Гать

дорога через болото или затопленный участок суши, настил через трясину

Гать, га́ченое или зага́ченное место, га́ченая дорога в болотной местности — настил, насыпь, плотина, дорога через болото или зага́ченный участок затопленной суши, настил через трясину.

Гать на трубопроводе под Мышкиным

Гать делается из хвороста, палок, веток или брёвен, а также, при нужде, из любого другого подручного материала, уложенных обычно поперёк движения.

Гать в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

...генералу-фелтьмаршалу графу Шереметеву велено самому ехать к Припети и там на лёд положить гати, чтоб долее лёд держался, также мосты или б перевозы зделать и собрать для гвардии и рекрут...[1]

  Пётр I, Подённая записка (Гистория Свейской войны), 1698-1721
  •  

...реки выливались из берегов; низкие луга обратились в болота: казанцы испортили все мосты и гати.[2]

  Николай Карамзин, «История государства Российского», 1820
  •  

Небольшая речка <...> обтекая кругом всей стены, составляла перед самым выездом на поляну продолговатый и довольно широкий пруд; длинная и узкая гать служила плотиною, по которой подъезжали к самым стенам хутора.[3]

  Михаил Загоскин, «Юрий Милославский, или русские в 1612 году», 1829
  •  

...до самой осени грязь не пересыхала у нас, особливо у гати, обсаженной ивами, где беспрестанно вязли лошади проезжающих и где проезжающие ругали нашу деревню на чём свет стоит.[4]

  Николай Полевой, «Рассказы русского солдата», 1834
  •  

Как теперь вижу свою благословенную родину <...>; подле реки несколько землянок, где мылись мы грязною водою; глинистая гать с вётлами; грязь по колено по улице...[4]

  Николай Полевой, «Рассказы русского солдата», 1834
  •  

Кайсаров поднялся вверх по реке Гайне на расстоянии около двадцати верст, с намерением приступить к порче гатей с тыла; глубокие и топкие места, окружающие Гайну, никогда в самую суровую зиму не замерзающие, не дозволили ему привести это предприятие в исполнение.[5]

  Денис Давыдов, Дневник партизанских действий 1812 г., 1835
  •  

Они слышали, как заговорила гать под ногами лошадей и вдруг замолкла. Раздались крик и стоны: просили о помощи, слышались увещания и проклятия. Вероятно, лошадь попала в прорыв мостика и увлекла своего седока.[6]

  Иван Лажечников, «Басурман», 1838
  •  

Хоть га́ти гати́, хоть мо́сты мости́, вода таки возьмётъ своё…[7]

  Пантелеймон Кулиш, «Чёрная рада», до 1857
  •  

...Иван Алексеич придумал новую дорогу там проложить, где сам леший подумавши ходит. Зато сколько мостов, сколько гатей!.. Все эти топи, мочажины, болота, теперь лежащие впусте, не принося никому пользы, уже представлялись ему богатой оброчной статьей в виде гатей...[8]

  Павел Мельников-Печерский, «Медвежий угол» (рассказ), 1857
  •  

...дорога по таким непроходимым топям делается из гати, которая, перегнив, превращается в чернозём, а по оному растут не одни уже болотные травы и корнями связывают зыбкую трясину.[9]

  Сергей Аксаков, «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» (рецензия), 1858
  •  

...на днях должны были произойти торги на устройство сорокавёрстной гати, на которую по первой смете было ассигновано двести тысяч рублей серебром.[10]

  Алексей Писемский, «Тысяча душ», 1858
  •  

...через болото проведена отвратительная дорога: гать насыпана невысоко, навален крупный зернистый песок, а в топких местах сделана гать из бревен; я вспомнил, что это обыкновенно сравнивают с фортепианными клавишами; пожалуй, но чтоб иметь об ней понятие, нужно провести пальцем по чёрным клавишам.[11]

  Пётр Кропоткин, Дневник, 1862 год
  •  

...дороги здесь убийственны. Эти слани ― гати из сосновых бревешков ― никуда не годятся, а по сторонам грязь непроходимая.[11]

  Пётр Кропоткин, Дневник, 1862 год
  •  

На ручье была ветхая гатка, а за гаткою снова дорога, сначала песками, а после лесом. Теперь ничего этого не было: в полчаса масса упавшей с неба воды обратила всю лощину в сердито ревущую мутную реку.[12]

