Оливер Голдсмит

английский прозаик, поэт и драматург
Оливер Голдсмит

Оливер Голдсмит (англ. Oliver Goldsmith; 1730—1774) — британский прозаик, поэт и драматург ирландского происхождения, представитель сентиментализма, врач.

ЦитатыПравить

  •  

Английские законы карают преступление, китайские идут дальше: они ещё вознаграждают добродетель.

  •  

Добродетель, нуждающаяся в постоянной охране, не стоит того, чтобы держать для нее стража.

  •  

Душевные свойства женщины обычно определяются её внешним обликом.

  •  

Женщин и музыкальные произведения датировать не рекомендуется.

  •  

Законодательство — жернов, мелющий бедных и приводимый в движение богатыми.

  •  

Люблю всё старое: старых друзей, старые времена, старые обычаи, старые книги, старые вина.

  •  

Нет такого нелепого заблуждения, которое не нашло бы своего защитника.

  •  

Одна и та же философия — норовистая лошадь в стойле, но дохлая кляча в пути.

  •  

Первый удар — половина дела.

  •  

Пора предвкушений много слаще той, что увенчана исполнением наших желаний. В первом случае мы готовим себе блюдо сами, по собственному вкусу, во втором — его готовит для нас жизнь.

  •  

Что такое дружба? Слово, иллюзия, очаровывающая нас, тень, следующая за счастьем и исчезающая в часы несчастья!

  •  

Декан Свифт <…> понял, что ко всем предшествовавшим ему произведениям поэтов примешан романтический дух, или, другими словами, что они описывали природу с самой приятной стороны. Поэтому для него всё ещё оставалось место, которое, не заботясь о порицании, должно было описать таким, каким оно было, со всеми уродствами; поэтому он прославился не столько величием своего гения, сколько смелостью оного.[1]

 

Dean Swift <…> perceived that there was a spirit of romance mixed with all the works of the poets who preceded him; or, in other words, that they had drawn nature on the most pleasing side. There still therefore was a place left for him, who, careless of censure, should describe it just as it was, with all its deformities; he therefore owes much of his fame, not so much to the greatness of his genius, as to the boldness of it.[2]

  — «История Англии в серии писем благородного человека своему сыну» (An History of England, in a Series of Letters from a Nobleman to His Son), 1769

О ГолдсмитеПравить

  •  

Как ни был невежествен Голдсмит, мало кто из писателей сделал больше для того, чтобы первые трудные шаги в науке стали для читателя лёгкими и приятными. Его компиляции очень отличны от обычных компиляций всяких писак. Он был замечательным, я бы даже сказал, неподражаемым мастером отбора и концентрации материала.[3]

 

Yet, ignorant as Goldsmith was, few writers have done more to make the first steps in the laborious road to knowledge easy and pleasant. His compilations are widely distinguished from the compilations of ordinary book-makers. He was a great, perhaps an unequaled, master of the arts of selection and condensation.

  Томас Маколей, «Оливер Голдсмит», 1856

ПримечанияПравить

  1. Муравьёв В. С. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 116.
  2. Jonathan Swift: The Critical Heritage ed. by Kathleen Williams, Routledge, 1970, ch. 34.
  3. Кагарлицкий Ю. И. Что такое фантастика? — М.: Художественная литература, 1974. — С. 119.