Теофраст и Плиний писали о хороших лазуритах Скифии, через которую шли первые камни Бадахшана в греческие колонии и далее на запад. Часть же этого камня шла через горную Армению, и армянские купцы торговали ляпис-лазурью, доставляя камни из отдалённых стран Азии в Европу. Вероятно, поэтому лазурит нередко назывался, наравне с синими соединениями меди, ― «армянским камнем». [4]:101

  — акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах»
  •  

Добыча лазурита ведётся афганцами самым первобытным способом. У намеченного к выломке «гнезда» лазурита разжигают костёр. Камень накаливают, а затем быстро обливают холодной водой. Резкая перемена температуры вызывает растрескивание камня, который затем раскалывают на куски и вытаскивают наружу.[4]:104

  — акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах»
  •  

Грандиозные колонны внутри Исаакиевского собора-музея, около пяти метров высотой, из тёмного бадахшанского камня; колоссальные вазы Эрмитажа до двух метров вышины (работы 1840-1852 гг.); огромные столешницы сплошного синего тона ― таких изделий не видел мир, и перед ними бледнеют создания эпохи Возрождения.[4]:106

  — акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах»
  •  

Название камня «ляпис-лазурь» является средневековой латинской формой, означающей «лазурный камень». Лазурь (lazward) – арабское слово, применяемое для названия неба, а чаще для обозначения чего-то синего. Другие, более поздние латинские формы – лазулит и лазурит.[1]:451

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни»
  •  

Ляпис-лазурь не следует путать с лазулитом, который представляет собой совершенно иной минерал, <...> обладающий совсем другими свойствами, за исключением некоторого сходства в цвете, чем и объясняется его название. Кроме того, следует отметить, что так называемая немецкая, швейцарская или фальзе ляпис-лазурь – это яшма, которой искусно придана пятнистая окраска. Окрашивание используется также для улучшения вида бледной ляпис-лазури.[1]:451-452

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни»
 
Ваза из лазурита
(на кремлёвской выставке 2011 года

в беллетристикеПравить

  •  

Толпа смолкла. По мраморным ступеням поднимается Обвинённый. Нога Его ступает по агату и ляпис-лазури. Воин пропускает Его в дверь. Он первый раз во дворце: как великого учителя — Его сюда не допускали, как преступника — Его пригласили сюда.

  Пётр Гнедич, «Римский прокуратор»
  •  

— А он возблагодарил провидение, — добавил безжалостный маэстро. — Теперь же наша императрица шлёт ему ящички и кольца, украшенные его вензелем из бриллиантов, ручки для перьев из ляпис-лазури с лавровыми листочками из бриллиантов, массивные золотые вазы с испанским табаком, печатки из крупного цельного бриллианта, и всё это так ярко сверкает, что глаза поэта не перестают слезиться…

  Жорж Санд, «Консуэло»
  •  

Порыв холодного ветра ударил мне в лицо, и передо мной засияло ясное небо, похожее на огромную глыбу ляпис-лазури с золотой пылью бесчисленных звёзд.

  Теофиль Готье, «Клуб гашишистов»
  •  

В своих стихах и прозе Готье — простой ремесленник, нанизывающий блестящие прилагательные, не влагая в них никакой мысли. Его описания никогда не дают определённого представления о предмете. Они напоминают грубую мозаику времён упадка византийского искусства. Отдельные камни — ляпис-лазурь, малахит, яшма, хризопраз — производят тут впечатление варварской роскоши, но не представляют никакого рисунка.

  Макс Нордау, «Вырождение» (Парнасцы и демонисты)
  •  

Лунный свет, врываясь в огромные окна, ложился белыми полосами на мозаичном полу; шаги глухо звучали. Белели статуи, отделяясь от стен; вазы из порфира и ляпис-лазури сторожили двери.