  Николай Лесков, «Божедомы», 1868
  •  

Если перепрудить, приостановить реку запрудой или так называемой гатью, вода в запруде встанет выше, вода дальше по реке останется на низу и в самом деле будет ниже. Сила падения воды через это увеличится. <...> Вот и игрушечная мельница, первообраз настоящего мельничного колеса.[13]

  Сергей Максимов, «Куль хлеба и его похождения», 1873
  •  

В древней России устройство дорог собственно ограничивалось вырубкой просек, построением мостов и проложением гатей по топким, непроходимым местам.[14]

  Дмитрий Иловайский, «Начало Руси», 1876
  •  

Название Гатчины, говорят, оттого произошло, что там много гатей от топкости местности.[15]

  Дмитрий Благово, «Рассказы бабушки из воспоминаний пяти поколений...», 1880
  •  

Смотришь, бывало, в окошко ― вот она, гать-то, на две версты растянулась! ― и вдруг на этой самой гати показывается крестьянская тележонка парой, а в тележонке чье-то тело врастяжку лежит. Это его везут, куроцапа.[16]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Пошехонские рассказы», 1884
  •  

Узенькая дорога почти вовсе не устроена. Вся она состоит из небольших гор, покрытых камнями и из болотистых ложбинок которые покрыты гатями из жердей. Езда по этим гатям из жердняку, в простых, не рессорных одноколках, требует крепких нервов и вообще здоровой организации.[17]

  Николай Вагнер, «Беспозвоночные Белого моря...», 1885
  •  

Из пальмовых стволов устроили гати; перекинули плавучие мосты на пузырях. С наступлением ночи удалось выбраться на сухое место.[18]

  Дмитрий Мережковский, «Смерть богов. Юлиан Отступник», 1895
  •  

Дорог житейских рытвины и гать.[19]

  Константин Бальмонт, «Проклятие глупости» (Сонет), 1899
  •  

Образ для него ― это гать, которую он прокладывает через болото. Без этой гати ― нет пути через болото.[20]

  Иван Грузинов, «С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве», 1926
  •  

Одному бог даёт палати, другому мосты да гати.[21]

  Иван Бунин, «Жизнь Арсеньева. Юность», 1933
  •  

И всё было хорошо, пока танк шел по гати, но, как только гать кончилась, задний каток ушел в мягкую сырую землю.[22]

  Феликс Чуев, «Стечкин», 1978
  •  

И глупец ― он повёл меня дальше,
Через сны, через топь, через гать,
И ступал я, умерший, на марше
На чужих журавлиных ногах…[23]

  Вениамин Блаженный, «Всё мне кажется, ждёт меня кто-то...», 24 июля 1980
  •  

Кого тут можно запугать?
Пройдём и сами не заметим
через немереную гать
на воздух, пахнущий медведем.[24]

  Михаил Айзенберг, «Такие пасмурные дни...», 2015
  •  

Кто-то должен сгинуть в болоте, став гатью для других?[25]

  Василий Авченко, «Фадеев», 2017

Гать в публицистике, критике и документальной прозеПравить

  •  

И были их величества в Слуцке до 18-го числа, для того что зимней путь уже почитай рушился, и чрез реку Припеть перейти невозможно. Того ради генералу-фелтьмаршалу графу Шереметеву велено самому ехать к Припети и там на лёд положить гати, чтоб долее лёд держался, также мосты или б перевозы зделать и собрать для гвардии и рекрут на месец правианту...[1]

  Пётр I, Подённая записка (Гистория Свейской войны), 1698-1721
  •  

Всеволод, приближаясь к Свиногороду, стал на сей стороне. И Владимирко, сошед с гор, стал на оной стране реки Белки противо Всеволоду. Всеволод велел немедленно во всех полках тайно ночью делать чрез реку мосты и гати, что чрез ночь изготовили. А поутру Всеволод, перешед чрез реку с частию войска, горы позади Владимирка занял, и оное так тихо учинили, что Владимирко не знал.[26]

  Василий Татищев, из второго тома «Истории российской», 1750
  •  

Несколько дней шли дожди; реки выливались из берегов; низкие луга обратились в болота: казанцы испортили все мосты и гати. Надлежало вновь устроить дорогу.[2]

