Открыть главное меню

Пётр Алексеевич Кропоткин

русский революционер, теоретик анархизма, географ, геоморфолог, историк, литератор

Князь Пётр Алексе́евич Кропо́ткин (9 декабря 1842, Москва — 8 февраля 1921, Дмитров) — русский революционер-анархист, учёный географ и геоморфолог. Исследователь тектонического строения Сибири и Средней Азии и ледникового периода. Известный историк, философ и публицист, создатель идеологии анархо-коммунизма и один из самых влиятельных теоретиков анархизма.

Пётр Алексеевич Кропоткин
Kropotkin Nadar.jpg
князь Кропоткин (фото: Надар)
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  • Какой аргумент за свободу печати был наиболее убедительным в глазах буржуазии? Её бессилие. Посмотрите на Англию, Швейцарию, Соединенные Штаты. Там печать свободна, а между тем господство капитала обеспечено в них лучше, чем во всех других странах. [1]
  •  

«Избегайте состязания! Оно всегда вредно для вида, и у вас имеется множество средств избежать его!» Такова тенденция природы, не всегда ею вполне осуществляемая, но всегда ей присущая. Таков лозунг, доносящийся до нас из кустарников, лесов, рек, океанов. «А потому объединяйтесь — практикуйте взаимную помощь! Она представляет самое верное средство для обеспечения наибольшей безопасности, как для каждого в отдельности, так и для всех вместе; она является лучшей гарантией для существования и прогресса физического, умственного и нравственного». Вот чему учит нас Природа; и этому голосу Природы вняли все те животные, которые достигли наивысшего положения в своих соответственных классах. Этому же велению Природы подчинился и человек — самый первобытный человек — и лишь вследствие этого он достиг того положения, которое мы занимаем теперь. В справедливости этого читатель убедится из последующих глав, посвящённых взаимной помощи в человеческих обществах.[2]

  — из книги «Взаимная помощь как фактор эволюции», 1907
  •  

Общительность и потребность во взаимной помощи и поддержке настолько прирождены человеческой природе, что мы не находим в истории таких времен, когда бы люди жили врозь, небольшими обособленными семьями, борющимися между собою из-за средств к существованию. Напротив, современные исследования доказали, как мы это видели в двух предыдущих главах, что, с самых ранних времён своей доисторической жизни, люди собирались уже в роды, которые держались вместе идеей об единстве происхождения всех членов рода и поклонением их общим предкам. В течение многих тысячелетий родовой строй служил для объединения людей, хотя в нём не имелось решительно никакой власти, чтобы сделать его принудительным.[2]

  — из книги «Взаимная помощь как фактор эволюции», 1907

О Кропоткине П.А.Править

  • Светлая душа Кропоткина остаётся с нами. Его труды, проникнутые верой в человека и любовью к нему, будут воспитывать в духе правды-справедливости наши молодые поколения. Могила, где покоится его прах, явится сборным местом для всех, чтобы также глубоко прочувствовать смысл жизни человеку, как это чувствовал, понимал и олицетворял сам он, Петр Алексеевич Кропоткин. Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская
  •  

Все, кто продолжал еще здраво мыслить, оказались вдруг недостаточно левыми, и пугало контрреволюции заставляло Керенского страшиться всякой умеренности в мыслях и выражениях. Мне, в качестве председателя комиссии по расследованию неприятельских зверств, практиковавшихся по отношению к нашим военнопленным, удалось дважды принять участие в подобных концертах-митингах, устроенных с благотворительною целью для нужд военнопленных. На одном, в котором впервые появлялся перед Петроградской публикой незлобивый «анархист», престарелый князь Кропоткин, только что прибывший из Англии, я даже председательствовал. Я и рекомендовал его, при громах рукоплесканий, переполнившей зал Мариинского театра, публики. Добродушно-старческая, милая речь его, заключавшаяся в восхвалении дружного энтузиазма наших союзников, и в особенности англичан, порадовала многих, так как иные не представляли себе ране «анархиста» иначе, как в образ зверином. Моя речь заключала в себе резкое осуждение расплывчато эгоистических групповых вожделений в такую минуту, когда России нужна вся мощь единения, чтобы спастись от позора и унижения.[3]

  Николай Карабчевский, «Что глаза мои видели». (Том второй. Революция и Россия) 1921
  •  

