Франц Шуберт

австрийский композитор

Франц Шуберт (нем. Franz Peter Schubert, 31 января 1797 — 19 ноября 1828) — австрийский композитор, один из основоположников романтизма в музыке.

Франц Шуберт
Franz Schubert.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Счастлив тот, кто нашёл настоящего друга, счастливее, кто нашёл настоящего друга в своей женщине.[1]

 

Glücklich, der einen wahren Freund findet, glücklicher, der in seinem Weibe eine wahre Freundin findet.

  — из дневника, 1816 г.
  •  

Слишком много смысла обычно питает слишком тяжёлое сердце.[1]

 

zu leichter Sinn birgt meistens ein zu schweres Herz.

  — из дневника, 1816 г.
  •  

Нужно видеть людей такими, какие они есть, а не какими они должны быть.[1]

 

Nehmt die Menschen, wie sie sind, nicht wie sie sein sollen.

  — из дневника, 1816 г.
  •  

Женщина, как хорошая музыкальная пьеса, должна заканчиваться чётко.[2]

 

A woman, like a good piece of music, should have a solid end.

  — из дневника, 1817 г.
  •  

Мои сочинения возникли из моего понимания музыки и моей боли; те из них, которые породила одна только боль, кажется, менее всего обрадовали мир[3].

Цитаты о Шуберте в музыковедении и публицистикеПравить

  •  

Меня всегда потрясала его <Шуберта> ранняя смерть. А также то, что он сам не мог оценить свой гений и вёл скромную жизнь маленького человека. Современники тоже это не осознали. Шуберта два раза перезахоранивали, но наконец он обрёл покой рядом с Бетховеном.[4]

  Александр Попов, «Шуберт, или Блаженство» (что думают о Шуберте современные композиторы), 1997
  •  

…В качестве центрального для Шубертовской эстетики мифа, ее квинтэссенции, ключа ко всему его — не только вокальному — творчеству можно назвать Лесного царя.
Проблематика здесь дана в единстве трёх тем:
1. Одиночество визионера (даже любимый, близкий человек не может разделить с визионером воспримимаемую им реальность, не верит ему).
2. Амбивалентность видения (видение может превосходить своей красотой, убедительностью, притягательной силой будничную реальность, остаётся при этом угрожающим, опасным, смертоносным).
3. Амбивалентость реальности (до самого остается непроясненным, было ли видение галлюцинацией)
…принесёт ли смерть очищение, покой, мир, обещание нового начала, или - обманет?[5]:121

  Борис Йоффе, «Музыкальный смысл», 2011
  •  

Хотелось бы отметить, что «Сурок», претерпев множество переложений для различных инструментов, стал использоваться в начале обучения музыканта: очень «удобная» мелодия (в ней всего 6 нот) и размеренный аккомпанемент пьесы. Те, кто играет пьесу, даже не задумываются над грустными словами И. В. Гёте, играя лишь мелодию. Через много лет (1823) Франц Шуберт напишет знаменитую песню «Мельник и ручей» (Der Müler und der Bach), в которой монолог Мельника, правда, в соль миноре — столь же грустный. Тексты песен несравнимы, ибо у Ф.Шуберта обращение к ручью символично (но и пользуется-то он намного большим набором красок: 2-я «низкая» минора, сопоставление минора и мажора, подражание ручью в партии фортепиано) — прощание с жизнью. Заметим, что оба гения писали свою музыку примерно в одном возрасте, но разница во времени (около 40 лет) сделала возможным Ф. Шуберту писать диалог самоубийцы с ручьем, Л. Бетховену же — неприкаянность скитания и одиночество мальчишки-савояра.[6]

  Юрий Зильберман, «Сурок, соч.52 №7 Людвига ван Бетховена», 2019

Цитаты о Шуберте в мемуарах и беллетристикеПравить

  •  

Пасынков очень любил музыку. Он часто просил Софью сыграть ему что-нибудь, садился к сторонке и слушал, изредка подтягивая тонким голосом на чувствительных нотках. Особенно любил он «Созвездия» Шуберта. Он уверял, что, когда при нём играли «Созвездия», ему всегда казалось, что вместе с звуками какие-то голубые длинные лучи лились с вышины ему прямо в грудь. Я еще до сих пор, при виде безоблачного ночного неба с тихо шевелящимися звездами, всегда вспоминаю мелодию Шуберта и Пасынкова…[7]

  Иван Тургенев, «Яков Пасынков», 1855
  •  

Философия музыки была на первом плане. Разумеется, об Россини и не говорили, к Моцарту были снисходительны, хотя и находили его детским и бедным, зато производили философские следствия над каждым аккордом Бетховена и очень уважали Шуберта, не столько, думаю, за его превосходные напевы, сколько за то, что он брал философские темы для них, как «Всемогущество божие» ― «Атлас».[8]

  Александр Герцен, «Былое и думы» (часть четвёртая «Москва, Петербург и Новгород»), 1857

ИсточникиПравить

  1. 1 2 3 Heinrich Kreissle von Hellborn, Franz Schubert, Druck und Verlag von Carl Gerold's Sohn, — Wien 1865, S.104-S.105
  2. Роберт Асприн. «Ещё один великолепный миф» (англ. Another Fine Myth). — Эпиграф к главе 26 (в переводе на английский)
  3. Дэниел Хоуп «Когда можно аплодировать?» = Wann Darf Ich Klatschen? / В. Седельник. — М., Владимир: АСТ; Астрель; ВКТ, 2010. — С. 66. — 320 с. — ISBN 978-5-17-068478-6
  4. «Шуберт, или Блаженство» (что думают о Шуберте современные композиторы). — М.: КоммерсантЪ, 8 февраля 1997 г.
  5. Boris Yoffe. «Musikalischer Sinn». — Hofheim, 2012. — ISBN 978-3-936000-98-6.
  6. Юрий Зильберман. Сурок, соч.52 №7 Людвига ван Бетховена. — К.: Киевская муниципальная академия музыки им. Глиэра, Украина, 2019 г.
  7. Тургенев И. С., Собрание сочинений. В 12-ти томах. - М.: "Художественная литература», 1976-1979. Том 8.
  8. А.И. Герцен, «Былое и думы» (часть пятая). Вольная русская типография и журнал «Колокол» (1866)