  Николай Карамзин, «История государства Российского», 1820
  •  

Что касается других обвинений, так, например, относительно порчи частей в Зембинском дефиле, Чичагов в этом мало виноват; им был послан с атаманским казачьим полком Кайсаров, которому было строго предписано испортить все гати этого дефиле. Кайсаров поднялся вверх по реке Гайне на расстоянии около двадцати верст, с намерением приступить к порче гатей с тыла; глубокие и топкие места, окружающие Гайну, никогда в самую суровую зиму не замерзающие, не дозволили ему привести это предприятие в исполнение. Если б оно удалось, Наполеон нашелся бы вынужденным обратиться на Минск, которым бы вскоре неминуемо овладел.[5]

  Денис Давыдов, Дневник партизанских действий 1812 г., 1835
  •  

Автор <М. Загоскин> прекрасно выдержал характер запорожца Кирши, который не согласился вытащить утопающего в болоте земского ярыжку (стр. 96), но, кажется, в оправдание Кирши надобно бы сказать, что, вытаскивая разбойника, подвергались опасности утонуть честные его товарищи. Притом не худо объяснить, что дорога по таким непроходимым топям делается из гати, которая, перегнив, превращается в чернозём, а по оному растут не одни уже болотные травы и корнями связывают зыбкую трясину. Этого не все знают. Стая волков, бегущая к утопшему, хотя производит эффект на читателя, но это несправедливо. Никакое чутьё не могло слышать запаха от человека, затянутого глубоко в тину, тем более по прошествии одной минуты.[9]

  Сергей Аксаков, «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» (рецензия), 1858
  •  

Но не в том только сила и услуга воды, что она может таскать по ярмаркам у нас на Руси тяжелые камни и пудов в 500 колокола, но для нашего рассказа также и в том, что течет вода в реке по склону. Если перепрудить, приостановить реку запрудой или так называемой гатью, вода в запруде встанет выше, вода дальше по реке останется на низу и в самом деле будет ниже. Сила падения воды через это увеличится. Стоит даже в уличных весенних потоках приладить из лучинок на палочке валик и поперек его крылья, прорыть запрудку и спустить струю воды на поперечные дощечки валика, вся игрушка зашевелится и будет вертеться, пока вода не перестанет падать на крылья и течение ее опять не уравняется в плоское, так называемое горизонтальное. Вот и игрушечная мельница, первообраз настоящего мельничного колеса.[13]

  Сергей Максимов, «Куль хлеба и его похождения», 1873
  •  

...он упустил из виду одно место русской летописи, именно под 1114 годом. «И рече Володимер: требите (вариант теребите) путь и мостите мост». Здесь «теребить путь» очевидно употреблено в смысле приготовлять, расчищать, устраивать. В древней России устройство дорог собственно ограничивалось вырубкой просек, построением мостов и проложением гатей по топким, непроходимым местам. Слово теребить существует у нас до сих пор.[14]

  Дмитрий Иловайский, «Начало Руси», 1876
  •  

У сел. Овселуга (Вселух, Веселух) имеется «мост» (гать) через озеро, длиною без малого с версту. Влево (к югу) от «моста» ― оз. Пено, вправо (к северу) ― оз. Овселуг.[27]

  Дмитрий Анучин, «Из поездки к истокам Днепра, Западной Двины и Волги», 1891
  •  

Практика революции разошлась с божественным замыслом? Левинсон ошибся, заведя свой отряд в болото и обрекая его на разгром? На пути к спасению неизбежны трясина и чудовищные жертвы? Кто-то должен сгинуть в болоте, став гатью для других?[25]

  Василий Авченко, «Фадеев», 2017

Гать в мемуарах, письмах и дневниковой прозеПравить

  •  

Воскресенье. Въезд в Тобольскую губ<ернию> останется мне памятным. Дорога с последней станции отвратительная, кругом лес весь в болоте, и через болото проведена отвратительная дорога: гать насыпана невысоко, навален крупный зернистый песок, а в топких местах сделана гать из бревен; я вспомнил, что это обыкновенно сравнивают с фортепианными клавишами; пожалуй, но чтоб иметь об ней понятие, нужно провести пальцем по чёрным клавишам. Лес, сначала мелкий, становится выше и гуще, ― тут приволье для волков и зайцев, которых много; другого зверья не имеется. И вот по этой-то дороге, где лошади вязнут в жидкой грязи, а колесо уходит по ступицу, совершил я свой въезд в Тобольскую губернию.[11]