  Екатерина Краснова, «Сон наяву»
  •  

Половина куполообразной крыши красного строения обвалилась внутрь его и засыпала подземный коридор, по которому принцессы, бывало, проходили из дворца в беседку; стены её были сделаны из мраморных плит, прелестных молочно-белых резных панелей, в которые были вкраплены куски агата, корналина, яшмы и ляпис-лазури; когда из-за холма вставала луна, её лучи светили сквозь кружевную резьбу, и на землю ложились тени, похожие на чёрную бархатную вышивку. Как ни был огорчён и голоден Маугли, как ни было ему грустно, он невольно засмеялся...

  Редьярд Киплинг, «Книга джунглей»
  •  

Каких только вещей тут не стояло в шкафах! Из бронзы и серебра и нефрита, коралла, яшмы, бирюзы, ляпис-лазури, слоновой кости, черепахи и т. д. и т. д.

  Александр Верещагин, «В Китае» (Воспоминания и рассказы 1901—1902 гг.)
  •  

Зимний холод и сумрак огромного храма, мягкий аромат ладана и воска, малахит и ляпис-лазурь золотого иконостаса, металл, отражающий огоньки свечек, и вот такое же совершенное пение митрополичьего хора.

  Пётр Краснов, «Ложь»

в поэзииПравить

 
Настольный письменный прибор из ляпис-лазури
(работа мастерской Фаберже)
  •  

За окном рога оленьи,
Между рог оленьих крест
Светится торжественно-неярко,
Как ляпис-лазурная лампадка.

  Ирина Одоевцева, «Ночь в вагоне»
  •  

Рогами гранными, как чёрт,
Туда ― в века, в лазури-ляпис ―
Граниторозовый простёрт
В неё влюблённый, странный Апис.

  Андрей Белый, «Первое свидение»
  •  

Бросает взор, лазури-ляпис,
В воздухолётный септаккорд:
И взор, читая звуков запись,
Над миром ― Аписом ― простёрт! [5]

  Андрей Белый, «Первое свидение»
  •  

Пусть любви её просят князья и владыки,
Вождь могучий развяжет над нею свой пояс,
Одарит её золотом и ляпис-лазурью».
Так смирил Эабани скорбное сердце.

  Николай Гумилёв, «Гильгамеш»
  •  

Ты будешь мне мужем, я буду тебе женою,
Заложу для тебя колесницу из ляпис-лазури
С золотыми колёсами, со спицами из рубинов...

  Николай Гумилёв, «Гильгамеш»
  •  

 «О боги, стоящие здесь, как я не забуду моего ожерелья из ляпис-лазури,
Так же и этих дней не забуду, всегда буду помнить!
Пусть боги подходят к жертве
Но пусть Бел не подходит к жертве
Потому что он не размыслил, потоп устроил,
Людям моим он назначил гибель».

  Николай Гумилёв, «Гильгамеш»
  •  

Кто путает Ре́мбрандта с прочей картиной,
Тот изнутри — цвета ультрамарина,
Кто не отличает объёмов от линий,
Тот, несомненно, — совсем уже синий.
Кто путает ляпис с лазурью любой,
Тот, я вам скажу, изнутри — голубой.

  Михаил Савояров, «Урок живописи»
  •  

И сквозь ляпис-лазурные льды,
На белом погосте,
Где так редки песцов и медведей следы,
Томятся о пламени ― залежи руды,
И о плоти ― мамонтов жёлтые кости. [6]

  Михаил Зенкевич, «Сибирь»

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 1,2 «Gemstones» by G.F.Herbert Smith, Late President of the Gemmological Association of Great Britain. Revised by F.S.Phillips, London, Chapman & Hall, 1972.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 М.И. Пыляев «Драгоценные камни, их свойства, местонахождение и употребление», издание третье, значительно дополненное, С-Петербург, изд. А.С.Суворина, 1888 год
  3. А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах», издание второе. - Москва: «Наука». – 1974 год, 240 стр.
  5. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х томах. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2006 г.
  6. М.Зенкевич, «Сказочная эра». Москва: Школа-пресс, 1994 год

см. такжеПравить