Отказаться от своего призвания к науке или искусству из-за того только, что крестьянину, (вообще) невозможно этим заниматься… да разве это возможно? В истории русской интеллигенции было множество памятников такого отказа от высшего призвания личности из за будто бы высокой добродетели сострадания к «низшему брату». Но я не понимаю ни одного случая, когда кто-нибудь изобразил бы жертву своим гражданским «долгом», своим «социальным идеалом» ради своей страсти к науке или искусству. То, о чем говорит Кропоткин называется зарыть талант в землю (талант ― общее благо, какое право он имеет им распоряжаться? ) И называет себя анархистом![4]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1927
  •  

В это же время мы получили сведения о том, что П. А. Кропоткин уже в Петрограде. До сих пор в газетах писали об этом, но мы, крестьяне-анархисты, не слыша его мощного призыва к анархистам и конкретных указаний, руководствуясь которыми анархисты начали бы группироваться, и приводя в порядок разрозненные силы своего движения, занимая организованно свои революционно-боевые позиции в революции, мы не доверяли газетам. Теперь же мы получили газеты и письма из Петрограда, указывающие, что П. А. Кропоткин перенес в пути из Лондона в Россию болезнь, но доехал благополучно до самого сердца революции ― Петрограда. Нам сообщали, как его встретили социалисты, стоявшие у власти, во главе с А. Керенским. Радость в рядах нашей группы неописуемая. Собрали общее заседание группы, которое посвятили исключительно разбору предположений, что скажет нам старик Петр Алексеевич. И все пришли к одному выводу: Петр Алексеевич укажет конкретные пути для организации нашего движения в деревне. Он слишком чуток, от него не ускользнет теперешняя насущная потребность в наших силах для революционной деревни. Как истинный вождь анархизма, он не пропустит этого редкого в истории России случая, воспользуется своим идейным влиянием на анархистов и их группы и поспешит конкретно формулировать те положения революционного анархизма, которыми анархисты должны заняться в нашей революции.[5]

  Нестор Махно «Воспоминания» (книга I. Русская революция на Украине (от марта 1917 года по апрель 1918 года), 1929

Кропоткин в художественной прозеПравить

  •  

Спор шёл об эволюционных взглядах Кропоткина, и зря спорил, неправильно понимал тогда эти взгляды, потом прочёл его книгу «Взаимопомощь как фактор в борьбе за существование» ― отличнейшая работа ― и признал: Кропоткин умница, хоть и барин большой. А кроме того, он ещё создал геологическую теорию образования ледникового периода.
― Да как ты смел спорить с самим Кропоткиным! ― закричал Гавриленко. Но с той минуты проникся к Колюше почтением, приблизил к себе как представителя Кропоткина и стал брать на вылазки против немецких войск, которых клялся изгнать с Украины.[6]

  Даниил Гранин, «Зубр», 1987
  •  

― Я только что встал и, водя туманной головой, выпил чашечку кофе, съел два яйца всмятку и сейчас пишу пошлый рассказ, в котором мы оба с тобой фигурируем в качестве дураков. Уточняю: рассказ этот называется «Князь Кропоткин, или Чушь собачия, подохшие крокодилы штабелями лежат, суки…», но он не о князе Кропоткине, а о нас. Суть рассказа должна заключаться в том, что мы оба спим. Понимаешь? А князь Кропоткин действительно сам умер. Дом его сгорел в городе Д. Московской области в 19… году, но не сгорел, а выгорел изнутри, там сейчас на ступеньках местная пьянь угощается. Внутри есть изразцы. Все загажено, захламлено… Надо будет обратить внимание через газету.[7]

  Евгений Попов, «С чего начинается рассказ о князе Кропоткине», 2000

Кропоткин в поэзииПравить

  •  

На Третьей Мещанской ―
уютный дом,
бородатый дворник у ворот,
бородатый дворник у ворот,
― вылитый Кропоткин!..[8]

  Алексей Кручёных, «Любовь втроем», 1928

ИсточникиПравить

  1. Кропоткин П. А. Речи бунтовщика. 1885
  2. 2,0 2,1 П. А. Кропоткин. «Взаимная помощь как фактор эволюции». — С.-Петербург: Товарищество «Знание», 1907 г.
  3. Н. Карабчевский. «Что глаза мои видели». I. В детстве. II. Революция и Россия. — Берлин, 1921 г.
  4. Пришвин М.М. Дневники. 1926-1927. Москва, «Русская книга», 2003 г.
  5. Махно Н. И. Воспоминания. — М.: Республика, 1992 г.
  6. Гранин Д.А., «Зубр» (повесть); — Ленинград, «Советский писатель» 1987 г.
  7. Е. Попов, Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. — М.: «Вагриус», 2001 г.
  8. А.Е.Кручёных. Стихотворения. Поэмы. Роман. Опера. Новая библиотека поэта (малая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.