  Пётр Кропоткин, Дневник, 1862 год
  •  

Подошли два паренька, молодых, весёлых, дружных между собою, которые беспрестанно подтрунивали один над другим, ― один величал другого б……, что бросил жену и взял кривую наложницу, другой ― пьяницей, и всю дорогу так, даже бороться принимались. Конечно, довезли прекрасно. Но дороги здесь убийственны. Эти слани ― гати из сосновых бревешков ― никуда не годятся, а по сторонам грязь непроходимая. Я замечаю, что теперь на станциях уже нет той чистоты, которая бросалась в глаза в Тюмени и ее окрестностях.[11]

  Пётр Кропоткин, Дневник, 1862 год
  •  

Пишу я эти строки, а воспоминания так и плывут мне навстречу. Смотришь, бывало, в окошко ― вот она, гать-то, на две версты растянулась! ― и вдруг на этой самой гати показывается крестьянская тележонка парой, а в тележонке чье-то тело врастяжку лежит. Это его везут, куроцапа. Имя такое ему было, для всех вразумительное.[16]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Пошехонские рассказы», 1884
  •  

Под наш багаж было собрано из двух ближних деревень более 20 лошадей, так что составился довольно длинный караван, сопровождаемый пешими и конными, ибо некоторые предпочли переехать верхом весь этот тяжёлый путь в 30 верст, называемый чёрным волоком. На этот, сравнительно небольшой, переезд тратится не менее дня, начиная с раннего утра, вплоть до позднего вечера. Узенькая дорога почти вовсе не устроена. Вся она состоит из небольших гор, покрытых камнями и из болотистых ложбинок которые покрыты гатями из жердей. Езда по этим гатям из жердняку, в простых, не рессорных одноколках, требует крепких нервов и вообще здоровой организации. На 13-й версте, на горе, делают роздых.[17]

  Николай Вагнер, «Беспозвоночные Белого моря...», 1885
  •  

В поэзии нужно поступать так же, как поступает наш народ, создавая пословицы и поговорки. Образ для него, как и для народа, конкретен. Образ для него, как и для народа, утилитарен; утилитарен в особом, лучшем смысле этого слова. Образ для него ― это гать, которую он прокладывает через болото. Без этой гати ― нет пути через болото. При этом Есенин становится в позу идущего человека, показывая руками на лежащую перед ним гать.[20]

  Иван Грузинов, «С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве», 1926

Гать в беллетристике и художественной прозеПравить

 
Гать на просёлке. Томская область.
  •  

По другой стороне топи начиналась прямая просека, ведущая на окруженною со всех сторон болотами и дремучим лесом обширную поляну; во всю ширину ее простирались стены древней обители, на развалинах которой был выстроен хутор боярина Кручины. Небольшая речка, о которой мы уже говорили, обтекая кругом всей стены, составляла перед самым выездом на поляну продолговатый и довольно широкий пруд; длинная и узкая гать служила плотиною, по которой подъезжали к самым стенам хутора.[3]

  Михаил Загоскин, «Юрий Милославский, или русские в 1612 году», 1829
  •  

В то время, которое описываю, была устроена по болоту узкая, бревенчатая гать, такая удобная и покойная, что езду по ней можно было сравнить разве с речью заики. По этой-то дороге утром шестнадцатого июля в беспорядке тянулся к Платору отряд шведский, испуганный вестью о приближении нечаянных гостей. Отважиться на бой неравный нельзя было и думать. Начальник отряда решился, в ожидании известий от Шлиппенбаха, перебраться в добром здоровье за Платор, разрушить там переправу, потом разрубить мост на Эмбахе и тем задержать, хотя на несколько часов, ужасную лаву, втекающую с такою быстротой в Лифляндию. Но едва успел он вывесть на гать огромнейший обоз с тяжестями, как показались у сагницкой кирки шапки татарские. Чтобы спасти отряд от поражения, оставалось бросить обоз и тем заградить неприятелю единственную за собою дорогу.[28]

  Иван Лажечников, «Последний Новик», 1833
  •  

Как при виде жертвы срываются гончие псы со свор своих, так понеслись на добычу тысячи разнородные и еще худо знакомые с дисциплиною. В несколько минут весь обоз разбит; а там, где стояла богатая мыза, возвышались одни безобразные трубы, как на пожарище, хотя она и не горела. Зато многие, перебивая друг у друга лучшие кусочки, иные из вещи ничтожной, сталкивали и увлекали друг друга с тесной гати в трясину, где усилия вырваться из нее еще более в нее погружали. Добычник и добыча, нападавший и защищавшийся равно погибали. Вид торчащих из болота рук, ног и голов, ужас и безобразие смерти на лицах утопленников, самая жизнь, беснующаяся в исступлении страстей, вопли радости, ругательства борющихся, хохот победы ― все соединилось, чтобы составить из этого грабежа адский пир.[28]

  Иван Лажечников, «Последний Новик», 1833
  •  

...дворы были вытянуты под одну кривую линию в два ряда, так что составляли собою улицу, которая, как пьяное капральство, повихиваясь на обе стороны, шла по косогору в лог, где текла маленькая речушка, глинистая, тинистая, почти пересыхавшая летом; но весною она разливалась и затопляла весь лог, так что до самой осени грязь не пересыхала у нас, особливо у гати, обсаженной ивами, где беспрестанно вязли лошади проезжающих и где проезжающие ругали нашу деревню на чём свет стоит.[4]

  Николай Полевой, «Рассказы русского солдата», 1834
  •  

Как теперь вижу свою благословенную родину, хоть и давно оставил её: на голой степи по косогору несколько избушек, общипанных, как после пожара; кругом ни леска, ни перелеска, а только поля с плохим хлебом; подле реки несколько землянок, где мылись мы грязною водою; глинистая гать с вётлами; грязь по колено по улице, а зимою всё занесено снегом...[4]

  Николай Полевой, «Рассказы русского солдата», 1834
  •  

Сердце у жида хотело выскочить из груди; оробел и Антон. Жаль было ему расстаться с жизнью в лучшее время ее: ужасно умереть под дубиною или ножом разбойника!
― Здесь где-нибудь близко гать, ― сказал Захарий вне себя. ― Разойдёмся, ты влево, я вправо… поищем её… найдешь ― кашляни; я сделаю то же… Гать, или мы пропали!
Разошлись для поисков. Через несколько мгновений Антон подал условленный знак. Жид к нему. То место, где под темной полосой туман образовал сизый свод, указало гать. Вот уж беглецы на ней. К этой же стороне, по опушке перелеска, неслись всадники… жарче и жарче топот коней их…[6]

  Иван Лажечников, «Басурман», 1838
  •  

Он схватил Захария, потащил его, перенёс через мостик и положил почти бездыханного на сухом берегу. Потом воротился к мостику ― одно бревешко долой, в ручей, протекающий через болото, другое, третье, ― и переправа уничтожена. Туман скрыл беглецов. Они были спасены: в виду их посад выставлял из паров земных углы своих кровель. Они слышали, как заговорила гать под ногами лошадей и вдруг замолкла. Раздались крик и стоны: просили о помощи, слышались увещания и проклятия. Вероятно, лошадь попала в прорыв мостика и увлекла своего седока.
― Туда тебе и дорога! ― вскричал еврей, пришедший в себя, как скоро узнал, что находится вне опасности. ― Копающий другому яму в нее и попадает.[6]

  Иван Лажечников, «Басурман», 1838
  •  

Дорога, по которой ехали наши путешественники, становилась час от часу хуже. Проехав вёрст шесть, они очутились опять на берегу речки Брыни, которая в этом месте прокладывала свое русло среди топких болот, покрытых ржавчиной, мхом и мелким кустарником. Узкая гать, по которой с трудом можно было проехать на телеге, вывела их опять на песчаную дорогу, изрытую корнями столетних деревьев.[29]

  Михаил Загоскин, «Брынский лес», 1848
  •  

Заиграютъ вашей городовой старшинѣ наши братчики такъ, что затанцуете и не-хотя. Ужъ если наши что задумаютъ, доброе ль, злое ль, то скорѣй воду въ Днѣпрѣ остановишь, чѣмъ ихъ. Хоть га́ти гати́, хоть мо́сты мости́, вода таки возьметъ своё: ни совѣтомъ, ни силою не переломишь нашего товариства. Лучше плыви, куда вода несётъ…[7]

  Пантелеймон Кулиш, «Чёрная рада», до 1857
  •  

Как дважды два доказал он губернскому начальнику, что народ обеднял и промыслы упали, и в торговле застой оказался, самое даже отечество бедствует единственно по той причине, что чубаровская почтовая дорога проложена не там, где следует быть. Для «вящшего преуспеяния и споспешествования к развитию» Иван Алексеич придумал новую дорогу там проложить, где сам леший подумавши ходит. Зато сколько мостов, сколько гатей!.. Все эти топи, мочажины, болота, теперь лежащие впусте, не принося никому пользы, уже представлялись ему богатой оброчной статьей в виде гатей, ежегодно перестилаемых, мостов, каждый год перекрашиваемых. Во сне и наяву мерещится ему, как из вонючих, никуда не годных болот прыгают в карман золотенькие и сыплются пачки бумажек радужных. Прекрасным, благодатным месяцем стал для него холодный, дождливый октябрь![8]

  Павел Мельников-Печерский, «Медвежий угол» (рассказ), 1857
  •  

Покуда происходили все предыдущие события, в губернии подготовлялось решение довольно серьезного вопроса, состоявшего в том, что на днях должны были произойти торги на устройство сорокавёрстной гати, на которую по первой смете было ассигновано двести тысяч рублей серебром. <...>
Архитектор соскочил с пролёток и подбежал петушком.
― Я все старое, ― начал он, ― берёте за собой Манохинскую гать али нет?
Подрядчик нахмурился.
― Эх ты, братец ты мой! Словно вострым колом ударил ты меня этим словом! ― отозвался он и потом продолжал в раздумье: ― Манохинская ваша гать, выходит, дело плевое, так надо сказать.[10]

  Алексей Писемский, «Тысяча душ», 1858
  •  

Здесь, между вековыми лесами, была зыбучим желтым песком засыпанная лощина, некогда русло великой реки, ныне просто песчаная котловина, по которой тихо бежит мелководный ручей. На ручье была ветхая гатка, а за гаткою снова дорога, сначала песками, а после лесом. Теперь ничего этого не было: в полчаса масса упавшей с неба воды обратила всю лощину в сердито ревущую мутную реку.
― Мы не переедем, Василий, ― говорит ямщику сват Туберозова.
― Нет, ничего, бачка, переедем, ― отвечает, дёргая вожжами и направляя в воду свою тройку, мужичонко.
― Ты не потрафишь на гать, и мы на ручье окунемся.
― Нет, как, бачка, не трапить, я траплю, ― и с этим мужик перекрестился. Лошади идут по колена, идут по голени, идут по самые брюха ― и вдруг все нырнуло, и только замелькала верхушка дуги, да прядут над водою конские уши. Василий не трафил на гатку, но привычные ко всяким невзгодам лошадки, слава Богу, кое-как перебились через мутный поток и стали об-он-пол. И ямщик, и седоки были в полном недоумении, как это все случилось: как их занесло в беду и как из нее вынесло.[12]

  Николай Лесков, «Божедомы», 1868
  •  

Чёрт немного отдышался и сел, все еще сгорбившись, на гати. Над гатью, хоть было темно, мельник ясно увидел пару рогов, как у молодого телка, которые так и вырезались на белом тумане, что подымался из омута. «Совсем как наш!» ― подумал мельник и почувствовал себя так, как будто проглотил что-то очень холодное. В это время он заметил, что жид толкает чёрта локтем.[30]

  Владимир Короленко, «Судный день», 1890
  •  

― Кто-то меня за ноги тащит. Где ты?
Арагарий с большим трудом помог ему выйти из болота и, ругаясь, взял себе на плечи. Сармат ощупал ногами старые полусгнившие брёвна гати, проложенной римлянами. Гать привела их к большой дороге, недавно прорубленной в лесу войсками Севера, полководца Юлиана. Варвары, чтобы пересечь дорогу, завалили ее, по своему обыкновению, срубленными стволами. Пришлось перелезать через них; эти огромные, беспорядочно наваленные деревья, иногда гнилые, только сверху покрытые мохом, и рассыпавшиеся от прикосновения ноги, иногда твёрдые, вымокшие от дождя и скользкие, затрудняли каждый шаг.[18]

  Дмитрий Мережковский, «Смерть богов. Юлиан Отступник», 1895
  •  

Юлиан шел пешком, даже в самых трудных местах; собственными руками помогал вытаскивать тяжелые телеги, увязшие в тине, и шутил, показывая солдатам свой императорский пурпур, мокрый, запачканный тёмно-зелёным илом. Из пальмовых стволов устроили гати; перекинули плавучие мосты на пузырях. С наступлением ночи удалось выбраться на сухое место.[18]

  Дмитрий Мережковский, «Смерть богов. Юлиан Отступник», 1895
  •  

― Были такие казаки, которые назывались «бродники», ― от слова «бродить». Вот, верно, и я бродник. «Одному бог даёт палати, другому мосты да гати».[21]

  Иван Бунин, «Жизнь Арсеньева. Юность», 1933
  •  

Собирали танк у ствола большой березы с умыслом, чтобы проверить, рухнет ли дерево, когда пойдёт «Нетопырь». Стечкин завел двигатель. Микулин сел за руль, дал газ, «Нетопырь» двинулся, берёза, затрещав, рухнула, солдаты вокруг закричали «ура!». И всё было хорошо, пока танк шел по гати, но, как только гать кончилась, задний каток ушел в мягкую сырую землю. Место было болотистое, и вытащить увязший «Нетопырь» силенок у двух «майбахов» не хватило. Так он и остался на добрых три десятка лет ржаветь в подмосковном лесу...[22]

  Феликс Чуев, «Стечкин», 1978

Гать в поэзииПравить

 
Гать из досок по болоту
  •  

Едва занялось сияние утра,
С основанья небес встала черная туча.
А́дду гремит в её середине,
Шуллат и Ха́ниш идут перед нею,
Идут, гонцы, горой и равниной.
Э́рагаль вырывает мачты,
Идёт Нину́рта, гать прорывает

  Эпос о Гильгамеше (Утнапишти к Гильгамешу. Описание потопа).
  •  

Нелегко по песочку шагать:
Этот остов живой истомился.
Я готов бы ему помогать,
На картине построил бы гать,
Да нельзя: карандаш надломился![31].

  Леонид Трефолев, «Что я умею нарисовать?», 1870
  •  

Люблю я в мире скрип всемирных осей,
Крик коршуна на сумрачном откосе,
Дорог житейских рытвины и гать.[19]

  Константин Бальмонт, «Проклятие глупости» (Сонет), 1899
  •  

Медвежья дорога ― поганая гать,
набитая рыбой река ―
и мы до зари запекаем опять
медвежьи окорока.[32]

  Борис Корнилов, «Русалка», февраль 1929
  •  

Враг уже на эстонской земле ―
Некуда отступать.
Слева сосед ― на сосновом комле,
Справа ― пустая гать. <...>
И высокий удел немногих
Обозначен ему в облаках:
Умереть на своем пороге
С трёхлинейной винтовкой в руках.[33]

  Борис Нарциссов, «Тот, кто остался» (из цикла «Estonica»), 1965
  •  

Мать меня укоряла ревниво,
Но, когда растерялись слова,
Оказалось, что мать моя ― ива,
А под ивой ― могила-трава.
И глупец ― он повёл меня дальше,
Через сны, через топь, через гать,
И ступал я, умерший, на марше
На чужих журавлиных ногах…[23]

  Вениамин Блаженный, «Всё мне кажется, ждёт меня кто-то...», 24 июля 1980
  •  

Под эхо выстрелов ружейных
в лечебной отстояв грязи ―
где волчий страх? и где ошейник?
Мир повернулся на оси.
Кого тут можно запугать?
Пройдём и сами не заметим
через немереную гать
на воздух, пахнущий медведем.[24]

  Михаил Айзенберг, «Такие пасмурные дни...», 2015

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Гистория Свейской войны (Подённая записка Петра Великого). Сост. Т. С. Майкова, под общей ред. А. А. Преженского. — М.: Наука, 2004 г.
  2. 1 2 Карамзин Н.М. История государства Российского: Том 8 (1815-1820).
  3. 1 2 Загоскин М. Н. Юрий Милославский, или русские в 1612 году. — М.: Советская Россия, 1983.
  4. 1 2 3 4 Полевой Н. А. в сборнике: Русские повести XIX века 20-30-х годов. Том второй. — М.,-Л., ГИХЛ, 1950 год
  5. 1 2 Давыдов Денис Васильевич, Дурова Надежда Андреевна Дневник партизанских действий // Денис Давыдов. «Дневник партизанских действий 1812 г.» Надежда Дурова. «Записки кавалерист-девицы». — Ленинград: Лениздат, 1985. — 512 с.
  6. 1 2 3 И.И. Лажечников. «Ледяной дом». — М.: Эксмо, 2006 г.
  7. 1 2 П. А. Кулиш. Чёрная рада: Хроника 1663 года. — СПб., типографія Августа Семёна, 1857 г.
  8. 1 2 П. И. Мельников-Печерский. Собрание сочинений. — М.: «Правда», 1976 г.
  9. 1 2 Аксаков С. Т. Собрание сочинений в 5 томах. — М., «Правда», 1966 г. (библиотека “Огонек”), Том 4. — с. 3-222
  10. 1 2 Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 6. — М.: «Правда», 1959 г.
  11. 1 2 3 4 Пётр Кропоткин. Дневники разных лет. — М.: Сов. Россия, 1992 г. (серия: Русские дневники).
  12. 1 2 Лесков Н. С. Энциклопедическое собрание сочинений. М.: «ИДДК», IDDK-0561
  13. 1 2 С. В. Максимов. Куль хлеба и его похождения. — М.: «Молодая гвардия», 1982 г.
  14. 1 2 Д. И. Иловайский. «Начало Руси», — М.: Типография Грачёва, 1876 г.
  15. Д.Д.Благово, «Рассказы бабушки из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные её внуком Д. Благово». ― Л.: «Наука», 1989 г.
  16. 1 2 М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 15. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973, «Пошехонские рассказы» (Вечер второй. Audiatur Et Altera Pars. Городничие-бессребреники)
  17. 1 2 Н. П. Вагнер, Беспозвоночные Белого моря. Зоологические исследования, произведенные на берегах Соловецкого залива в летние месяцы 1876, 1877, 1879 и 1882 года Николаем Вагнером Почетным Членом и Ординарным Профессором Императорского С.-Петербургского Университета. Санкт-Петербург, Типография М. М. Стасюлевича, 1885 г.
  18. 1 2 3 Мережковский Д.С. «Смерть богов. Юлиан Отступник». — М.: «Художественная литература», 1993 г.
  19. 1 2 К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  20. 1 2 Иван Грузинов в сборнике: «С. А. Есенин в воспоминаниях современников». В двух томах (том 1). ― М.: «Художественная литература», 1986 г.
  21. 1 2 Бунин И.А., «Жизнь Арсеньева»: Роман. Рассказы. — М.: Сов. Россия, 1991 г.
  22. 1 2 Чуев Ф. И. «Стечкин». — М.: Молодая гвардия, 1978 г.
  23. 1 2 Вениамин Блаженный. Сораспятье. Москва, «Время», 2009 г.
  24. 1 2 М. Айзенберг. «Справки и танцы». — М.: Новое издательство, 2015 г.
  25. 1 2 В. О. Авченко. Фадеев. — М.: Молодая гвардия, 2017 г.
  26. Татищев В.Н. История российская в семи томах. Том второй. — Москва-Ленинград, «Издательство Академии наук СССР», 1963 г.
  27. Д. Н. Анучин, Географические работы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  28. 1 2 Иван Лажечников, «Последний Новик» 1833 г. (текст)
  29. Загоскин М. Н. Брынский лес. — М.: Фонд им. И. Д. Сытина, 1993 г.
  30. В.Г. Короленко. Собрание сочинений в десяти томах, том 2. «Повести и рассказы». Москва: «Государственное издательство художественной литературы», 1953 год
  31. Трефолев Л.Н. Стихотворения. (из серии Библиотека поэта). — Ленинград, «Советский писатель», 1958 г.
  32. Б. Корнилов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. — М.: Советский писатель, 1966 г.
  33. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.

См. такжеПравить